Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

На правах рекламы:

• С хорошей скидкой 6051 3м без дополнительной оплаты.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 1 (2008)»

А.Ю. Маленко. «Стихотворение неизвестного автора из одесского архива А.С. Стурдзы»

В личном архиве Александра Скарлатовича Стурдзы, хранящемся в фонде 141, деле 23 Одесского областного государственного архива, находится стихотворение неизвестного автора «На развалинах Севастополя».

Текст сохранился в письме, сложенном для отправки почтой. К сожалению, конверт письма отсутствует. Нет также подписи автора и даты его написания. Поэтому отправитель письма и автор стихотворения нам неизвестен. Стихи расположены в деле на листах 11—14.

Судя по содержанию стихотворения, оно написано не ранее ноября 1855 г., когда русские войска взяли в Закавказье турецкую крепость Карс. И, видимо, вскоре оно и было выслано адресату. Это может вызвать недоумение, т. к. бывший чиновник министерства иностранных дел А.С. Стурдза скончался в 1854 г. Остается предположить, что автор письма и стихотворения об этом не знал.

То, что автор этих текстов не А.С. Стурдза, доказывается разностью почерков отставного чиновника и отправителя.

Произведение, о котором идет речь, выделяется в общей массе стихотворений, посвященных Крымской войне и не относящихся к поэзии революционных демократов, исключительной критической настроенностью поэта.

Крымская война, как всякое значительное историческое событие, нашла самое широкое отражение в русской поэзии как в период военных действий, так и спустя многие годы после её завершения.

О конкретных событиях и общих итогах писали поэты разной степени дарования, разных школ и поколений. Среди них, например, были поэты старой «гвардии», такие как умеренный декабрист Ф.Н. Глинка, лидер поэзии 50—60-х гг. XIX в., революционный демократ Н.А. Некрасов, романтики типа Е.П. Ростопчиной, поэт «чистого искусства» А.И. Фет, либеральный демократ А.Н. Майков. И, как правило, рядом с поэзией «профессионалов», если речь идет крупной социально значимой теме, возникает и сосуществует порой весьма значительный слой произведений, вышедших из-под пера самодеятельных авторов. Типичный пример — стихотворение «На развалинах Севастополя».

В отдельных произведениях, например, в стихотворении М.П. Розенгейма, также называющемся «На развалинах Севастополя», звучит мотив против Божьей кары. Анализирующееся нами стихотворение тоже начинается с этого мотива. Дальнейший текст произведения резко отличает его от всего написанного о Крымской войне.

Исходя из его содержания становится ясно, что автор — достаточно образованный человек, знающий историю России, ее армии и флота. Возможно, офицер. На эту мысль наводит описание со знанием дела подробностей войны, готовности армии к боевым действиям.

Стихотворение писалось во время пребывания автора в Севастополе, под впечатлением от увиденного. Уже в первом стихе поэт информирует читателя:

«Стою средь развалин»1.

Автор не просто скорбит. Он утверждает:

«Исполнена кара! Свершился урок»2.

Россияне!
«Сюда на колени и плачьте со мной, здесь лобное место России!»
3.

Страну постигло «бесславье». За что же? Ответ мы находим уже в первых стихах:

«Здесь страшным примером от миру явил — да знают и помнят народы,
Что горе и гибель трикратны стране, где доблести нету гражданской»
4.

Что имеет ввиду автор? Сохранилось неполное четверостишие, где дана картина русского общества «при всеобщем растленьи»:

«В нем верность и правда заглохнут, замрут, к законам исчезнет почтенье
И ложь и обман, беззаконья следы глубоко проникнутся в нравы,
Но вот перед нами, смотрите, плоды и дол, и стремлений неправых!»
5.

Как все изменилось сравнительно с недавним славным прошлым:

«Давно ли средь Черного моря безмерных равнин, блистая старинною славой
Один полновластный его господин, носился наш флаг величавый
Давно ли, давно ли весь мир трепетал России орлов благородных,
И голос ее самовластно решал в советах и спорах народных»
6.

Как контрастирует нынешняя картина города с тем, что было в начале войны!:

«Давно ли, смотрите, вот здесь, где лежат теперь бесполезные груды
Где со дна залива печально торчат верхи кораблей острогрудых!»
7.

Создатель этих строк говорит и о надеждах христианских народов, связанных с Россией:

«А братья по вере, а кровные нам родные страдальцы народы
Отсюда, с горячей мольбой к небесам от нас ожидали свободы»
8.

Затем автор возвращается к главной мысли — об «исполненной каре»:

«Но верьте мне, братья, то Божия меч, не вражая мочь нас сразила»9.

Вот, собственно, то, что отличает это произведение от всего корпуса стихотворений на тему Крымской войны. Мотив господней кары за все грехи здесь звучит особенно остро.

Неизвестный создатель этих строк утверждает:

«О! Кто ж бы, родная сразить тебя мог, когда б не с небес попущенье
За наши неправды судил тебе Бог, за наши казнил преступленья.
За то, что забыв назначенье свое холодные к цели великой,
Мы общее благо на благо свое меняли с беспечностью дикой»
10].

Автор обвиняет общество в воровстве и гражданской пассивности. Постыдное поражение — наказание

«Зато, что как тати, Отчизну свою, мы сами кругом расхищали
Что зная неправды в родимом краю, о них мы постыдно молчали»
11.

Разрушено и то, что создано Петром Великим.

«Создав из потешных и войско, и флот, Петр вел с ним Россию к успеху:
Мы войско и флот, государства оплот, опять обратили в потеху»
12.

Здесь же — обвинения в увлечении парадной стороной воинской службы, слабости военной подготовки, в пренебрежении техническим прогрессом, засилили чиновников, несоблюдении законов:

«Солдат красоваться водили в парад, орлами солдаты глядели,
Усы, как у черта, подтяжки, приклад, да только стрелять не умели.
Балтийский моряк на разводах шагач, был мастер в ружейных приемах,
Моря же он только на картах видал,

На рейде Кронштадта он лихо брал риф, конечно, средь тихой погоды.
В невинности ж сердца, был Финский залив ему, что китайские воды.
Умели тянуть мы на славу носки, пригонкой ремней отличались,
А в деле полезном, хватая вершки, народам в затылок равнялись.

К богатству мы знали один только путь, в торговле один оборотец —
В подряде с казною поджать да надуть иль в службе безгрешный доходец.
Покрылась Европа железным путем, мы тоже дорожку сменили,
Но, гордые этим великим трудом, все в Павловск кутить покатили.

Явились винты, мы винты завели. Не так как другие во флотах:
У нас и винты на потеху пошли — на невских речных пароходах.
Так шло все у нас как-нибудь, на авось, бездарность везде пробивалась,
Безделие делом открыто звалось, а низость усердием считалась.
Успех освящал и коварство, и ложь. Кичился чиновник презренный,
Закон у судьи был разбойничий нож, не меч правосудья священный»
13.

Заметим, что автор ни единым словом не упрекает в поражении государство и царствующий дом. Один из его выводов прямо противоположен:

«И в этом хаосе неправедных дел никто не берег государство»14.

С точки зрения таких поэтов, как Н. Некрасов «Виноват во всем гербовый, двуязычный, двуголовый всероссийский наш орел».

Вряд ли человек с такими взглядами состоял бы в переписке с известным монархистом А.С. Стурдзой.

Отошедший от дел А.С. Стурдза поселился в Одессе, где встретился с опальным А.С. Пушкиным.

Осенью 1823 года поэт писал П.А. Вяземскому: «Здесь Стурдза монархический...»15. Уже в первой фразе фрагмента письма он выделяет основную черту взглядов своего знакомого на государство. И находиться в столь доверительной переписке с ним мог человек аналогичного мировоззрения и общественно-политических убеждений: не только государственник, но и монархист.

В целом же стихотворение интересно и само по себе, как пример армейской дилетантской поэзии, тематически связанной с Крымской войной, и как исторический источник, отражающий настроение, отношение к войне и государству, предположительно, части русского офицерства этого периода.

Источники и литература

1. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

2. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

3. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

4. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

5. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

6. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

7. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 11.

8. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23 — Л. 12.

9. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 12.

10. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 12.

11. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 12.

12. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 12.

13. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 13.

14. ООГА. — Ф. 141. — Д. 23. — Л. 13.

15. Вересаев В.В. Спутники Пушкина. — М., 2001. — С. 272.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь