Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

На правах рекламы:

• В нашей фирме разливное пиво оптом в Воронеже по низкой цене.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 1 (2008)»

О.В. Новикова. «Медицинское обеспечение русской армии в начале боевых действий в Крыму (1853 г.)»

К началу высадки союзных войск в Крыму медицинская часть Русской армии, была рассчитана лишь на мирное время, и едва удовлетворяла нуждам всех войск, сосредоточенных на полуострове1.

В это время в Крыму имелось всего пять военно-сухопутных (постоянных) госпиталей и один морской госпиталь. Военно-сухопутные госпитали располагались в Севастополе (на 610 коек), Симферополе (на 310 коек), Феодосии (на 310 коек), Керчь-Еникале (на 160 коек), Перекопе (на 60 коек). Кроме того, морской госпиталь (на 500 коек) размещался в Севастополе. Общая емкость коечной сети составляла 1950 коек2.

Находившиеся здесь же четыре военных временных госпиталя (ВВГ) оставались в свернутом состоянии и были развернуты лишь на второй день Альминского сражения (начавшегося 20 сентября 1854 г.), в сводный военно-временный госпиталь, в который доставили около 2000 раненых, однако ввиду неподготовленности госпиталя помощь им удалось оказать лишь самую минимальную3.

После сражения при Альме много раненых было направлено в Севастополь, еще больше оставалось на поле сражения, так как весь отряд русских войск численностью 35 тыс. человек обеспечивался всего двумя перевязочными пунктами, на каждом из которых было по три медика с небольшим числом лазаретной прислуги и десятью подводами для перевозки раненых. Когда о том, что более 2000 раненых в Альминском сражении оказались в отчаянном положении, лежали прямо на земле, без медицинской помощи и даже без тюфяков, рассказали адмиралу П.С. Нахимову, то он, «вдруг, как бы вспомнив о чем-то... сказал: поезжайте сейчас в казармы 41-го экипажа, скажите, что я приказал выдать сейчас же все тюфяки, имеющиеся там налицо, и которые я велел когда-то сшить для своих матросов; их должно быть 800 или более, тащите их в казармы армейским раненым»4.

Николай I в одном из писем просил главнокомандующего сухопутными и морскими силами в Крыму адмирала князя А.С. Меншикова: «Пекись о раненых, ради Бога, и призри их сколько можно...»5.

К сожалению, царская просьба оказалась гласом вопиющего в пустыне, что во многом объясняется неподготовленностью медицинской службы и неорганизованностью медицинского обеспечения, особенно в сражениях при Альме и под Инкерманом.

После этого началась поспешная переписка об учреждении новых госпиталей в Крыму и о высылке как можно скорее медиков, аптекарей, фельдшеров, госпитальных служителей, белья, одежды и проч. В распоряжение Крымской армии отдано было только 34 госпиталя, из которых многие, например, Харьковский, Переяславский Золотоношский, Прилукский, Роменский и другие, находились в значительном отдалении о театра военных действий. Таким образом, больным и раненым в Крыму в сущности были предоставлены только следующие госпитали: Севастопольский военно-сухопутный госпиталь; Севастопольский временный госпиталь; Бахчисарайский госпиталь; Симферопольский военный госпиталь; Симферопольский временный госпиталь № 14; Симферопольский временный госпиталь № 21; Баяучский временной госпиталь; Карасубазарский госпиталь; Временный госпиталь в Феодосии; Перекопский госпиталь; Временный госпиталь в Алешках; Николаевский временной госпиталь № 3; Николаевский временный госпиталь № 11; Херсонский госпиталь; Бориславский госпиталь6.

Все эти госпитали были открыты слишком поздно, при этом, больные распределялись между госпиталями неравномерно т. е. больными переполнялись те госпитали, которые были расположены вдоль больших дорог и по направлению главных путей сообщения.

После открытия неприятельских действий в Крыму военно-медицинское управление было поручено дивизионному врачу Ракуйту, впоследствии после начала осады Севастополя генерал-штаб-доктором был назначен Шрейбер. Во все время Крымской кампании главный командир Черноморского флота и портов не подчинялся главнокомандующему в Крыму. Общим начальником всех морских частей и учреждений (в том числе и медицинских), находившихся в Севастополе, был командир Севастопольского (Рождественский), ведававший личным составом медицинской службы в Севастополе и вопросами медицинского снабжения.

Морские госпитали и другие штатные морские медицинские формирования сохраняли во время войны свое отдельное от армии управление и находились в зависимости от Черноморского ведомства в Николаеве. Из Николаева шло и все снабжение флота.

Запасы медицинского имущества находились в ведении главнокомандующего Южной армией М.Д. Горчакова и поступали в Крым с большим запозданием. Регулярное снабжение госпиталей и лазаретов перевязочными средствами установилось только с марта 1855 г.

Общая неподготовленность медицинской службы к войне создавала исключительно большие трудности в медицинском обеспечении боевых действий войск: на одного медика приходилось по 250 больных и раненых, а впоследствии даже по 400. Увеличить число госпитальных медиков командированных от войск, было невозможно, так как в полках осталось бы самое ограниченное число медицинских чинов7.

По состоянию на 1 января 1853 г. в русской армии полагалось иметь: медиков — 2 007, фельдшеров — 3 398, фельдшерских учеников — 3508.

Увеличить количество врачей было нелегко, а потребность в них возрастала с каждым днем. Российское правительство через посольства, делало предложение иностранным врачам. С 1854 по 1855 г. из вольнопрактикующих и из других ведомств поступило в Крымскую армию 188 человека. Иностранных врачей, откликнувшихся на этот призыв, было также немного, за это же время на русскую службу поступило всего 144 человека, одни только немцы и американцы. Таким образом, в армию пришли из гражданского ведомства — 139, из морского — 18, а из вольно-практикующих — 143 человека, всего — 303 человека.

Недостаток чувствовался и в помощниках врачей и в фельдшерах. В течение четырех лет, с1853 по 1856 г. на службу поступили 2270 фельдшеров и 1489 учеников фельдшеров, из которых 2684 поступили в 1854 и 1855 гг., но за этот же период выбыли 1664 человека, как больными так и умершими. Крымское медицинское управление вынуждено было набрать фельдшеров большей частью из войск, где и без того было не очень много, а под конец приходилось довольствоваться и цирюльниками 11-й, 12-й, 16-й, 17-й и 14-й пехотных дивизий9.

Летальность раненых в лечебных учреждениях была весьма высокой вследствие раневых осложнений (газовая гангрена, пиемия, сепсис) и внутригоспитальной инфекции: в лазаретах — 5,9%, в госпиталях — 23%10.

Значительную роль в обеспечении раненых скорой квалифицированной врачебной помощью сыграли перевязочные пункты. Медицинская помощь с начала осады Севастополя была организована следующим образом. В непосредственной близости от оборонительных линий располагались передовые перевязочные пункты или «перевязочные станции», где работали врачи и медицинский состав полков Севастопольского гарнизона. В самом городе развернули три главных перевязочных пункта — в Благородном собрании, с главным хирургом Н.И. Пирогов, на Корабельной стороне, где работал Х.Я. Гюббенет, и на Северной стороне (при постоянном сухопутном госпитале), где работал главный хирург Южной армии Руданский. При каждом из главных перевязочных пунктов имелись постоянные лазареты на 300—500 коек. После второй бомбардировки города передовые перевязочные пункты почти все свернули, а медицинский состав направили на главные перевязочные пункты, куда раненые поступали прямо с бастионов. В дни бомбардировок на пункты поступали от четырех до пяти тысяч раненых, поэтому основная тяжесть работы по оказанию им хирургической помощи ложилась на их медицинский персонал. Нагрузка на врачей, фельдшеров и сестер милосердия была огромной. Все они работали день и ночь в течение суток перевязывали до 600 раненых, делали до 40 больших ампутаций11.

Морское и сухопутное ведомства испытывали недостаток в хирургическом инструментарии, доставка которого в Крым была плохо организована, но и еще хуже шло его распределение. Морские врачи, на которых в начале осады почти исключительно лежала вся работа на перевязочных пунктах, до последнего дня оперировали старыми и испорченными инструментами.

Таким образом, заблаговременного сосредоточения необходимых сил и средств медицинской службы на театрах войны произведено не было. Первые сражения Крымской армии показали неорганизованность и неподготовленность медицинской службы, не существовало объединенного руководства ею. Вербовка без разбора мед. персонала из студентов, иностранных медиков и врачей, прикомандированных из других ведомств существенных результатов не дала, во врачах и фельдшерах чувствовался крайний недостаток.

Эти обстоятельства, а также неблагоприятная госпитальная обстановка, тяжесть осколочных ранений стали причиной значительной летальности среди раненых. Главная задача медицинской службы состояла в том, чтобы свести к минимуму смертность среди раненых, обеспечить быстрейшее их выздоровление и возврат в строй, снизить количество инвалидов среди них. Для успешной организации мероприятий (своевременный вынос раненых, профилактика и борьба с раневой инфекцией, кровопотерями, шоком; сортировка, транспортировка, оказание квалифицированной помощи раненым и т. п.) необходимы были определенные условия: большой персонал, транспортные средства и значительные помещения — всего этого не было в распоряжении врачей в начале Крымской кампании. Необходимо было срочно принимать меры по реорганизации медицинской службы.

Источники и литература

1. Гюббенет Х.Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854—1855 гг. — СПб., 1870. — С. 1.

2. Он же. — С. 2.

3. Георгиевский А.С. Крымская война // Энциклопедический словарь военной медицины: В 6 тт. — М: Медгиз, 1946—1950. — Т. 3. — С. 238.

4. Тарле Е.В. Крымская война: В 2 тт. / АН СССР. — М.: Наука. — 1950. — Т. 2. — С. 129.

5. Он же. — С. 199.

6. Гюббенет Х.Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854—1855 гг. — СПб., 1870. — С. 13.

7. Ушаков Н. О состоянии госпитальной части в Южной и в Крымской армиях во время войны в 1853, 1854, 1855 и 1856 гг. // Военный сборник., 1867. — № 6. — С. 212—213.

8. Георгиевский А.С. Крымская война // Энциклопедический словарь военной медицины: В 6 тт. — М: Медгиз, 1946—1950. — Т. 3. — С. 231.

9. Гюббенет Х.Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854—1855 гг. — СПб., 1870. — С. 21—22.

10. Соловьев Н. Скорбные листы Крымской кампании // Русский вестник. — СПб., 1872. — № 9. — С. 299.

11. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. — С. 203. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. — М.: Изд. АН СССР. — 1950. — С. 203.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь