Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

На правах рекламы:

• По привлекательной цене базы для брута для ваших нужд.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 1 (2008)»

В.Н. Гуркович. «Судьба советских памятников и памятников эпохи социализма в Венгрии»

Авторское обращение к читателю. Тысячами незримых нитей соединяются судьбы людей и народов. Мой дядя Николай Сергеевич Панюков, родной брат моей матери, родился в 1909 г. в Киеве. В довоенные годы работал инженером-связистом. Призван в Красную Армию в 1941 г. Ранен в сражении за Будапешт зимой 1945 г. С полным основанием можно сказать, что гвардии капитан Красной Армии Николай Панюков является освободителем Венгрии от фашизма. В память моего дяди и сотен тысяч его боевых собратьев-фронтовиков осенью 1944 — зимой 1945 г. и после Победы на земле Венгрии были сооружены памятники. Памятники мертвым и живым героям Великой Отечественной войны. Нетленна память. Кровью Николая Панюкова — близкого мне человека — окроплена Венгерская земля.

Поэтому в моем исследовании, где речь идет, в частности, о советских памятниках Венгрии, естественно присутствует обостренное личное отношение к поднятым вопросам.

Из книг, средств массовой информации, от людей, которые ранее более обстоятельно, чем я, познали Венгрию, мне было известно о судьбе советских памятников в этой стране и судьбе памятников, созданных в эпоху существования Венгерской Народной Республики.

В мае 2008 года я впервые посетил Венгрию и фрагментарно мог лично ознакомиться с некоторыми аспектами этой проблемы. Увиденное заставило еще раз осмыслить вопрос сохранения исторических памятников нашего Отечества после смены государственного строя страны и изменения идеологии общества.

Николай Сергеевич Панюков. Гвардии капитан, связист. Последняя фотография, присланная домой. Летом 1945 г. Н. Панюков будет тяжело ранен в Чехословакии. Умер 17 июля 1945 г., на 69-й день после Победы. Похоронен на Центральном кладбище г. Брно

Памятники советским воинам появились в Венгрии на заключительном этапе Великой Отечественной войны (осень 1944 — весна 1945 г.). Все эти памятники были надгробными — они устанавливались на одиночных и братских могилах советских воинов, погибших в бою или умерших от ран в госпиталях. После окончания войны началось сооружение и символических памятников. В Будапеште сохранился (на 2008 г.), пожалуй, единственный памятник этого типа на всей территории Венгрии — «Памятник советским воинам на площади Свободы». Впрочем, обелиск этот в разных источниках называли по-разному. Например, «Обелиск в честь Красной Армии», «В честь взятия Будапешта», или более пространно: «В честь окончания боев в Венгрии и победы над врагом». При этом под «врагом» имелись в виду только гитлеровские войска (вооруженные силы Венгрии — союзника Германии — деликатно, как правило, в советское время не упоминались).

В первые послевоенные годы командование Группы советских войск в Венгрии осуществляло замену временных памятников военной поры на обстоятельные, исполненные на более высоком профессиональном уровне из более дорогих и долговечных материалов. Определенное участие в этом монументальном деле принимали и венгерские власти. С провозглашением Венгерской Народной Республики (в 1949 г.) многие функции сбережения, сохранения, реконструкции и сооружения новых памятников советским воинам перешли в ведение госструктур социалистической Венгрии. Появилась новая категория памятников — «Монументы Благодарности», благодарности Красной Армии за освобождение Венгрии от фашизма.

Советские же воины на территориях своих гарнизонов (военных городков, баз или аэродромов) сооружали памятники символические — в честь конкретных героев той или иной части, в честь боевого пути полка или дивизии. При этом на постаментах иногда устанавливали боевую технику периода войны или современную.

Таким образом, на рубеже распада коммунистической системы памятники советским воинам в Венгрии подразделялись по своей сути на два вида: надмогильные или надгробные (кладбищенские) и символические. При этом абсолютное большинство памятников были надгробные. Достаточно сказать, что в боях на территории Венгрии (в современных границах) безвозвратные потери Красной Армии составили не менее 140 тыс. человек.

Памятники эпохи Венгерской Народной Республики. Отправным рубежом социалистической «монументализации» Венгрии стало возведение памятников И.В. Сталину после прихода к власти в 1949 г. коммунистов. По указанию Ракоши («верного ученика т. Сталина») в Будапеште был сооружен гигантский памятник «вождю всех народов». Памятник был необычный — с трибуной для венгерских коммунистических функционеров во главе с Матиасом Ракоти. (Аналогичная трибуна была на мавзолее В.И. Ленина в Москве.) Этот памятник, кстати, был первым, разрушенным во время народных волнений в Будапеште в октябре 1956 г.

Напомню, что в советский период у нас события 1956 года квалифицировались как «контрреволюционный мятеж» или «вооруженное выступление, организованное венгерской реакцией и международным империализмом». Такая же точка зрения была и у партийно-государственных властей социалистической Венгрии. В настоящее время в Венгрии на государственном уровне эти события квалифицируются как «Венгерская революция 1956 года и война за независимость».

В период событий 1956 г. в Венгрии было сокрушено или изувечено значительное количество памятников, сооруженных в эпоху социализма — от памятников коммунистическим вождям мирового и национального масштаба до «Монументов Благодарности». Были случаи разрушения и осквернения надгробных памятников советским воинам.

В период правления Яноша Кадара все памятники советским воинам были восстановлены или реконструированы. И надгробные, и символические. Как и во времена Ракоти, продолжалось возведение новых «Монументов Благодарности». После 1956 г. были сооружены памятники в честь Жертв контрреволюционного террора 1956 г., в честь революционных событий в Венгрии в 1919 г., в честь венгров-антифашистов, бойцов Интербригад в Испании (1936—1939 гг.), в честь венгров — участников коммунистического антифашистского движения Сопротивления в годы Второй мировой войны, а также новые памятники и памятные знаки К. Марксу, Ф. Энгельсу, В.И. Ленину, отечественным и мировым вождям, различным лидерам и другим функционерам коммунистического и рабочего движения. Понятно, что в этот период сооружались памятники деятелям искусства и культуры Венгрии, но это другая тема для обсуждения, менее острая и однозначно простая.

После распада Варшавского договора и изменения государственного устройства Венгрии наступила эра пересмотра идеологических, исторических и нравственных ориентиров. По всей стране были демонтированы все памятники коммунистическим вождям и героям, монументы советско-венгерской дружбы, естественно, «Монументы Благодарности» и т. п.

Особой статьей прошла акция новых венгерских властей по перезахоронению останков советских воинов. По соглашению с Российским правительством повсеместно были осуществлены перезахоронения на кладбища останков советских воинов из братских могил, которые находились на площадях или в парках ряда венгерских городов. Суть этой акции заключалась в том, что во время боев 1944—1945 гг. советские воины часто хоронили своих боевых товарищей на центральных площадях венгерских городов и селений, в скверах, парках и других людных местах. Подобные захоронения вызывали негативные чувства у новых венгерских властей. Понятно, что власти в данном вопросе, как, впрочем, и во всех остальных, апеллировали к воле всего венгерского народа.

Примечательно, что такая же акция по перезахоронению, и даже в гораздо более значительных масштабах, была осуществлена в Советском Союзе во второй половине 1940-х годов. Однако тогда ученик и последователь И.В. Сталина Матиас Ракоши не использовал методику и опыт Советского государства по упорядочиванию и благоустройству захоронений.

Парадоксально, хотя, скорее, закономерно, но в недалеком прошлом власти социалистической Венгрии утверждали, что они выражают интересы народа своей страны и по этой логике сооружали «Монументы Благодарности» Красной Армии и братскому советскому народу, памятники коммунистическим теоретикам, вождям и героям, памятники жертвам контрреволюционного террора 1956 года. Сейчас же власти Венгрии, которая по конституции является «независимым, демократическим правовым государством», делают в монументальной сфере все с противоположным знаком, но опять же — подчеркиваю — от имени народа.

Знаменательно, что демонтаж советских памятников начался с боевых танков, установленных на постаменты в 1945 г. 9 мая 1991 г. «Комсомольская правда» поведала, как венгерский посол в Москве «объяснил, что танки в его стране убирают повсюду — поскольку идет демилитаризация, Венгрия хочет стать нейтральной. А кто-то из посольства добавил: «И убирать советские танки мы стремимся тихо, незаметно. Ну, скажем, как у вас отлавливают бродячих кошек и собак — так, чтобы дети не видели».

Начало борьбы с советскими памятниками действительно было тихим и незаметным. А через десяток лет в Будапеште был организован «STATUE PARK», или «MEMENTO PARK». На многих языках гостей Будапешта реклама приглашала посетить это творение: «Гигантские монументы коммунистической диктатуры», «Парк памятников: последний взгляд на железную занавесь (так в тексте. — В.Г.). Убранные памятники с улиц Будапешта после смены политической системы. Самый интересный музей под открытым небом Восточной Европы из периода коммунистической культурной политики». Или такая подача информации: «Парк скульптур. Многотонный социализм: убранные с общественных территорий столицы гиганто-скульптуры, которые являлись монументальными репрезентёрами социалистической культурной политики (Ленин, Маркс, Энгельс, советский воин и т. д.)».

Мы несколько позже остановимся на «советском воине» — «репрезентере социалистической культурной политики».

11 мая 2008 г. я посетил «STATUE PARK». Он находится на окраине Будапешта и занимает территорию в несколько гектаров. Музейный комплекс состоит из демонтированных памятников и памятных знаков, а также памятника-новодела под условным названием «Сталинские сапоги» (оригинал памятника И.В. Сталину в Будапеште был разрушен восставшими в октябре 1956 г.: от бронзовой скульптуры вождя остались только сапоги). Кроме натурных экспонатов под открытым небом (около 50 единиц), в комплекс входят два барака, стилизованные под гулаговские, с экспозицией, обличающей коммунистический тоталитаризм, советский империализм и красный милитаризм.

Итак, совершим прогулку по «MEMENTO PARK». По-латински «memento» — «помни». Как говорится, путешествие во времени и пространстве. Не праздное путешествие, а с размышлениями, сопоставлениями, выводами.

Здесь, естественно, находятся памятники К. Марксу и Ф. Энгельсу, В.И. Ленину. В двух вариантах представлен Бела Кун — «венгерский коммунист-интернационалист», как до последнего времени у нас говорили, а также Тибор Самуэли и другие коммунистические венгерские революционеры.

Невольно замедляешь шаг, останавливаешься: перед тобой демонтированный памятник венграм — бойцам Интербригад, которые сражались против фашизма в Испании в период Национально-революционной войны 1936—1939 гг. В граните высечены испанские названия: Мадрид, Харама, Гвадалахара, Уэска, Брунете, Бельчите, Теруэль, Эстремадура, Лерида, Эбро, Каталония — здесь воевали и погибали венгерские антифашисты.

Экспонируется демонтированная мемориальная доска, посвященная поэту и борцу Сопротивления Роберту Кройтцу, расстрелянному фашистами в 1944 г. Ему был 21 год. В металле отлиты поэтические строки, написанные незадолго до казни: «Приди, свобода!.. Разреши мне, красивому серьезному сыну, поиграть добрым словом». Рядом другая доска: «На этом заводе работал тов. Кальман Турнер, который 4 ноября 1956 года был зверски убит контрреволюционерами и его боевая жизнь для нас является примером». На видном месте — скульптурный памятник Жертвам контрреволюционного террора 1956 г. Примечательно, что это памятник венграм. Он имеет аннотацию скупого содержания: «Памятник погибшим». Каким? Впрочем, аннотации ко всем памятникам предельно кратки и тенденциозны.

Венгерская фотооткрытка без аннотации: «акробатический этюд» со скейтбордом на постаменте памятника Жертвам контрреволюционного террора 1956 г. STATUE PARK, начало XXI в.

В таком же ключе сделана вся изопродукция, предлагаемая посетителям музея. Например, фотооткрытка: великовозрастный тинэйджер лихо гарцует со скейтбордом по постаменту памятника Жертвам контрреволюционного террора. На обороте эмблема STATUE PARK с подписью на английском (!) языке: «Гигантские монументы коммунистической диктатуры». Вот и вся информация к изображению памятника Жертвам контрреволюционного террора 1956 г. Подчеркиваю: вся!

Так формируется отношение у молодого венгерского поколения к прошлому своего Отечества. Впрочем, сделаем еще раз определенную скидку: это внутреннее дело венгерских властей и венгерского общества.

Кстати, этикетаж экспонатов музея исполнен на венгерском и английском языках, а изопродукция и текстовой печатный материал (буклеты, брошюры и т. д.) тиражирован на многих языках, в т. ч. на японском.

Подведем промежуточные итоги. Не вдаваясь в глубинное обсуждение причин и обстоятельств демонтажа упомянутых памятников, можно согласиться, что власти современного венгерского государства вправе делать в своей стране то, что считают нужным. Тем более, что в демократическом государстве, как правило, власть в той или иной мере выражают взгляды и чаяния большинства народа.

Но ведь затронуты памятники, которые отражают и венгерскую историю, и нашу. Тем более, что они посвящены советским людям, погибшим в боях с фашизмом на территории Венгрии. Экспонируемые «Монументы Благодарности» в той или иной степени изувечены: уничтожены накладные металлические буквы эпитафий, отбиты носы у рельефных изображений советских воинов... С патологической «изобретательностью» измазана краской одежда красноармейца, прикрывающая интимные места. Впрочем, аналогичное «действие» произведено и с садово-парковой композицией, на которой рельефом изображены две радостные женщины эпохи социализма в Венгрии: металлическим ломом «отмечены» половые органы, взломана грудь одной женщины.

Примечательно, что все «Монументы Благодарности» имеют стандартную маскировочную аннотацию: «SOVIET HEROIC MEMORIAL». Вот один из них: каменная стела, слева рельефное изображение советского воина, справа — венгерская женщина с венком. Текст был исполнен металлическими накладными буквами. Они сбиты. И поэтому определить, что там было написано, невозможно. Аннотация ж сообщает: «SOVIET HEROIC MEMORIAL».

Экспонируются каменные фрагменты других памятников с эпитафиями на русском и венгерском языках: «ВЕЧНАЯ СЛАВА ПАВШИМ В БОЯХ ЗА СВОБОДУ И НЕЗАВИСИМОСТЬ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ ВЕНГЕРСКОГО НАРОДА! 1945—1965», «В БЛАГОДАРНОСТЬ СОВЕТСКИМ ОСВОБОДИТЕЛЯМ ЗА СВОБОДУ».

А вот бронзовый солдат-автоматчик со знаменем. Когда-то он стоял у подножия «Обелиска Освобождения» на горе Геллерт. Красноармеец являлся составной частью многофигурного мемориала. И сейчас этот мемориал возвышается над Будапештом. Ныне он называется «Обелиском Свободы», с той же женщиной, держащей в поднятых руках лавровую ветвь. Мы посетили «MEMENTO PARK» 11 мая 2008 г.: у подножия фигуры воина Красной Армии кто-то возложил цветы. Мы повязали на древко флага ленточку советской медали «За победу над Германией».

У этого памятника нет аннотации. Нет, естественно, и объяснения, в силу каких всемирно-исторических причин советские солдаты в 1944—1945 гг. вели тяжелейшие бои на территории Венгрии с немецкими и венгерскими войсками. И уж подавно мало кто, думаю, в современной Европе, а тем паче за океаном, вспомнит, что 27 июня 1941 г. Венгрия вступила в войну против Советского Союза как сателлит фашистской Германии.

С какой целью венгры пришли в Россию? Неужели в Брянских лесах, участвуя в карательных акциях против партизан, венгерские воины несли свободу многострадальному русскому крестьянству? Неужели, убивая советских солдат у далекого Дона, они думали о счастье и достойной жизни наших людей? Может хортисты шли освобождать народы СССР от сталинской тирании? Сколько же убили венгры людей в нашей стране? Абсолютных цифр нет. Однако, известно, что профашистская Венгрия потеряла в России 160 тысяч человек. Как минимум, столько же или больше венгры могли убить наших соотечественников.

Уверен, что мало кто задумывается об этом в евросоюзовской Венгрии. Для «новых венгров» XXI века солдат Красной Армии 1945 года, застывший в бронзе, есть «монументальный репрезентёр социалистической культурной политики». И не более того!

И вполне закономерно, что в современной Венгрии отменен День Освобождения Венгрии от фашизма (4 апреля). Понятно, что не отмечается и День Победы над фашистской Германией.

STATUE PARK. Слева — демонтированный памятник капитану Остапенко. Был открыт в 1951 г. Справа — демонтированный памятник капитану Штейнметцу. Был открыт в 1958 г. Фото В. Гурковича, 11 мая 2008 г.

Гнетущее впечатление производят демонтированные памятники парламентёрам Красной Армии — капитанам Остапенко и Штейнметцу. 29 октября 1944 г. эти люди направились под белыми флагами в Будапешт передать ультиматум командованию группировки войск противника. Впрочем, на протяжении советского периода, да и ныне, по инерции не упоминают, что в составе будапештской группировки войск противника были и тысячи венгерских военнослужащих. Уже в самом начале блокады было ясно, что окруженная группировка обречена. Война приближалась к завершению. Дальнейшее сопротивление вело к увеличению количества убитых и раненных защитников Будапешта, к росту жертв среди мирных граждан города. Известно, что во время осады Будапешта погибло 24 тысячи венгерских солдат и офицеров. Понятно, что это сопротивление вело и к значительным потерям со стороны наступающих частей Красной Армии.

Парламентёры, идущие под белым флагом и, казалось, пользующиеся защитой международных законов, норм и традиций неприкосновенности, были убиты. Это злодеяние приписывалось в прошлом эсесовцам, одним словом, немцам. Однако можно предположить, что к этим убийствам были причастны нилашисты — венгерские фашисты, одним словом — венгры. Понятно, что венгры и в ту пору, как и в другие времена, проявляли себя по-разному. Так, венгр Миклош Штейнметц в 1930-е гг. участвовал как доброволец Интербригад в борьбе против фашистов на территории Испании, а затем, как гражданин СССР и офицер Красной Армии, освобождал свою страну.

Демонтированные памятники советским парламентёрам стоят рядом. Они близки и по своему художественно-образному решению: безоружные воины, держащие в правых руках белые флаги, призывают прекратить огонь. В аннотации сказано, что один — «OSTAPENKO», второй — «CAPTAIN STEINMETZ». Ни слова о том, кто они, как и при каких обстоятельствах погибли, когда и где, кто предательски убил парламентёров...

Был свидетелем, как 11 мая 2008 года венгерский недоросль, приехавший в «STATUE PARK» со своими родителями, остановился у упомянутых памятников. Юный венгр находился в хорошем настроении и веселился. Его уж очень тешили, надо думать, маленькие бронзовые флажки, которые поднимали над собой парламентеры. Сначала он показал пальцем на скульптуру Остапенко и захихикал: «Иван». Затем его палец показал на Штейнметца. Тинэйджер тоже со смехом повторил: «Иван». Дескать, один русский, второй... Конечно, он не знал, как и сопровождающие его родители, что Остапенко был украинцем, а Штейнметц — их земляком, венгром.

По мнению моему, эта бытовая сценка, как и весь «STATUE PARK», является классическим примером развития национального исторического сознания современного венгерского общества. Венгрия в начале XXI в. демонстрирует нам путь развития, где-то, может быть, цивилизованного и демократического, справедливого и разумного, но в разбираемом нами вопросе финал этого пути — демонстративно бестактен и аморален.

Борьба с советскими памятниками и памятниками эпохи социализма в Венгрии началась с демонтажа боевых танков с постаментов. Сначала этот процесс шел «тихо и незаметно» (помните: «чтобы дети не видели»!). Затем дело активизировалось.

Битва с символами коммунистического тоталитаризма закончилась созданием музейного комплекса, где, в частности, на виднейшем месте подлому и трусливому поруганию представлены памятники героям великой интернациональной борьбы с всемирным фашизмом.

«Рідні патріоти» в монументально-исторической сфере решили не копировать в точности инициативу венгерских борцов с коммунистическим тоталитаризмом. Так, 12 июня 2008 г. «Крымская правда» опубликовала информацию: «Министерство культуры Украины предлагает свозить демонтированные советские памятники в Чернобыль. По словам министра культуры Василия Бовкуна, следует выделить участок в чернобыльской зоне, чтобы свозить туда все демонтированные памятники.

Напомним, что ранее Виктор Ющенко призвал «очистить Украину» от «символов тоталитарного режима».

Советник украинского президента Николай Жулинский утверждает, что «демонтировать необходимо около двадцати тысяч советских памятников по всей Украине...»

Грядущее деяние, конечно, будет несоизмеримо масштабнее венгерского. Правда, без экономического эффекта. Ну кто же поедет в радиоактивную зону? Венгерские радикалы в своей затее оказались более предприимчивыми и меркантильными. Входной билет в музейный комплекс стоит 1500 форинтов (около 50 украинских гривен).

И действительно, уж если мстить своему прошлому, то почему бы и не подумать о коммерческой выгоде, хотя бы в виде горсточки сребренников — как бы они ни назывались: евро, доллары или гривны...

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь