Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 2 (2009)»

В.Н. Гуркович. «Судьба праха генерала А.К. Абрамова, похороненного на солдатском кладбище "Севастопольцев", умерших в госпиталях г. Симферополя в 1854—1856 гг.»

Вступление

В 1968 году, вступив на «музейную стезю» в Бахчисарайском историко-археологическом музее, я стал профессионально изучать памятники Крымской войны. Основными объектами моих изысканий стали малоизвестные и даже уже несуществующие памятники, одиночные захоронения и целые кладбища.

Надо отметить, что скорбные места той далёкой эпопеи мне пришлось постигать в нетрадиционной последовательности, в определенной степени — с тыльной стороны: места боёв, проигранные Русской армией, госпитали с печальной славой, одиночные могилы забытых героев и многотысячные заброшенные кладбища...

Осенью 1968 года я под водительством профессора Крымского медицинского института Петра Петровича Царенко посетил Братское кладбище, расположенное в Петровской балке Симферополя. Некрополь был полностью разрушен. Сохранились только фрагменты двух памятников. Эпитафия одного сообщала об Александре Константиновиче Абрамове. «Это был боевой генерал эпохи завоевания Средней Азии, — сказал Петр Петрович, — До революции в Самарканде его именем назывался бульвар — Абрамовский бульвар...»

Ранее я абсолютно ничего не знал об этом человеке, о его военной, государственной и научной деятельности в Средней Азии в 1860—70-х годах. К стыду своему интеллектуальному, не знал, что именем Абрамова назван известный каждому географу ледник на Памире. Одним словом, ничего не знал, даже когда и при каких обстоятельствах под конец жизни своей генерал-лейтенант А.К. Абрамов оказался в Симферополе.

Вскоре мне повезло и в библиотеке Гарнизонного дома офицеров я с увлечением прочёл об А.К. Абрамове в 1-м томе «Военной энциклопедии». Он вышел в 1911 году в издательстве известного «Товарищества И.Д. Сытина» (ныне эта энциклопедия — библиографическая редкость).

Прошло 20 лет (как у Дюка). И волей судьбы мне пришлось не только участвовать в первой фазе разработки проекта восстановления снесённого кладбища, но и исследовать поруганную и ограбленную могилу генерал-лейтенанта Русской армии Александра Константиновича Абрамова.

Материал об этом исследовании нигде не публиковался (на это было несколько причин). Так что читатель о многом из «Симферопольской саги Абрамова» узнает впервые...

1. Особенности обстоятельств захоронения в 1886 году А.К. Абрамова.

С самого начала следует отметить, что обстоятельства захоронения А.К. Абрамова были необычны. Во-первых, он, будучи генерал-лейтенантом, был похоронен на Братском кладбище в Симферополе, где ранее хоронили только солдат. Во-вторых, на этом Братском (Солдатском) кладбище были похоронены только те солдаты, которые умерли от ран и болезней в эпоху Крымской войны. А.К. Абрамов не являлся ветераном Первой обороны Севастополя (или Крымской войны).

2. Страницы истории Братского кладбища и могилы А.К. Абрамова.

Прологом героической и многострадальной обороны Севастополя стала кровопролитная битва 8 (20) сентября 1854 года на реке Альме между Русской армией и экспедиционными силами Франции, Великобритании и Турции. Русских воинов, скончавшихся от ран, полученных в Альминском сражении, похоронили на христианском кладбище Симферополя. Это были первые жертвы Крымской войны, преданные земле в столице Таврической губернии. Впоследствии на этом кладбище хоронили только офицеров, полковых священников, военных врачей и сестер милосердия. Солдат (или как тогда говорили — нижних чинов) хоронили в двух верстах от города, в верховьях Петровской балки.

В годы Крымской войны Симферополь был тыловым городом, где сосредотачивались идущие на фронт войска и обозы с боеприпасами, снаряжением и продуктами. Сюда же ежедневно из-под Севастополя прибывали раненые и больные воины Русской армии. Положение их во многом было безысходным. Колоссальная скученность, нехватка медикаментов (в первую очередь — антисептических средств), недостаточная численность квалифицированного медицинского персонала, холод, сырость, скверное питание — все это, вместе взятое, было причиной высокой смертности.

Ежедневно, с осени 1854 года на протяжении более чем 2-х лет, в верховьях Петровской балки производились массовые захоронения умерших в лазаретах Симферополя «севастопольцев». Здесь были захоронены свыше 36 тысяч человек — поистине скорбная цифра! На сегодняшний день — все (!) — безызвестные, т. е. без имени и фамилии, без указания звания и должности, без даты рождения и смерти, без указания места призыва.

Следует отметить, что количество погребенных (36 306 чел.) определено специалистом по военно-медицинской статистике профессором Крымского медицинского института П.П. Царенко в 1960-х годах.

После окончания Крымской войны далеко не все братские могилы были отмечены памятными знаками или надгробиями. Многие памятники были временными (деревянные кресты или надгробия, изготовленные из рыхлого камня-известняка). В России в память погибших на поле брани традиционно возводили не гражданские памятники, а культовые. При этом, часто с инициативой возведения храмов-памятников выступали члены Царской семьи. Императрица Мария Александровна, супруга Александра II, известная благотворительной деятельностью и милосердием, проявила самое живое участие в сооружении памятной часовни на Братском симферопольском кладбище.

Часовня Св. Марии Магдалины (автор проекта В. Маас) на мемориале «Братское кладбище русских воинов, погибших в Крымской войне (1853—1856 гг.), г. Симферополь

Часовня св. Марии Магдалины была освящена в 1869 году. Находясь на восточной, возвышенной части кладбища, она являлась доминантой всего окружающего ландшафта и просматривалась издалека, как современники отмечали, от железной дороги Симферополь—Севастополь.

Автор проекта — В. Маас. Проект рассматривался и был одобрен Техническим Комитетом Главного Инженерного управления, председателем которого являлся генерал Э.И. Тотлебен, выдающийся фортификатор, один из организаторов и вождей Севастопольской обороны.

Каменная постройка имела прямоугольную в плане форму (9,1×7,7 м), с двускатной крышей. Над фронтоном главного фасада возвышался христианский крест. У портала была укреплена мраморная мемориальная доска с текстом, исполненным русской титульной вязью: «Построена в 1868—1869 г. по Всемилостивейшему благоволению Государыни Императрицы Марии Александровны и по повелению Государя Императора Александра Николаевича над местом погребения воинов Крымской армии, павших за Веру, Царя и Отечество в 1854—1855 годах».

Таким образом, православная часовня св. Марии Магдалины являлась одновременно не только культовым объектом, но и историческим памятником в честь павших в период Первой обороны Севастополя защитников Родины.

Именно здесь, перед главным фасадом часовни, двадцать лет спустя после окончания Крымской войны, был похоронен А.К. Абрамов, генерал-лейтенант и командир 13-й пехотной дивизии. Он умер 25 октября 1886 года в Симферополе и стал первым и единственным военным, который, не будучи участником обороны Севастополя, заслужил честь быть похороненным на Братском кладбище «Севастопольцев». Случай был исключительным: Александра Константиновича похоронили с «Высочайшего разрешения» (т.е. с разрешения Императора).

А.К. Абрамов родился 28 августа 1836 года. С 1862 года принимал деятельное участие в Туркестанских походах Русской армии. В 1877 году был назначен начальником Ферганской области. А.К. Абрамов был награжден многими высшими российскими орденами, в том числе орденом св. Георгия 3-й и 4-й степеней.

С 1870 года А.К. Абрамов состоял действительным членом Императорского Русского Географического общества. Наиболее известная его географическая работа — «Записка о Каратегинском владении» — опубликована в «Известиях Императорского Русского Географического общества» в 1870 году (отд. II, стр. 106).

В 1879 году А.К. Абрамов был произведён в генерал-лейтенанты, а 4 ноября 1883 года назначен начальником 4-й пехотной дивизии. Вскоре он был отозван и включён в состав Комиссии по составлению положения об управлении Туркестаном. «По окончанию работ этой комиссии, получив Высочайшую благодарность, был отпущен на год за границу для поправления расстроенного здоровья, а по возвращении оттуда в мае 1886 года, назначен начальником 13-й пехотной дивизии. В том же году, в октябре, Абрамов умер в Симферополе» («Военная энциклопедия», 1911 г., СПб., том 1, стр. 35).

Итак, А.К. Абрамов умер в Симферополе 25 октября 1886 года. Первоначальный памятник на могиле А.К. Абрамова был исполнен в форме вертикально установленного христианского креста.

В 1890 году в Симферополе была издана книга Ф.Ф. Лашкова «Третья учебная экскурсия Симферопольской гимназии», где, в частности описан 2-й день экскурсии. 3 апреля 1889 года гимназисты посетили Братское кладбище. Стр. 86: «прямо против дверей часовни мы осмотрели могилу боевого генерала Абрамова, отличившегося в войнах в Средней Азии и умершего на службе в Симферополе в 1886 г. Могила ещё не имеет памятника, над ней стоит простой деревянный крест, к которому приделана фотография генерала».

В этом же издании между стр. 84 и 85 помещён рисунок А. Архипова с изображением часовни св. Марии Магдалины и описываемого выше первого памятника на могиле А.К. Абрамова.

Это единственное описание и единственное изображение первого памятника на могиле А.К. Абрамова.

После 1889 года на могиле А.К. Абрамова был сооружен новый капитальный памятник в форме четырехгранной ступенчатой пирамиды. На лицевой плоскости — рельефное изображение шестиконечного креста (т.н. русский крест). На его верхней перекладине высечено: «АБРАМОВУ». Верхняя перекладина креста переходит в пояс по всему периметру памятника. Каждая грань имеет одну из частей эпитафии. На тыльной стороне: «ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ». На левой: «АЛЕКСАНДРУ КОНСТАНТИНОВИЧУ». На правой: «БЛАГОДАРНЫЕ ФЕРГАНЦЫ». Текст исполнен в правилах старой русской орфографии. Буквы прямые, одной высоты.

Памятник был разрушен в 1930-х годах. Могила А.К. Абрамова раскопана и ограблена.

В это же время были разрушены все мемориальные кладбищенские сооружения, в т.ч. часовня, разобран каменный забор (320×120 м), снесён домик смотрителя, украдены металлические ворота. Апофеоз дикости пришелся на послевоенные годы, когда по могильным холмам проходила трасса мотодрома ДОСААФ, а часть территории кладбища, с санкции городских властей, была отдана под жилую застройку...

Впервые автор побывал на разрушенном кладбище осенью 1968 года. От памятника генералу А.К. Абрамову осталась только верхняя часть в виде описанной выше пирамиды. Тогда же были мною сделаны обмеры: высота 1,7 м, основание — 0,7×0,7 м. материал верхней части памятника — мраморовидный известняк. Примечательно, что с лицевой стороны пирамиды, ниже креста, на фигурном расширении, изначально, была укреплена мемориальная доска, которая не сохранилась. Места крепления доски были обозначены отверстием от анкеров. Текст и материал этой доски неизвестны. Не удалось установить форму и материал изначального постамента памятника.

В 1968 году сохранившаяся часть памятника имела частичное повреждение границ, несколько сколов и выбоины от винтовочных выстрелов.

Памятник, точнее — его фрагмент, как оказалось впоследствии, находился на совершенно произвольном месте.

3. Как была обнаружена оскверненная и утраченная могила А.К. Абрамова.

В 1980-х годах начали осуществляться первые плановые работы по научному исследованию заброшенного кладбища (хотя формально оно было взято на госучет еще в 1969 году).

Крымский областной Совет народных депутатов 20 сентября 1984 года принимает распоряжение № 594-р по вопросам исследования, реставрации и благоустройства памятников истории и архитектуры Крымской войны. Этим распоряжением расписывались конкретные функциональные обязанности различным организациям по работам, связанным с восстановлением Братского кладбища в Симферополе. Историко-архивные исследования были поручены Симферопольскому государственному университету им. М.В. Фрунзе (где в это время я работал младшим научным сотрудником Научно-исследовательского сектора). Однако, ввиду закрытия хоздоговорной темы № 219—82, работы данного профиля стали поводиться силами Крымского АРКО института «Укрпроектреставрация». На эту организацию была также возложена разработка проекта реставрации и благоустройства кладбища, где мне с февраля 1987 года выпала честь продолжить «университетское дело» в должности искусствоведа.

Долгом своим считаю поведать миру, что это и ряд других решений и распоряжений областной власти о реставрации «внесевастопольских» памятников Крымской войны «пробил» Ю.С. Воронин, начальник Инспекции памятников архитектуры Крымоблисполкома. Он же разработал несколько реставрационных заданий и обеспечил, где мог, их финансирование. Первую фазу работ — написание историко-искусствоведческих записок по памятникам и памятным местам, намеченных к изучению, реставрации и восстановлению, поручено было выполнять мне.

В 1985 году геодезист Крымского отдела института «Укрпроектреставрация» Е.Ф. Чикалкин впервые произвел топосъемку территории кладбища (М 1:200). Однако исторические границы им установлены не были, т.к. методом топосъемки это было сделать невозможно.

Сложность определения первоначальных границ кладбища заключалась в том, что каменная ограда в 1930-х годах была разобрана полностью, включая кладку фундамента. Конфигурация рва, который был вырыт траншеекопателем в 1969 году, не являлась точным отображением исторически сложившихся границ кладбища («План братского кладбища...», ЦГВИА СССР, ф. 349, оп. 38, д. 879). Поскольку на этом плане было указано точно местонахождение часовни, то решено было взять ее как исходную точку при определении исторически сложившихся границ некрополя. Эта подготовительная работа являлась первой частью проекта реставрации и благоустройства кладбища, разработка которого была поручена Крымскому АРКО «Укрпроектреставрация».

Итак, место бывшего нахождения часовни визуально определить было нельзя. В заблуждение вводил и рисунок А. Архипова из книги «Третья учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии», где часовня была расположена в 10—15 м восточнее могилы генерала Абрамова. Как впоследствии выяснилось, в послевоенное время памятник А.К. Абрамову (верхняя оставшаяся часть) был повален. Он лежал на земле на боковой плоскости у места (!) захоронения генерала Абрамова. В начале 1960-х годов солдаты-связисты по распоряжению командира части, которая дислоцировалась в районе Петровской балки, откантовали блок от памятника выше по склону метров 10—15 на запад, на более видное место. Далее был в какой-то степени благоустроен прилегающий к памятнику участок: квадрат размером приблизительно 2,5×2,5 м был посыпан песком и окантован врытыми в землю половинками кирпичей.

Кроме того, рисунок часовни и находящейся перед ней могилы генерала Абрамова был, как впоследствии выяснилось, с искажениями (в перспективе и деталях).

Для определения места расположения часовни требовались исследования археологического характера. В августе 1987 года на кладбище были приглашены археологи Е.А. Паршина (Институт археологии АН УССР, г. Киев) и О.И. Домбровский (Крымский отдел Института археологии АН УССР), а также преподаватели кафедры истории древнего мира и средних веков Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе А.Г Герцен и И.Н. Храпунов. Коллегиально было установлено предполагаемое место нахождения часовни.

Зондажи, проведенные в августе—сентябре 1987 года, подтверждали гипотезу археологов. На протяжении конца 1987 и последующего года фундамент часовни был полностью вскрыт. Работы проводились под наблюдением А.Г. Герцена, И.Н. Храпунова, Г.М. Бурова (профессор Симферопольского университета, кафедра древнего мира и средних веков) и В.Н. Даниленко (зав. Крымским отделением Института археологии АН УССР).

В работах принимали участие сотрудники Крымского краеведческого музея (отдел учета и охраны памятников), студенты Симферопольского государственного университета (в основном представители исторического факультета), курсанты Симферопольского высшего военно-политического строительного училища, учащиеся средних школ города Симферополя, добровольные помощники из числа жителей города Симферополя.

Главные результаты исследования заключались в том, что точно было определено место нахождения часовни и подтверждены параметры фундамента. Это же, в свою очередь, дало возможность геодезисту Е.Ф. Чикалкину установить на местности размеры бывшего некрополя. В процессе земляных работ также было обнаружено большое количество строительных фрагментов, уточнены технология строительства и техника обработки камня.

Особо следует подчеркнуть, что точное определение местонахождения фундамента часовни дало исходящую базу для поиска утраченной могилы А.К. Абрамова.

В изданной в 1890 году книге «Третья экскурсия Симферопольской мужской гимназии» между страницами 74 и 75 помещен упомянутый выше рисунок А. Архипова. На рисунке была изображена кладбищенская часовня со стороны главного фасада. Перед часовней просматривалось понижение рельефа, где на небольшой площадке находилась могила А.К. Абрамова. Над последней был установлен временный (первый) памятник в форме деревянного креста. Между площадкой, где находилась могила, и часовней проходила подпорная стенка, сложенная порядно из тёсаного камня.

Наличие подпорной стенки говорило о том, что перед фасадом часовни наблюдается значительное понижение рельефа (обычно подпорные стенки сооружают высотой метр или более). Примечательно, что на рисунке могила А.К. Абрамова была расположена не на осевой линии часовни (запад-восток), а была смещена от этой линии в северную сторону на несколько метров.

После обстоятельного анализа данного рисунка, результатов топосъемки Е. Чикалкина (М 1:200) и тщательного обследования местности предполагаемого нахождения могилы А.К. Абрамова было принято решение заложить шурф траншейного типа. Он прошел в 9-м параллельно линии западного фундамента часовни. Ширина шурфа достигала 2,1 м при длине 8,4 м. При заглублении до 0,6 м и выравнивании поверхности дна шурфа стало просматриваться вероятное место нахождения могилы А.К. Абрамова. Оно находилось не севернее осевой линии часовни, как изображено было на рисунке 1889 (1890) года, а четко по осевой линии. В итоге было принято решение расширить площадь исследования в центральной части уже вырытого шурфа до размеров — 3,6×4,8 м. При этом увеличение площади шло за счет перпендикулярного расширения первоначальных раскопок в западную сторону (с 2,1 м до 4,8 м при длине шурфа 3,6 м). На глубине свыше 0,6 м стали обнаруживаться фрагменты человеческих костей. В конечном итоге была зачищена вся горизонтальная площадь центрального раскопа на глубину от 1,2 м до 1,8 м. Различная глубина раскопа объясняется значительным перепадом высот на исследуемом участке: повышение к востоку и понижение к западу. Кроме беспорядочно разбросанных человеческих костей были обнаружены небольшие фрагменты деревянного гроба. Характерно, что на трех фрагментах сохранились истлевшие куски материи, прибитые к дереву небольшими гвоздиками. Последние имели более крупные шляпки, чем в обычных гвоздях. Сохранность гвоздиков была критичной. Истлевшие фрагменты досок, вероятно, были дубовые. Толщина фрагментов досок была до 3 см.

Визуальный анализ обнаруженных материалов давал возможность с весьма большой вероятностью выдвинуть гипотезу о том, что оскверненная и ограбленная могила могла принадлежать генерал-лейтенанту А.К. Абрамову. Безусловно, данное захоронение не было рядовым, солдатским, периода Крымской войны. К сожалению, не были найдены пуговицы и другие элементы воинской фурнитуры. Это понятно, так как могила, повторяю, была варварски разграблена злоумышленниками (вероятно, в 30-е годы XX века).

Примечательно, что в исследуемой могиле была обнаружена капитель от часовни. Она была отлита, вероятно, из бетона или известкового раствора. Размеры: высота 0,55 м, ширина — 0,46 м, толщина 0,28 м. Эта одна из шести капителей, которые украшали аркатурный пояс фронтона главного фасада часовни.

Найденная в раскопанной могиле капитель свидетельствует о том, что первоначально была вскрыта и ограблена могила А.К. Абрамова, а затем снесена часовня. Во время разрушения последней значительных размеров капитель упала в разрытую могилу. Злоумышленникам она, вероятно, была совершенно не нужна. Не взял её никто и для личного строительства (куда её до хаты?). Впоследствии упавшую в могилу капитель засыпали строительным и бытовым мусором, ветер и вода на протяжении десятилетий занесли в углубление грунт с поверхности земли. Вероятно, падение с большой высоты тяжелой капители (килограммов 50) стало причиной разлома некоторых человеческих костей из оскверненной могилы.

Не раз в своей жизни Александр Константинович Абрамов смотрел смерти в лицо. 26-летним офицером-артиллеристом он участвовал в штурме кокандской крепости Пишпек. 14 октября 1862 года был тяжело ранен. Осколком снаряда ему раздробило верхнею часть черепа (поэтому до конца своих дней он прикрывал голову маленькой черной шапочкой). Смерть, однако, прошла мимо. Тем не менее, ранение и тяжелые условия среднеазиатских походов подорвали здоровье А.К. Абрамова. Он умер в возрасте 50 лет. И не прошло полстолетия его загробной жизни, как могила героя была вскрыта злоумышленниками, и бренные останки Александра Константиновича осквернены. К горькому сожалению, не нашёл покоя ветеран и в Вечном миру...

4. Кто принимал участие в нахождении и исследовании ограбленной могилы А.К. Абрамова.

Непосредственно в работе по закладке траншеи и исследовании ограбленной могилы А.К. Абрамова принимали участие 4 группы энтузиастов. Именно энтузиастов, так как научные руководители экспедиции, студенты и преподаватели Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе трудились добровольно и безвозмездно. Это была идея истинных волонтёров!

Пользуясь случаем, как инициатор и организатор проекта под условным названием «Могила Абрамова», ещё раз выражаю искреннюю признательность всем добровольцам-участникам работ по нахождению могилы А.К. Абрамова и её исследованию.

Первая группа трудилась по реализации проекта «Могила Абрамова» 27 марта 1988 года. Научное руководство осуществлял преподаватель кафедры истории и древнего мира Симферопольского госуниверситета Игорь Николаевич Храпунов, археолог, кандидат исторических наук.

Первая группа. Список (как и трёх последующих) приводится по полевому журналу. Именно в такой последовательности волонтёры записывали свои имена и фамилии:

1. Евсеев Андрей, 1-й курс, исторический факультет СГУ им. М.В. Фрунзе.

2. Молодцов Олег, 1-й курс, истфак.

3. Кобелецкий Алексей, 1-й курс, истфак.

4. Сёмина Диана, 1-й курс, истфак.

5. Соляник Наталия, 1-й курс, истфак.

6. Головацкий Сергей, 1-й курс, истфак.

7. Григорьева Марина, 1-й курс, истфак.

8. Мартинец Светлана, 1-й курс, истфак.

9. Винник Сергей, 1-й курс, истфак.

10. Коваленко Игорь, 1-й курс, истфак.

И. Брусиловская Евгения, 6-й курс, Крымский государственный институт им. С.И. Георгиевского.

12. Мишенёв Сергей, 1-й курс, физический факультет Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе.

13. Пивоварова Наталия Борисовна, научный сотрудник лаборатории математического анализа при физическом факультете Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе.

14. Пивоваров Владимир Георгиевич, доктор физико-математических наук, профессор, Симферопольский государственный университет им. М.В. Фрунзе, физический факультет.

Вторая группа. 10 апреля 1988 г. Руководитель Григорий Михайлович Буров, доктор исторических наук, археолог, доцент кафедры истории древнего мира и средних веков СГУ.

Состав группы:

1. Молодцов Олег, 1-й курс, истфак.

2. Кобелецкий Алексей, 1-й курс, истфак.

3. Сёмина Диана, 1-й курс, истфак.

4. Соляник Наталия, 1-й курс, истфак.

5. Леонова Анна, 1-й курс, истфак.

6. Панюкова Елена, 1-й курс, истфак.

7. Рыжиков Сергей, 1-й курс, истфак.

8. Евсеев Андрей, 1-й курс, истфак.

9. Мишенёв Андрей, 1-й курс, физический факультет.

10. Винник Сергей, 1-й курс, истфак.

11. Санина Инна, 1-й курс, истфак.

12. Несвятайлова Инна, 1-й курс, истфак.

13. Коваленко Игорь, 1-й курс, истфак.

14. Головацкий Сергей, 1-й курс, истфак.

15. Мульд Сергей, 1-й курс, истфак.

16. Мущенко Александр, 1-й курс, истфак.

17. Денисенко Александр, 1-й курс, истфак.

Третья группа. 9 мая 1988 года. Научный руководитель И.Н. Храпунов, кандидат исторических наук, археолог, преподаватель СГУ.

Состав группы:

1. Евсеев Андрей, 1-й курс, истфак.

2. Коваленко Игорь, 1-й курс, истфак.

3. Панюкова Елена, 1-й курс, истфак.

4. Кобелецкий Алексей, 1-й курс, истфак.

5. Молодцов Олег, 1-й курс, истфак.

6. Соляник Наталия, 1-й курс, истфак.

Четвёртая группа. 22 мая 1988 года. Научный руководитель Игорь Николаевич Даниленко, кандидат исторических наук, зав. Крымским отделением Института археологии АН УССР.

Состав группы:

1. Сёмина Диана, 1-й курс, истфак.

2. Санина Инна, 1-й курс, истфак.

3. Молодцов Олег, 1-й курс, истфак.

4. Денисенко Алексей, 1-й курс, истфак.

5. Приз Николай, 1-й курс, истфак.

6. Головацкий Сергей, 1-й курс, истфак.

7. Коваленко Игорь, 1-й курс, истфак.

8. Евсеев Андрей, 1-й курс, истфак.

9. Пивоварова Наталия Борисовна, научный сотрудник лаборатории математического анализа при физическом факультете Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе.

10. Пивоваров Владимир Георгиевич, доктор физико-математических наук, профессор, Симферопольский государственный университет им. М.В. Фрунзе, физический факультет.

11. Гуркович Алексей, ученик 5-го класса 9-й средней школы г. Симферополя.

Все участники экспедиции (март—май 1988 года) трудились совершенно безвозмездно, с научным увлечением и настоящим энтузиазмом. И тем не менее, особо следует упомянуть Олега Молодцова, студента 1-го курса исторического факультета.

Он первый вышел на капитель, под которой были найдены человеческие кости и несколько небольших фрагментов деревянного гроба. Именно Олег Молодцов обнаружил значительную часть костных останков, которые с весьма высокой степенью уверенности могли принадлежать генералу А.К. Абрамову.

5. Судебно-медицинское исследование костных останков.

Весной 2000 года о найденных костных останках много было поведано Денису Юрьевичу Пономарёву. По профессии он — врач, работал судмедэкспертом, но живо интересовался различными историко-краеведческими вопросами, особенно теми, которые были связаны с медицинскими аспектами. Денис Юрьевич проявил живой интерес к моей информации и предложил сделать профессиональную экспертизу найденных костей. Он договорился со своим руководителем, который дал разрешение не просто провести экспертизу как всем, а сделать её (внимание!) безвозмездно, как говорится, в порядке исключения или оказания шефской помощи.

Для начала работы требовалось письмо, которое и было подготовлено на бланке Республиканского комитета по охране и использованию памятников истории и культуры:

«Начальнику Крымского республиканского
бюро судебно-медицинской экспертизы
Морозову И.С.

Уважаемый Игорь Семенович!

В Симферополе в период Крымской войны (1854—1856 гг.) умерли от ран и болезней более 36 тыс. воинов Русской армии. Они были похоронены в верховьях Петровской балки. Так образовалось Братское (Солдатское) кладбище, на котором предавали земле исключительно солдат. (Офицеры захоранивались на городском кладбище).

Исключением являлся командир 13-й пехотной дивизии генерал-лейтенант А.К. Абрамов. Он умер в 1886 году, став первым и единственным воином, который, не будучи участником обороны Севастополя, заслужил честь быть похороненным на кладбище «севастопольцев». Он, подчеркиваем, стал и единственным офицером, который нашел приют на Солдатском кладбище.

В начале 30-х годов мемориальный комплекс воинского кладбища был полностью разрушен. До настоящего времени сохранился, в частности, фрагмент памятника генералу А.К. Абрамову.

Во второй половине 80-х годов XX в. проводилось комплексное предреставрационное исследование Братского кладбища Крымскими мастерскими института «Укрпроектреставрация». Работы археологического характера осуществлялись силами студентов исторического факультета СГУ (руководители — кандидаты исторических наук А.Г. Герцен и И.Н. Храпунов). Результаты упомянутых работ дали неопровержимое доказательство местонахождения могилы генерала А.К. Абрамова, вскрытой и оскверненной злоумышленниками в 30-е годы.

Костные останки, обнаруженные в могиле А.К. Абрамова, в настоящее время хранятся в Республиканском комитете по охране и использованию памятников (ответственный — ведущий специалист Гуркович В.Н.).

В сентябре этого года планируется перезахоронение праха генерала А.К. Абрамова (с реставрацией в дальнейшем памятника на его могиле).

Просим Вас, в порядке исключения, повести идентификацию или дать общий анализ костных останков, найденных во время исследования могилы А.К. Абрамова.

Председатель Рескомитета И.А. Баранова

Понятно, что этот документ был подготовлен с согласия руководителя Рескомитета. Однако утром неожиданно Игорь Авенирович заявил, что письмо это он подписывать не будет. При этом он не объяснил причину своего отказа подписать документ, который ранее с ним был согласован... Одним словом, мною было получено разрешение от председателя Рескомитета отправить это письмо на бланке, но за моей подписью, что и было незамедлительно сделано.

В 2000 году Бюро судебно-медицинской экспертизы Республики Крым осуществило экспертизу найденных во время проведения исследовательских работ на месте разграбленной могилы А.К. Абрамова.

Данная глава состоит из концептуальных выписок из «акта судебно-медицинского исследования»:

«На основании направления начальника научного отдела Крымского республиканского комитета по охране и использованию памятников истории и культуры Гурковича В.Н. от 20.08.2000 г. в отделении медицинской криминалистики судебно-медицинской лаборатории Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Крым судебно-медицинским (и) экспертом (и) Пономаревым Денисом Юрьевичем произведено исследование костей скелета, обнаруженных в процессе археологических раскопок Симферопольского Братского кладбища, расположенного в верховьях Петровской балки, на месте предполагаемой могилы генерала Абрамова А.К. Исследование начато 20.08.2000 г. Исследование окончено 02.09.2000 г.

В отделение доставлены:

1. Бедренные кости — 3 шт.

2. Большие берцовые кости — 3 шт.

3. Локтевые кости — 2 шт.

4. Ребро, 1-е левое.

5. Фрагмент грудины.

6. Грудные позвонки — 5 шт.

7. Шейные позвонки — 2 шт.

8. Поясничные позвонки — 3 шт.

9. Тазовые кости — 2 шт.»

Далее следуют главы о том, как, при каких обстоятельствах и какими методами производилось исследование всех представленных к экспертизе костных останков. В силу особой специфики дела данный материал понятен, естественно, только специалистам, имеющим медицинскую подготовку. Поэтому текст со страниц 2, 2 оборот, З, 3 об., 4, 4 об., 5, 5 об., 6, 6 об., 7, 7 об. не воспроизводится. «Заключение» (стр. 7 об., 8) приводится полностью:

«1) Представленные на исследование кости скелета (бедренные, большие берцовые, локтевые, тазовые, ребро, тело грудины, поясничные, грудные и шейные позвонки), обнаруженные в процессе археологических раскопок на Симферопольском Братском кладбище, расположенном в верховьях Петровской балки, на месте предполагаемой могилы Абрамова А.К., принадлежат скелету не менее, чем 4-х человек.

2) Анатомо-морфологические признаки костей указывают на принадлежность их скелету лиц мужского пола.

3) Биологический возраст индивидов (не менее, чем 3-х), которым принадлежали бедренная кость № 3, большие берцовые кости № 1—3, локтевые кости № 1,2 составлял менее 40 лет и, вероятнее всего, приходился на 4-е десятилетие Биологический возраст индивида (индивидов?), которому (которым) принадлежали бедренные кости № 1—2, левая тазовая кость № 1, тело грудины, первое ребро, поясничные, грудные и шейные позвонки, составлял более 40 лет и находился в диапазоне 45—62 лет.

4) Учитывая, что возраст генерала А.К. Абрамова на момент смерти составлял 50 лет (1836—1886 гг.), то не исключено, что представленные на исследование бедренные кости № 1—2, левая тазовая кость № 1, тело грудины, первое ребро, поясничные, грудные и шейные позвонки принадлежали его скелету, поскольку медико-криминалистические данные, позволяющие отнести эти кости к скелетам нескольких индивидов, отсутствуют.

5) Микрохимическим контактно-диффузионным исследованием установлено, что окрашивание некоторых из представленных костей скелета (шейных и грудных позвонков, первого ребра) обусловлено длительным контактом их с медьсодержащими предметами, которые располагались на трупе в области груди и шеи. Не исключено, что источником окислов меди могли служить какие-либо элементы предметов одежды покойного (например, пуговицы).

Врач судебно-медицинский эксперт Д.Ю. Пономарев».

К текстовому материалу прилагается Контактограмма с наружной поверхности грудного позвонка: «Положительная реакция на медь — оливково-зелёное окрашивание».

Следует, кроме всего повторить, что исследовательский раскоп на кладбище охватывал площадь свыше 27 кв. м, при глубине — от 0,6 до 1,8 м. Поэтому здесь были найдены кости не одного, а трех индивидов. При этом кости индивида, имеющего ориентировочный возраст 50 лет, составляли большинство. Фрагменты костей и кости более молодых индивидов, вероятно, были изъяты злоумышленниками в 1920—30-х годах из других могил и выброшены затем произвольно.

Итак, с довольно большой степенью уверенности можно предположить, что исследуемые кости условно 50-летнего мужчины принадлежали костяку А.К. Абрамова.

6. Неудавшаяся попытка захоронить останки генерала А.К. Абрамова и останки русских солдат периода Крымской войны.

В результате исследования судмедэкспертом Д.Ю. Пономаревым представленных останков последние были разделены на две группы. Первая группа — останки, которые могли принадлежать костяку пятидесятилетнего А.К. Абрамова. Вторая группа — останки более молодых людей, которые, весьма вероятно, могли быть солдатами Русской армии, умершими в госпиталях Симферополя в годы Крымской войны.

Как ни странно, но достойно предать земле останки погибших оказалось сложно. Поэтому, не получив поддержки в светских организациях, решил обратиться за помощью к православной Церкви. Предварительно, через знакомого служителя Патриархии, я устно передал суть проблемы. В ответ меня попросили сказанное изложить письменно, желательно официально, что мною и было сделано. Так появилось письмо от 5 мая 2001 года (исх. № 400 Рескомитета по охране памятников истории и культуры), которое приводится полностью:

«МИТРОПОЛИТУ СИМФЕРОПОЛЬСКОМУ И КРЫМСКОМУ ЛАЗАРЮ

Ваше высокопреосвященство!

В ответ на Ваш запрос сообщаю, что на протяжении 1985—1990 годов, мне, искусствоведу 1-й категории Крымских мастерских института «Укрпроектреставрация», довелось принимать участие в разработке первой фазы проекта возрождения Братского кладбища русских воинов периода Крымской войны в г. Симферополе на Петровской балке.

Для определения местонахождения часовни (руинирована на 100%) и ее параметров пришлось проводить исследования археологического характера. Работы проводились под наблюдением кандидатов исторических наук А.Г. Герцена и И.Н. Храпунова, профессора Г.М. Бурова (все из Симферопольского государственного университета) и кандидата исторических наук В.Н. Даниленко (заведующего Крымским отделом Института археологии АН УССР).

В работах принимали участие работники Крымского краеведческого музея, студенты Симферопольского госуниверситета, курсанты Симферопольского высшего военно-политического строительного училища, добровольные помощники из числа жителей Симферополя и учащихся средних школ города.

В процессе работ было точно определено и место захоронения генерал-лейтенанта Александра Константиновича Абрамова, умершего на службе в 1886 году. Он стал первым и единственным военным, который, не будучи участником обороны Севастополя, заслужил честь быть похороненным на Братском кладбище «севастопольцев». Случай был исключительный: Александра Константиновича похоронили с «Величайшего разрешения».

А.К. Абрамов принимал деятельное участие в среднеазиатских походах Русской армии под командованием М.Д. Скобелева. В 1887 г. был назначен начальником Ферганской области. Награжден многими высшими российскими орденами, в том числе орденом Св. Георгия 3-й и 4-й степеней. Являлся действительным членом Русского Императорского Географического Общества. Могила А.К. Абрамова в послереволюционный период была варварски разрыта злоумышленниками. Поэтому в процессе археологического исследования в могиле были обнаружены фрагменты от разрушенной ранее часовни (в т.ч. значительных размеров капитель и металлические детали), небольшие фрагменты истлевшего гробового дерева и материи. Костные останки были перемешаны с землей, со строительным и бытовым мусором.

В 1990 году командование СВВПСУ выразило желание оказать содействие в предании земле человеческих останков со всеми воинскими почестями. Однако последовавший вскоре развал СССР, безвременье и расформирование училища отложили на длительный срок осуществление этой погребальной церемонии.

В конце 90-х годов начался новый этап работ по возрождению памятников и благоустройству кладбища. 10 сентября 1999 года был освящен реставрированный памятник всем погибшим (условное название «От граждан Симферополя над местом погребения воинов Крымской армии, павших за Веру, царя и Отечество в 1854 и 1855 годах»). Однако в спешке и в силу, как говорится, «межведомственных неувязок», человеческие останки не были преданы земле.

Через год произошли аналогичные действия: 10 сентября 2000 г. был освящен реставрационный памятник генералу А.К. Абрамову (без предания останков земле).

Надо особо отметить, что обнаруженные в период археологических исследований костные останки в районе могилы генерала Абрамова были в августе 2000 года переданы в Бюро судебно-медицинской экспертизы Автономной Республики Крым (г. Симферополь, ул. Р. Люксембург, 27).

Анализ останков осуществил судебно-медицинский эксперт Д.Ю. Пономарев. Результаты были изложены в «акте судебно-медицинского исследования» от 2 сентября 2000 г., где, в частности, с весьма высокой степенью вероятности, определены костные останки, которые могли принадлежать А.К. Абрамову. В настоящее время останки находятся в Рескомитете по охране и использованию памятников.

Прошу Вас внимательно вникнуть в суть не решенного до логического завершения вопроса и оказать содействие в предании земле по христианской традиции останков генерала А.К. Абрамова и воинов России, погибших в годы Крымской войны.

С глубоким уважением,
Начальник научного отдела Рескомитета по охране памятников
В.Н. Гуркович»

К письму прилагались:

1. «Акт судебно-медицинского исследования» от 2 сентября (на 9 листах);

2. Ксерокопии схемы расположения часовни и могилы генерала А.К. Абрамова и пяти аннотированных фотографий;

3. Ксерокопии статьи В. Гурковича «За веру, царя и Отечество», опубликованной в Крымской газете 31 августа, 2 и 7 сентября 1999 года.

Через месяц-другой один из служителей Патриархии устно передал мне мнение своего руководства. Оно заключалось в том, что Церковь готова принять участие в траурной церемонии, но вся организационная и техническая подготовка должна быть осуществлена той стороной, которая инициировала перезахоронение останков...

Одним словом, круг замкнулся.

7. Останки генерала А.К. Абрамова сгорели в пожаре вместе с останками русских солдат.

Останки генерал-лейтенанта А.К. Абрамова были упакованы в целлофановый мешок и уложены в картонную коробку с соответствующей аннотацией.

Аналогичным образом во вторую коробку были уложены останки солдат Русской армии, умерших в госпиталях Симферополя в годы Крымской войны.

Эти коробки находились в помещении инспекции Республиканского комитета по охране памятников истории и культуры (ул. Гоголя, 14, 3-й этаж, правое крыло здания, фасад, выходящий на ул. Гоголя).

В ночь с 27 на 28 октября 2001 года произошел пожар. Источник возгорания находился на 2-м этаже, как раз под «кабинетом инспекции», расположенном на 3-м этаже. В ликвидации пожара были задействованы 9 единиц пожарной и вспомогательной техники, около 40 человек личного состава. Общая площадь пожара составила около 100 квадратных метров. На ликвидацию пожара потребовалось свыше 3-х часов.

Выгорели межэтажные перекрытия, дверные перегородки, сгорели мебель, книги, документы, оргтехника. Обо всем сообщили в то время украинская, крымская и симферопольская пресса и телевидение.

Средства массовой информации сообщили о пожаре многие детали и подробности, кроме дотла сгоревших двух картонных ящиков в «кабинете инспекции».

Понятно, что в бушующем огне сгорели останки генерал-лейтенанта Русской армии и члена Императорского Русского Географического общества А.К. Абрамова и останки русских солдат, умерших от ран в госпиталях Симферополя в годы Крымской войны.

К горькому сожалению, сгорели не дождавшиеся захоронения человеческие останки. Утрата эта невосполнима.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь