Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 2 (2009)»

О.А. Желтухина. «О создании историко-ландшафтной и музейной экспозиции на "Поле Альминского сражения"»

От событий Крымской войны (1853—1856 гг.) нас отделяет время более чем в полтора века, но вопросы взаимоотношений евразийской, европейской и мусульманской цивилизаций, которые решались в этой войне, являются актуальными и сейчас. В середине XIX в. противоречия между этими цивилизациями были доведены до такой степени, что решались военным путем. Главной ареной противостояния в годы войны стал Крымский полуостров, где с древнейших времен переплелись судьбы народов, представляющие различные культуры, различные религии, различные языковые группы.

Первым крупным полевым сражением в этой войне на территории Крыма стало Альминское сражение 8 сентября 1854 г., прошедшее в районе нижнего течения реки Альмы, (алма — в переводе с крымскотатарского — яблоко), протяженностью всего 84 км, но вследствие произошедших здесь военных действий известной во многих странах мира.

В сражении армия России, почти в два раза меньшая по численности, оказывала сопротивление объединенной армии трех стран: Англии, Франции, Турции, которые прислали в Крым свои лучшие войска. Линия противостояния войск составляла более семи километров. С обеих сторон в сражении были задействованы около 100 000 человек. Это сопоставимо с количеством участников сражения в Куликовской битве и превышает количество войск, принявших участие в Полтавской битве.

Значение сражения, в котором российская армия вынуждена, была отступить, император Николай I в письме к князю Варшавскому от 20 сентября 1854 г. охарактеризовал так: «Кажется, и неприятель пострадал сильно от нашей картечи, иначе мудрено объяснить, что он не преследовал, до 14-го (26) ничего не предпринимал против Севастополя, и, наконец, что дозволил совершить столь трудное фланговое движение у себя под носом, не препятствуя ему, хотя движение это спасло отряд и дало Меншикову восстановить дела, став на своих сообщениях — на пути подкреплений, к нему следующих, и в левом фланге, и угрожая тылу неприятеля»1.

Как видим, император отметил то, что после Альминского сражения удалось сохранить основную часть войск, противник не решился сразу штурмовать Севастополь. Это позволило подготовить город к защите и прославить его впоследствии 349-дневной героической обороной. Кроме того, после сражения удалось расположить русскую армию так, что создалась возможность угрожать тылу союзников и сохранить пути сообщения с Россией для получения подкреплений.

По свидетельству участника битвы, офицера французской армии Леона Герена, герцог Г. Кембриджский, после окончания Альминского сражения, воскликнул: «Еще такая же победа, и у Англии не будет армии»2, то есть, он оценил значение достигнутого успеха как «Пиррову победу».

Цель создания мемориально-ландшафтной экспозиции на поле Альминского сражения: «дать возможность посетителю попытаться самому оценить значение ...поля сражения как военной позиции, получить образное представление о происходивших здесь маневрах и боевых действиях обеих сторон. Для этого надо увидеть местность в определенной последовательности, остановить и зафиксировать его внимание в ключевых точках, дать в определенных местах ту или иную информацию»3. Надо, «чтобы поле битвы заговорило, чтобы внешне обычные поля, овраги, перелески, связанные с историческими событиями, вызвали интерес, привлекли особое внимание...»4.

В связи с этим вспомним, что же представляло собой Альминское поле во время сражения. Тогда, на правом берегу Альмы, более пологом, чем левый, в районе театра военных действий находились три небольшие татарские деревушки: Алма-Тамак (Песчаное), Бурлюк (Вилино) и Тарханлар (Красноармейское), вошедшее позже в состав с. Вилино. Тыл позиций русских войск был размещен у деревень: Аклес (Андреевка), Аджи-Булат (Угловое) и Орта-Кисек (Свидерское), вошедшее сейчас в состав с. Угловое.

Рядом с деревнями, на правом берегу реки, росли густые сады, окруженные оградами, сложенными из бутового и речного камня. Сады доходили до самого берега реки и могли служить защитой для расположенных здесь 6-го стрелкового и сводного морского батальонов русской армии, а затем для наступающего противника, из штуцеров обстреливающих позиции русских войск.

На правом берегу реки, напротив деревни Бурлюк, были посажены виноградники, и часть берега у Альмы занимали заросли ольхи и ракитника. Но, как оказалось, жизнь может спасти даже выросший в овражке, на поле, простой цветок незабудки.

Участник сражения, всемирно известный писатель Гектор Мало, бывший в Альминском сражении капралом Иностранного Легиона, входившего в состав 1-й дивизии генерала Ф. Канробера, вспоминал, что «он, увидев красивый цветок незабудки, росший в небольшом овражке, спустился за ним, и в это время над его головой пронеслась с визгом картечь. Поднявшись, он увидел, что все его товарищи убиты или умирают от ран...»5.

Села, находившиеся в районе сражения, между собой были соединены проселочными дорожками. Часть этих дорожек подходила к бродам на Альме. Этими бродами впоследствии, воспользовался противник, чтобы переправить через реку войска и артиллерию. Кроме того, берега Альмы, недалеко от с. Бурлюк, соединял деревянный мост. По мосту и по балке, спускающейся к Альме, проходила главная дорога — из Евпатории в Севастополь. Во время сражения у моста находились саперы русской армии.

Большая часть русских войск в Альминском сражении была размещена на левом, более крутом берегу реки Альмы. По свидетельству капитана Углицкого полка М. Енишерлова, бывшего во время сражения рядом с командующим 16-й пехотной дивизией генералом О.А. Квицинским6: Войска наши перед сражением, левым флангом примыкали к дороге, идущей из деревни Алма-Тамак, через овраг, к деревне Аджи-Булат. Здесь на вершине горы, за виноградниками, в первой линии, находились пятые и шестые батальоны Белостокского и Брестского пехотных полков, занимая позиции до дороги, которая шла от Бурлюкского брода; имея во второй линии Тарутинский егерский полк, в резерве Московский пехотный полк и легкую № 4 батарею 17-й артиллерийской бригады.

Пространство на две версты от моря до нашего левого фланга не было занято войсками: только 2-й батальон Минского пехотного полка был выслан к деревне Аклес, для прикрытия долины Улукул.

Битва на Альме 8 сентября 1854 г. Рис. капитана Г. Клиффорда

В центре нашей позиции, перед телеграфом, у подошвы горы стояли легкая № 1-го и № 2-го батареи 16-й артиллерийской бригады, в количестве 18 орудий, так как для всех 24 орудий здесь не было удобного места. Батареи находились в 300 метрах от реки, позади артиллерии, был размещен на склонах покатых террас Бородинский Его Императорского Величества Наследника Цесаревича полк.

Командующий армией А.С. Меншиков обозревал поле битвы с вершин высот к юго-востоку от телеграфа7. Его адъютант А.А. Панаев так описывал ставку главнокомандующего: «Потом он выбрал высоту на площадке, на которой велел мне расположить его ставку. Это была маленькая для помещения одного человека сделанная палатка; подле нее другая, солдатская для прислуги, и третья, для ефрейторского караула. Возле ставки князя и мы разбили себе несколько палаточек»8. Побывавший на Альме адмирал В.А. Корнилов так описал в своем дневнике ставку А.С. Меншикова: «Шатер его раскинут на такой высоте, что кругом видно на 30 верст. Телескоп огромной величины наведен на неприятельский лагерь и флот»9. Рядом со ставкой была и башня с телеграфом.

5 сентября к А.С. Меншикову приехал местный помещик Павел Ревелиоти. Он сказал, что знает, где находятся в Контуганской округе большие склады сена, и что они могут попасть в руки противника. Тогда А.С. Меншиков выделил ему офицера и несколько казаков полка Тацина, и они сожгли сено рядом с Бейликом и Крымча. Именно в этих местах, накануне Альминского сражения неприятельские войска остановились на ночлег10.

Когда, в начале сражения, было замечено движение неприятеля через с. Алма-Тамак, командующий армией поехал на левый фланг русских войск, чтобы дать распоряжения генерал-лейтенанту В.Я. Кирьякову.

На правом фланге русских войск, в эполементе, находились 12 (по другим сведениям — 8) артиллерийских орудий, № 1 батареи, 16-й артиллерийской бригады. Они могли обстреливать как брод на Альме, так и мост через Альму, расположенный ниже брода. Слева и справа от эполемента, по два батальона с одной и другой стороны, был размещен егерский Великого князя Михаила Николаевича полк. За ним, во второй линии стоял Владимирский пехотный полк. Далее, в лощине за правым флангом, находились Углицкий егерский полк и донские батареи.

Напротив села Тарханлар, в первой линии, в 700 метрах от реки, был расположен Суздальский пехотный полк с легкими № 3 и № 4 батареями 14-й артиллерийской бригады.

Позади Курганной высоты проходили две дороги, шедшие от трактира деревни Тарханлар к реке Каче, между этими дорогами стояли правее пехоты казаки и составляли крайний правый фланг войск.

Резервные войска: три батальона Минского пехотного полка, Волынский пехотный полк и гусары были размещены недалеко от Евпаторийской дороги, за центром наших позиций, в ложбине, соединяющейся с долиною У луку л.

Командующий правым флангом русских войск, начальник 6-го пехотного корпуса генерал П.Д. Горчаков и командующий 16-й пехотной дивизией генерал О.А. Квицинский, некоторое время находились на Курганной высоте и оттуда обозревали поле битвы. Когда военные действия стали смещаться к эполементу, они с высоты спустились к сражающимся полкам.

Перед сражением противник от устья Альмы до мыса Улукул выстроил боевые корабли, которые утром 8 сентября обстреляли долину Улукул.

Затем 2-я дивизия французской армии генерала П. Боске, названного позже «Ахиллом французской армии», пройдя по дороге через деревню Алма-Тамак, переправилась вброд через Альму и по узкому оврагу, рядом с мысом, недалеко от берега моря, который для войск считался недоступным, хотя местные жители — татары по этой дорожке возили в Севастополь на продажу сено, арбузы и другие продукты, поднялась на плато. 2-й батальон Минского пехотного полка стал отходить от Аклеса по долине Улукул, к селу Орта-Кисек, ибо силами одного батальона не мог удержать свои позиции.

Далее от оврага, по которому поднялись французы, берег Альмы имеет обширные площадки в виде покатых террас. Здесь и стали сосредотачиваться войска. Когда на помощь Минцам подошла артиллерия и Московский пехотный полк, переброшенные А.С. Меншиковым из резерва, а также оставшиеся батальоны Минского пехотного полка, у деревни Орта-Кисек началось сражение между этими частями русских и французских войск. При этом Минский и Московский пехотные полки левым флангом занимали позиции близ Орта-Кисека, правым у дороги, ведущей от Алма-Тамака к реке Каче.

Вслед за 2-й французской дивизией П. Боске на плато стала подниматься 1-я французская дивизия генерала Ф. Канробера. Она по оврагам берега реки и Алма-Тамакской дороге, поднялась на высоты во фланг Московского пехотного полка против Большого Белого дома.

Третья французская дивизия — генерала принца Наполеона, переправилась через реку против телеграфа и стала наступать на войска генерала В.Я. Кирьякова, командовавшего левым флангом и известного фразеологизмом — «шапками закидаем». Этот фразеологизм, пришедший в русский язык с берегов Альмы, встречается в сочинениях А.К. Толстого «Смерть Иоанна Грозного» и Н.Г. Помяловского «Мещанское счастье».

Зуавы и турки форсируют Альму 8 сентября 1854 г.

Войска генерала В.Я. Кирьякова, под натиском французов, стали отступать за телеграф. Отчаянно сражавшиеся на левом фланге, Минский и Московский пехотные полки и даже на время захватившие французские пушки11, так же своими силами не смогли остановить две французские дивизии: П. Боске и Ф. Канробера. Они стали отходить к селу Аджи-Булат.

Вслед за французами в сражение вступили англичане. Английские войска были выстроены от села Бурлюк до села Тарханлар в две линии. Первую линию англичан составляли дивизии Л. Эванса и Дж. Броуна, с одной артиллерийской батареей в центре, а вторую линию — дивизии Р. Ингланда и герцога Г. Кембриджского. Они наступали на правый фланг русских войск.

Бригады Буллера и Колен Кемпбля заняли сады между Бурлюком и Тарханларом, а бригада В. Кондрингтона устремилась к мосту. Первая атака англичан была неудачной. Не выдержав ударов русской артиллерии, отпора штуцерных Бородинского и егерского Великого князя Михаила Николаевича полков, англичане отступили от моста за Бурлюкский трактир.

После чего, английские войска, расположенные между Бурлюком и Тарханларом, начали переправу, вместе с артиллерийскими орудиями по броду через Альму. В то же время, другая часть английских войск, находившихся против моста, предприняла новую атаку на мост.

Командующий правым флангом русских войск П.Д. Горчаков направил егерский Великого князя Михаила Николаевича полк к мосту. Англичане стали обстреливать полк издали. Командир полка полковник И.Н. Селезнев погиб.

Разрозненные части Великого князя Михаила Николаевича полка стали отступать, двигаясь прямо на эполемент. Русская артиллерия, расположенная за этим укреплением, прекратила стрельбу. Англичане, воспользовавшись этим, стали наступать на эполемент и овладели им.

Тогда Владимирский пехотный полк, стоявший за эполементом, ударил в штыки, выбил неприятеля с занятой позиции, стрелял англичанам в спину и отбросил их на 700 метров к реке. Французы, видя, что очередная атака англичан отбита, направили свою артиллерию на помощь англичанам. Много солдат и офицеров Владимирского пехотного полка погибло и от обстрела этих батарей. Жаркая схватка продолжалась у эполемента.

Около четырех часов длился неравный Альминский бой. «Сколько усилий, сколько жертв, стоило это сражение! И начальники, и подчиненные, и генералы, и солдаты одинаково жертвовали собой, истощая все усилия ума и физической силы, превозмогая жажду, усталость...»12.

Чтобы избежать окружения превосходящим по численности противником, армия России стала отступать. Углицкий и Волынский полки, артиллерия прикрывали отступление.

Русская армия отступила к деревне Эфенди-кой (Айвовое) на реке Каче, где ее основные силы собрались к девяти часам вечера.

В Альминском сражении армия России потеряла убитыми: 46 офицеров и 1775 нижних чинов, ранеными 84 офицера, в том числе 4 генералов и 3085 нижних чинов. Потери союзников в сражении ранеными и убитыми составили более 4-х тысяч человек.

Помощь пострадавшим на поле Альминского сражения оказывала первая в мире сестра милосердия Даша Севастопольская.

Вновь, русские войска прошли через Бурлюк и Альму в январе 1855 г. Тогда готовилось сражение за Евпаторию. 26 января 1855 г. в Бурлюке, в доме артиллериста Мартынова ночевали генерал С.А. Хрулев, Волков и А.А. Панаев, а утром на следующий день верхом выехали к Евпаторийскому отряду13.

Два дня после Альминского сражения союзники хоронили погибших. Не все могилы, в которых были похоронены как русские солдаты, так и солдаты союзников, известны сейчас. Кресты, установленные над могилами павших воинов, не всегда обновлялись, поле неоднократно распахивалось.

Решающая схватка противников в Альминском сражении

К тому же в 1883 г. английский вице-консул в Севастополе, капитан Гарфорд, просил разрешения перенести один памятник из д. Бур люк на английское кладбище в Севастополе. Для этой цели из Англии в Крым приезжал генерал Конолли14.

Большая часть сохранившихся в настоящее время могил на поле Альминского сражения находится в районе эполемента, где потери с обеих сторон были особенно велики. После сражения, по свидетельству очевидцев, тела мертвых и раненых лежали здесь одни на других целыми грудами.

В настоящее время эта часть поля окружена забором. За ограждением есть захоронения и 1854 г., и перезахоронения 80—90-х годов XX в. Тут же — перезахоронения 2007 г. и 2009 г., проведенные после археологических исследований.

Известно, что к 1917 г. на поле Альминского сражения было не менее 16 памятников15. Пять из 16 упомянутых памятников были установлены С.И. Кази, братом Севастопольского городского головы — М.И. Кази, потомком А. Кази, служившим с 1775 по 1805 г. в Балаклавском греческом батальоне.

Кроме этого, чтобы сохранить память о прошедших событиях, в начале XX в. на перроне станции «Алма» была установлена надпись: «Поле Альминского сражения».

Большая часть русских, английских и французских памятников, которые были за пределами кладбища, к настоящему времени разрушена. Поле много лет используется для выращивания сельскохозяйственных культур, в основном винограда.

Из свидетелей исторических событий, произошедших в Альминской долине 8 сентября 1854 г. в с. Вилино (б. Бурлюк), сохранилась, хотя и перестроенная после военных действий, дворянская усадьба, в которой накануне сражения жила М.П. Анастасьева (урожденная Мавромихали). Эта женщина славилась красотой, хорошим образованием, любовью к музыке, которую прекрасно понимала. Некоторое время она была классной Дамой в Пансионе благородных девиц в Одессе16. М.П. Анастасьева была женой крупного инженера, дослужившегося до звания генерал-лейтенанта — К.Н. Анастасьева.

Он родился в 1796 г. Образование получил в институте Корпуса инженеров путей сообщения. Знал русский, французский и греческий языки, в высшей степени освоил высшую и прикладную математику, курс построений, полевую и прикладную фортификацию, минералогию. На службу К.Н. Анастасьев вступил в 1815 г. Служил в Херсонской губернии, был дивизионным инженером 2-й Кирасирской дивизии в Елисаветграде, исполнял обязанность председателя комитета по строительству этого города. В 1835 г. получил знак «Беспорочной службы за 20 лет»17.

В 1837 г., в звании подполковника, К.Н. Анастасьев был переведен для строительства сухих доков в Севастополь и в декабре того же года получил звание полковника18. По рекомендации генерал-адъютанта М.П. Лазарева, К.Н. Анастасьев вступил в состав Таврического дворянства, так как имел хлебопахотные и сенокосные земли при деревне Кадыр-балы Евпаторийского уезда. После Севастополя К.Н. Анастасьев находился на службе в Одессе, Николаеве.

В литературе о Крыме Бурлюкская усадьба известна романтической историей любви композитора А.Н. Серова к хозяйке дома М.П. Анастасьевой19. А.Н. Серов в течение восьми лет, с 1846 г. по 1854 год, часто бывал в Бурлюке и почти до конца своей жизни переписывался с М.П. Анастасьевой. Так, еще в 1862 г., через 16 лет после начала их знакомства, он писал Марии Павловне: «Я готов бы, кажется, пешком выйти к тебе навстречу в Крым»20.

Накануне Крымской войны, 13 августа 1853 г. А.Н. Серов спрашивал в письме из Крыма у Д.В. Стасова: «Видна ли у вас комета, очень замечательная? У нас она является каждый вечер вскоре после заката солнца, почти на самом западе, и невысоко над горизонтом»21.

Такие явления на небе в этнографии русского народа объясняются обычно как предзнаменование какой-то беды и даже войны. И это соответствует христианскому мировоззрению о «великих знамениях с неба».

У Марии Павловны и ее мужа К.Н. Анастасьева, вместе с которым перед началом Крымской войны она не жила, было трое детей: дочь Софья, старшая по возрасту, и сыновья — Виктор и Александр.

Устье р. Альма. 2009 г. Фото А.А. Волошинова

Фактически хозяйкой Бурлюка накануне войны была С.К. Анастасьева, которой Бурлюк был передан как приданое. В 1848 г. 17-летняя Софья венчалась в Симферопольской Александровской церкви с 28-летним офицером Н.Е. Беловодским.

Н.Е. Беловодский получил воспитание в Санкт-Петербурге, в Дворянском полку, в 1837 г. поступил на службу прапорщиком, а в годы Крымской войны был жандармским штабс-капитаном.

В это время супруги С.К. и Н.Е. Беловодские постоянно жили в Симферополе. У них были дочери: Ольга, Надежда и Анастасия.

Кроме усадьбы, виноградного сада и 700 десятин пашни рядом с деревнями Алма-Тамак и Бурлюк Беловодские были хозяевами еще 3300 десятин пахотной земли в Перекопском уезде22.

После подписания Парижского мирного договора штабс-капитан Н.Е. Беловодский, назначенный городничим Евпатории, принимал 18 мая 1856 г. город у союзников. Он подписал в Евпатории акт передачи города российским властям, составил документы о состоянии города на момент передачи, отметил количество разрушенных домов и то, что город нуждается в санитарной обработке23.

После окончания службы Н.Е. Беловодский жил с семьей в Бурлюке, был гласным в Симферопольской уездной земской управе, занимался вопросами освобождения крестьян по реформе 1861 г. Могилы Н.Е. и С.К. Беловодских сохранились на сельском кладбище с. Вилино до наших дней.

Сын М.П. Анастасьевой — Виктор Анастасьев, в период Крымской войны окончил Императорское училище правоведения и, согласно предписанию командования 14-пехотной дивизии от 26 октября 1855 г. № 28887 был зачислен унтер-офицером в Минский пехотный полк, защищавший с. Бурлюк в Альминском сражении. После окончания Крымской войны он был награжден бронзовой медалью «В память о войне 1853—1856 гг.» для ношения на Андреевской ленте. Позже В.К. Анастасьев служил в Тобольском пехотном Его Императорского Высочества Великого князя Сергея Александровича полку, а потом в Киевском гусарском Великого князя Николая Максимилиановича полку24.

В феврале 1858 г. В.К. Анастасьев вышел в отставку и был в отставке до января 1863 г. Затем, в соответствии со специальностью, он служил в судах Изюма, Симферополя, Ялты, Одессы, Севастополя, был председателем Елисаветградского окружного суда. Добросовестная служба В.К. Анастасьева была отмечена орденом Св. Станислава 2-й степени25.

Женился В.К. Анастасьев на дочери великобританского подданного — Нине Робертовне Джаксон. В 1863 г. у них родилась дочь, названная в честь бабушки Марией. Ее крестили в Симферопольской греческой Троицкой церкви, восприемниками новорожденной были: дед генерал-лейтенант К.Н. Анастасьев и тетя С.К. Беловодская. Позже в семье В.К. и Н.Р. Анастасьевых появились дочери: Ольга, Ида, Валентина и сын Глеб, восприемницей которого была бабушка — Мария Павловна. Впоследствии Глеб Анастасьев стал морским офицером.

Наиболее известным участником Крымской войны из семьи Мавромихали-Анастасьевых, стал А.К. Анастасьев. Он, как и его брат, Виктор, родился в Елисаветграде, но на год позже, в 1837 г., в год гибели А.С. Пушкина, и был назван именем поэта. При крещении, его восприемниками были: начальник 2-й кирасирской дивизии генерал-лейтенант А.А. Яхонтов и тетя Елена Мавромихали26. В 1854—1855 г. Александр Анастасьев постоянно находился в Крыму, в составе действующей армии, кроме времени лечения в Симферополе с 28 мая по 16 июня 1855 г.27. 17-летним юношей он защищал с. Бурлюк в Альминском сражении в составе Минского пехотного полка и в ноябре этого же года был произведен в подпрапорщики. А.К. Анастасьев участвовал практически во всех сражениях Крымской войны, включая бой под Евпаторией; в обороне Севастополя, в ночных вылазках с бастионов города. За что и был награжден орденами: Св. Анны 4-й ст. «За храбрость» и Св. Станислава 3-й ст.28 Впоследствии А.К. Анастасьев был губернатором в ряде губерний России и стал членом Государственного Совета.

Бурлюкская усадьба связана с событиями Крымской войны еще тем, что перед сражением у М.П. Анастасьевой был командующий русскими войсками А.С. Меншиков, а после сражения здесь на некоторое время останавливался командующий английскими войсками Ф.С. Раглан29.

Рядом с усадьбой Анастасьевых-Беловодских находится еще целый ряд старых зданий, значит, усадьба сохранилась в комплексе с хозяйственными постройками.

Из исторической застройки на поле Альминского сражения сохраняется эполемент, возведенный участниками сражения 8 сентября 1854 г. Эполемент — это русское артиллерийское земляное укрепление. Он дуговидной формы, длиной около 200 метров. Исследование части эполемента, проведенное археологом Бахчисарайского музея И.И. Лободой, позволяет определить места расположения артиллерийских орудий.

Усадьба Анастасьевых-Беловодских в с. Вилино (б. Бурлюк). Фото А.А. Волошинова

Они были установлены, по-видимому, там, «где между углублениями — щелями не было каменных вымосток. Таких мест с тыльной стороны эполемента было 12»30. Удалось обнаружить и укрытия для артиллеристов и оружейной прислуги, то есть, ложементы.

После окончания Крымской войны, в 1856 г. архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий посетил Бурлюк — «место Альминской битвы. Здесь он шел тихо, по местам останавливаясь, внимательно осматривал поле битвы, с подробностью расспрашивал очевидцев о деле, слушал чтение реляции о сем князя Меншикова. У моста, где была самая сильная схватка сражавшихся, на площадке, велел поставить часовню в виде пирамиды, для ежегодного поминания убитых в день сражения»31. Но часовня на поле сражения была заложена только в 2008 г.

Предложения по музеефикации поля Альминского сражения высказывались неоднократно.

Это поле может стать единственным на сегодняшний день музеефицированным полем сражения в мире времени Крымской войны. Оно могло бы быть мемориально-ландшафтным музеем, рассказывающим о событиях того времени, уникальной памятной территорией не только для стран бывшего СССР, но и для стран противников России в этой войне. Напоминанием о том, что, говоря словами Л.Н. Толстого, «...вопрос, не решенный дипломатами, еще меньше решается порохом и кровью... Одно из двух: или война есть сумасшествие, или, ежели люди делают это сумасшествие, то они совсем не разумные создания, как у нас почему-то принято думать»32.

На поле сражения могли быть популярными пешие и конные экскурсии, во время которых рассказывалось бы о событиях 8 сентября 1854 г. Для этого, кроме установки охранной зоны, сохранения и поэтапного восстановления первоначального ландшафта, необходимо воссоздать разрушенные в советский период памятники, отреставрировать сохранившиеся, рядом с памятными местами сражения установить новые памятные знаки, обозначить: места расположения полков, артиллерийских батарей, ставки главнокомандующего, направления основных ударов противника и др.

При прокладке экскурсионных маршрутов нужно учитывать расположение старых проселочных дорог, которые соединяли деревни, находившиеся в районе сражения, сохранить историческую застройку в близлежащих селах и эполемент на поле сражения.

Рядом с полем должно быть построено музейное здание, где можно было бы разместить экспонаты, найденные на поле Альминского сражения во время археологических раскопок, и другие материалы, рассказывающие о сражении.

Здание музея должно вписаться в исторический пейзаж, в его архитектуре необходимо соединить черты архитектуры середины XIX в. и достижения современной архитектуры. На фасаде здания можно разместить доски с указанием полков, принявших участие в сражении.

Экспозиция музея тематически должна быть связана с уже имеющимися памятниками и экспозициями, посвященными Крымской войне (1853—1856 гг.): Панорамой обороны Севастополя, Малаховым курганом, Музеем Черноморского флота РФ, музеем Шереметьевых, не повторяя их.

В настоящее время рядом с полем Альминского сражения находятся несколько курортных поселков, проходит, как и в XIX в., дорога из Евпатории в Севастополь. Но в этом регионе Крыма нет ни одного государственного музея. Оригинальные экспозиции и высокохудожественные дизайнерские решения могли бы привлечь во вновь созданный музей немалое количество посетителей. При этом, поле сражения являлось бы главным объектом показа. Оно не должно превратиться в место для показа памятников современной архитектуры. «Посетителю... должны больше говорить подлинные элементы поля битвы, весь его ландшафт, укрепления, могилы и т. д., а не монументы, претендующие на самостоятельное художественное значение, отвлекающие зрителя от восприятия мемориального места»33. Строительство должно вестись в зоне регулируемой застройки.

В перспективе поле Альминского сражения могло бы привлечь внимание и многочисленных национальных культурно-исторических обществ Крыма.

Интересно и то, что на поле сражения сохранилось много археологических памятников. Создание Альминского филиала Бахчисарайского историко-культурного заповедника позволило бы сохранить не только ландшафт поля всемирно известного сражения, но и сохранять, изучать и музеефицировать памятники археологии, такие, как: Усть-Альминское позднескифское городище и некрополь, ряд других поселений и городищ античного и позднескифского времени на этой территории34. После проведения археологических раскопок в этом регионе в фондах Бахчисарайского историко-культурного заповедника только по Усть-Альминскому городищу и некрополю хранятся в настоящее время более 43 000 экспонатов, что составляет третью часть всех коллекций заповедника. Такое количество экспонатов позволяет создать музей, рассказывающий о ремеслах, торговле, религиозных верованиях и традициях поздних скифов. В Крыму, где открыты более 80 скифских городищ и селищ, должен быть и «Скифский музей».

Создание двух историко-ландшафтных экспозиций — исторической и археологической и трех музейных экспозиций: «Альминское сражение 8 сентября 1854 гг.», «Поздние скифы в юго-западном Крыму» и «Музей Дворянского быта» в усадьбе Анастасьевых-Беловодских в составе Альминского филиала Бахчисарайского историко-культурного заповедника стало бы вкладом в дальнейшее развитие заповедника, структура которого разработана почти двадцать лет назад и практически не изменилась до наших дней.

Литература и источники

1. Письмо императора Николая I кн. Варшавскому. 20 сентября 1854 г. // Русская старина. 1877, сентябрь. С. 168.

2. Перевод из соч. Герена о сражении при Альме // Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя (под редакцией Н. Дубровина). Санкт-Петербург, 1871. С. 352.

3. Горбунов А.В. Музеефикации полей сражения как объектов культурного наследия // Экологические проблемы музеев-заповедников. Материалы Десятой Всероссийской научной конференции. М., 2008. С. 58—59.

4. Там же. С. 56.

5. Ченнык С.В. Альма. 20 сентября 1854 года. Симферополь, 2004. С. 116.

6. Описание сражения, составленное капитаном Ениширловым // Материалы для истории... С. 272—323.

7. Описание сражения... С. 297.

8. Князь Александр Сергеевич Меншиков в рассказах бывшего его адъютанта Аркадия Александровича Панаева // Русская старина, 1877, январь. С. 128.

9. Тарле Е.В. Крымская война, т. 2, М.—Л., 1950. С. 128.

10. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 3129, с. 1.

11. Ляшук П.М. Сундуков С.Ф. Сражение на берегах Альмы. Симферополь, 2007. С. 55.

12. Описание Альминского сражения, составленное В.А. Ленчевским // Материалы для истории... С. 410.

13. Князь Александр Сергеевич Меншиков в рассказах бывшего его адъютанта Аркадия Александровича Панаева // Русская старина, 1877, июнь. С. 303.

14. ГААРК, ф. 26, оп. 1, д. 27946, л. 1—5.

15. Гуркович В. Памятники и памятные места Крымской войны. Альма. Симферополь, 2004. С. 35.

16. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 5514, л. 76.

17. Там же. С. 3.

18. Там же. С. 10.

19. Валит Моисей. Композитор А.Н. Серов в Симферополе // Крымские каникулы. Симферополь, 1981. С. 340—356.

20. Александр Николаевич Серов. Очерки и заметки. 1859—1866 гг. // Русская старина. 1878, т.

21. С. 170. 21. Александр Николаевич Серов. Очерки о музыке в письмах к Дм. и В.В. Стасовым и М.П. Анастасьевой. 1853—1859 гг. // Русская старина. 1877, октябрь. С. 346.

22. ГА АРК, ф. 49, оп. 1, д. 5864. С. 9.

23. Маркевич А. Таврическая губерния во время Крымской войны. Симферополь, 1994. С. 218.

24. ГА АРК. Ф. — 49, оп. 1, д. 5514. С. 120.

25. Там же. С. 129.

26. Там же. С. 108.

27. Вербицкая Л.В. Герой Крымской войны Черниговский губернатор А.К. Анастасьев из рода Мавромихали // Восточная (Крымская) война. 1853—1856 годов. Новые материалы и новое осмысление. Т. 2, Симферополь, «Крымский архив», 2005. С. 39.

28. Там же.

29. Сапожников С.А. Памятные места Крымской войны. Бурлюк и Альма // Научно-практическая конференция, посвященная 145-летию окончания первой героической обороны Севастополя. Симферополь, 2001. С. 36.

30. Гуркович В. Памятники и памятные ... С. 175.

31. Востоков Н.М. Иннокентий, Архиепископ Херсонский и Таврический. 1800—1857 гг. // Русская старина. 1879, апрель. С. 704.

32. Толстой Л.Н. Севастопольские рассказы. Киев, 1974. С. 29—30.

33. Горбунов А.В. Музеефикации Бородинского поля: программы и их реализация // Бородинское поле: музей и памятник. М., 2005. САЗ.

34. Пуздровский А.Е. Археологические памятники нижнего течения р. Альмы // Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Симферополь, 2008. С. 28—35.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь