Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Каждый посетитель ялтинского зоопарка «Сказка» может покормить любое животное. Специальные корма продаются при входе. Этот же зоопарк — один из немногих, где животные размножаются благодаря хорошим условиям содержания.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 2 (2009)»

А.А. Зубарев. «К 200-летию со дня рождения Н.И. Пирогова»

В медицинский науке среди многих известных ее деятелей выделяются несколько имен, которые навсегда остаются в истории. К таким великим ученым принадлежит Н, И. Пирогов, 200 лет со дня рождения которого исполняется в ноябре 2010 года.

Своими трудами исторического значения он обогатил многие области медицины, причем в одинаково высокой степени: он оставил нам выдающиеся труды по хирургии, топографической анатомии, общей патологии, а также педагогике и различным проблемам общественной жизни.

Пожалуй, наиболее ярким проявлением высочайших качеств Н.И. Пирогова — ученого, патриота, общественного деятеля является его участие в обороне Севастополя, огромная работа, которую он провел по организации помощи раненым и спасению их жизней. Это был подвиг огромной нравственной силы, получивший широчайший резонанс в русской общественной жизни: Н.И. Пирогов, наряду с другими легендарными защитниками Севастополя, стал национальным героем России.

В данном выступлении нам хочется сообщить Вам о редко упоминаемых отдельных фактах и событиях, происходивших во время пребывания Николая Ивановича в Севастополе.

Севастопольские лечебные учреждения встретили Н.И. Пирогова удивительным административным беспорядком, бюрократией, казнокрадством и лихоимством. Все эти явления вызвали у Пирогова резкую отповедь и протесты. Приведем только одну выдержку их письма: «...средств нет, палаток нет, лошадей и фур мало; куда везти больных, также еще хорошо не знают; все ближайшие госпитали уже переполнены, и везде воруют и везде беспорядок по-прежнему.

Генерал-штаб-доктор — пешка и только умеет поддакивать да хвалить то, что худо. В госпиталях нет ни одного лишнего матраца, нет хорошего вина и хинной корки, ни кислот... Что из всего этого хаоса точно хорошо, так это сестры милосердия... Если бы не они, так больные лакали бы вместо сытного супа помои и лежали бы в грязи»1.

А вот еще одна реплика об организации массового приема раненых в марте 1855 года: «Наша администрация, как всегда, была мало подготовлена к встрече событий»2. Оборотной стороной непорядков являлись излишние страдания раненых, высокая смертность, отсутствие организации в очередности хирургической помощи и т. д.

В борьбе со всеми этими неполадками большая роль принадлежала Пирогову. Он вмешивается в организацию лечебной сети, везет с собой в Севастополь опытных хирургов, обученных медсестер, добивается развертывания коечной сети, пытается наводить элементарный порядок в хозяйственной деятельности, наводит порядок на перевязочных пунктах. Сортировка раненых при их поступлении это и есть та новая организационная идея, которая стала незыблемой истиной военной медицины в последующие годы во всех армиях мира.

Наплывы громадного количества раненых повторялись после каждой рукопашной схватки (а оборона изобиловала такого рода эпизодами). Документы показывают, как трудно было справиться с потоком раненых в СМГ после Альминского сражения. Но и позднее дело наладилось не сразу.

Вспоминая о вылазке с Камчатского редута, когда было особенно много раненых, Пирогов пишет, что Гюббенет «...рассказывал мне про свое отчаяние... он и врачи в морском госпитале... распорядились тот час же, ночью, делать ампутации, а между тем раненых приносили все более и более и стеснили операторов до того, что им едва можно было двигаться...»3.

Севастопольский морской госпиталь (СМГ) или так называемый в некоторых документах — Главный морской госпиталь, был разрушен в результате первой бомбардировки Севастополя. В этом же письме Пирогов называет Морским госпиталем другой, временный морской госпиталь, располагавшийся по соседству, в морских казармах. В отличие от СМГ его именовали просто морской госпиталь.

Подытоживая опыт сортировки, Пирогов писал: «...при осаде Севастополя, невозможно было почти никогда справиться со всеми ранеными прежде 36 часов, а до введения моего порядка на перевязочных пунктах и гораздо долее. При больших бомбардировках продолжались ранние операции и в течение 48 часов»4.

Н.И. Пирогов возглавил замечательное патриотическое движение русских женщин — сестер милосердия. Он очень гордился тем, что это движение впервые зародилось в России. Каждый день работая рука об руку с великим хирургом, видя его необыкновенное профессиональное искусство и редкие человеческие качества, эти героические женщины боготворили Н, И, Пирогова, И он не переставал восхищаться их самоотверженным трудом, неутомимостью, хладнокровием, спокойствием, которые они сохраняли в тяжелейших условиях севастопольской обороны.

Деятельность медсестер была организована по трем самостоятельным направлениям — работа с ранеными и больными, работа в аптеке, хозяйственная деятельность5. В свою очередь в работе с ранеными труд медсестер применялся на всех этапах лечения — «участие в сортировке, помощь в перевязочной, уход за больными в стационаре и уход за умирающими и нетранспортабельными»6.

Позднее, когда была налажена регулярная транспортировка раненых и больных, «явилась потребность в новых услугах сестер: наблюдать за больными и ранеными во время пути». Было учреждено «особое отделение сестер, под названием транспортного»7. Первые отделения медсестер по прибытии их в Севастополь были направлены в главные перевязочные пункты города и лечебные точки сухопутных войск. В своем «Историческом обзоре» Пирогов пишет, что к весне 1855 г. «...только перевязочный пункт на стороне Корабельной и Морской госпиталь на Михайловской батарее, еще оставались без женского присмотра... Этот ощутительный недостаток пополнили вновь прибывшие... сестры 4-го отделения, под надзором сестры Будберг. На них была возложена обязанность ходить за ранеными на стороне Корабельной и в Михайловской батарее»8. Об этом же пишет Е. Бакунина9.

Как указывает Пирогов, непосредственно в СМГ работали медсестры Селиванова, Сапрановская, инокиня Ушакова, Стахович и, вероятно, некоторые другие. Таким образом, «В мае ...сестры Крестовоздвиженской общины действовали на всех перевязочных пунктах и во всех лазаретах Севастополя, ухаживали за ранеными, перевязывали и снабжали их чаем, кофеем и вином»10.

Отсутствие помещений и коечного фонда для лечения, трудности с доставкой питания, одежды, медикаментов и прочие, возникшие после нескольких бомбардировок Севастополя — все это делало город совершенно не пригодным для развертывания госпитальной базы обороняющегося города. Была и еще одна причина — город простреливался насквозь, и жизнь была в прямой опасности. Об этом сохранилось много свидетельств.

Вот что пишет в своих воспоминаниях Пирогов: «...Неприятель не щадил притонов раненых. Из 5—6 глазных перевязочных пунктов не оставалось, наконец, ни одного, который был вне выстрелов; на южной стороне города остались только два (Павловская и Николаевская батареи), прочие (морской госпиталь, дворянское собрание и частные дома) были разрушены бомбами»11.

В «Севастопольских письмах» Пирогов писал — «Морской госпиталь, выстроенный на ... горе, очищен от раненых, в него во время бомбардировки, несмотря на выкинутый красный флаг, летали бомбы, из которых одна упала между кроватями, лопнула, но не сделала вреда; рассказывают, как любопытный факт, что во время переноски больных падавшие на двор бомбы не повредили ни одного больного, ни одного служителя...»12.

Идея вывода госпитального фонда из-под действия огня противника принадлежит, видимо, Пирогову. Во всяком случае, в одном из писем его есть строки, которые позволяют сделать такой вывод; «транспорты раненых, наконец, сделались регулярнее, я предложил уже несколько недель тому назад, еще до бомбардирования, ... не держать раненых в Севастополе, а только оказывать им здесь первое пособие и тотчас же пересылать через бухту на Северную сторону... Вся надежда на транспорт, который только в последние 4 недели сделался довольно регулярным...»13.

Большое внимание Н.И. Пирогов уделял самой организации транспортов. Бакунина пишет: «Живо помню, как Николай Иванович Пирогов по нескольку часов сряду простаивал при отправке транспортов, и как, несмотря на дождь, грязь и темноту, он всякий день ходил в лагерь больных...»14.

К обслуживанию транспортов были привлечены и медицинские сестры. В «Историческом обзоре действий Крестовоздвиженской общины» Пирогов указывал: «Необходимость и несомненная польза этого учреждения уже оправдывается теперь на деле... Уже шесть раз сестры провожали более значительные из транспортов и преимущественно раненых и ампутированных»...15

Организация транспортировки подробно описана Е. Бакуниной. Поручая ей это трудное дело, Пирогов дал ей письменную инструкцию, определяющую круг вопросов, которые интересовали его. Вот этот интересный документ:

«1. В какой мере возможна перевязка раненых на этапах и сколько, примерно, нужно сестер на каждую сотню раненых?

2. Каким образом утоляется жажда раненых на пути и снабжены ли они или сопровождающие транспорт средствами, необходимыми для этой цели?

3. Выдаются ли раненым, кроме их шинелей, еще каждому одеяло или халат, или же (трудно-больным) полушубок?

4. Как приготовляется пища на этапах и возможно ли снабдить этап теплыми напитками в холодное время?

5. Осматривают ли транспорт, растянутый иногда на целую версту и более одного этапа до другого, врачи или фельдшера?

6. Соблюдается ли порядок, назначенный в снабжении больных пищею, т. е. кормят ли их на тех этапах, где изготовлено должно быть для этой цели?

Н. Пирогов Бахчисарай, 15-го сентября 1855 г.»16

Об эвакуации в Николаев в отчете указывалось — «мера эта, вынужденная необходимостью, оказала самые благодетельные результаты как для Севастополя, где теснота помещения вырастала с каждым днем, так и для матросов наших, которых ожидало здесь лечение при условиях, далеко против Севастополя выгоднейших...»17.

Среди медиков, сопровождавших транспорты, 27 фамилий морских врачей, в том числе и врачей СМГ Гиммельрейх (7 и 25 транспорты), Новидцый (1 транспорт), Карасевич (22 транспорт), Левкович (32 транспорт) и др.18

Таким образом, эта, не последняя, страница в истории медицинской службы обороняющегося города, была написана совместными усилиями П.С. Нахимова, Н.И. Пирогова и врачей, в первую очередь морских, сосредоточенных тогда, после затопления кораблей или превращения их в плавучие лазареты и в СМГ.

Касаясь роли Пирогова в устранении неисчислимых неполадок медицинской службы не лишне привести характеристику официального отчета: «...Лучшее ручательство в предупреждении неустройства и недостатков заключается в прибытии на место военных действий профессора Пирогова, которому лучше всех известна была слабая сторона всего госпитального управления в течение Крымской кампании...»19.

В мае 1881 года в связи с празднованием 50-летия научной деятельности Н.И. Пирогова «Врачебные ведомости» писали: «Общество наше еще не может вполне оценить заслуги Пирогова. Но чем более пройдет времени, чем больше будет развиваться общество, тем виднее для него будет величавая фигура нашего знаменитого учителя, тем яснее оно сознает его важное и мировое, и национальное значение».

Эти слова полностью подтвердились. Сегодня мы отдаем дань огромного уважения и признательности Н.И. Пирогову — нашему великому соотечественнику, который органично сочетал черты великого мыслителя и гражданина, воплощая собой идеальный образ врача. Таким он остался в истории, таким он живет в нашем представлении сегодня, являя пример для новых и новых поколений врачей.

В конце своего выступления мне хочется сообщить уважаемой аудитории о том, что в ноябре 2010 года в Севастополе планируются «Юбилейные Пироговские чтения» с изданием юбилейного номера журнала «Вестникъ морского врача», на которые мы приглашаем всех желающих. Все организационные подробности в индивидуальном порядке.

Литература

1. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. Академия наук, 1950 г. С. 59.

2. Там же. С. 200.

3. Там же. С. 188.

4. Пирогов Н.И. Начало общей военно-полевой хирургии. Медгиз, 1944, ч. 2. С. 119.

5. Пирогов Н.И. Исторический обзор действий Крестовоздвиженской общины... с 1.12.1854 г. по 1.12.1855 г. Морской сборник, 1856, № 4. С. 167.

6. Ивашев Н. Сестры милосердия в русской армии. Военно-медицинский журнал, 1945, 2.

7. Пирогов Н.И. Исторический обзор действий Крестовоздвиженской общины... с 1.12.1854 г. по 1.12.1855 г. Морской сборник, 1856, № 4. С. 190.

8. Там же. С. 169

9. Бакунина Е. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины. 1854—1860 года. Вестник Европы, 1898, т. 2; апрель—март. С. 144

10. Пирогов Н.И. Начало общей военно-полевой хирургии. Медгиз, 1944, ч. 2. С. 184, 200, 148.

11. Там же, 1941, ч. 1, стр. 25.

12. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. Академия наук, 1950 г. С. 22.

13. Пирогов Н.И. Неопубликованное Севастопольское письмо Н.И Пирогова. Военно-медицинский журнал, 1959 г. № 11. Публикация Н.А. Оборина.

14. Бакунина Е. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины. 1854—1860 года. Вестник Европы, 1898, т. 2; апрель—март. С. 519.

15. Там же. С. 190.

16. Там же. С. 521.

17. Морской сборник, 1855 г., 12. С. 183.

18. РГАВМФ, ф. 1102, оп. 1, д. 11, л.л. 1, 2, 17, 37, 47, 48, 63, 88, 11, 118, 119, 127, 144, 152, 159, 168, 171, 172, 182, 189, 201, 205, 222, 224, 225, 227, 228, 230, 232, 233.

19. Морской сборник, 1855 г., 11. С. 100.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь