Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

На правах рекламы:

• По выгодной цене лечение в санатории без дополнительной оплаты.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 3 (2012)»

А.А. Бондаренко. «Турецкая Цусима. Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г.»

«Когда настала вновь для русского народа Эпоха славных жертв двенадцатого года».

Ф.Д. Достоевский.

Что для нас Синоп? Одна из самых блистательных побед российского флота. На матросских гюйсах до сих пор три белые полоски по числу этих побед: Гангут(1714), Чесма (1770) и Синоп (1853).

Первый и последний

Первому морскому бою Крымской войны в Синопе суждено было стать последним крупным сражением для парусных кораблей. На смену дереву и ветру пришли броня и пар.

Бой, в деталях описанный известными историками и писателями, приковывает внимание всё новых исследователей. И тут-то, в погоне за дешёвой сенсацией, встретишь не только передёргивание фактов, но и просто вымысел. Причём, в этом очернительстве люди с русскими фамилиями даже превзошли авторов с противоположной стороны конфликта. Не нравятся им такие победы и их герои. Уж слишком убедительные. Надо найти что-нибудь не то и этой ложкой дёгтя всё вымарать. Тогда станет понятно, почему русских погибло в 110 раз меньше, чем турок.

Приучила нас Вторая мировая, что жертв должно быть больше или столько же, как у врага.

П.С. Нахимов

«А чем я хуже матросов и солдат, что не могу умереть за родину»?

П.С. Нахимов

Моряки знают, что ноябрь в Чёрном море месяц неспокойный. Осенью 1853 года отличная морская выучка русского флота пригодилась эскадре адмирала Нахимова, крейсировавшей у Анатолийского побережья в поисках противника. Пришлось штормовать на удалении от своих баз, в открытом море. Стихия испытывала на прочность и корабли, и намерения их экипажей. После бури 8 ноября 4 корабля отправились на ремонт в Севастополь.

Обнаружив турецкую эскадру в составе: 7 фрегатов, 3 корветов, 2 пароходов и 2 транспортов в гавани Синопа, Нахимов расчётливо послал за подкреплениями.

С прибытием 17.11.1853 г. ещё трех кораблей, невзирая на наличие шести береговых батарей, он принял смелое решение атаковать турок прямо в базе. Это сражение стало одним из немногих в истории русского флота, где удалось создать преимущество в артиллерии над противником.

В 9 ч. 30 мин. на флагмане был поднят сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». Согласно плану русского адмирала, корабли должны были двумя колоннами максимально быстро войти на рейд Синопа, встать на кратчайшей дистанции в 1—1,5 кабельтова (185,2 м) против турецких кораблей и решительно атаковать. Для противодействия пароходам противника предусмотрительно мористее были оставлены под парусами два русских фрегата. Нахимов требовал соблюдать нормы международного морского права — «Иметь осторожность, не палить даром по тем из судов, кои спустят флаги. Завязав дело с неприятельскими судами, стараться по возможности не вредить консульским домам, на которых будут подняты национальные их флаги».

При сближении с неприятелем он запретил пальбу до постановки на шпринг (особым способом заведённый якорь), т. к. дым мог помешать манёвру. В 12 часов на флагмане взвился сигнал. Все ожидали разрешения огня, оказалось обычный для флота в этот час «Обед, адмиральский час».

Спокойную уверенность, если хотите, форс командующий передавал подчинённым.

П.С. Нахимов

Сражение началось в 12 ч. 28 мин., после первых залпов турецкого флагманского 44-пушечного фрегата «Ауни-Аллах» и закончилось к 5 часам пополудни. Линейный корабль «Императрица Мария», шедший во главе колонны, был осыпан ядрами, почти весь рангоут его был перебит. Но русские моряки показали чудеса храбрости и отменную морскую выучку. Командиры кораблей отважно спасали попавшие в беду соседние корабли. Подошедшие в 2 часа три русских парохода под командой В.А. Корнилова практически не участвовали в сражении, ограничившись погоней за «Таифом».

Турецкая эскадра перестала существовать: из 12 кораблей удалось спастись лишь пароходу «Таиф» с английским советником А. Слейдом, были потоплены также 2 транспорта. Наши потери: 38 человек убиты, 233 ранены, корабли имели много повреждений. Зарево от догорающего флота Осман-паши было так велико, что русские смогли всю ночь устранять их.

Князь В.И. Барятинский оставил воспоминания о встрече с Нахимовым сразу после сражения: «Он был великолепен, фуражка на затылке, лицо обагрено кровью, новые эполеты, нос, всё красно от крови, матросы и офицеры, большинство из которых мои знакомые. Все черны от порохового дыма, вообще весь корабль имел крайне боевой вид... Пальто его, висевшее в каюте, было изорвано ядрами».

В своём приказе от 23.11.1853 г. Павел Степанович благодарил второго флагмана, командиров кораблей, «команды, которые дрались как львы» — и обращался «с признательностью к офицерам за неустрашимое и точное исполнение своего долга».

Саму операцию по уничтожению турецкого флота в Синопе можно отнести к образцам военно-морского искусства, как проведённую в тяжёлых погодных условиях и позволившую за 4 часа нанести максимальный ущерб противнику, без потерь в своих кораблях и минимальной убыли личного состава.

Адмирал П.С. Нахимов — русский военный гений, в котором замечательным образом сочетались талант флотоводца, благородство, редкостная смелость и чудный дар привлекать к себе людские сердца. В критические моменты севастопольской обороны он появлялся в самых опасных местах и подавал пример мужества и бесстрашия.

Образ Павла Степановича Нахимова навсегда свят для русского офицера. О верности Нахимова морю и флотской службе, которые заменили ему всё на свете, ходят легенды. Нахимов горой стоял за подчинённых, зачастую отдавал всё своё жалованье матросам и солдатским вдовам, но и они отвечали ему такой же любовью и боготворили его.

Храбрая беспечность

Турецкий командующий — вице-адмирал Осман-паша — храбро сражался и был тяжело ранен в бою. Но, зная о русской эскадре у Синопа, проявил беспечность в организации обороны города и своих судов. Сама атака явилась для него неожиданной: три береговые батареи не успели даже открыть огонь по проходящим мимо русским кораблям, с которых заметили бегущих из деревни к пушкам артиллеристов. Не верил адмирал, что русские начнут сражение в столь плохую погоду, или полагал, что находится под защитой Лондона и Парижа?

Осман-паша расположил свои корабли полумесяцем в Синопской бухте, вблизи береговых батарей. Если бы он намеревался вести оборону, то усилил бы батареи пушками, снятыми с бортов, обращённых к берегу. Тогда, хотя бы по количеству стволов в залпе, турки превосходили русских (355 русских против 510 турецких, 44 из которых — орудия береговых батарей) и могли надеяться на большее. Но этого не случилось.

Известно, что русская атака Синопа началась в 9 час. 30 мин. утра 18 (30) ноября 1853 года. Было непонятно, почему выбрано это время? Казалось, выступление с рассветом обеспечило бы внезапность и больший успех. Но вот на страницах Австралийской газеты «The Courier (Hobart)» за 18марта 1854 г. отыскалась статья, где утверждалось, что русский адмирал перед приступом послал к Осман-паше парламентёра с предложением сдаться. На что турецкий вице-адмирал ответил, что лучше предпочтёт умереть, чем сдать базу. Значит, это время и потребовалось для выполнения негласного правила войны? Так поступил Кодрингтон, командующий соединённой эскадрой в Наваринском сражении, где Павел Нахимов был лейтенантом на славном «Азове», так было при Гангуте и других сражениях. Но почему-то, никто из отечественных исследователей об этом не упоминает. Не довелось держать в руках шканечные журналы кораблей русской эскадры, возможно и там нашлось бы упоминание об этом факте. Конечно, газета — это не приказ и не боевой документ, но, как версию, мы обязаны это рассмотреть. А то, что сообщает источник нейтральный, только подтверждает его достоверность. Тогда надо отмести последние обвинения Нахимову от просвещённой Европы в «негуманности» и истреблении турецкого флота. Господа, ту войну не русские первыми объявили. Жизнь добровольно сохранить не пожелали? О чём же вой подняли в тогдашней британской прессе?

А война — она и есть война: ты или побеждаешь, или погибаешь. За неё отвечают перед Богом политики и государи, а адмиралы и солдаты делают то, чему их учили. И ещё: победа, как правило, означает наступление мира. Документально известно, что по окончании сражения Нахимов приказывал озаботиться о судьбе раненых противника и высылал в город парламентёра, дабы не возобновлять огонь, в связи с продолжающимся обстрелом русских кораблей с двух батарей калёными ядрами. Однако найти губернатора не удалось — турецкое население город покинуло. По этой же причине в основном пострадала мусульманская часть города. Греки и армяне не опасались русских и, оставшись в городе, тушили упавшие обломки кораблей.

Можно усомниться в неготовности турецких моряков противостоять противнику и в том, что на кораблях были необученные экипажи с «крестьянами».

В том-то и состоит назначение командиров — сделать из крестьян профессионалов, а иначе грош им цена. Русский матрос тоже не в заморских университетах научался.

Орден П.С. Нахимова

Судя по количеству пробоин на наших кораблях: «Императрица Мария» — 60, «Ростислав» — 45, «Три Святителя» — 48, «Великий князь Константин» — 44, «Париж» — 26, «Чесма» — 27, бой был жестокий с обеих сторон и, уж точно, турки не выглядели мальчиками для битья.

А ведь отмечали и то, что противник сосредоточил огонь на русском рангоуте, стремясь обездвижить корабли и выбить матросов. У русского флагманского корабля, на котором развевался вымпел Нахимова, грот-мачта во время сражения держалась на одной ванте, сигнальные стеньги были перебиты. Нахимов, для передачи своего восхищение от огня «Парижа», вынужден был посылать к капитану 1 ранга Истомину шлюпку с офицером.

Утверждение, что турки в панике расклёпывали якорь цепи и выбрасывались с кораблями на спасительный берег, верно лишь отчасти. Сопротивление было упорным. Как во всяком сражении, кто-то струсил и бежал, кто-то сдался, но многие приняли смерть в бою. Командир турецкого фрегата «Навек-Бахри» Али-Бей, видя обречённость горевшего корабля, отправил уцелевшую команду в порт со словами: «Вы исполнили свой долг до конца и можете уходить. Командир, несмотря ни на что, не покидает корабль и погибает вместе с ним».

Сильный ветер способствовал пожарам, перекинувшимся от взорванных кораблей на город и другие корабли. Часть из них возникла при подавлении батарей.

Пока не удаётся проследить, полностью судьбу командующего турецкой эскадрой Османа-паши после 1856 года. Известно лишь, что в плену он проживал в Одессе. По окончании войны вернулся на родину, где был членом адмирал-совета, места, где коротали дни адмиралы, оставшиеся без флота. Так сообщает о нём энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Доблесть противника лишь добавляет весомости победе, одержанной русской эскадрой.

Живописцами Синопа стали известные русские художники: И.К. Айвазовский, А.П. Боголюбов. Иван Константинович, в год сражения, написал две картины, изображающие Синопское сражение ночью и днём. Удивительное дело — картины Айвазовского выставлялись в осаждённом Севастополе и ободряли его защитников. Сам Нахимов отозвался о ночной картине: «Чрезвычайно верно сделана».

Памятник-фонтан

Что напоминает в Синопе о той далёкой войне? Два памятника и отметины в стенах городской цитадели. Памятник у городского археологического музея, с пушками времён Крымской войны выполнен в виде пирамидального обелиска. Не удалось выяснить время его появления, возможно, был сооружён, как и у нас, к какой-либо дате со дня сражения.

Турки назвали его «Памятником морским мученикам». Четыре пушки, пять ядер, цепи продетые в торчащие из них веретена якорей. Ассоциация семей погибших в Синопе ежегодно отмечает это событие церемонией возложения венков. Текст таблички у памятника повествует о сражении. Там же отыщутся и цифры турецких потерь. В российских источниках говорилось о 3000 погибших турок. В иностранных эти цифры возрастают до 4—5 тысяч и даже 6 тысяч жертв. Доверимся тем, кому довелось предать погибших земле. Сами турки называют точную цифру погибших 4200 человек. 556 были тяжело ранены. В плен попали командующий эскадрой Осман-паша, командиры двух фрегатов и 150 матросов. Погиб второй турецкий адмирал. На прорвавшемся в Стамбул пароходе «Таиф» оказались 11 убитых и 17 раненых. Летом 2009 года этот памятник пострадал: сломали одну из ваз, на нём появились надписи. Хватает на свете вандалов.

Другой памятник — участникам Синопского сражения — выполнен в духе тюркских народов. Это облицованный мрамором памятник-фонтан, появившийся в 1858 году на верфи-стрит.

Памятник-фонтан в память Синопского сражения 30 ноября 1853 г. Турция, г. Синоп

Помните Кутузовский фонтан у перевала Чатыр-Даг? Знатоки утверждают, что он перестроен в 1840 году из фонтана, появившегося в память погибшего в сражении с Кутузовым и его солдатами османского офицера Исмаила-Аги и ранее назывался Сунгу-Су.

Табличка у Синопского фонтана сообщает, что он возведён на деньги, найденные в карманах погибших в Российской атаке 30 ноября 1853 года моряков. Интересная версия. По утверждению турецких граждан, коих часто встретишь в Симферополе на улице Самокиша, это скорее случайность, чем традиция, а может и красивая легенда. Ведь, по утверждению Османа-Паши, он был ограблен своими же матросами, которые сняли шубу с раненого адмирала и вытащили из кармана ключ от каюты.

Если бы в России возобладал такой подход, мы бы воинских памятников долго не увидели. Известно, что наш солдат и матрос слыл бессребреником.

Вероятно и размер сооружения — 3,80×3,80 м должен был говорить о числе жертв.

Синоп

Название города происходит от греческого слова «sinomai», означающего «навредить» или «уничтожить». Таким образом, Синоп — это разрушитель. Возможно топонимика сыграла с городом злую шутку: ведь он не раз испытал удары судьбы.

Вид древних стен Синопской крепости, в настоящее время, несмотря на то, что часть их уже смыта морем, ещё может поразить своей 25—30-метровой высотой. Уцелело и несколько высоких башен. То здесь, то там в стене видны вделанные блоки с надписями, взятые с античных храмов. Когда на карту ставилось выживание, каждый камень был использован.

Синоп — город с многовековой историей. Это город знаменитого Митридата IV Евпатора и не менее известного философа Диогена, проживавшего в бочке. А в одной из городских башен томился когда-то один из последних Крымский хан Давлет II Гирей. Это самый север юга Чёрного моря, ближайшее от Крыма побережье Турции, расположенное на удалении 280 км от нашего полуострова.

Сейчас Синоп — уютный морской городок, где рыбаков больше, чем в Балаклаве. Он один из девяти городов-побратимов нашей Ялты. Вынашивается идея строительства парома Ялта — Синоп.

Турецкий флот — ныне самый сильный в Чёрном море и третий в Европе по суммарному тоннажу. Российский же ЧФ, корабли которого, за давностью лет, имеют уже музейную ценность, уступает турецкому. Про мощь ВМСУ с ПЛ «Запорожье» говорить не приходится.

Нам ни к чему уже воевать с нашими ближайшими соседями, но, как говорил адмирал С.О. Макаров: «Помни войну...».

Бей своих

Ю. Кирпичёву, ставшему ныне американским русским, в его статье «Старые сказки Синопа», так и хочется разоблачить нашу историческую науку. А всё дело в том, признаётся он в конце этого опуса, что «мне адмирал Нахимов мало импонирует», видимо, как и всё русское.

Первый миф по Кирпичёву — «о турецком десанте». Мол, никакой десант на Кавказ победа не сорвала. Одиннадцать боевых кораблей и несколько транспортов, утопленных в Синопе и должны были послужить, по планам османов, снабжению их войск на Кавказе. На то время способ транспортировки морем был быстрейшим. А удобный порт Синоп, на полпути от турецкой столицы, стал перевальной базой. Сами турки сообщают: «Эскадра Осман-паши, назначенная для обеспечения передачи грузов в Батуми и патрульной службы, из-за непогоды укрылась, по его приказу, в Синопе».

Можно напомнить, что днём позже, 19 (1 декабря) ноября 1853 года, на Кавказе случился «сухопутный Синоп»: князь В.О. Бебутов с 7000 пехоты и 2800 кавалеристами наголову разбил 36-тысячный турецкий корпус под Башкодыкларом. Турки потеряли свыше 6000 человек, 24 орудия, весь лагерь, наши потери составили около 1100 человек.

Не нарушь Нахимов сообщение с Кавказом, неизвестно, как сложилось бы это сражение.

Сам Нахимов, за месяц до Синопа, блестяще провёл переброску морем из Севастополя на Кавказ 13-й пехотной дивизии (16939 человек, 827 лошадей).

Второе разоблачение Кирпичева — отрицание блокады турецкого флота в Синопе: «блокировали» так робко», что настоящей блокады вроде и не было.

В действительности, борясь со стихией, Нахимов ещё и постоянно рисковал со своими тремя кораблями попасть в западню, ведь Осман-паша послал за подкреплениями.

«Сказка о береговых батареях», мол калибры малы — и число их раздувают якобы до 48, а три пушки так вообще «генуэзские», расчеты необученные. Какая уж тут «доблесть Нахимова» в их сокрушении?

Атакуя, Нахимов не мог знать всех мер, предпринятых противником по укреплению порта. Годом позже, русский генерал-майор В.С. Завойко, достойный ученик П.С. Нахимова, сумел отразить два штурма втрое превосходящей в живой силе и артиллерии англо-французской эскадры, на далёкой российской окраине в Петропавловске (Камчатка). Не было у него крепостей с башнями 30-метровой высоты, штуцеров, как у британских морских пехотинцев. Но враги убрались изрядно потрёпанные и еле дошли до Сан-Франциско. Не помогли им ни новейшие бомбические орудия, о которых русские только мечтали, ни пароходы. Используя небольшой гарнизон и добровольцев из населения, умно и расчетливо построенные батареи с пушками, снятыми с неиспользуемых бортов двух кораблей, смело маневрируя, русский военный губернатор и командир Петропавловского порта Василий Завойко победил. Всё-таки многое на войне зависит от воли и храбрости отдельного человека.

«Сказка о мудром приказе» имеет целью выставить флотоводца случайным победителем. Ничего выдающегося там Кирпичёв не обнаружил, а какие-то мелочи одни и не адмиральского ума дело. А вот как раз из этих мелочей и выросла победа. Наметив цели и задачи, в подробностях описав требуемые действия, Нахимов по-новаторски освободил командиров от слепого их исполнения: «Я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему», но потребовал: «Непременно исполнить свой долг...». Не раз в сражении командиры кораблей проявляли инициативу и переносили свой огонь, спасая то флагман, то соседний корабль.

«Сказочная скорострельность». Подозрительна она как-то нашему маринисту. 18 055 выстрелов — это, немало? Что же, русские артиллеристы приписками занимались? А лишние ядра топили получается? Но, считать секунды лучше корректным образом, бой длился не час и не два, как он полагает. Активная фаза боя фактически длилась до 3-х часов пополудни, батареи были подавлены к 5 часам. А скорострельность у русского флота тогда и была лучшей в мире.

Согласно измышлениям севастопольского «свободного историка» К. Колонтаева, сподобившегося написать целую брошюру «Россия и Европейский финансовый капитал в контексте Крымской войны 1853—1856 годов», адмирал Нахимов — умелое орудие в международном масонском заговоре и «способствовал поражению России в Крымской войне». Он, оказывается, чего только не делал для сдачи Севастополя: топил, что не надо, а что надо, де не строил! Как только при его-то способностях год продержались? Вот какого врага народа разоблачил.

Одно из обвинений начитавшегося художественных романов Колонтаева в неудаче Инкерманского сражения это то, что Нахимовым «мост к началу сражения не был построен». Но это сражение называют «сражением без карты» и нестыковок в нём хватало. Тоже происки Нахимова? И лорд Раглан, по Колонтаеву, масон, раз послал Лёгкую бригаду на верную смерть? Но самое смехотворное — это его сказка о попытке адмирала порох затопить из главного погреба. Уж лучше б рванул всё сразу, как в 42-м, Шампани тогда б навредил.

Правдивый анализ этих сражений, без дешёвых сенсаций, давно дан другим севастопольским историком В.Г. Шавшиным.

Лишь тот, кто сам понюхал пороху, может рассуждать о решениях, принимаемых в боевой обстановке, когда счёт может идти не на часы, а минуты. Когда нет ясности в намерениях врага.

Затопление кораблей Черноморского флота в Севастопольской бухте, как показали дальнейшие события, стало тяжёлой, но необходимо оправданной мерой, утверждённой Главнокомандующим русской армией князем А.С. Меншиковым. Противник избрал сухопутный план штурма города и взятые с кораблей пушки остановили его.

Павел Степанович Нахимов, до самой своей гибели, был душой Севастопольской обороны и её знаменем! Одно его ежедневное появление на бастионах — бодрого, молодцеватого, в сверкающих эполетах, которые он единственный в осаждённом городе, отказался снимать, удесятеряло силы защитников Севастопольской твердыни. Даже своё ранение, не желая упадка духа у подчинённых, адмирал скрывал.

А вообще, негоже забывать, что мёртвые сраму не имут. И, что победителей не судят!

Обратная сторона медали

После Синопа в Британии, всегда неровно дышащей к России, прокатились демонстрации, подогретые захлёбывающейся от негодования прессой — «Адмирал Нахимов ...разбудил нации цивилизованного мира, действуя с самой дьявольской жестокостью», писала «Брисбен Курьер». Все забыли о злодеяниях самих турок в Сербии, Греции, Болгарии, призывали уничтожить Севастополь и немедленно выступить на «защиту так называемой независимости Турции». Вскоре поборники свободы обрушили на русские Одессу, Соловки, Свеаборг, Петропавловск такие же негуманные бомбы, и счёт уничтоженных домов в Бердянске и Таганроге стал исчисляться сотнями.

В Крымскую войну газетная пропаганда была дополнена медальной. Союзники Блистательной Порты постарались на славу: после катастрофы турецкого флота, в Брюсселе была выбита турецкая медаль «Синоп», на коей у алтаря изображалась скорбящая женская фигура.

На выбитой из меди медали читалась надпись на французском языке: «Sinop 1853, Europe ils sont morts pour toi» (Синоп 1853, Европа, они умерли за вас). Надпись красноречиво говорила, кому более всего предназначалась медаль. Вот, оказывается, когда началась интеграция в Европу.

Пройдёт немного времени и появится ещё одна награда у противника, уже горделивая — медаль «Силистрия», в ознаменование так и не взятой русскими в 1854 году крепости.

На лицевой стороне медали была традиционно изображена султанская тугра (вензель), окружённая венком. На обороте — вид крепости с реки Дунай, над которой помещена надпись «Силистрия-1277 (1854 г. — прим. авт.). Такая медаль уже была выбита в золоте и серебре, возможно бронзе. Золотой награды удостаивались турецкие офицеры, солдаты могли рассчитывать на серебро и бронзу. Существовали варианты исполнения награды для союзников с надписью на том же французском «Kurtannca Silistreyi» (Снятие русской осады). Причина неудачи крылась не в России: Осада крепости была снята по требованию Австрии, двинувшей 80-ти тысячный корпус в Дунайские княжества.

Русский император отметил участников Синопа, помимо других наград и вновь учреждённой 26 августа 1856 года медалью «В память Восточной (Крымской) войны 1853—1856 гг.» с надписью на обороте: «На тя Господи уповахом, да не постыдимся во веки». На лицевой стороне медали под двумя коронами помещены вензеля императоров Николая I и Александра II и даты «1853—1854—1855—1856». Для участников сражения медаль была из светлой бронзы и носилась на Георгиевской ленте, для остальных — из тёмной бронзы и носилась она на иных лентах.

Каждый памятник воинам — против войн

На крымской земле, где нашли в 1854—1855 годах свою смерть уже пришедшие как захватчики тысячи турок, к 150-летней годовщине Крымской войны 10 сентября 2004 года, в Севастополе, состоялось открытие воинского мемориала павшим турецким солдатам. Выступивший на его открытии командующий турецкими военно-морскими силами адмирал Озден Неджлет Сезар, отдавая долг памяти неизвестным солдатам, отметил, что мир во всём мире всё ещё возможен и, что наиболее важно, бывший враг сейчас тебе партнёр и друг.

На дне

Турецкие дайверы, получив специальное разрешение, обследовали недавно в поисках следов сражения дно Синопской бухты. Увы, за давностью лет находок немного.

Нашлись более седые древности: двухметровые пушки византийских времён. От Крымской войны удалось обнаружить лишь несколько ядер и металлических сфер с отверстиями для пороха — невзорвавшиеся бомбы от русских бомбических орудий, предрешивших исход битвы. На дне покоятся также россыпи огнеупорных кирпичей турецких корабельных пекарен. Как рассказали местные рыбаки, в 1950-х годах корабельные остатки, в поисках меди и бронзы, усиленно грабили местные водолазы, в ход пошёл даже динамит. А руководили делом таможенники.

В бухте покоится и судно, затонувшее с грузом немецкой пшеницы во время Второй мировой войны.

Что-то с памятью стало

Как же сейчас с памятью о Нахимове в стране Российской? Двоякие впечатления.

Память она вроде есть, но её уже меньше. По какой-то досадной оплошности на государственном уровне День Синопского сражения, признанный Днём Воинской Славы России, должен теперь отмечаться 1 декабря, хотя само сражение произошло 18 (30) ноября. Что-то с арифметикой не сходится: вместо 12 дней при приведении календаря к новому стилю, добавили 13. Надо вносить изменения в принятый в 1995 г., Федеральный закон РФ.

В соответствии с сентябрьским 2010 года Указом Президента РФ, из Нахимовских регалий в наградной системе страны остался лишь орден Нахимова, а медаль, вместе с некоторыми другими наградами, была исключена. Но ведь она ценилась фронтовиками и теми, кто заслужил медаль в послевоенные годы. За время моего обучения в ЧВВМУ им. П.С. Нахимова лишь несколько курсантов, отличников и стипендиатов, удостоились чести получить эту награду.

В годы развала СССР у России не стало в Севастополе училища, носившего имя адмирала. Остаётся лишь его младший брат — Санкт-Петербургское Нахимовское Военно-Морское Училище.

Тяжёлый атомный крейсер «Адмирал Нахимов», из-за недостаточного финансирования ремонтных работ, уже на 10 лет «застрял» у причальной стенки Севмаша.

Радует то, что сами севастопольцы привели в октябре 2010 г. в порядок памятник Нахимову, что в столице России появились сразу два новых памятника.

4 сентября 2010 г. в Московском городском детском морском центре им. Петра Великого, на Аллее Морской Славы, были торжественно открыты бюсты великим флотоводцам: адмиралу П.С. Нахимову и адмиралу Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецову! Знать будут ещё мальчишки, влюблённые в морскую службу.

Литература

http://grafskaya.com/?p=2383

http://www.boyabatgazetesi.com/

http://www.megabook.ru

http://www.vokrygsveta.ru

http://runivers.ru

http://picclick.com

http://ru.wicipedia.org

http://nagrada-info.narod.ru/mednahimov.html

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь