Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 5 (2014)»

Д.М. Воробьев. «Отдельные вопросы мобилизационной готовности русской армии перед Крымской войной»

История человечества — это, в основном, история войн. Задачи в войнах и вооруженных конфликтах решались армиями, обычно наемными, содержащимися в мирное время в составе, не требующем существенного увеличения. С расширением масштабов вооруженной борьбы, вести войну армиями, формируемыми путем найма и вербовки, стало невозможным. Введенная Петром I рекрутская повинность, хотя и имела преимущества перед наемно-вербовочной системой, к середине XIX в. не обеспечивала создание и накопление обученного резерва, необходимого для развертывания армии.

Первый мобилизационный план Русской армии «Начертание на случай военных ополчений» разработал перед Отечественной войной 1812 г. Генерал-квартирмейстер П.К. Сухтелен [1, с. 95]. В нем излагались пять предложений «мобилизационных» планов с расчетом времени «собирания армий», однако «все принадлежащее к сей материи» хранилось «под секретом» в особом конверте в канцелярии Военной комиссии. Конверт был вскрыт 15 декабря 1854 г., когда шла Крымская война.

В период перед Крымской войной в ряде военно-теоретических трудов поднимается вопрос о подготовке государства к войне, рассматриваются составные части готовности армии и мобилизационной в частности. Так, Жомини писал: «...Усовершенствованию армии способствуют девять условий: 1-е) Хорошая система рекрутских наборов. 2-е) Хороший состав войск. 3-е) Хорошо устроенная система народных резервов...» [2, с. 61].

По Рекрутскому уставу 1831 г. службу несли податные сословия: крестьяне, мещане, солдатские дети, делившиеся в губерниях на тысячные участки, из которых определялось число рекрутов. Ряд сословий (дворяне, купцы, духовенство) и местностей освобождались от набора, внося 1000 рублей за рекрута. Военная служба не была общеобязательной, от неё освобождалось до 20% населения. Набор проходил раз в год с 1 ноября по 31 декабря. В 1834 г. страну разделили на две «полосы» Северную и Южную. С полосы собирали два раза в год по 5 рекрутов с 1000 душ. В 1839 г. вместо деления на Северную и Южную полосы определили Западную и Восточную. Считалось, что рекруты Западной полосы быстро поступят в войска на Западной границе, а рекруты Восточной полосы поступят в войска после полугодового курса обучения. Позже, вместо двух полос территорию разделили натри [3, с. 459]. Ежегодно с 1835 по 1854 гг. набиралось до 80 тыс. чел. в возрасте от 20 до 25 лет (с 1855 г. — до 30 лет). Срок службы устанавливался на 22 (в гвардии) и 25 лет.

Первый шаг к накоплению военно-обученных ресурсов был сделан Николаем I, когда указом от 30 августа 1834 г. ввели систему бессрочных отпусков, сократив срок службы до 20 лет. В кадровых частях солдаты служили «беспорочно» 15 лет, затем переводились в резервные батальоны при своих полках на 5 лет1. После увольнялись в отпуск и состояли в нем еще 5 лет [4, с. 6]. На деле существовала практика — после 15 лет службы в войсках солдаты увольнялись в бессрочный отпуск (5 лет), во время которого раз в год собирались на месячные сборы. На всех бессрочно отпускных составлялись формулярные списки и отпускные билеты, которые передавались уездным и гарнизонным начальникам, затем выдавались отпускным, которые с ними убывали к месту жительства [4, с. 8]. Увольнение в отпуска производилось с 1 января 1835 г. ежегодно. К началу войны это дало 210—212 тыс. чел. обученного запаса.

В бессрочный отпуск уходили и обер-офицеры, прослужив в чине 8 лет, а штаб-офицеры 3 года в штаб-офицерских чинах. Покрытие некомплекта в офицерах планировалось призывом бессрочноотпускных, выпуском из военно-учебных заведений, производством унтер-офицеров и вольноопределяющихся. Так в 1853 г. из 2880 произведенных в офицеры 1873 (65%) было из унтер-офицеров [4, с. 11].

Подготовленным контингентом являлись военные кантонисты, обучающиеся в военно-сиротских отделениях как будущие унтер-офицеры. К началу войны в них насчитывалось 366 000 кантонистов сведённых в учебные бригады из рот, полубатальонов, батальонов (в 100, 250, 500 чел.).

Запас делился на три разряда: первый для пополнения действующей армии; второй — для резервных частей; третий — для запасных. В соответствии с законом о рекрутской повинности первая полоса включала запасных первого разряда, вторая и третья, соответственно, второго и третьего. Это касалось лишь укомплектования войск при общей мобилизации, а при частичной отпускные брались из губерний вблизи войск, переводимых на штат военного времени [3, с. 460].

Всё это обусловило необходимость дальнейшего развития запасных и резервных частей. Такие части имел каждый род войск. В пехоте полк имел два батальона (1 резервный и 1 запасной), в дивизии они сводились в резервную бригаду (8 батальонов). Три резервные бригады формировали резервную дивизию корпуса. В мирное время существовало 16 резервных батальонов и 168 кадров батальонов, (пехотный кадр имел в мирное время 1 офицера и 22 солдата). В военное время они разворачивались в 196 батальонов, сведённых в 8 дивизий, полубригаду и отдельный стрелковый батальон. Подобную организацию имела и кавалерия, только кадр был меньше и состоял из 1 офицера, 2 унтер-офицеров, 8 рядовых.

По указу существовала следующая пропорция выделения в бессрочные отпуска: из пехотного полка — 200 чел., кавалерийского — 80 чел., артиллерийской бригады — 40 чел., что составляло 5—10% от штата военного времени [4, с. 6].

В артиллерии в мирное время числилось 1134 орудия (из них 232 конных) и 1446 в военное (при том же числе конных). Часть орудий была законсервирована, а прислуга находилась в бессрочном отпуске. В батарею входило 12 орудий в военное время, в мирное — 4 орудия и один зарядный ящик [3, с. 462]. При Петербургском ракетном заведении имелась ракетная батарея, в военное время направлявшаяся в войска. Новые батареи (четыре огневых взвода по восемь пусковых станков) подлежали формированию.

В инженерных войсках состояло 3 резервных сапёрных батальона, 6 понтонных парков, резервная сапёрная рота, развертывающихся в 2 резервных, 2 запасных сапёрных батальона, 6 понтонных рот, резервный и запасной конно-пионерный эскадроны.

С началом войны часть отпускных поступало сразу в войска, а часть в «особое запасное войско» или особую запасную армию, где с получением рекрутов разворачивались полубатальоны в батальоны, полуэскадроны в эскадроны, полубатареи в батареи. Для их снабжения закладывались оружие, мундирные и амуничные вещи из расчета полубатальон 500, полуэскадрон 100, полубатарея 150 чел., хранившееся на комиссариатских складах в особых хранилищах. Однако обмундирование находилось в виде материала в не раскроенном виде и с получением их бессрочноотпускные приступали к пошивке вещей [4, с. 8].

Для снабжения войск в 1819 г. сформировали фурштатские бригады — одна на корпус. В военное время бригада состояла из 4 батальонов, 6 рот (18 повозок) в каждой, в мирное время содержался кадр из 36 лошадей и 9 повозок на роту. Остальные повозки и лошади получались в военное время.

В 1843 г. для экономии резервные и запасные части расформировали. Попытки воссоздать эти части перед Крымской войной не увенчались успехом, практически это было осуществлено в ходе войны. Основной причиной не дававшей накопить подготовленные людские контингенты являлось несовершенство системы комплектования, а именно — рекрутская повинность, хотя накануне войны она была доведена до максимального совершенства.

Несмотря на все меры, российская армия вступила в Крымскую войну, практически не имея подготовленных мобилизационных ресурсов. На 1 января 1853 г. в армии числилось 27 581 генерал и офицер, 911 150 солдат, в отпусках 244 генерала и офицера, 212 433 солдата. Всего в армии состояло 27 745 генералов и офицеров и 1 123 583 солдата2. Пехота составляла 2/3 общего количества войск, кавалерия — 1/5, артиллерия — 1/3 [3, с. 468—469, 476].

Некоторым резервом являлись корпус жандармов, местные, вспомогательные войска, военные поселения [3, с. 470]. К ним относились артиллерийские парки, гарнизонная артиллерия (97,5 гарнизонных и 6 лабораторных рот), всего 16 отдельных гарнизонных бригад — 10 округов, инженерные и полевые парки, учебные и образцовые войска, подвижные арсеналы, инвалидные и военно-рабочие роты. В 36 округах военных поселений на 1 января 1853 г. числилось 365 016 чел. Отрицательно сказывалось на укомплектованности большое число военизированных формирований в различных министерствах (внутренних дел, путей сообщений, лесном, горном). Так, в корпусе внутренней стражи в 1850 г. состояло: 52 батальона и 2 полубатальона гарнизонных войск, 564 уездных инвалидных команды, 296 этапных, 5 соляных команд — 145 515 чел. [3, с. 464].

Несоответствие рекрутской системы требованиям времени начало сказываться задолго до Крымской войны. Так, в 1831 г. для подавления польского восстания был разработан проект созыва «временного регулярного вооружения», однако восстание было подавлено раньше, чем собрали ополчение, но каких-либо выводов по подготовке и накоплению военно-обученных ресурсов сделано не было. Вновь вопрос о создании ополчения встал во время Крымской войны.

Одним из недостатков мобилизационной готовности являлось отсутствие достаточного количества накопленных мобилизационных запасов вооружения и материальных средств для развёртывания новых контингентов и восполнения убыли из-за слабой промышленной базы, а слаборазвитая сеть дорог делала невозможным своевременно пополнять войска. В Крым шла одна грунтовая дорога, прое́зжая летом и зимой, и несколько почтовых трактов, не приспособленных к воинским перевозкам.

Неудовлетворительно решался вопрос накопления запасов стрелкового вооружения. С 1832 г. было установлено три категории запаса. Первая категория — пополнение мирного времени, вторая для новых формирований, третья для текущего расхода. В 1850 г. было решено иметь наибольший и наименьший запас. Наибольший запас включал оружие, входящее в 1, 2, 3, категории (1 261 268 ружей и пистолетов), наименьший — оружие 2 категории (848 434 ружья и пистолета). Военное министерство считало, что этих запасов будет достаточно. Фактически война опрокинула все расчёты мирного времени, оружия, необходимого для новых формирований и прибывающего пополнения, не было. Всего на 1 января 1853 г. на складах положено было содержать 1 159 262, хранилось 628 245, недоставало 531 017 пистолетов и ружей. Таким образом, войска были обеспечены стрелковым оружием примерно на 50% требуемого [3, с. 289].

Неудовлетворительной оказалась укомплектованность крепостей артиллерией. К началу войны укомплектованность орудиями была 80% (недоставало 1586 орудий), снарядами 65% (недоставало 996 291 штук), ружьями 55% (недоставало 1260 единиц). Несколько лучше были укомплектованы приморские крепости, в Севастопольской крепости состояло 696 из 764 орудий [3, с. 335]. Но укомплектованность бомбическими орудиями была недостаточной, из положенных по табелю 1853 г. в Севастопольской крепости из 610 таких орудий было 28 [3, с. 339].

Снабжение войск боеприпасами шло через парки, делившиеся на подвижные и летучие. Подвижной парк включал 120 двухосных армейских повозок и перевозил 7276 снарядов, 537 пудов пороха, 410 400 ружейных патронов — часть в готовом виде, а часть материалами. Лошадей парк не имел, а приобретал за деньги. Имущество парка хранилось в крепостях. Летучие парки имели 110 артиллерийских зарядных ящиков, где имелось 6612 снарядов и 84 780 ружейных патронов в готовом виде. Количество лошадей определялось командованием. Сводились парки в три бригады (2 летучих и 19 подвижных), парк состоял из двух дивизионов по четыре взвода и парковой роты [3, с. 465].

Перед войной делались попытки создать запас вещевого имущества. Впервые неприкосновенные запасы обмундирования были учреждены в 1831 г. на 93 батальона пехоты и 44 дивизиона кавалерии. К 1842 г. имелся запас на 285 431 чел. Оборотный запас учредили в 1835 г. на 221 804 чел. [5, с. 465—466]. В таком виде он просуществовал до Крымской войны. Все запасы были израсходованы с началом войны, и хотя имелось достаточно материала, всё это хранилось на складах, и не попало в войска из-за трудностей с доставкой.

В Крыму для снабжения продовольствием создали 9 продовольственных пунктов (Перекоп, Арабат, Карасубазар, Симферополь, Евпатория, Севастополь, Ялта, Керчь, Еникале), где содержались запасы на 4,5 месяца для сухопутных войск и 7 для флота. Причем самый крупный магазин находился в Севастополе [6, с. 210]. Снабжались склады по тракту Харьков-Перекоп, или морем, однако запасы были незначительны, открытие нового театра военных действий в Крыму застало русское командование врасплох [5, с. 400]. Армия оказалась под угрозой голода. Продовольствие, доставляемое из внутренних губерний, портилось в пути, а местные заготовки обеспечивали армию на 60—70%. Кроме того, не хватало штатного армейского транспорта [3, с. 503]. Только в 1855 г. приступили к формированию подвижного продовольственного склада в 7890 повозок, а требовалось в два раза больше, для чего пришлось мобилизовать транспорт у местного населения.

Таким образом, Крымская война показала, что без серьёзных реформ в государственном устройстве, коренной реорганизации военной организации и создания качественно новой системы мобилизационной готовности не только вооруженных сил, но и государства, и в первую очередь промышленности, нельзя подготовить государство к ведению длительной успешной войны.

Список использованной литературы

1. Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М., 1962.

2. Жомини Г.В. Аналитический обзор главных соображений военного искусства, и об отношениях оных с политикою государств. СПб., 1833.

3. Зайончковский А.М. Восточная война 1853—1856 гг. В связи с современной ей политической обстановкой: В 5 т. СПб., 1908. Т. 1.

4. Филимонов Н.Г. Постепенное развитие мероприятий по мобилизации русской кадровой армии в XIX столетии. СПб., 1908.

5. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX в. М., 1973.

6. Вещиков П.И. История продовольственной (провиантской) службы Вооруженных сил России в XVIII—XX вв. М., 2008.

Примечания

1. Гренадерские и карабинерные полки имели 3 действующих батальона и 1 резервный, пехотные и егерские — по 4 действующих и 1 резервному.

2. Без иррегулярных войск.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь