Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 5 (2014)»

Т.А. Лаптева. «Деятельность Русского исторического общества по сбору материалов для истории Крымской войны»

Предметом исследования являются материалы по истории Крымской войны, собранные Русским историческим обществом. Русское историческое общество (РИО) было создано в 1866 г. Первым председателем общества был князь Петр Андреевич Вяземский, затем с 1879 г. — Александр Александрович Половцев и с 1909 г. — великий князь Николай Михайлович. Одной из главных задач общества стала публикация документов и материалов по истории России XVI—XIX вв. Публиковались, прежде всего, документы дипломатического характера, освещающие отношения России с европейскими державами, а также документы из архивов российских монархов и государственных учреждений. Всего до 1917 г. было издано 148 томов сборников РИО. Кроме того, вышли 25 томов «Русского биографического словаря».

Ряд документов позволяет предположить, что в конце царствования Александра II был задуман том, посвященный Крымской войне, вероятно, в связи с событиями русско-турецкой войны 1878—1879 гг. Много документов, книг и статей по истории Крымской войны увидело свет в 1870-е гг. Готовилось в эти годы и трехтомное исследование Н.Ф. Дубровина. Но круг источников для этих публикаций был весьма ограничен и представлял собой в основном воспоминания участников событий. Личные переписки царя, министров, военачальников были или недоступны, или доступ к ним значительно ограничен. Острые вопросы не затрагивались. На подобную публикацию необходимо было высочайшее разрешение. Известно, что инициатором сбора материалов по истории Крымской войны в это время выступил наследник престола — великий князь Александр Александрович.

Готовившийся том РИО так и не был сформирован и издан, по-видимому, в связи с резким поворотом всей политики государства после убийства Александра II. Тем не менее, материалы для него собирались и отложились в архиве одного из руководителей общества С.А. Белокурова. Эти документы в настоящее время хранятся в Российском государственном архиве древних актов. Материалы собирал военный историк, издатель и редактор Всеволод Николаевич Мамышев.

В.Н. Мамышев был сыном обер-бергмейстера и писателя Н.Р. Мамышева, воспитывался в институте Корпуса горных инженеров, но занимался, прежде всего, русской военной историей и просопографией. Мамышев написал, например, биографию Константина Христофоровича Бенкендорфа — дипломата и военного эпохи наполеоновских войн. Он издавал «Жизнеописание русских военных деятелей», серию «Русская патриотическая библиотека», участвовал в ряде периодических изданий, таких как «Георгиевские кавалеры», «Русское воинство», «Достопамятные соотечественники», в издании «Кавказцы» [1, с. 69]. Был привлечен к работе по изданию «Русского биографического словаря». Для этих и других изданий он собирал материал, отложившийся в его и других архивах. Круг источников Мамышева во время работы по сбору материалов для истории Крымской войны также был ограничен в основном периодической печатью. Его работа заключалась, прежде всего, в просмотре газет и журналов, как времени самой Крымской войны, так и последующего времени. Внимание Мамышева в первую очередь привлекла газета «Северная Пчела», издававшаяся с 1825 г. Ф.В. Булгариным и Н.И. Гречем. Газета имела монополию на публикацию политических известий, была проправительственной, достаточно консервативной, но в годы войны заняла яркую патриотическую позицию. «Северная Пчела» представлялась Мамышеву наиболее объективным печатным органом, освещающим события. Вырезки из газеты он аккуратно наклеивал на листы бумаги, а иногда оставлял и целые страницы, если публикация была достаточно обширной. Мамышев собирал документы и о военных действиях на Кавказском театре, и посвященные атакам англичан на русские морские порты. Иногда это были целые брошюры, как, например, «Бомбардировка Колы». Но главное его внимание привлекали, конечно, события в Крыму и Севастополе. Вырезки из «Северной Пчелы» собирались разного рода, в том числе политические известия о происходящем в европейских странах (Англии, Франции и др.), сведения о пожертвованиях на нужды армии, благотворительных акциях, о производстве в военные чины, в том числе за оборону Севастополя (например, награждение чинами командира парохода-фрегата «Владимир» Бутакова и подпоручика Басова за «отличную храбрость» во время отражения штурма 6 июня 1855 г.).

Также присутствуют материалы о пожаловании кавалерами орденов, причем известия об этих пожалованиях должны были быть впоследствии систематизированы, например, выделены все ставшие кавалерами ордена Св. Анны. Имеются известия о награждении майора 6-го резервного батальона Виленского Егерского полка Эйсмонта «золотою полусаблею с надписью «за храбрость»», о пожаловании ордена Александра Невского генералу Горчакову 3-му за сражение при р. Альме, награждении командующего батареей полковника Гороновича за «истребление» английского пароходного фрегата «Тигр» 27 августа 1854 г. [2, л. 534, 548].

Вырезались и телеграфные сообщения о положении в Севастополе, напечатанные как известия от А.С. Меншикова, о том, что «огонь неприятеля умеренный», «никаких действий с обеих сторон не происходило». Откладывались в его материалах и произведения политической сатиры, брошюры со стихами, прославляющими русского солдата и подвергающими насмешкам английскую армию. Например, «Рассказ чухонской кошки, бывшей в плену у англичан», стихотворение «Ополчение»: «России вся рать готовит карать Врагов христиан! Россия тверда, была и всегда, тверда и теперь...» [2, л. 329]. Интересны также стихи, посвященные ложной вести о падении Севастополя, напечатанные в № 183 «Северной Пчелы» за 1855 г.: «На море на океане, в густом дыме и тумане остров Альбион. Им владеет царь-девица, И теперь хоть молодица, да все бабий ум...» [2, л. 65].

Помимо «Северной Пчелы» привлекались также материалы из ежедневной военной газеты «Русский Инвалид», «Московского Сборника», «Военного» и «Морского» сборников.

Естественно, в подборке присутствовали различного рода указы и манифесты, в том числе манифест о вступлении в Дунайские княжества, о создании гражданского ополчения 29 января 1855 г., о заключении Парижского мира 19 марта 1856 г. и др.

Большое внимание уделялось положению пленных и раненых. В архиве отложились списки раненых в Севастополе нижних чинов, список генералов, штаб-и обер-офицеров, убитых, раненых и контуженных при бомбардировании Севастополя с 5 по 18 октября 1854 г., заметки с рассказами о раненых солдатах в госпиталях. Собраны статьи, посвященные медицинским вопросам: «Русские солдаты, раненые 8-го сентября в сражении при Альме», «Рассказ унтер-офицера, раненого в деле при Альме» [3]. Здесь присутствует возвышенный образ русского солдата: «...В целом мире нет лучше русского солдата! Чего не совершил и не совершит он! Чего не перенес и не перенесет он!... Рана, полученная на войне, не ослабляет мощного духа его: раненый, он не опускает воюющей руки своей до тех пор, пока не лишат его всякой возможности воевать, или лучше — пока дух жизни в нем; рана — украшение, гордость Русского солдата... По обязанности врача я ходил за ранеными при Алме, омывал и перевязывал их раны; все они знали, что это прямой долг моей службы, а посмотрите, с какою трогательною благодарностью они принимают мои услуги им...» (военный медик П. Дьяконов) [2, л. 196].

Много вырезок о бедственном положении англичан, французов в Крыму. В «Северной Пчеле» помещали известия из лондонской «Times» и других изданий с донесениями о положении английских войск в Крыму зимой 1854—1855 гг.: «ужасное состояние армии должно быть большей частью приписано нерадению и неспособности тех, кому поручена была забота о ее благосостоянии». Отмечался недостаток свежего мяса, хлеба, овощей и дров, также плохие дороги и падеж лошадей. Пало более 2 тыс. лошадей. Усилились болезни. Многих людей унесли холера и лихорадка, например, до 15% состава Сардинского экспедиционного корпуса [2, л. 105]. Присутствовала и вырезка с перепечаткой известия газеты «Nord» об ограблении англичанами гробниц в Крыму [2, л. 357]. Мамышев привлек и несколько важных свидетельств западных мемуаристов — воспоминания графа Кастелана, изданные в Париже в 1873 г. (в переводе появились в «Северной Пчеле» в 1878 г.), а также публиковавшиеся в «Современнике» в 1856 г. крымские или севастопольские заметки Н.В. Берга [2, л. 100]. Из русских мемуаров его внимание привлекли воспоминания А.А. Панаева о князе Меншикове и Севастополе, опубликованные в «Русской старине» в 1877 г.

Есть здесь и политические размышления о России: «...Когда препятствовала или мешала Россия правильному политическому развитию своих соседей? Россия ли подняла зажигательный факел при пожаре 1848 г.? С берегов ли Невы распространились потрясения, поколебавшие все престолы... Между тем как Европа страдала в политических конвульсиях, Россия занималась мирным развитием своего общественного благосостояния... Ее положению, спокойному, грозному и миролюбивому в одно и то же время, Европа преимущественно обязана возстановлением власти и торжеством правильных и охранительных понятий...» [2, л. 501]. В «Северной Пчеле» публиковались и выдержки из бельгийской газеты «Sancho» с рассуждениями о развитии военных событий и предполагаемом мире, иногда достаточно резкие: «...До сих пор союзники укололи лишь верхнюю кожицу Русского царства, и уже ослабевают; каждый шаг земли около Севастополя стоит двух, трех тысяч человек, и если б героический город даже пал, то победители нашли бы в нем могилу... взятие Севастополя, если только падет эта львиная пещера, будет стоить союзникам четырехсот тысяч человек... тогда война будет уже не местная. Германия, уже чувствующая влияние наглости Англии, Австрия, которая уже целый год скрывает свою наклонность к России, примут участие в борьбе, и тогда восточная война обнаружит свой истинный смысл, доселе сокрытый. Европа узнает, чего стоили ей пристрастие к манчестерскому миткалю и обман, в который вовлекла ее так ловко Англия, стращая русским могуществом...» [2, л. 448; 4].

Ряд материалов был посвящен ходу военных действий и причинам поражения русских войск, в частности, в сражении на р. Альме. В статье «Несколько замечаний очевидца на составленные капитаном Генерального Штаба Аничковым «Военно-исторический очерк Крымской экспедиции», помещенной в «Русском Инвалиде», некий кн. П.Г. (вероятно, Горчаков) кроме одобрения, высказывает свои замечания и дополнения к данному труду и мнение о причинах поражения в Альминском сражении. Это и неудачное расположение на местности, и превосходство противника в вооружении: «...Действия английской артиллерии... было вообще довольно слабо, но их штуцерный огонь действительно лишил наши войска почти всех начальников, а артиллерию прислуги и лошадей» [2, л. 228].

Воспевался героизм русских воинов и защитников Севастополя, подчеркивался трагизм ситуации с оставлением города и, вместе с тем, атмосфера общего воодушевления в сражении с врагом даже после ухода войск с Южной стороны. Об этом свидетельствует, например, «Отрывок из рассказов старого солдата о последних войнах»: «...На рассвете 5-го августа 1855 года, на другой день после кровавого боя на р. Черной, неприятель открыл пятое бомбардирование г. Севастополя... Неприятель, при огромном количестве мортир, ввезенных им в ближайшие траншеи, кроме постоянного прицельного огня против наших укреплений, стрелял навесно по городу и окопам... С 20-го августа огонь неприятельских батарей с каждым днем становился сильнее, и не было надежного укрытия ни за окопами, ни в городе... ежедневная потеря наша доходила до огромной цифры, и были дни, в которые не успевали подбирать раненых и выносить тела убитых. Гарнизон, от начальника до солдата, с непоколебимою твердостию и христианскою покорностию воле Провидения, до последней минуты геройски исполнял свой долг. Опасность и мыль о смерти были неуместны — смерть была повсюду!... С рассветом 26 августа канонада и бомбардирование возобновились с тем же ожесточением... То были тяжкие предсмертные дни Севастополя! ...27 августа, в 349 день славной в летописях истории обороны, неприятель, из подступов своих... одновременно и стремительно атаковал наши укрепления... неоднократно повторенные атаки неприятеля на бастионы № 2 и № 3, батарею Жерве, батареи Будищева и Яновского и штурмовые батареи — были отбиты... Все атаки неприятеля против правого фланга оборонительной линии были молодецки опрокинуты... В 4 часа пополудни главнокомандующий (Горчаков) отдал приказание: с наступлением сумерек приступить к очищению южной стороны г. Севастополя... Первые заботы были о переправе раненых... Около 10 часов вечера Екатерининская, Морская и прилежащие к ней улицы были наполнены войсками... Ночь была тихая. Геройские лица защитников Севастополя... сурово освещались заревом пожара. Угрюмая тишина ночи нарушалась страшными взрывами пороховых погребов на оставляемых бастионах...». Далее описывается пожар под библиотекой и на Морской улице, зажженный для обеспечения безопасности переправы [2, л. 220—222]. Вместе с тем, имеется лишь одна вырезка из публикации о черноморских моряках — В.А. Корнилове, П.С. Нахимове, М.П. Лазареве.

В ходе сбора материалов В.Н. Мамышевым была подготовлена и библиография по Крымской войне, систематизированная по разделам. Первый раздел носил название «Война за Веру и Царя» и включал в себя публикации «Северной Пчелы», «Русского Инвалида», вышедшие книги, посвященные обороне Севастополя. Следующим шел раздел «Карс» с теми же источниками с добавлением «Московских Ведомостей», «Русского Вестника» и военных журналов. Затем следовал раздел посвященный событиям войны, в т.ч. Альминскому сражению и обороне Севастополя. Здесь находим уже и публикации журнала «Современник», например, «Бомбардирование Севастополя» Е. Ковалевского (1856, № 5). Есть также раздел «Политическая сторона», где присутствуют русские (например, письмо М.П. Погодина к редактору газеты «Le Nord») и французские публикации, и разделы «Проповеди», «Манифесты», «Награды» [2, л. 287—308]. Библиография осталась незаконченной. Имеются поправки, вписанные красным карандашом.

Мамышев уделял внимание и заимствованиям из западных публикаций, в том числе из газеты «Таймс», с указанием на ошибки, сделанные в ходе кампании: «Война — это трагедия, наполненная ужасами. Много надобно философии, чтобы утешаться в том способе, каким мы ее начали против России. В этой борьбе должны мы были избегать двух больших затруднений. Первое состояло в том, что мы принуждены будем действовать на мелководных морях; второе, что будем иметь дело с государством, снабженным огромнейшими артиллерийскими средствами» [2, л. 315; 4]. Англичане писали, что осыпали артиллерийским огнем земляные укрепления, но это не производило должного эффекта. Причиной неудачной атаки на Кронштадт, например, стал недостаток канонирских лодок. В Севастополе также огонь велся неправильно: «Ужасное сопротивление земляных укреплений, воздвигнутых Русскими у Севастополя, и огромное расстояние, на котором мы, по чувству самосохранения, должны находиться от грозных батарей Рисбанка (Форт Павла), фортов Александра, Петра, Кроншлодта и Меншикова, — все это указывает нам на необходимость... действовать по вертикальным огнем из величайших мортир и ядрами самого большого калибра...».

Некоторые письма Мамышев получал в подлинниках и списывал их, причем не всегда мог разобрать написанное, о чем имеется его запись от 1858 г. [2, л. 345].

Из публицистических произведений в подборке присутствуют лишь письмо М.П. Погодина к Николаю I с изложением своего взгляда на войну, а также «Дума русского» П.А. Валуева, которая впервые была опубликована в «Русской старине» в 1891 г. Собирая материалы, посвященные биографии Николая I, Мамышев обратил внимание на публикацию в «Военном сборнике» писем Николая I к главнокомандующему А.С. Меншикову (перепечатаны из «Русского Инвалида») [5, л. 65—72]. Публикатор утверждал, что император «вдохновлял Севастополь», однако в письмах заметно отсутствие у царя достаточной информации о положении дел.

Как предполагалось в дальнейшем использовать собранный Мамышевым материал? Вероятно, он должен был войти в обзорный очерк, написанный кем-либо из военных историков. Можно предположить, что критических материалов о русской армии и ее командовании здесь не должно было быть. Большое внимание уделялось бы раненым, пленным и награжденным за военные подвиги. Существенную часть заняла бы критика политической позиции противника в войне в первую очередь Англии, а также Франции и критический разбор действий англичан и французов в Крыму. Будущий том, конечно, должен был быть посвящен апологии политики Николая I в Восточном вопросе, действий русской армии в Крыму и при обороне Севастополя. Данные материалы представляют интерес, как с точки зрения историографии и источниковедения, так и с точки зрения описания всех событий, имевших место в период Крымской войны.

Список использованной литературы и архивных материалов

1. Русский биографический словарь. Т. Маак-Мятлева. М., 1999.

2. РГАДА, ф. 1292 (Русское историческое общество), оп. 1, д. 269.

3. Северная Пчела. 1854, № 271.

4. Северная Пчела. 1855, № 140.

5. РГАДА, ф. 1292 (Русское историческое общество), оп. 1, д. 273.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь