Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Главная страница » Библиотека » В.Д. Блаватский. «Античная археология Северного Причерноморья»

Херсонесское государство. Харакс

Крупнейшим центром античного времени в Западном Крыму был Херсонес Таврический1, расположенный на окраине нынешнего Севастополя. Там еще в VI в. до н. э. возник греческий эмпорий, продолжавший существовать в течение большей части V в. до н. э. Вероятно, в 422—421 гг. до н. э.2 переселенцы из Гераклеи Понтийской на месте эмпория основали полис. Письменные источники сравнительно скудно освещают историю Херсонеса. Античные авторы кратко упоминают об этом городе в периплах. Страбон3 и Плиний4 также лишь бегло касаются Херсонеса.

Значительно более важны эпиграфические5 памятники, найденные в Херсонесе: многочисленные декреты, посвятительные надгробные надписи. Среди этих памятников совершенно исключительное значение имеет гражданская присяга6 херсонесцев начала III в. до н. э., позволяющая нам выяснить состав Херсонесского государства и его социально-экономическую структуру. Приносивший присягу клялся Зевсом, Геей, Гелиосом, богиней Девой, олимпийскими богами и богинями, а также героями Херсонеса сохранить в целости владения Херсонесского государства, в которые помимо хоры входили еще Керкинитида и Прекрасная Гавань, поддерживать демократический строй, всемерно борясь со всеми злоумышляющими против него, и, наконец, хлеб, предназначенный к вывозу с равнины, направлять только в Херсонес, а не в какое-либо иное место.

Другой выдающийся памятник херсонесской эпиграфики — декрет7 в честь понтийского полководца Диофанта, посланного в конце II в. до н. э. Митридатом Евпатором на помощь Херсонесу против скифов. В этом декрете подробно описываются войны, которые вел Диофант. Не менее важно упоминание в этом декрете о восстании8 скифских рабов на Боспоре под предводительством Савмака — первом крупном рабском движении, известном нам на нашей территории.

Среди других эпиграфических памятников упомянем декрет9 в честь херсонесского историка Сириска, сына Гераклида, а также очень плохо сохранившуюся большую надпись конца III — начала II в. до н. э., в которой говорится о продаже виноградников10.

Помимо памятников лапидарной эпиграфики, в Херсонесе было найдено большое количество керамических клейм на черепицах и особенно на остродонных амфорах; значительная часть их херсонесского происхождения, однако в большом числе встречались и привозные: фасосские, синопские, гераклейские, родосские, книдские, паросские и др.

Ценным источником для истории Херсонеса является также херсонесская нумизматика, многочисленные монеты, по большей части с изображением11 богини Девы, покровительницы города. Характер чеканки Херсонеса свидетельствует о значительной устойчивости экономики этого города.

Важны также источники археологические — данные раскопок этого города. Раскопками Херсонеса обнаружен ряд сооружений, отличающихся хорошей сохранностью. Однако, к сожалению, Херсонес в прошлом не подвергался столь систематическому исследованию, как Ольвия. Отдельные попытки раскопок Херсонеса предпринимались во второй и третей четвертях XIX в. Постоянный характер они приобрели в 1888 г., когда начались обширные работы по раскопкам средневековых и античных сооружений Херсонеса, а также его некрополя.

Среди памятников Херсонеса выдающееся место занимают оборонительные сооружения12 — стены, башни, крепостные ворота и небольшие калитки для вылазок во время осады. Эти сооружения относятся к различному времени: к IV—III вв. до н. э., первым векам нашей эры и к средневековью, когда Херсонес продолжал существовать и вошел в русскую историю под именем Корсунь. Над более ранними кладками сооружались стены более позднего времени, в результате чего при раскопках обнаружены сооружения, достигавшие нередко нескольких метров вышиной. Верхний горизонт оборонительной стены относится к средневековому времени; для него характерно заполнение пространства между облицовками из тесаного камня бутом на известковом растворе. В период раннего средневековья город был обнесен рвом, наружная сторона которого укреплена особой стеной — протейхизмой.

89. Погребальная урна из Херсонеса

В античную эпоху к оборонительным стенам с наружной стороны пристраивались склепы для погребения стеностроителей и наиболее заслуженных граждан города. Около крепостных ворот, с внутренней стороны, помещалось караульное помещение для солдат, охранявших ворота.

Раскопками обнаружены жилые кварталы, о которых мы говорили в разделах, посвященных градостроительству и жилищам.

Дома эти, существовавшие в III—II вв. до н. э., прекратили свое существование примерно в начале I в. до н. э. Возможно, что их разрушение связано с грандиозной стихийной катастрофой — большим землетрясением, разразившимся в Крыму, согласно свидетельству источников13, в 63 г. до н. э.

Выше уже говорилось о многочисленных херсонесских глубоких цистернах для засолки рыбы. Из других хозяйственных сооружений отметим винодельни14 первых веков нашей эры.

В Херсонесе были открыты и общественные постройки: монетный двор IV в. до н. э. и обнаруженное совсем недавно, осенью 1954 г., зрелищное здание — вероятно, одейон.

Раскопками XIX и начала XX вв. было открыто значительное количество могил античного и средневекового времени, расположенных за пределами города. Характер античных погребений позволяет говорить об отсутствии значительной имущественной дифференциации среди гражданского населения Херсонеса15.

Совершенно иной, весьма своеобразный характер носит некрополь16, обнаруженный в 30-х годах нынешнего столетия под культурными напластованиями эллинистического и римского времени в северной части города. Этот некрополь, заключавший могилы в основном V—IV вв. до н. э., отличается разнообразием обрядов погребения: инвентарь в них крайне скромный, а по большей части даже отсутствует. Примечательно также, что все покойники были похоронены в неглубоких, довольно небрежно вырытых могильных ямах. Все сказанное наводит на мысль о том, что данный некрополь является рабским. Если данное предположение справедливо, то тогда можно считать, что это единственный известный нам рабский некрополь, обнаруженный в Северном Причерноморье.

Херсонес расположен в северо-восточной части Гераклейского полуострова, треугольником выступающего в море. Гераклейский полуостров был сельскохозяйственным районом Херсонеса. Археологическое исследование этого района началось в ближайшие годы после покорения Крыма. Выше мы уже говорили, что еще в 1786 г. подпоручик Анания Строков составил план Гераклейского полуострова, являющийся гордостью русской археологической науки. Подобного рода исследования на Западе начались значительно позднее.

Изучение многочисленных укрепленных усадеб Гераклейского полуострова началось в первой половине XIX в. (З.А. Аркас и другие исследователи). Н.М. Печенкиным в начале XX в. производились раскопки усадеб, установившие время их существования.

Исследования Гераклейского полуострова были успешно продолжены в советское время; удалось обнаружить ряд исключительно хорошо сохранившихся клеров (наделов) около Круглой бухты с укрепленными усадьбами17. Клеры18 имели вытянутую прямоугольную форму и были разделены поперечными стенками на несколько десятков небольших полей, часть которых была занята виноградниками и садами, а другая — пашнями. Каждый из этих участков отделялся от других небольшой стенкой.

Как уже отмечалось выше, участки, отведенные под виноградники и сады, имели особые конденсационные стенки для питания корневой системы водой, что было очень важно в этой бедной влагой местности; характер участков, отведенных под ноля, позволяет предполагать наличие двухпольной системы.

Помимо Гераклейского полуострова, в Херсонесское государство, во всяком случае, в начале III в. до н. э., входили небольшие города на западном побережье Крыма. Главными из них были Керкинитида, расположенная на месте нынешней Евпатории, и Прекрасная Гавань, находившаяся около нынешнего Черноморска (б. Акмечеть).

90. Амфора конца III — начала IV в. н. э. из Харакса

Возникшая ранее Херсонеса, еще в конце VI в. до н. э., Керкинитида первоначально была независимым полисом. Войдя в Херсонесское государство, она пользовалась правом самоуправления и с середины IV до II вв. до н. э. чеканила монету. Керкинитида — сравнительно небольшое городище площадью 7—8 га, имеющее довольно мощные культурные напластования, достигающие 5,5 м. Раскопки Керкинитиды велись в небольшом объеме. В 1896 г. исследовался19 некрополь. В текущем столетии неоднократно раскапывалось городище. Наиболее значительные результаты дало вскрытие развалин оборонительной стены III—II вв. до н. э., а также исследование остатков городских построек VI—II вв. до н. э.20

Еще менее изучена Прекрасная Гавань — небольшой город, площадью всего в 4 га, развалины которого находятся в 1,5 км от нынешнего Черноморска. В 1950 г. там были обнаружены остатки оборонительной стены III в. до н. э., тогда же в развалинах дома III—II вв. до н. э. найдены остатки каменного обрамления окна, что допускает предположение о наличии там двухэтажных зданий21.

Оба города были центрами сельскохозяйственных районов, хозяйство которых, по-видимому, было организовано так же, как и на Гераклейском полуострове. Следы межей отдельных полей и клеров сохранились в окрестностях Прекрасной Гавани.

Хотя Херсонес, и особенно малые города, входившие в Херсонесское государство, менее исследованы, чем Ольвия, все же возможно в общих чертах характеризовать их хозяйство и культуру. Судя по доступным нам данным, в хозяйстве Херсонеса земледелие и рыболовство играли большую роль, чем ремесла и особенно торговля. Культура этого города носила значительно более греческий характер, чем в других городах Северного Причерноморья.

91. Топор из Харакса

В первых веках нашей эры Херсонес не испытал такого сильного воздействия местного населения, как Ольвия. В это время в нем стоял римский гарнизон, состоявший из солдат I Италийского, V Македонского и XI Клавдиева легионов. Этот гарнизон наложил заметный отпечаток на характер культуры Херсонеса. В частности, во многих надписях этого времени мы встречаемся со значительным количеством римских имен, в том числе и у граждан Херсонеса.

Римляне, занявшие Херсонес, поставили гарнизоны и в других пунктах южной части Крыма. Наиболее четкое представление у нас имеется о Хараксе — римской крепости, расположенной на Ай-Тодорском мысу. Эта крепость по размерам не уступает небольшим городам Северного Причерноморья, площадь ее достигает 6 га. Археологические исследования Харакса производились еще в середине XIX в., особенно в начале XX века и в 30-х годах нашего столетия22. Этими раскопками установлено, что первоначальное поселение на Ай-Тодорском мысу представляло собой таврскую крепость, сооруженную в качестве убежища на случай военной опасности. Мыс, совершенно недоступный со стороны моря, был отгорожен с суши стеной,, сооруженной из громадных каменных глыб, грубо отесанных и не очень тщательно пригнанных друг к другу.

В середине I в. н. э. римляне заняли это таврское укрепление, и часть стены его была включена в римские оборонительные сооружения. Об укреплениях Харакса, состоявших из двух линий стен, мы уже говорили в разделе, посвященном военному делу.

Большинство построек находилось внутри верхней (т. е. внутренней) оборонительной стены; к самой стене примыкал Нимфей. Это был большой бассейн, посвященный божествам воды — Нимфам. Бассейн был снабжен лестницей; вода поступала в него по глиняным трубам.

Из сооружений Харакса наибольший интерес представляют термы, дошедшие в довольно хорошей сохранности; о них мы уже говорили выше.

92. Бронзовая фибула из Харакса

За пределами крепости находилось небольшое святилище бенефициариев. Бенефициарии — это дорожные сторожа, наблюдавшие за безопасностью путей. Находки в этом святилище показывают, что там в особом почете были фракийские божества. Это вызвано тем обстоятельством, что из фракийцев в значительной мере комплектовались дунайские легионы, выделявшие из своего состава вексилляции (части особого назначения), посылавшиеся в Крым.

В 1932 и 1935 гг. за пределами наружной стены Харакса был раскопан небольшой могильник. Большая часть погребений представляла кремации; прах покойников чаще всего хоронили в амфорах, иногда в сосудах иных форм. Могилы имели небольшую глубину — всего несколько десятков сантиметров. Они вырывались в глине, заполнявшей небольшие расселины материковой скалы. Помимо посуды, в могилах встречались различные орудия труда: рыболовные крючки, топоры, пряслица, серпы и в небольшом количестве оружие: наконечники копий, кинжалы, умбоны щитов, а также фибулы.

Время этих могил — последнее десятилетие III — первая половина IV в. н. э. Это период, когда римский гарнизон уже покинул Харакс. Нужно думать, что покойники данного некрополя принадлежали к потомкам населения канабы, ремесленного поселка, находившегося по соседству с римским лагерем. Этим объясняется и целый ряд особенностей обряда погребения (кремация), а равно и римские монеты, которые резко выделяют данный могильник среди других поздних античных могильников Северного Причерноморья.

Харакс является наиболее ярким памятником римской культуры Северного Причерноморья, ибо греческие города сравнительно мало или вовсе даже не подверглись романизации.

Другой центр, связанный с римлянами, был обнаружен летом 1954 г. в окрестностях Бахчисарая. Там открыто поселение, заключавшее значительное количество керамики первых веков нашей эры, в том числе первоклассных образцов краснолаковой посуды, и, что особенно интересно, черепиц с клеймами XI Клавдиева легиона — тогос амого, солдаты которого стояли в Херсонесе и в Хараксе.

Примечания

1. Е.Э. Иванов. Херсонес Таврический. Историко-археологический очерк. Симферополь, 1912; Г.Д. Белов. Херсонес Таврический, Л., 1948.

2. А.И. Тюменев. Херсонесские этюды, I. К вопросу о времени и обстоятельствах возникновения Херсонеса. — ВДИ, 1938, № 2 (3), стр. 257 и сл.

3. Strab., VII, 4, 2.

4. Plin., N. H., IV, 85.

5. IOSPE, Iа, № 340—667.

6. IOSPE, I², № 401. В.В. Латышев. Гражданская присяга херсонесцев. — ΠΟΝΤΙΚΑ. Изборник научных и критических статей по истории, археологии, географии и эпиграфике Скифии, Кавказа и греческих колоний на побережьях Черного моря. СПб., 1909, стр. 142 и сл.

7. IOSPE, I², № 352.

8. С.А. Жебелев. Последний Перисад и скифское восстание на Боспоре. — ВДИ, 1938, № 3 (4), стр. 49 и сл.

9. IOSPE, I², № 344.

10. IOSPE, I², № 403.

11. А.Н. Зограф. Статуарные изображения Девы в Херсонесе по данным нумизматики. — ИРАИМК, II, 1922, стр. 337 и сл.

12. А.Л. Бертье-Делагард. О Херсонесе. — ИАК, вып. 21, 1907, стр. 87 и сл.; К.Э. Гриневич. Стены Херсонеса Таврического. — «Херсонесский сборник», вып. I, 1926, стр. 7 и сл.; вып. II, 1927, стр. 7 и сл.; вып. III, 1931, стр. 7 и сл.; вып. V, 1959, стр. 75 и сл.

13. Dio Cass., XXXVII, 11, 4; Oros., VI, 5, 1.

14. Г.Д. Белов. Херсонесские винодельни. — ВДИ, 1952, № 2, стр. 225 и сл.

15. Г.Д. Белов. Некрополь Херсонеса классической и эллинистической эпохи. — ВДИ, 1948, № 1, стр. 155 и сл.

16. Г.Д. Белов. Некрополь Херсонеса классической эпохи. — СА, XIII, 1950, стр. 272 и сл.

17. С.Ф. Стржелецкий. Усадьбы клеров Херсонеса Таврического II в. до н. э. — СА, 1958, № 4, стр. 154 и сл.

18. С.Ф. Стржелецкий. Пять клеров Херсонеса Таврического в III—II вв. до н. э. — СА, 1957, № 3, стр. 31 и сл.

19. Н.Ф. Романченко. Раскопки в окрестностях Евпатории. — ИАК, вып. 25, 1907 стр. 172 и сл.

20. М.А. Наливкина. Основные итоги работ Евпаторийского отряда. — КСИИМК, XLV, 1952, стр. 114 и сл.; ее же. Раскопки в Евпатории. — КСИИМК, вып. 51, 1953, стр. 128 и сл., вып. 58, 1955, стр. 63 и сл.

21. М.А. Наливкина. Основные итоги работ Евпаторийского отряда. — КСИИМК, XLV, 1952, стр. 116 и сл.

22. М.И. Ростовцев. Римские гарнизоны на Таврическом полуострове и Ай-Тодорская крепость. — ЖМНП, 1900, март, стр. 140 и сл.; его же. Святилище фракийских богов и надписи бенефициариев в Ай-Тодоре. — ИАК, вып. 40, 1911, стр. 1 и сл.; А.С. Башкиров. Историко-археологический очерк Крыма. Симферополь, 1914, стр. 122 и сл.; В.Н. Дьяков. Древности Ай-Тодора. Ялта, 1930; В.Д. Блаватский. Харакс. — МИА, № 19, 1951, стр. 250 и сл.

 
 
Яндекс.Метрика © 2017 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь