Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

На правах рекламы:

Скачать книгу по стоматологии www.orenkluch.ru.

Главная страница » Библиотека » В.Д. Блаватский. «Античная археология Северного Причерноморья»

Ремесло

Античные города Северного Причерноморья, несомненно, были значительными центрами ремесленного производства. Письменные источники по этому вопросу весьма скудны. Они почти совсем не говорят нам о роли1 ремесла в хозяйстве северопонтийских городов и совершенно не касаются системы организации ремесленного производства. Нужно думать, что так же как и в Греции, наиболее сложные ремесла, требующие высокой квалификации, как, например, ювелирное дело, обслуживались свободными мастерами. Однако основную массу работников в эргастериях (мастерских), по всей видимости, составляли рабы.

Вопрос о металлургическом производстве в античных государствах Северного Причерноморья в настоящее время исследован недостаточно. Не подлежит сомнению, что как в других значительных античных центрах, в них видное место занимала обработка металлов2. Вероятно, соответствующую роль играло кузнечное дело, при котором из железных криц посредством ковки их в раскаленном состоянии изготовлялись соответствующие изделия. Однако мы располагаем по северопонтийской черной металлургии весьма ограниченными данными: находками кузнечных горнов и их обломков при раскопках Ольвии в конце двадцатых годов текущего столетия. Что же касается вопроса о добыче железа на территории античных государств Северного Причерноморья, то до сего времени выплавку (или точнее варку) железа можно считать засвидетельствованной только на Азиатском Боспоре (в Раевском городище).

Несколько лучше обстоит дело с доступными нам материалами по обработке меди и бронзы, в особенности в той же Ольвии3. Ольвия уже в VI в. до н. э. была центром бронзового литья. Изготовлявшиеся в ней бронзовые круглые зеркала с ручками, украшенными различными изображениями, не только употреблялись на месте, но и получили значительное распространение по территории Скифии. До нас дошло значительное количество форм, связанных с деятельностью ольвийских бронзовщиков. Эти формы, нередко предназначенные для изготовления мелких поделок, делались из камня или распиленных пополам ручек остродонных амфор, в которых выдалбливалось соответствующее (негативное) углубление.

14. Форма для отливки из Пантикапея

Представление об облике тиглей, применявшихся при бронзовом литье, нам дает находка в Пантикапее. Там в 1949 г. были обнаружены обломки тигеля из коричневатой глины4.

Тигель имел форму невысокого довольно широкого сосуда с вертикальными боковыми стенками, накрывавшегося сверху плоской крышкой. При раскопках Пантикапея в 1956 г. был обследован сброс мастерской металлурга, относящийся к III в. н. э. Среди большого скопления сажи, золы и древесного угля до 1,10 м толщиной были обнаружены куски железного и особенно медного шлака, обломки изделий из этих металлов, в том числе гвоздей и колечек от кольчуги, куски тиглей, льячек и, возможно, литейных форм или печей, а также кости и рога животных со следами отпилки. Все эти находки позволили заключить, что эта мастерская выпускала различные изделия, среди которых были оборонительные доспехи и, вероятно, мечи и ножи, при этом изготовлялись не одни только полосы, а вполне законченные изделия с костяными или роговыми рукоятями.

Одной из отраслей северопонтийской металлургии было изготовление монет5. Ранее других городов Северного Причерноморья начал выпускать деньги Пантикапей. Там, около середины VI в. до н. э., стала чеканиться серебряная монета, по обычному для античного мира способу: кусок раскаленного металла помещался между матрицей и пуансоном (чеканом), затем по последнему наносился удар молотком.

С большим распространением в Ольвии бронзового литья, по всей вероятности, тесно связано появление в Ольвии в конце VI — начале V в. до н. э. тяжелой медной литой монеты, которая известна здесь намного раньше, чем в Средиземноморье.

15. Льячка (из раскопок Фанагории 1955 г.)

На Боспоре, по-видимому, особенно в Пантикапее, получила значительное развитие торевтика — изготовление различных художественных изделий из металла: посуды и иной утвари, парадного оружия и украшений6. Подобные изделия исполнялись из золота, серебра, бронзы и электра сплава золота и серебра. При этом применялись различные технические приемы: чеканка из тонких листов металла или литье в формах. В мастерских Боспора изготовлялись различные предметы, потреблявшиеся не только местной аристократией, но также продававшиеся скифским и меотским царям и знати. К числу таких изделий принадлежали прославленные произведения искусства, о которых мы будем говорить ниже. Нередко подобные изделия, изготовлявшиеся для скифов, имели украшения, представлявшие сцены из жизни этих воинственных обитателей причерноморских степей. Эти изображения исполнены в античном стиле.

Особую группу среди изделий боспорских мастеров составляют золотые бляшки для украшения одежды скифской и иной местной племенной знати. Сюжеты изображений на этих бляшках были как греческие, так и местные. Названные бляшки оттискивались особыми штампами. Такой бронзовый штамп III—II вв. до н. э., с поплечным изображением Афродиты, был найден в Дии-Тиритаке7. Четыре аналогичных по типу бронзовых штампа были найдены в Пантикапее8.

Значительно более обильными материалами мы располагаем по гончарному делу, несомненно, очень широко развитому во всех главнейших городах Северного Причерноморья. Об организации гончарного дела в Пантикапее мы можем сказать, что там в IV—II вв. до н. э. существовали эргастерии9, принадлежавшие боспорским царям и знати. Вряд ли можно сомневаться в том, что в этих эргастериях применялся рабский труд.

О развитии гончарного дела свидетельствуют специальные ремесленные кварталы — керамики, в настоящее время известные в Ольвии (южная часть нижнего города), в Фанагории (юго-восточная окраина города) и в Херсонесе (за пределами городской черты). Кроме того, гончарные печи неоднократно встречались в Пантикапее.

16. Бронзовый штамп для оттискивания бляшек из Дии-Тиритаки

Две большие позднеантичные печи10, обнаруженные в Пантикапее в 1929 г. и в Фанагории в 1930 г., дают представление о печах, служивших для обжига простой керамики — вероятно, остродонных амфор и пифосов. Это круглые в плане сооружения; диаметр пантикапейской печи внутри стен равняется 4,65 м, а снаружи достигает 6,25 м. Фанагорийская печь немного меньше: ее диаметр внутри достигает 4,25 м, а снаружи 5,30 м. Стены этих печей сооружались из глинобитной массы или сырцового кирпича. Нижний ярус печи представлял собой топку, имевшую особое топочное отверстие. Посередине топочного помещения стоял мощный, квадратный в плане столб, поддерживавший сводчатое перекрытие, служившее потолком нижнего яруса и полом верхнего, предназначенного для обжига продукции. Верхний ярус имел также сводчатое перекрытие, но без какой-либо опоры посередине. В стене обжигательной камеры было отверстие, служившее для загрузки и разгрузки камеры, которое закупоривали во время обжига. В полу этой камеры находились многочисленные отверстия, способствовавшие проникновению в нее горячего воздуха из топочного помещения.

Помимо описанных больших печей, нам известны на Боспоре и значительно более мелкие по размерам. Так, в 1949 г. в Пантикапее были обнаружены две небольшие печи I в. до н. э., служившие для обжига терракотовых статуэток. Об этом свидетельствуют найденные около них части форм и многочисленные обломки статуэток. Эти пантикапейские печи круглые в плане, диаметр их немного более полутора метра.

Довольно значительная гончарная мастерская была обнаружена в 1900 г. за пределами городской оборонительной стены Херсонеса11. Такое расположение гончарных печей гарантировало жилые кварталы города от опасности пожаров. В мастерской было две гончарных печи: одна — больших, другая — меньших размеров, несколько рабочих помещений, большой бассейн для размешивания глины и колодезь. Херсонесская мастерская, как показывают находки в ней, выпускала различную продукцию, в том числе остродонные амфоры с клеймами на ручках (в которых упоминается имя херсонесского астинома Истрона, сына Аполлонида). Подобные клейма с именами магистратов, в частности, астиномов, постоянно оттискивались на ручках, реже на горлах остродонных амфор. В названной мастерской изготовлялась также глиняная посуда, покрытая черным лаком, украшенная накладной росписью, рельефами, а также штампованными орнаментами и, наконец, статуэтки из терракоты. Для оттискивания штампованных орнаментов применялись глиняные штампики; один из найденных в мастерской штампиков служил для нанесения розетки на донышки сосудов, другой — для исполнения орнаментов на терракотовых карнизиках. Сказанное об изделиях, выпускавшихся херсонесской мастерской, показывает, каким разнообразием отличались предметы, фабриковавшиеся из глины.

17. а. План гончарной печи в Фанагории (раскопки 1930 г.) б. Разрез гончарной печи в Фанагории (раскопки 1930 г.)

В 1955—1957 гг., недалеко от оборонительной стены Херсонеса, за пределами города, при раскопках12 было обнаружено девять гончарных печей III — первой половины II в. до н. э., имевших различное устройство. Некоторые из них были прямоугольными, но большая часть их — круглые в плане; посередине их топочного отделения обычно стоял подпорный столб, поддерживавший пол обжигательной камеры. Размеры этих печей различные: диаметр самой большой достигает 2,90 м, самой маленькой — меньше метра. В одной хорошо сохранившейся печи уцелели части куполообразного перекрытия обжигательной камеры, каркасом которой служили изогнутые сырцовые кирпичи («ребра»), изготовлявшиеся по особому шаблону. Находки керамического брака и муфтообразных подставок показывают, что часть печей служила для обжига остродонных амфор. В небольших печах, видимо, обжигались мелкие керамические изделия.

В Ольвии, в нижнем городе, за пределами оборонительной стены, были обнаружены четыре гончарные печи I—III вв. н. э.13 Две из них, большие по размерам, имели различное устройство (одна — прямоугольная, другая — круглая в плане). Они были предназначены для обжига больших сосудов и черепицы; возле прямоугольной печи было найдено много обломков полукруглых калиптеров и форм для них. Две маленькие, круглые в плане печи служили для обжига кухонной и столовой красноглиняной посуды, грузил, а также пряслиц.

Рассмотрим теперь главнейшие виды изделий гончарных мастерских северопонтийских городов.

Здесь прежде всего следует упомянуть кровельную черепицу14, лучше всего известную нам по данным Боспора, бывшего значительным центром производства ее с IV в. до н. э. Черепица изготовлялась двух типов, общепринятых в античном мире. Большие, широкие, плоские черепицы — солены устилали всю поверхность крыши. Узкие желобчатые калиптеры служили для того, чтобы закрывать швы между соленами. Солены имели прямоугольную форму. Длина боспорских соленов была около 0,60 м, ширина около 0,50 м, а толщина 0,02—0,025 м. При таких размерах вес солена достигал 29 кг. В первых веках нашей эры встречаются и меньшие солены, размером 0,47×0,36 м.

18. Реконструкция устройства крыши античного храма

У боспорских соленов вдоль продольных сторон имеются высокие бортики, около края одной из узких сторон между этими бортиками проходит невысокий валик; у края другой узкой стороны снизу имеется продольный зуб.

Калиптеры имели желобчатую форму с пятигранным или округлым очертанием поперечного сечения. Ширина их около 0,15 м.

При укладке соленов на крышу они располагались таким образом, что продольные стороны их следовали наклону кровли. При этом находящиеся на одном уровне солены соприкасались продольными сторонами друг с другом. Каждый из соленов укладываясь так, что узкая сторона с валиком была сверху; на этот валик находил зуб лежащего выше колена, препятствуя сползанию нижней черепицы. Продольные швы между рядами соленов покрывались калиптерами. Описанная конструкция крыши надежно препятствовала просачиванию сквозь нее воды. Большой вес такой кровли гарантировал ее от повреждения сильными ураганами, столь нередкими осенью и зимой на северных берегах Черного моря.

Черепицы изготовлялись в деревянных формах. Верхняя поверхность черепиц нередко покрывалась красноватой краской, закреплявшейся обжигом. На черепицах часто оттискивались клейма мастерских с именами владельцев (нередко в сокращении). На соленах царской черепичной мастерской в Пантикапее в III—II вв. до н. э. ставилось клеймо с надписью: ΒΑΣΙΛΙΚΗ — царская, причем подразумевалось слово κεραμίς — черепица; на калиптерах оттискивали клеймо: ΒΑΣΙΛΙΚΟΣ— царский, подразумевалось καλυπτήρ — калиптер.

19. Антефикс, украшенный головой Коры из Пантикапея

Калиптеры, располагавшиеся по краю крыши, обычно имели особые украшения (антефиксы) в виде козырька с рельефными изваяниями, представляющими человеческую голову или орнаментальные мотивы. Их изготовляли в различных городах Греции и на Боспоре.

Следующая большая группа керамических изделий — это глиняная тара для вина, масла, соленой рыбы и пр. Таковой прежде всего служили остродонные узкогорлые сосуды с двумя ручками — амфоры. Эти крупные, довольно тяжелые, очень прочные сосуды хорошо выдерживали перевозку их на небольших парусниках, на которых ходили греческие купцы; не следует забывать, что плавание на таких судах обычно было сопряжено с сильной качкой.

Остродонные амфоры формовались на гончарном круге. Круг был ручной, поэтому вращал его помощник мастера. Изготовление остродонных амфор в Северном Причерноморье засвидетельствовано на Боспоре и в Херсонесе с того времени, как там началось виноделие (т. е. с IV в. до н. э.). Потребность в таре для вина вызвала изготовление амфор. Кроме того, изготовлялись пифосы — более громоздкая тара для хранения вина.

Далее следует отметить различные виды хозяйственной, кухонной, столовой и туалетной посуды. Изготовление такой посуды на Боспоре, видимо, началось очень рано, уже в VI в. до н. э. Об этом свидетельствует находка гончарной печи и бракованной расписной глиняной посуды в Нимфее.

20. Боспорская расписная чашка VI в. до н. э.

В большом количестве изготовлялась простая или покрытая буроватым лаком глиняная посуда15, в том числе кувшины и миски, а позднее и специальные блюда для рыбы. Эти блюда в IV в. до н. э. привозились из Греции, а в III—II вв. до н. э. производились на Боспоре.

Для варки пищи служили горшки, кастрюли с крышками, для которых устраивались специальные закраины, и сковороды.

Значительным разнообразием отличалась парадная столовая посуда. Уже в VI—V вв. до н. э. на Боспоре изготовлялась посуда, украшенная, наподобие ионийской, незамысловатым орнаментом в виде поясков лака и иных простых узоров. В IV в. до н. э., по-видимому, в Пантикапее, работал переселившийся туда афинский мастер Ксенофант, изготовлявший великолепные арибаллические лекифы — одноручные сосуды для туалетного масла. Эти сосуды богато украшены рельефами и многоцветной росписью.

Большое развитие художественная керамика получила в III—II вв. до н. э.16 В это время на Боспоре изготовлялись полихромные, так называемые акварельные вазы, покрывавшиеся довольно непрочной росписью, что, возможно, связано с их преимущественно погребальным назначением. Формы их и сюжеты росписей нередко повторяли образцы краснофигурной керамики IV в. до н. э. Чаще всего в «акварельной» технике расписывались пелики — высокие закрытые сосуды с двумя ручками, горла которых расходились широким раструбом и были снабжены небольшими закраинами; встречаются также и леканы — невысокие туалетные коробочки с двумя горизонтальными ручками, закрывавшиеся крышкой с высокой ручкой. Сюжеты росписей «акварельных» пелик различны: это сцены борьбы греков с амазонками, изображение атлетов в гиматиях, отдыхающих после гимнастических упражнений, нередко украшения пелики ограничивались только растительными и геометрическими орнаментами.

21. Боспорская пелика с «акварельной» росписью

Помимо пелик и лекан, как на Боспоре, так и в Херсонесе и Ольвии изготовлялись расписные сосуды других форм: кувшины, кратеры, курильницы, украшенные по большей части растительными и геометрическими узорами17.

Большое развитие получило в III—II вв. до н. э. изготовление рельефной керамики. В это время на Боспоре делались вазы типа так называемых мегарских чаш18: полусферические сосуды, наружная поверхность которых, за исключением гладкого края, сплошь покрыта узорами, исполненными в низком рельефе. Такие сосуды изготовлялись путем оттискивания в особых глиняных формах. Обломки подобных глиняных форм были обнаружены при раскопках боспорских городов. Найденные в Херсонесе19 формы служили для изготовления рельефных украшений иных типов, а именно медальонов, которые вставлялись в сосуд, сформованный на гончарном круге. Боспорские и херсонесские рельефные сосуды обычно покрывались тусклым лаком сероватого или черного цвета.

Особое место среди посуды, изготовлявшейся в Северном Причерноморье, занимают небольшие мерные кувшины20, по всей вероятности, служившие для розничной торговли вином. Они известны в Пантикапее, Фанагории и Ольвии; самые ранние, вероятно, относятся к V в. до н. э., но большинство их принадлежит к IV в. до н. э. и, возможно, более позднему времени.

Эти кувшины иногда имеют характерное для ойнохои горло с тройным раструбом, на плечах их с передней стороны оттиснуто клеймо, иной раз с наименованием города (Фанагория) или именами магистратов (Ольвия).

Помимо ремесленного производства сосудов, изготовлявшихся на гончарном круге, в городах и поселениях Северного Причерноморья было также домашнее изготовление посуды, главным образом, печных горшков. Такая посуда лепилась из грубо обработанного глиняного теста и формировалась от руки без применения гончарного круга. После обжига эта керамика обычно имела темно-серый цвет.

Обожженная глина служила материалом для различных, по большей части мелких, скульптур во всех больших центрах Северного Причерноморья: в Ольвии21, Херсонесе, Пантикапее22, Фанагории и в некоторых других пунктах. В Херсонесе нам известно изготовление не только мелких, но и довольно больших терракотовых скульптур.

Деятельность коропластов — мастеров, изготовлявших терракоты, началась в Северном Причерноморье еще с VI в. до н. э. и продолжалась в течение всей античной эпохи. Они изготовляли посредством оттискивания в формах глиняные статуэтки, протомы (поплечные изображения божеств) и фигурки-односторонки, предназначенные для прикрепления их к фону. Такие глиняные изделия просушивались и затем обжигались и нередко раскрашивались.

Особым разделом деятельности гончаров было изготовление светильников23, служивших почти единственными осветительными приборами в закрытых помещениях. Это были невысокие сосуды с округлым или продолговатым вместилищем для оливкового масла и с одним или несколькими рожками, в которых помещались фитили. Древнейшие светильники были открытыми, позднее стали применяться светильники, закрытые сверху щитками, нередко украшенными рельефами. Иногда светильник составлял одно целое с более или менее высокой трехногой подставкой.

Гончарами изготовлялись и глиняные грузила для рыбной ловли пирамидальной или округлой формы, а также пряслица для ткачества.

Мы уже отмечали широкое применение в Северном Причерноморье, так же как и в Греции, глиняной черепицы. Особенно большое употребление строительная керамика получила в римском зодчестве. Римские строительные приемы, как и материалы, применялись в уже упоминавшейся нами крепости Харакс на южном берегу Крыма. Там, помимо черепицы, употреблялся хорошо обожженный плоский, квадратный по форме кирпич двух типов: меньшие по размеру кирпичи были одним из материалов для постройки стен, большие — употреблялись для настила полов в помещениях с духовым отоплением. Как черепицы, так и кирпичи из Харакса, нередко снабжены клеймами тех римских воинских частей, которые их изготовляли: вексилляции Равенского флота, Первого Италийского и Одиннадцатого Клавдиева легионов24.

22. Керамические трубы для духового отопления из Харакса

Кроме перечисленных строительных материалов, следует отметить найденные в Хараксе гончарные трубы двух типов25.

Одни из них, широкие (диаметром 0,21—0,255 м), с довольно массивными стенками, были предназначены для духового отопления. Другие, значительно более узкие, служили для водопроводов. Водопроводные трубы имели форму сильно вытянутого усеченного конуса. Диаметр их узкой части был равен 0,065—0,083 м, широкой — 0,117—0,13 м; при этом недалеко от узкого края труба обрамлялась узким высоким валиком. При установке труб узкая часть одной трубы вставлялась в широкую часть другой, причем зазор между ними заполнялся известковым раствором.

Мы уже говорили о том, что гончарное дело имело довольно большое значение для строительства северопонтийских городов. В строительном деле26, помимо черепицы и обожженного кирпича, применялся (особенно в бедной камнем Фанагории и, вероятно, в других городах азиатского Боспора, а также в Ольвии) сырцовый, т. е. высушенный, но не подвергнутый обжигу, кирпич. Употреблялся сырец и в городах европейского Боспора, особенно в раннее время.

Самое широкое применение при строительстве в городах Северного Понта имел камень, который в особенном изобилии имелся в окрестностях Херсонеса и на Керченском полуострове. Ломка камня производилась обычно с помощью металлических клиньев и отбойного молота. Одна из сторон этого молота была заостренной и служила для выбивания углублений в породе; другой, плоской, стороной забивали клин в углубление. Обработка отбитых глыб известняка или песчаника производилась остроконечным, стамескообразным или зубчатым теслом, по тыловой стороне которого наносился удар молотком. Более твердые породы камня обычно употреблялись при строительстве в виде более или менее грубо наломанных плиток. Очень твердые породы камня, например, гранит, служили главным образом для изготовления жерновов или ступок. Сравнительно редко применялся мрамор, привозившийся с берегов Эгейского моря, что делало его весьма дорогим материалом для скульптуры и особенно зодчества.

Более ограничены наши сведения о столярно-плотницком деле в Северном Причерноморье. По доступным нам данным, северопонтийские города не испытывали недостатка в лесных материалах. Так, Феофраст27 сообщает, что из окрестностей Пантикапея вывозился лес (правда, невысокого качества). Данные эпиграфики28 указывают на то, что Херсонес снабжался лесом и дровами с принадлежавшей ему территории; по свидетельству Геродота29, недалеко от Ольвии находилось Полесье — ϒλαία.

Дерево, несомненно, применялось в строительстве: для опорных столбов, потолков и стропил крыш, а также дверей. Оно употреблялось также в кораблестроении, о существовании которого на Боспоре мы можем заключить по словам Страбона30: древний географ сообщает, что в Пантикапее были доки для 30 кораблей. Одна из боспорских надписей I—II вв. н. э. представляет собой надгробие корабельного мастера Сиса31. Она гласит Σίσα ναυπηγέ χαῖρε. Судя по отсутствию отчества, можно полагать, что этот мастер был вольноотпущенником. На Боспоре, по всей вероятности, значительное развитие получило также и столярное дело32. Возможно, что местными мастерами изготовлялась хотя бы часть богато украшенных деревянных саркофагов. Кроме этих саркофагов и незначительных остатков мебели, до нас дошло только некоторое количество мелких деревянных поделок: туалетных коробочек — пиксид, гребней, частей шкатулок и т. п. В некоторых фанагорийских каменных колодезях хорошо сохранились деревянные венцы, служившие опорой кладкам стен.

Об орудиях труда деревообделочников мы можем судить главным образом по их изделиям, а также по аналогии с теми данными, которыми мы располагаем для Средиземноморья. В одном из городов азиатского Боспора (Семибратнее городище) было обнаружено железное лезвие пилы33 примерно I в. н. э. Длина его 0,80 м. Небольшие зубья пилы расположены косо. На одном из концов имеются две заклепки для закрепления ручки. Помимо пилы, северопонтийские мастера, вероятно, применяли топор, тесло с горизонтально расположенным лезвием, бурав, а также режущие инструменты типа ножа и стамески.

Большое развитие на Боспоре, видимо, получило костерезное дело. Раскопками в Пантикапее34 обнаружено значительное количество различных заготовок, полуфабрикатов и отходов: подпиленных и распиленных костей и рогов. Из кости изготовлялись различные, большей частью мелкие, поделки: гребни, туалетные ложечки, проколки, пластины для наматывания ниток, пиксиды. Нередко вырезались пластины для облицовки шкатулок, рукоятки ножей, различные рельефные украшения. При обработке кости применялись пила, напильник и режущие инструменты типа ножа и стамески.

23. Костяная пластинка, представляющая летящего Эрота, из Пантикапея

Весьма ограниченными данными мы располагаем по вопросу о ткачестве. Между тем вряд ли можно сомневаться в том, что оно получило значительное развитие в северопонтийских городах35. Ткацкое дело в античном мире обычно было домашним производством, в котором в основном применялся труд женщин как свободных, так и рабынь. Изготовляемые ими ткани удовлетворяли потребности семьи. Греческий станок очень примитивен. Представление о нем нам дают рисунки на греческих вазах. Станок был вертикальным. Свешивающиеся на нем нити оттягивались небольшими грузиками. Никаких механических приспособлений для их переборки не было. Обычным сырьем для изготовления тканей служила шерсть, которую в Северном Причерноморье в большом количестве доставлял мелкий рогатый скот. Орудия труда северопонтийских ткачих до нас дошли в большом количестве: пряслица веретен, на которые наматывалась нить, сучившаяся из шерстяной волны, и грузики, оттягивавшие нити на станках.

О кожевенном деле у нас сведений еще меньше. Обработка сырых кож, вероятно, была значительно развита, ибо их в большом количестве должно было доставлять сильно развитое животноводство. Труднее говорить об изготовлении различных изделий из этих кож (обуви, ремней, щитов, конской сбруи и пр.). Однако вряд ли можно сомневаться, что и эта отрасль ремесла получила некоторое развитие.

Помимо перечисленных ремесел, в городах Северного Причерноморья, несомненно, имели место и другие, менее значительные. Таково, например, изготовление различных изделий из гипса, служивших украшениями боспорских деревянных саркофагов в первых веках нашей эры. Эти украшения представляли собой или фигуры односторонки, или маски, или орнаментальные мотивы. Они изготовлялись в специальных формах, куда втискивалась масса, по-видимому, обычно состоявшая из смеси гипса, извести и глины. После просушки гипсовые изделия пестро раскрашивались довольно непрочными красками.

Вопросы, связанные с монументальным искусством — архитектурой, скульптурой и живописью, мы считаем выходящими за рамки темы и будем рассматривать в особом разделе.

Примечания

1. В.Д. Блаватский. О боспорском ремесле II—I вв. до н. э. — СА, XXII—XXX, 1959, стр. 42 и сл.

2. И.Д. Марченко. Материалы по металлообработке и металлургии Пантикапея. — МИА, № 56, 1957, стр. 160 и сл.

3. Е.О. Прушевская. Художественная обработка металла (торевтика). Античные города Северного Причерноморья, т. I. М.—Л., 1955, стр. 325 и сл.

4. В.Д. Блаватский. Раскопки Пантикапея (1949 г.). — КСИИМК, XXXVII, 1951, стр. 217, 224.

5. А.Н. Зограф. Античные монеты. — МИА, 1951, № 16, стр. 23 и сл.; Д.Б. Шелов. Монетное дело Боспора VI—II вв. до н. э. М., 1956.

6. М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор. Л., 1925, стр. 362, 383 и сл.; В.Д. Блаватский. Искусство Северного Причерноморья античной эпохи. М., 1947, стр. 70 и сл.; Е.О. Прушевская. Указ. соч., стр. 333 и сл.; В.П. Шилов. Раскопки Елизаветовского могильника в 1959 г. — СА, 1961, № 1, стр. 158 и сл.

7. В.Ф. Гайдукевич. Античный бронзовый штамп, найденный в Тиритаке. — СА, VI, 1940, стр. 298 и сл.

8. И.Д. Марченко. Указ. соч., стр. 163, 166.

9. Б.Н. Граков. Эпиграфические документы царского черепичного завода в Пантикапее. — ИГАИМК, вып. 104. М.—Л., 1935, стр. 202 и сл.

10. В.Ф. Гайдукевич. Античные керамические обжигательные печи по раскопкам в Керчи и Фанагории в 1929—1931 гг. — ИГАИМК, вып. 80. М.—Л., 1934.

11. ОАК, 1900, стр. 19 и сл.

12. В.В. Борисова. Гончарные мастерские Херсонеса. — СА, 1958, № 4, стр. 144 и сл.

13. Л.М. Славин. Ольвия. Киев, 1951, стр. 42.

14. В.Ф. Гайдукевич. Строительные керамические материалы Боспора. Боспорские черепицы. — ИГАИМК, вып. 104. М.—Л., 1935, стр. 211 и сл.; Н.Я. Мерперт. Фанагорийские черепицы из раскопок 1938 г. — МИА, № 19,1951, стр. 227 и сл.

15. Т.Н. Книпович. Опыт характеристики городища у станицы Елисаветовской по находкам экспедиции Гос. академии истории материальной культуры в 1928 г. — ИГАИМК, вып. 104, 1935, стр. 144 и сл.

16. В.Д. Блаватский. История античной расписной керамики. М., 1953, стр. 274 и сл.

17. Т.Н. Книпович. Из истории художественной керамики Северного Причерноморья. — СА, VII, 1941, стр. 140 и сл.

18. В.Д. Блаватский. О производстве «мегарских» чаш в Пантикапее. — КСИИМК, вып. 75, 1959, стр. 174 и сл.

19. В.К. Мальмберг. Описание классических древностей, найденных в Херсонесе в 1888 и 1889 гг. — МАР, № 8, 1892.

20. В.Д. Блаватский. Раскопки некрополя Фанагории 1933, 1939 и 1940 гг. — МИА, № 19, 1951, стр. 214 и сл.; стр. 218 и сл.

21. Г.Г. Виницкая. Технологические основы производства терракот в Ольвии. — КСИИМК, XXXIX, 1951, стр. 35 и сл.

22. М.М. Кобылина. Терракотовые статуэтки Пантикапея и Фанагории. М., 1961.

23. О. Вальдгауер. Античные глиняные светильники. Имп. Эрмитаж. СПб., 1914.

24. М.И. Ростовцев. Римские гарнизоны на Таврическом полуострове и Ай-Тодорская крепость. — ЖМНП, 1900, март, стр. 154 и сл.

25. В.Д. Блаватский. Харакс. — МИА, № 19, 1951, стр. 253 и сл.

26. А.Н. Карасев. Архитектура (краткий очерк). Античные города Северного Причерноморья. М.—Л., 1935, стр. 188 и сл.

27. Theophr., h. р., 11,7, 4.

28. IOSPE, I², № 403.

29. Herod., IV, 54.

30. Strab., VII, 4, 4.

31. В.В. Шкорпил. Новонайденные боспорские надписи. — ИАК, № 7, вып. 63, 1917, стр. 115 и сл.

32. А.П. Иванова. Художественные изделия из дерева и кости. Античные города Северного Причерноморья. М.—Л., 1955, стр. 406 и сл.

33. Н.В. Анфимов. Новые данные к истории азиатского Боспора. — СА, VII, 1941, стр. 265 (см. также стр. 262).

34. И.Т. Кругликова. Изделия из кости и рога, найденные при раскопках Пантикапея в 1945—1949 гг. — МИА, № 56, 1957, стр. 174 и сл.

35. В.Ф. Гайдукевич. К вопросу о ткацком ремесле в Боспорских поселениях. — МИА, № 25, 1952, стр. 395 и сл.

 
 
Яндекс.Метрика © 2017 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь