Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » Г. Гржибовская. «Археологические исследования в Крыму»

И.А. Антонова. «Раскопки в цитадели Херсонеса»

Район, условно называемый в Херсонесе цитаделью, в отличие от других городов, например, Ольвии, где она занимала возвышенную часть территории города, размещался на самом низком участке побережья бухты. Территория цитадели площадью 90×45 м была присоединена к уже ранее сформировавшейся системе обороны Херсонеса. Узкая полоса побережья бухты имела сложный рельеф с сильным падением высоты к северу и востоку. Стратегические качества рельефа не способствовали успешной защите, в связи с чем территория со всех сторон была обнесена мощными стенами и башнями, включая наибольшую в Херсонесе башню XVII, обычно именуемую башней Зенона, в южном углу цитадели. Диаметр этой башни в средневековую эпоху достигал 23 м. Стремление увеличить небольшую территорию цитадели привело к двукратному переносу восточной стены на растущую с веками песчаную морскую отмель.

Раскопки цитадели проводились К.К. Косцюшко-Валюжиничем, открывшим ее защитную линию, Р.Х. Лепером, который, проведя исследование башни Зенона в 1910 г., перенес раскопки в центральную часть этого района, К.Э. Гриневичем в 1926—1927 гг., также в центральном районе. С.Ф. Стржелецкий исследовал башню Зенона в 1960—1962 гг. и провел детальное изучение 20 куртины. В.В. Борисова в 1960-х гг. открыла несколько помещений внутри цитадели. Этими раскопками было определено, что район являлся местом размещения войск легионов, составлявших херсонесскую вексилляцию во II—III вв.

Наша экспедиция начала исследование цитадели в 1969 г., затем последовал пятнадцатилетний перерыв, с 1985 г. они стали систематическими.

По западной стороне улицы, проходившей по центру цитадели и сообщавшейся с городом через калитку в 18 куртине, продолжено изучение воинских казарм, начатое раскопками В.В. Борисовой. Кроме того, в 1987 г. нами было предпринято (а теперь завершено) исследование Большого общественного комплекса общей площадью 23,5×22 м, состоявшего из двух симметрично размещенных монументальных прямоугольных зданий длиной в 23,5 м и шириной каждое в 5 м. Здания, построенные друг против друга на расстоянии 10 м, образуют большой двор. С востока и запада он ограничен стенами с широкими проемами посредине. Каждое здание было разделено поперечными стенами на 4 помещения разной величины, но одинаковых с помещениями в противолежащем здании. Широкие дверные проемы вели из каждой постройки как во двор, так и на прилегающие площади. Посреди двора был круглый колодец.

Двор на востоке соединен с небольшой трехнефной базиликой. Ширина ее была равна ширине двора, а длина 12 м. Между центральной абсидой и 21 средневековой куртиной пролегала с севера на юг улица, имевшая боевое значение, поскольку она проходила вдоль оборонительной стены. Базилика была открыта К.К. Косцюшко-Валюжиничем в 1907 г., но за этот год раскопок скоропостижно скончавшийся исследователь не успел составить отчет. Однако в «Книге древностей» он записал детали архитектурного оформления храма: мраморные колонны, плиты иконостаса, мраморные плиты пола и др., что свидетельствует о достаточно богатом убранстве этой церкви. Весь архитектурный комплекс надежно датируется многочисленными находками серединой IX в.

Описанный архитектурный комплекс предварительно интерпретирован как преторий. Такое определение основывается на несомненно общественном характере здания и на известной надписи о восстановлении ворот претория херсонесским стратигом Львом Алиатом в 1059 г. Термин «преторий» в ней фигурирует традиционно как унаследованный от того времени, когда в цитадели размещались войска Херсонесской вексилляции. Допустимо и другое предположение: преторий перестал существовать, но термин сохранился как обозначение ворот, уцелевших от первых веков н.э.; ведь они несомненно должны были остаться в 21 куртине. Вместе с тем, можно предположить, что здесь размещалась администрация созданной в IX в. херсонской фемы.

В 1991—1993 гг. раскопки были сосредоточены на участке Западной улицы и территории двора — к востоку от него до 21 куртины средневекового времени. В пределах двора были открыты две разновременные постройки значительной величины, удлиненных пропорций, которые являлись служебными зданиями претория херсонесской вексилляции. Оба здания последовательно размещались вдоль главной продольной улицы, которая вела к калитке в 18 куртине, и были обращены к ней западным фасадом Южным фасадом они выходили на главную поперечную магистраль, которая, очевидно, являлась via practoria и должна была завершаться на востоке упомянутыми воротами. Северная сторона зданий претория была обращена к лагерному форуму, на котором в 1985 г. было раскопано большое круглое в плане святилище.

Первоначальное здание претория имело размеры 16,2×10 м по внешнему обмеру Архитектурно-планировочная схема его представляла прямоугольник шириной в 5 м по внешнему обмеру, окруженный с западной, южной и восточной сторон галереями шириной около 1,5 м. Галереи были открытыми: их внешние стены представляют однорядную кладку толщиной 0,5 м из некрупного бута в 1—2 камня высотой. Скорее всего, они являлись подпорными для полов галерей, отделяя их от прилегающих улиц.

Вероятно, кровля галерей поддерживалась колоннадой, окружавшей здание со всех сторон. В северо-западном углу западной галереи, на 0,15 м выше подпорной кладки, был устроен бетонированный приемник для воды с кровли, который тремя керамическими трубами соединялся с магистральным водосточным каналом, проходившим по улице. Аналогичные устройства и на противоположной стороне улицы отводили воду от построенных там казарменных помещений. Центральная часть претория и галереи с запада и востока были разделены на три изолированных помещения. Вход прослежен только в центральное со стороны восточной галереи (судя по сохранности стен). Стены здания, сложенные из бутового камня среднего и крупного размера, имели толщину 0,6 м и сохранились на высоту 0,7—0,9 м. Во всех помещениях они с внутренней стороны были покрыты гладкой штукатуркой высокого качества, расписанной краской красного, розового и зеленого цветов (последний встречен в единичных фрагментах). На северной стене южного помещения штукатурный раствор белого цвета сохранился почти на всей поверхности на высоту 0,6 м от пола. Вдоль западной и восточной стен на полу собраны многочисленные фрагменты известково-гипсового карниза. Карниз непритязателен и прост по исполнению, его профиль составляли: три углубленных желобка в сырой штукатурке, сделанные путем вдавливания тонкой круглой рейки, и выпуклый округлый валик над ними.

Полы во всех помещениях и галереях ровные с твердым глиняным покрытием, кроме центрального помещения и западной галереи, где была каменная вымостка. Многочисленные фрагменты амфор, краснолаковой посуды датируют возведение здания второй половиной II в. Монетные находки уточняют эту дату временем после 160 г. н. э.

В нескольких метрах к северо-востоку от здания размещался большой бассейн. Его сохранившаяся глубина от 0,8 до 0,5 м. Стены и дно облицованы цемянковым раствором хорошего качества. Бассейн имеет экседральное завершение на западе и прямоугольное на востоке. Размеры бассейна 3,7×8 м. Как известно, бассейны были обычными и даже обязательными сооружениями в римских лагерях.

Преторий II строительного периода был построен на месте первого и повторял его ориентацию. Новое здание имело 2 ряда смежных помещений — по три в каждом ряду; ширина западного ряда — 4,5 м, восточного — 3,5 м. Длина западного ряда — 12,5 м, восточного — 11 м. Укороченность (восточного) ряда диктовалась необходимостью отступить от находящегося в 3-х метрах бассейна. Стены сложены из бутового камня среднего и крупного размеров на известковом растворе. Толщина их 0,6 м. Полы новой постройки были на 0,5—0,6 м выше предшествующих. На такую же величину поднялся уровень прилегающих улиц. Стены, сохранившиеся на высоту 0,1—0,2 м от уровня пола, не дают возможности представить характер кладки наземной части здания. Но следует обратить внимание на крупные прямоугольные тесаные блоки, найденные в вышележащих слоях, где не было крупных построек; они могли принадлежать облицовке разрушенных стен претория. Как и предшествующее здание, новый преторий был окружен галереей, но, судя по месту северной колонны на западной улице, не с трех, а с четырех сторон. Всего in situ было найдено 6 баз колонн на стилобатах с западной, главной поперечной и восточной улиц.

Тесанные из известняка двухступенчатые базы ионийского ордера отличались изящными пропорциями и тщательной обработкой камня. Диаметр колонн у основания — 24—25 см. Кверху они немного сужались, о чем можно судить по частям их стволов, найденным в кладке более позднего большого общественного здания. Преторий второго строительного периода выстроен не позже середины III в.н.э. На эту дату указывает значительная группа краснолаковой посуды, особенно пергамские или другого малоазийского центра блюда под тёмнокрасным лаком, орнаментированные поясом насечек, широкий набор амфор, бытовавших в I—IV вв. Значительное число монет сужает дату, указывая на возведение здания в середине III в. Эта дата вытекает из текста найденной поблизости латинской надписи. На белой мраморной плите сохранился полный ее текст из 59 слов. В ней говорится о том, что во время правления императора Деция командир Херсонесской вексилляции центурион I Италийского легиона Ратин Сатурнин на свои средства соорудил схолу принципалов. Несомненность общественного значения построек подчеркивает находка в этом районе на незначительном расстоянии от преториев 7 фрагментов декретов и строительных надписей II—III вв.; в их числе один из декретов, который содержит 82 строчки текста и указание числа, месяца и года его издания. В конце IV—V вв. на месте претория было построено небольшое помещение, судя по находкам тиглей, для плавки металла.

В 1993 г. на всей указанной ранее площади проводилось изучение нижележащих слоев культурно-исторических отложений. Обильно выступающие здесь грунтовые воды не позволили определить стратиграфию этих напластований на глубину более 0,5 м. В результате выяснилось, что преторию I строительного периода и казармам предшествовали здания, расположенные вдоль Западной улицы и имевшие одинаковое с ним направление стен. В помещениях казарм, в которых вход в комнату осуществлялся из узкого коридорообразного помещения, обе стены последнего перекрывались стенами казарм конца II в.н.э., свидетельствуя об однотипности планировки. Стены, предшествовавшие казармам и преторию первого строительного периода, датируются керамическими находками первой половиной — серединой II в.

Внутри храма IX в. расследованы остатки оборонительной стены эллинистического времени. Использованные в ее кладке надгробия, как и более 400 надгробий, ранее найденных в кладке оборонительных стен и башен, окружающих цитадель (башни XVI, XVII, XVIII, куртины 19, 20, 21), указывают на то, что до устройства цитадели занятая ею территория была городским кладбищем. Куртина 21 — эллинистического времени — была разобрана во II в. Часть ее кладки использована в здании терм того же времени.

Продолжение планомерного изучения цитадели потребовало в 1993 г. расширения участка раскопок на всю ее восточную часть вплоть до 21 куртины. На участке главной улицы (via practoria) в верхнем слое открыты остатки стен небольшой прямоугольной постройки (3×3,5 м), которая находками глазурованной посуды датируется XIV в. Стены ее поставлены на мощном слое строительного мусора и камня от разрушения более ранних строений. Дом стоял посредине бывшей главной улицы, показывая, что старая планировка цитадели в XIV в. уже не существовала. Раскопанная постройка была единственной на участке этого времени. От дома к куртине 21 средневекового периода шел водосточный канал, который подходил к оборонительной стене. Кладок куртины на этом уровне не сохранилось.

Во втором слое на том же обширном участке (10×7 м), на расстоянии 1,5 м к югу от южной стены храма, также существовал лишь один дом. Его размеры 5,5×4,8 м. Стены двухлицевые из слегка подтесанного камня на земляном растворе, толщина их 0,9—1,0 м. В западной стене были использованы большие тесаные плиты 0,2×0,95 м, возможно взятые из кладки оборонительных стен. С востока к помещению примыкал узкий коридор 1,5—1,6 м ширины. Внутрь основного помещения описываемого строения, после его разрушения, был встроен склеп, что хорошо прослеживается по характеру соединения стен погребальной камеры со стенами дома. Восточная стена погребальной камеры толщиной 0,75 м, двухлицевая, сложена из обработанных прямоугольных камней, приставлена к внутреннему панцирю восточной стены дома. Посредине каждой стены имелся дверной проем. Северная стена погребальной камеры однолицевая и сложена из таких же прямоугольных тесаных камней; панцирь ее отделен от внутренней поверхности стены дома небольшим слоем забутовки (0,2—0,25 м). Западная стена — из аналогичного камня — пристроена вплотную к стене дома. Внутренние размеры погребальной камеры 2,2×2,7 м. Восточная ее стена покрыта расписной штукатурной, в которую вставлена гипсовая плита, украшенная стилизованным орнаментом, глубоко прочерченным по ее поверхности. Орнамент состоял из завитков, спиралей, лучей и кружков. В середине плиты, вверху имелось небольшое круглое оконце — диаметром 16 см. Остатки круглого стекла сохранились в гипсовой раме. На земляном полу склепа в беспорядке были разбросаны сильно истлевшие кости 20 человек. Поверх захоронений в западной части камеры произведены захоронения карантинного кладбища XIX в. К западу от дома со склепом находилась большая прямоугольная яма глубиной в 0,9 м. Стенки ее, выложенные камнем, покрыты тонким слоем извести, разводившейся в ней при строительстве склепа. На основе находок склеп датируется XIII в. К этому же времени относятся 3 захоронения на месте перед тогда уже разрушенным храмом. Одна из могил была обложена черепицами, на семи из которых была — в обратном написании — метка NOV Таким образом, исследованные в 1993 г. верхние слои улицы via practoria свидетельствуют о катастрофическом разрушении домов этого района в XIII в. и превращении его в кладбище. Позже тут, на слое разрушения, возникают единичные постройки.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь