Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » Н.Н. Калинин, А. Кадиевич, М.А. Земляниченко. «Архитектор Высочайшего Двора»

Ялтинский городской архитектор

«Сравнительно мало зодчих, которым выпадает счастье строить в подобных условиях. Но таким счастливцем оказался Краснов...»

Какой предстала Ялта глазам прибывшего в Крым весной 1887 года молодого выпускника Московского училища живописи, ваяния и зодчества?

Каждый город имеет свою историю, которая накладывает отпечаток и на его облик, и на образ жизни населения. Но в отличие от большинства городов дореволюционной России, в развитии и благоустройстве Ялты особенно заметно проявились личная инициатива и забота четырех последних императоров — Николая I, Александра II, Александра III и Николая II. Даже решение о превращении небольшого южнобережного поселения в уездный город император Николай Павлович принял сразу же после освящения построенной в Ялте к его прибытию церкви Иоанна Златоуста.

Вот как описывается знаменательный для истории города день 17 сентября 1837 года в книге С. Сафонова, сопровождавшего Николая I во время путешествия на Юг России и в Крым: «Не въезжая в местечко Ялту, Их Императорские Величества посетили вновь выстроенную церковь <...>. Здесь также была решена судьба Ялты и положено твердое начало благоденствию этого места, которое с небольшим в четыре года из местечка самого незавидного сделалось красивым городком. Государю Императору было угодно изъявить Высочайшее свое соизволение переименовать Ялту в уездный город и на составление особого Ялтинского уезда из Южного берега и нескольких волостей».

Храм Преображения Господня и Св. Нины в имении «Харакс» великого князя Георгия Михайловича. The Lord's Transfiguration and St. Nina's Church in the «Kharaks» estate of Grand Prince George Mikhailovich

В начале следующего года Правительствующий Сенат утвердил указ царя и, таким образом, 1838 год стал датой рождения Ялты как города.

Согласно переписи 1841 года в нем проживало 280 человек, а число каменных домов не достигало и сорока. И хотя жителям на несколько лет были предоставлены налоговые льготы, это мало повлияло на дальнейшее развитие Ялты: слишком скромной была отведенная ей территория, ограниченная двумя крупными имениями — графа М.С. Воронцова и графа Н.С. Мордвинова.

Осень 1872 года стала переломной в решении главной проблемы города — земельного вопроса. Только что избранный городским головой энергичный юрист В.А. Рыбицкий, воспользовавшись очередным приездом царской семьи в собственное имение «Ливадия» вблизи Ялты, представил на Высочайшее имя доклад о перспективах развития города. В нем Рыбицкий обращал внимание Александра II на то, что утвержденный в 1843 году императором Николаем Павловичем план города устарел и не дает возможностей для расширения строительства. Выходом из положения могло бы быть включение в черту Ялты всех дачных земельных участков, разбросанных между речками Дерекойкой и Учан-Су, а также отчуждение части земли от громадного имения графа Мордвинова для устройства базарной площади. В общей сложности это составляло около 500 десятин.

Ливадия. Большой Императорский дворец. Архитектор И.А. Монигетти. Фотография из альбома Э. Берндта. 1869 г. Livadia. The Big Imperial Palace. Architect I. Monigetti. Photo from the album of E. Berndt, 1869

Доклад ялтинского городского головы нашел полную поддержку Александра II. С введением в стране нового «Городового положения» он проявлял большой интерес к тому, как эта реформа повлияет на все сферы жизни городов России. А рядом с императорской «Ливадией» был маленький городок Ялта со своими особенностями и перспективой в недалеком будущем стать лучшим курортом страны, если вовремя поддержать его.

Поэтому государь распорядился составить и представить на его рассмотрение и утверждение подробный план Ялты с обязательным указанием на нем всех уже существующих построек и новыми предполагаемыми границами города. Этот план, вскоре выполненный губернским архитектором Еремеевым, был одобрен Александром Николаевичем, который, кроме того, собственноручно начертал на нем: «Наблюсти, чтобы дома в городе Ялте возводились по благообразным фасадам и планам».

Через 15 лет и этот план города устареет и не будет отвечать быстро растущим потребностям Ялты. Но тогда, в начале 70-х, это был большой шаг вперед. Отведенные под городскую черту 500 десятин — т. н. «Новый город» стал быстро застраиваться особняками и дачами, окруженными садами, скверами, парками. Вслед за царской семьей на Южный берег потянулись знать, высшие чиновники, богатые предприниматели — Ялта становилась модной.»

Ливадия. Малый дворец (Дворец наследника). Архитектор И.А. Монигетти. Livadia. The Small Palace (The Palace of the Heir). Architect I. Monigetti

Архитектурный облик города создавался под сильным влиянием романтического «восточного» стиля, разработанного петербургским зодчим И.А. Монигетти для застройки царского имения «Ливадия». Сложенные из серого местного известняка или из керченского ракушечника с последующим оштукатуриванием дома богато украшались резным деревом в виде карнизов крыш, изящных переплетов окон и дверей, балконов и веранд.

Дачи в таком стиле строили работавшие тогда в Ялте архитекторы Г.Ф. Шрейбер, Б.Б. Грейм, В.А. Попов, но особенное предпочтение ему отдавал известный архитектор П.К. Теребенев. В начале 80-х им был создан прекрасный ансамбль улицы Екатерининской. До сих пор на ней сохранились дома известного российского дипломата барона А.Г. Жомини, Е.Ф. Лищинской, О.Е. Шмаковой, А.М. Фролова-Багреева, Ф.П. Орлова и др. Несколько домов в подражание Ливадии Теребенев построил и на ул. Аутской, на Набережной и Садовой.

В середине 1880-х годов население города составляло 8,5—9 тысяч человек, а в Новом и Старом городе было уже свыше 600 домов. Однако далеко не все они были обеспечены такими удобствами, как водопровод и канализация. В некоторых путеводителях того времени указывалось, что, хотя город украсился прекрасными дачами, садами и скверами, гулять по нему в летнее время, особенно по Новому городу, было не очень приятно из-за проложенных посреди улиц сточных канав, «издававших ужасное зловоние».

Ялта. Панорама строительства порта. 1889 г. Yalta. A panoramic view of the sea-port construction. 1889

Да и другие городские службы и учреждения требовали уже срочного расширения, реконструкции старых и строительства новых сооружений. В мужской и женской прогимназиях1, церковно-приходском училище не хватало мест для учеников; старая Иоанно-Златоустинская церковь срочно перестраивалась, а другая — Успенская в Нижней Аутке — не могла вместить всех верующих. Нуждались в реконструкции главные улицы и прежде всего лицо города — Набережная, которую явно надо было расширять.

Устарел и морской порт. К его причалам, расположенным вдоль Бульварной улицы2, новые большие суда уже не могли подойти, и пассажиров с них приходилось перевозить на пристань на катерах и весельных баркасах, что было крайне неудобно, а порой и опасно. Так, в 1886 году царской семье, прибывшей из Севастополя на крейсере «Орел», пришлось почти сутки провести на корабле из-за разыгравшегося вблизи Ялты шторма. Вполне вероятно, что этот случай окончательно убедил правительство выделить дополнительные кредиты для благоустройства города.

С 1879 года городским головой Ялты стал барон А.Л. Врангель. Его энергичной деятельности на этой должности Ялта обязана строительством земской городской больницы, театра, обустройством городского сада, прокладкой линии водопровода от источника «Панагия». И самое главное — в 1886 году начались работы по расширению Набережной с одновременным сооружением сети сплавной канализации по проектам одесских инженеров Жюньена и Понсара, а годом позже инженер С.И. Руденко приступил к строительству морского порта со собственному проекту.

Ялта. Строительство новой набережной. 1886—1887 г. Yalta. The Construction of New Embankment (1886—1887).

Вот таким предстал перед Н.П. Красновым южный курортный город, в котором ему суждено было пройти сложный, но почетный путь от скромного начинающего архитектора до известного художественному миру России и Европы зодчего-новатора.

Одним из первых поручений Городской Думы своему новому архитектору было курирование всех работ по расширению Набережной, прокладки канализации и строительства мола. В Государственном архиве Крыма хранятся отчеты Н.П. Краснова со скрупулезными расчетами объемов производящихся работ и их стоимости. В отчетах есть и собственные предложения, в частности, по украшению края тротуара Набережной чугунными перилами наподобие поручней морских пароходов — недорогое и весьма удачное решение ее ограждения3.

Эти важнейшие для города-курорта работы были полностью завершены к началу 1890-х годов.

Ялта. Строительство мола. 1889 г. Yalta. Mole construction in 1889

В этот же период Николай Петрович выполняет еще одно ответственное задание городских властей: совместно с врачами К.Р. Овсяным, В.Н. Дмитриевым, В.Н. Веймером и архитектором Г.Ф. Шрейбером с 1889 года он приступил к разработке нового плана Ялты. В отличие ото всех ранее составлявшихся, этот план учитывал специфику складывавшейся в городе строительной ситуации, предусматривал прокладку новых улиц и переименование старых. Именно Краснов предложил лимитировать ширину улиц не менее четырех саженей, а высоту домов не больше ширины улиц, что позволило в будущем устранить хаотичность частных застроек. План был утвержден в 1894 году, а в 1905 архитектор Н.Г. Тарасов ввел в него ряд уточнений в связи с включением в черту города новых районов4.

Женская гимназия, которой дал такую высокую оценку городской голова Б.В. Хвощинский в ходатайстве о награждении Краснова, — действительно, значительная удача архитектора. Весной 1891 года он составил ее проект и вскоре приступил к строительству. На небольшом земельном участке, приобретенном Городской Управой для постройки гимназии, Краснову удалось расположить не только вместительное красивое здание, но даже площадку для игр. Огромные окна давали прекрасное освещение всех классных комнат, актового зала, вестибюля, что вызвало похвальный отзыв врачебной комиссии.

А в это же время в противоположной части города, на западном конце уже практически завершенной Набережной, под руководством Н.П. Краснова и инженера-путейца кн. В.Д. Мещерского быстрыми темпами начала проводиться еще одна из запланированных Думой и Городской Управой работ — по благоустройству Пушкинского бульвара5.

Ялта. Женская гимназия. Yalta. Gymnasium for girls

Сначала недалеко от впадения р. Учан-Су в море они строят железобетонный Ливадийский мост, после чего приступают к возведению вдоль русла бурной и стремительной с весенними паводками горной речки подпорной стены и каменного парапета вплоть до следующего моста между Приютинской (ныне Боткинской) и Севастопольской улицами. Интересно, что если левый берег Учан-Су «одевался» за счет городских средств, то на правом подпорную стену взялся сооружать на собственные средства старейший житель Заречья — Р.Ф. Мейер.

Эта трудоемкая работа продолжалась до конца 1890-х: стены вдоль речки довели до Пушкинской площади, а правому ее берегу — теперь уже прекрасно обустроенной улице, дали имя другого великого российского литератора — Н.В. Гоголя.

И вновь Дума поручает Н.П. Краснову крупный заказ на строительство комплекса зданий для еще одного учебного заведения — теперь уже мужской Александровской гимназии, названной так в честь ее покровителей — императоров Александра II и Александра III.

Ялта. Пансион-общежитие при мужской Александровской гимназии. Yalta. Boarding Hostel of Gymnasium for boys, named after Emperior Alexander II

Новый учебный корпус гимназии спроектировал и построил в 1895—97 гг. архитектор Г.Ф. Шрейбер. Великолепное монументальное здание из серого мраморовидного известняка украсило одну из центральных улиц города — Ауткинскую. Однако специфика курортной Ялты, когда на лечение на Южный берег Крыма приезжали дети из всех городов России и подолгу оставались здесь, — заставило городские власти предусмотреть при гимназии еще несколько корпусов, и прежде всего пансион-общежитие на 60 учеников.

Приобретению в конце 1895 года земельного участка под его строительство Управе помогли во многом денежные взносы частных лиц (например, кн. Н.А. Барятинская пожертвовала для этой цели значительную сумму в 41 тыс. рублей). Купленный участок с одной стороны примыкал к территории главного здания, что было очень удобно, с другой граничил с имением Барятинской.

Свой первый проект пансиона Краснову пришлось изменить: княгиня возражала, чтобы постройка была трехэтажной — она могла загораживать вид на море из окон ее особняка.

Ялта. Колокольня и портал церкви мужской гимназии. Yalta. The Bell-tower and the portal of Gymnasium for boys' Church

По второму проекту здание в плане представляло собой два двухэтажных корпуса, сходящихся под тупым углом к его центральному объему, в котором архитектор расположил портик, фланкированный рустованными колоннами, с лестницей, ведущей на небольшую площадку перед входными двустворчатыми массивными дверьми, а над ним — балкон с каменной балюстрадой.

Сам Николай Петрович дал следующую краткую характеристику пансиона-общежития при Александровской мужской гимназии: «Исполнен во флорентийском стиле эпохи Возрождения, из местного дикого камня под мозаику. Карнизы, наличники и орнаментальные части окон исполнены из зеленого песчаника».

В этом же стиле архитектор построил и церковь при гимназии, примыкающую к фасаду пансиона, противоположному парадной лестнице. Она была весьма просторной — вмещала 600 человек и соединялась со зданием общежития теплым переходом, а для гимназистов-ялтинцев и прихожан предусматривался отдельный вход, над которым возвышалась небольшая звонница. Интерьер церкви украсился утварью, выполненной в «ново-византийском характере» по эскизам Н.П. Краснова.

Иконостас и интерьер церкви Ялтинской мужской гимназии. The Iconostasis and the interior of the Church of Yalta Gymnasium for boys

Строительство больницы для учащихся закончилось несколько позже и расположить ее за неимением места на территории гимназии пришлось на ул. Дворянской. Небольшое здание в стиле французского Ренессанса стало первой детской больницей в Ялте.

Все работы по возведению основных и служебных зданий, обустройству сквера и спортивной площадки, огороженных ажурной кованой решеткой с въездными воротами, были завершены в 1901—1902 гг. Так два зодчих — Г.Ф. Шрейбер и Н.П. Краснов создали прекрасный образец южной архитектуры — монументальный ансамбль зданий Александровской мужской гимназии6.

Городской архитектор внес заметный вклад в возведение, украшение и реставрацию православных часовен и храмов Ялты.

Ялта. Собор Александра Невского. Архитектор П.К. Теребенев. Yalta. St. Alexander Nevsky Cathedral. Architect P.K. Terebenev

Еще до строительства по собственному проекту церкви при мужской гимназии Н.П. Краснов выполнил несколько важных поручений Городской Думы и Таврической духовной консистории. В 1889 году он осуществлял наблюдение за ремонтными работами в Александро-Невской часовне; по его эскизам и под его руководством во время реконструкции церкви Иоанна Златоуста расписывались внутренние стены и был изготовлен мраморный иконостас. И в главном православном храме Ялты — Александро-Невском соборе, кроме общего надзора за ходом строительства, архитектор занимался также оформлением его интерьера.

Идея возвести этот собор в городе, столь многим обязанном трагически погибшему Царю-Освободителю, возникла еще в 1886 году и тогда же был создан «Церковно-строительный комитет по сооружению храма в Ялте во имя святого князя Александра Невского в память в Бозе почившего Александра II». Задачей комитета прежде всего стал сбор средств на его строительство и украшение, т. к. храм-памятник решили возводить на пожертвования частных лиц и взносы благотворительных обществ. В комитет вошли представители городского управления, общественности и духовенства.

Составление проекта было поручено в 1890 году архитектору В.К. Эшлиману, сыну первого архитектора Южнобережья К.И. Эшлимана. Однако когда готовый проект представили на рассмотрение императору Александру III, он сделал замечание, что хотел бы видеть собор в Ялте более соответствующим русскому национальному стилю храмовой архитектуры.

Церемония освящения Ялтинского собора Александра Невского. В центре Николай II и императрица Александра Федоровна. Декабрь 1902 г. The ceremony of the consecration of Yalta St. Alexander Nevsky Cathedral. December, 1902

Новый проект, выполненный П.К. Теребеневым, полностью отвечал пожеланию государя: здание выдержано в лучших традициях церковного зодчества старых русских городов — Ростова, Углича, Ярославля.

Этому же стилю следовал и Н.П. Краснов в оформлении интерьера собора, тщательно подбирая мастеров для художественных работ. Например, с заказом икон для иконостаса ялтинский городской архитектор обратился в слободку Мстера Владимирской губернии, т. к. ее мастера-иконописцы были известны в России своей приверженностью старовизантийской манере письма.

Строительство храма и внутренняя его отделка по ряду причин растянулись на 11 лет: летом 1891 года приступили к закладке фундамента и только в 1902 г. в торжественной обстановке, в присутствии всей царской семьи прошла церемония его освящения7.

Ялта. Николаевская часовня. Yalta. St. Nicholas Chapel

В этот промежуток времени Краснов создает еще одно культовое сооружение, украсившее Набережную вблизи мола — часовню в честь Св. Николая (1895 г.). В сентябре 1894 года на очередном заседании Городской Управы ее члены вынесли единогласное решение предложить Думе отметить «предстоящее важнейшее в нашем отечестве событие — бракосочетание Его Императорского Высочества Государя наследника цесаревича Николая Александровича с Ее Великогерцогским Высочеством принцессою Гессенскою Алисою» постройкой часовни по проекту, уже подготовленному архитектором Н.П. Красновым. Тем более, что, как отмечалось в решении Управы, «здесь, у нас в Ялте, <...> мы всегда имеем счастье нередко лицезреть как самих Венценосных царя и царицу, так и Августейшего наследника цесаревича»8.

Николаевская часовня, выполненная в старорусском стиле из грубо отесанного местного серого известняка, органично вписалась в площадь перед портом. Она стояла9 на том месте, откуда лучше всего была видна с причала, где обычно швартовалась императорская яхта.

В принципах, заложенных архитектором при составлении нового плана Ялты, в создании под его руководством современной инфраструктуры города-курорта, в творческом подходе к оформлению главных улиц и площадей, — в полной мере проявился градостроительный талант Николая Петровича Краснова.

Эскиз дома Булгаковых. 1897 г. A sketch of Bulgakov's house. 1897

Если его предшественники на посту городского архитектора видели Ялту как город-сад, состоящий в основном из расположенных на некотором расстоянии друг от друга прелестных дач и особняков (отсюда хаотичность застройки 1870-х — начала 1880-х гг.), то Краснов создавал облик курортной столицы России. Он, уроженец Москвы, тонко прочувствовал необычную для него специфическую атмосферу Ялты, то, что древние латиняне называли «духом места». Этот город должен был приносить людям здоровье и радость общения с дивной природой, а его архитектура — соответствовать бесконечному разнообразию ландшафтов этой уникальной местности10.

Ранее уже говорилось об увлечении ялтинских архитекторов стилем, разработанным в 1862—63 гг. И.А. Монигетти для Большого и Малого дворцов и служебных зданий императорского имения «Ливадия». Однако при всем восхищении этой оригинальной архитектурой нельзя не согласиться с тем, что если бы такой стиль продолжал и далее утверждаться, это привело бы к единообразию и обеднению облика города.

Заказы от владельцев земельных участков в Ялте или ее окрестностях на проектирование и строительство собственных домов открыли перед талантливым, широко образованным и стоящим на высоте художественных и технических знаний своего времени архитектором широкие возможности. Здесь он в полной мере мог осуществлять свои творческие замыслы и в то же время, оставаясь городским архитектором, органически включать построенные им особняки и дачи в общий облик города.

Ялта. Дом Булгаковых на Екатерининской улице. Yalta. Bulgakov's house on Catherine Street

Первые серьезные частные заказы Н.П. Краснову датируются 1889-м годом: от надворного советника Н.С. Шамина и известного промышленника и мецената А.М. Эрлангера. В общем списке своих работ Николай Петрович не указывает эти здания. Однако по сохранившимся в фондах Алупкинского дворца-музея чертежам фасада дачи Эрлангера можно судить о начале поиска новых подходов к городской архитектуре молодого выпускника МУЖВЗ.

При проектировании этого дома он еще не отходит от тех традиций, которые к тому времени сложились в Ялте: основной строительный материал — серый Гаспринский камень, полигональная кладка стен, деревянные украшения балконов. Но в этом небольшом здании уже проявились некоторые черты индивидуальности архитектора. Краснов композиционно решает его в виде двух асимметрично расположенных объемов, а по стилевым особенностям дом Эрлангера можно было бы отнести к Ренессансу, который тогда для Ялты был довольно необычен.

Собственный дом на Пушкинском бульваре он строит в 1888 году в стиле «неогрек», в даче Н.Д. Сибирцевой успешно использует мотивы итальянского Ренессанса, а огромный опыт и знания, приобретенные во время работы (первоначально только по собственной инициативе, безвозмездной) по изучению архитектуры ханского Бахчисарайского дворца и старинных татарских домов, позволили ему создавать великолепные дворцы и дачи в восточном стиле. Из последних — за период его деятельности в должности городского архитектора — кроме дворца «Дюльбер» (описание которого будет дано в следующей главе), прежде всего обращают на себя внимание ярким восточным колоритом дом Булгаковых в Ялте11, особняк художника Г.Ф. Ярцева «в арабской схеме» и городская усадьба наследников известного фабриканта фарфора М.С. Кузнецова.

Ялта. Особняк художника Г.Ф. Ярцева. Yalta. Painter G.F. Yartsev's house

В 1892 году с большим заказом на строительство в собственном имении «Сельбилляр» к Краснову обратилась кн. Н.А. Барятинская, известная в России своей благотворительной деятельностью. В Ялте, в Нижней Аутке, княгиня владела весьма большим для города участком земли в 13,5 десятины, и для Н.П. Краснова успешное выполнение этого заказа (1892—94 гг.) стало по сути первой его крупной работой по созданию единого усадебного комплекса.

Уютный двухэтажный дом12 в стиле итальянского Ренессанса на 14 комнат, с двумя флигелями архитектор расположил очень эффектно — посреди партера, на возвышенной части имения, отгороженной подпорной стеной. Из окон дома открывался прекрасный вид на Ялту. Нижняя часть партера завершалась беседкой-бельведером, под которой был устроен грот, освежающий приятной прохладой в жаркие дни, а выше особняка Краснов разбил регулярный парк на площади более десятины.

В планировке интерьеров особняка, особенно вестибюля, заметна некоторая парадность, торжественность, как бы подчеркивающие высокое происхождение заказчицы. Являясь композиционной осью всего здания, вестибюль оригинально оформлен в виде атриума с верхним светом, идущим от стеклянного фонаря крыши. Широкая мраморная лестница тремя маршами поднимается вдоль стен на второй этаж, предназначенный для личных покоев хозяев и гостевых комнат»13.

Ялта. Вилла «Сельбилляр» в городском имении княгини Н.А. Барятинской. Современная фотография Ю.Г. Москвина. Yalta. Villa «Selbillyar» in the estate of Princess hi. A. Baryatinskaya. Modern photo by Y.G. Moskvin

Вскоре недалеко от виллы «Сельбилляр» появились два особняка, близкие к ней по архитектурному исполнению — камергера В.А. Кочубея и кн. М.Р. Долгорукова. Они положили начало новой улице — Княжеской, одной из самых красивых в городе. Созданная в основном Красновым, Княжеская стала образцом дачной застройки окраины курортного города. Сады и скверы, окружавшие уютные, выполненные в разных стилях дома В.А. Кочубея, М.Р. Долгорукова, Ю.П. Масловой, А.П. Самариной, А.Л. Бертье-Делагарда, А.Е. Воронкова образовали как бы сплошной парк, уступами спускавшийся к Ялте с холма Гюзель-Тепе.

Но все-таки самая значительная постройка Краснова, венец его творческой деятельности в бытность городским архитектором — дворец в. кн. Петра Николаевича в имении «Дюльбер». Создание «Дюльбера» (1895—97 гг.) предваряет появление в последующие два десятилетия таких жемчужин зодчества Крыма, как дворцово-парковые ансамбли «Чаир», «Харакс», «Ливадия», Юсуповские «Кореиз», «Коккоз» и «Сосновая роща», «Суук-Су» О.М. Соловьевой.

Примечания

1. Гимназии с неполным курсом обучения.

2. С 1960 года она носит название улица Ф. Рузвельта.

3. С подрядчиками И.М. и К.М. Перфильевыми, выполнившими этот заказ, архитектора на долгие годы связала дружба, и фамилии мастеров кузнечных и слесарных работ будут затем встречаться в отчетах Краснова по всем его крупным стройкам Южнобережья.

4. В 1896 году правнук Николая I, император Николай II также позаботился о существенном увеличении территории города, распорядившись включить в черту Ялты земельные участки, расположенные западнее реки Учан-Су. Эта часть города стала именоваться «Заречье».

5. Имя великого поэта было присвоено этой улице в 1887 году, когда вся страна отмечала 50-летие со дня его гибели.

6. В настоящее время в них располагается Институт винограда и вина «Магарач».

7. В журнале «Зодчий» в 1900 году появилась любопытная статья: купол Ялтинского собора предлагался архитекторам и строителям как пример правильного, профессионального подхода к расчету устойчивости навершия церквей к сильным ветрам, вплоть до ураганных. Несомненно, что Н.П. Краснов как городской архитектор, осуществлявший надзор за строительством храма, участвовал в предварительной проверке расчетов всех эксплуатационных характеристик здания.

8. В сентябре еще никто не предполагал, что вскоре произойдет событие, значительно повлиявшее на судьбу всей страны. 20 октября 1894 года в Малом Ливадийском дворце в расцвете лет скончался Александр III, Император-Миротворец, волевой и решительный «хозяин земли русской». С Манифеста, провозглашенного в тот же день в Крестовоздвиженской церкви Ливадийского дворца, началось царствование его сына, великого князя Николая Александровича. 21 октября там же принцесса Гессенская приняла православие и русское имя Александра Федоровна. Бракосочетание Николая II и Александры Федоровны состоялось в Санкт-Петербурге 14 ноября 1894 года.

9. Часовня, построенная Н.П. Красновым, не сохранилась.

10. Архитектуре дореволюционной Ялты, ее человеческой теплоте, оригинальности, изысканности была посвящена статья в журнале «Декоративное искусство СССР» (7/1988). Автор, известная искусствовед А.И. Опочинская, уроженка города, остро ставила вопрос о сохранении районов старой застройки, справедливо приравнивая их по значимости для истории отечественной архитектуры к заповедному Суздалю.

11. Дом на Екатериненской ул. Ялты Н.П. Краснов проектировал по заказу А.М. Булгакова, однако по документам он числился владением его супруги Булгаковой Зюре Султан Ханым.

12. В настоящее время в нем размещается администрация санатория им. С.М. Кирова, и здание доступно для осмотра. В интерьерах сохранились два великолепных камина.

13. Интересна история этого особняка в «смутное время» 1917—21 гг. В гражданскую войну в нем размещался штаб Добровольческой армии, а сразу после установления в Крыму советской власти его заняли под художественный музей, который просуществовал до 1925 года.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь