Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » В.Н. Даниленко, Р.Н. Токарева. «Башня Зенона»

В дни Диофанта

С III в. до н. э. грозной силой в Северном Причерноморье становятся скифы. Разрозненные их племена постепенно переходят к оседлому образу жизни, земледелию (наряду со скотоводством), образованию племенных союзов. Политическое их объединение завершается к середине II в. до н. э. созданием большого скифского государства с центром в Крыму. Во главе его становится умный и энергичный вождь — царь Скилур. Скифская знать мечтает о богатствах греческих городов, стремится захватить в свои руки побережье с его заморской торговлей. Ольвия — древнегреческая колония в устье Днепро-Бугского лимана — фактически теряет свою независимость и подчиняется скифскому царю. На очереди Херсонес. Соправитель и преемник Скилура, один из его сыновей Палак продолжает политику своего отца.

Скифы активно готовятся к войне. Во II в. до н. э. возводятся новые оборонительные сооружения в столице скифского царства — Неаполе*, отстраивается ряд крепостей, которым отведена роль опорных пунктов в предстоящих военных действиях. Одновременно скифы пытаются привлечь на свою сторону тавров и, очевидно, добиваются в этом успеха.

Над Херсонесом нависает, как никогда, серьезная опасность. Жители города лихорадочно ищут выход: то пытаются подкупить скифов «дарами»1, то обращаются к понтийскому царю Фарнаку I и заключают с ним договор о дружбе и взаимопомощи (179 г. до н. э.)2. Формулировки, принятые в тексте договора, свидетельствуют о постоянной возможности нападения на город. Фарнак обязуется оказывать военную помощь в том случае, «если соседние варвары выступят походом на Херсонес или на подвластную херсонесскую страну, или будут обижать херсонесцев». К этому времени относится легендарный эпизод, основанный, по всей вероятности, на подлинных событиях конца III или II вв. до н. э. Один из античных писателей рассказывает о том, что скифы «обижали» херсонесцев, которым пришлось поэтому заключить союз с предводительницей сарматов Амагой. Эта достаточно воинственная дама попыталась было урезонить скифов. Когда же те не прислушались к ее требованию «прекратить свои набеги на Херсонес», Амага внезапно напала на них, убила царя и его приближенных, а наследнику царской власти строго-настрого наказала «править справедливо и, помня печальную кончину отца, не трогать соседних эллинов и варваров»3.

Как бы то ни было, во II в. до н. э. усилившееся скифское царство все чаще тревожит Херсонес. Неотвратимо приближаются военные действия.

Не надеясь на одни дипломатические демарши, херсонесцы предпринимают и ряд энергичных практических мер для укрепления обороноспособности своего города. Поспешно возводится новая оборонительная стена, а вместе с ней, как увидим, начинается и история нашей башни.

Итак, все попытки херсонесцев избежать решающего столкновения со скифами не дали результата. Началась кровопролитная война, упорная и длительная, поставившая на карту само существование города и всей колонии гераклеотов.

Вначале Херсонес ведет войну с грозным противником один на один. Перевес на стороне скифов. Тем не менее херсонесцы не ограничиваются обороной, время от времени они переходят в наступление на довольно широком фронте.

Об этом говорят эпиграфические памятники: надгробная надпись гражданина, погибшего у стен скифской крепости Палакия4, декрет в честь неизвестного, который во главе войска предпринял поход против другой крепости — Напита5.

Отбиваясь от противника, Херсонес в то же время лихорадочно укрепляет свои оборонительные рубежи. Возведение башни на юго-восточном фланге укреплений должно завершить его непомерные усилия. Не хватает строительного материала: город отрезан от загородных каменоломен, да и нет для добычи камня тягла, нет лишних, не занятых оружием рук. В дело идет все, что можно найти рядом, — камень от старых стен, от других ближайших построек. Наконец, чтобы скорее закончить строительство, граждане Херсонеса решаются на небывалый, дотоле немыслимый шаг, о котором пойдет рассказ в следующей главе этой книги.

Так — в обстановке смертельной опасности, что называется, из последних сил — была построена левофланговая башня. Вначале она ничем не отличалась от своих соседок — прочих оборонительных башен и имела сравнительно скромные размеры. Диаметр ее в этот, начальный период — 8,95 м, наибольшая высота — менее 7 м. Башня была монолитной, сплошь забутованной камнем. Для боевых целей использовалась только верхняя площадка, где за надежным парапетом укрывались стрелки из лука и могли разместиться мощные камнеметные машины.

Такой была первоначальная башня — та сердцевина, вокруг которой потом наросли новые кольца усиливавших ее облицовок. И первое же кольцо оказалось связанным с новым критическим моментом в истории города.

Когда силы Херсонеса были, очевидно, уже на исходе, пришлось искать помощь на стороне. Существовал давний договор о взаимопомощи с Понтом— в то время крупнейшим государством Черноморского бассейна. К его-то царю Митридату VI Евпатору и обратились херсонесцы с просьбой прислать войска. Митридат направил в Крым своего полководца Диофанта с большим отрядом воинов. Действуя во главе объединенной армии, куда входили херсонесские и понтийские войска, Диофант в продолжение трех кампаний (около 110—107 гг. до н. э.)

разгромил скифов. Это достижение, однако, дорого обошлось Херсонесу: освободившись от угрозы подчинения скифам, он вынужден был поступиться своей самостоятельностью в пользу понтийского царя. Как и другие города и государства Северного Причерноморья (например, Боспорское царство), он вошел в состав державы Митридата6.

В дальнейшем Херсонес не раз освобождался и вновь попадал в политическую зависимость — то непосредственно от Понтийского царства, то от Боспора, то, наконец, от Рима.

В конце I в. до н. э. и в первой половине I в. н. э. Херсонес ведет борьбу за независимость от Боспорского царства, в состав которого он был включен после смерти Митридата VI Евпатора и распада его державы В этой борьбе использовались прежде всего средства дипломатии. Но в любую минуту дело могло обернуться вооруженным конфликтом. Византийский император и писатель Константин Багрянородный донес до нас легенду о Гикии — дочери Ламаха, одного из правителей Херсонеса7. Царь Боспора женил на Гикии своего сына, а затем, используя это обстоятельство, попытался произвести в городе переворот и лишить его независимости. Боспорский царевич тайно сосредоточил в подвалах дома Ламаха отряд своих воинов, силами которых и предполагалось захватить власть. Совершенно случайно заговор раскрылся, и боспорцы были уничтожены. В основе легендарной истории лежат все-таки, судя по всему, реальные события I в. н. э. Во всяком случае, историческая обстановка в Херсонесе того времени обрисована в ней весьма правдиво.

Вместе с тем Боспор и Херсонес оказывают друг другу помощь в борьбе против общих врагов. Одна из херсонесских надписей посвящена боспорскому царю Полемону I (14—9 или 8 гг. до н. э.), именуемому в ней «спасителем херсонесцев»8. Очевидно, речь идет о военной угрозе со стороны скифов, от которой город был избавлен боспорскими войсками. С другой стороны, в армии того же Полемона сражался вспомогательный отряд херсонесского войска9.

Во внутренней жизни города в I—IV вв. н. э. происходят важные изменения. Взамен демократической формы правления устанавливается аристократическая республика, власть сосредоточивается в руках немногих богатейших семейств, представители которых из поколения в поколение неизменно занимают высшие должности.

В условиях мира, обеспеченного присутствием в городе римского гарнизона, хозяйство Херсонеса, пострадавшее за длительный период войн и смут, переживает новый подъем.

Примечания

*. На юго-восточной окраине современного Симферополя.

Литература и источники

1. С.А. Жебелев. Последний Перисад и скифское восстание на Боспоре. В сб.: «Северное Причерноморье», М.—Л., 1953, стр.89.

2. IPE, I², 402.

3. Полиен. Военные хитрости. В сб.: «Древний мир на юге России. Изборник источников», под ред. Б.А. Тураева и Б.В. Фармаковского, М., 1918, стр. 63—64; М.И. Ростовцев. Амага и Тиргатао. Записки Одесского общества истории и древностей (ЗООИД), т. XXXII, 1915, стр. 58—77.

4. Э.И. Соломоник. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. Киев, 1964, № 44.

5. Там же, № 1.

6. Херсонесский декрет в честь Диофанта, IPE, I², 352.

7. Константин Багрянородный. Об управлении государством, гл. 53, Известия Государственной академии истории материальной культуры, вып. 91, М.—Л., 1934, стр. 36 и сл.

8. IPE, I², 704.

9. IPE, I², 419.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь