Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

На правах рекламы:

• На купить-медсправку.рф справка из наркологического диспансера.

Главная страница » Библиотека » Ю.Г. Колосов. «Белая скала»

Обжитые пещеры

О некоторых пещерах, служивших жильем палеоантропам, мы уже говорили. Волчий грог был первым в Крыму, обследованным археологами. Шли годы... Небольшая коллекция кремня и кости из Волчьего грота была утеряна, полевая документация отсутствовала. В 1924 г. Г.А. Бонч-Осмоловский (после более чем 30-летнего перерыва) решил возобновить изучение стоянки. Однако пробные его раскопки ничего существенного не дали, и снова Волчий грот более десяти лет не привлекал внимания археологов. Лишь в 1937—1939 гг. О.Н. Бадеру удалось обнаружить культурный слой, который оказался не в самом гроте, а перед ним — на площадке, хорошо защищенной скалами, обступившими ее с трех сторон.

В процессе двухлетних полевых работ была исследована примерно половина площади, заключенной скальным полуцирком, и открыта многослойная стоянка. На внутренней ее стороне, т. е. в жилище, выявлены скопления костей животных, преимущественно мамонта, особенно значительные в шестом слое (отсчет сверху вниз), а также следы очагов в виде костного и древесного угля. Изучение основного мустьерского (седьмого) слоя позволило предположить наличие «мастерской», где велась обработка кремня. На такую мысль наводят скопления кремневых орудий и осколков в двух местах раскопа.

Археологическая коллекция из Волчьего грота невелика. В верхнем слое, который датировался исследователем как позднепалеолитический, кремни единичны. Наиболее богат находками основной мустьерский слой. Орудия и кремневые отщепы из этого слоя имеют небольшие размеры. Есть тут и кости животных со следами обработки.

Особо должны быть выделены вещи из верхних «горизонтов» восьмого слоя, которые отличаются архаическим обликом и крупными размерами. Фауна этого слоя представлена костями мамонта, сайги, лошади, осла, дикого быка, благородного оленя, песца и других видов животных. В шестом же слое, кроме названных животных, фигурируют северный олень, шерстистый носорог, дикий кабан, пещерная гиена.

Великая Отечественная война прервала исследование стоянки. И только спустя 30 лет сын исследователя Н.О. Бадер продолжил раскопки. В 1968 г. он заложил на площадке раскоп и произвел несколько зондажей на ее периферии.

Позднепалеолитический слой тут не был обнаружен; в верхних ярусах культурных отложений найдено всего несколько тонких ножевидных пластинок. Гораздо больше материала снова дал более ранний, мустьерский слой. В числе находок — бивни, конечности, зубы, ребра и челюсти мамонтов, а также десятки орудий — небольших остроконечников и скребел.

Осенью 1924 г. Г.А. Бонч-Осмоловский проводил археологические разведки близ деревни Тау-Кипчак, расположенной у истоков реки Зуи*. Пробираясь сквозь густые заросли леса вдоль обрыва, исследователь неожиданно набрел на широкий и открытый грот. Заложив небольшой разведочный шурф, археолог сразу же обнаружил кремневые изделия и обломки ископаемых костей — остатки древней культуры первобытного человека1.

Немногие из местных старожилов знали этот замаскированный зарослями грот. Примечательно, что одно из его названий, теперь забытое, — Киикин-Кобасы, что в переводе с крымскотатарского означает «пещера дикаря». Остается неясным, когда и как было дано столь точное имя гроту. Догадался ли кто-нибудь, что хранят его напластования?

Отметив «любопытное, но, разумеется, случайное значение» этого названия, Г.А. Бонч-Осмоловский остановился на другом, легче произносимом варианте — Киик-Коба («дикая пещера»)2.

Грот Киик-Коба находится на правом склоне долины реки Зуи, на высоте 120 м над ее тальвегом. Весь крутой склон от подножия горы до ее скального обрыва зарос лесом. В 75 м от грота вниз по склону находится родник. Грот представляет собой высокую и довольно вместительную нишу глубиной (от края навеса) 9 м; ширина ее 11 и наибольшая высота 9 м. Мощность культурных напластований в гроте была неравномерной. У стен она не превышала 20—30 см, а на склоне достигала местами 1,5 м. На площадке перед гротом лежали большие плиты и огромный кусок скалы от обрушившейся части свода и нависавшего над входом «козырька».

Культурных слоев в гроте два. Нижний дал большое количество кремня (около 13 тысяч экземпляров, в том числе свыше тысячи орудий), но мало кости и древесного угля. Отличительной особенностью кремневого инвентаря являются небольшие размеры орудий. Техника изготовления их стояла на низком уровне: приемы раскалывания кремня еще не выработались. Г.А. Бонч-Осмоловский эту «технику» назвал аморфной. Вторичная обработка заготовок также носила несовершенный характер: как правило, ретушь** грубая, прерывистая, плохо оформляющая лезвие орудия. Лишь на небольшом их количестве прослеживается ретушь правильная, хорошо заостряющая рабочий край. По количеству на первом месте — прямые скребла с режущим рабочим краем, за ними — скребла выпуклые. Типичных остроконечников мало, многочисленны орудия неопределенной формы, еще больше осколков со следами ретуши.

Судя по костным остаткам, обитатели стоянки питались мясом бизона, сайги, гигантского благородного оленя, шерстистого носорога, лошади, осла, гиены пещерной и других животных.

Верхний культурный слой Киик-Кобы по многим признакам отличен от нижнего, и площадь заселения на его уровне несколько меньше. Кремень здесь по цвету более однороден. 69 процентов орудий изготовлено из коричневого полупрозрачного кремня, какого нет в нижнем слое.

В орудиях заметна более совершенная техника раскалывания. Вместо бесформенных грубых и массивных сколов мы видим тонкие, почти одинаковые отщепы. Заметную роль играют в верхнем слое пластины, составляющие 19 процентов кремня.

Обитатели Киик-Кобы хорошо знали двустороннюю обработку орудий. Так, из 713 экземпляров их, принадлежавших верхнему слою, двухсторонне обработанных 99.

С помощью ретуши древний мастер полностью изменял форму отщепа, придавая заготовке заданные очертания. Ретушь на орудиях многообразна и разделяется по своему характеру на несколько видов. Сами же орудия из Киик-Кобы ее исследователь разделил на такие основные типы: остроконечники, скребла, ручные рубильца, резцы, неопределенные формы, осколки со следами ретуши. После скребел основное место занимают остроконечники различных форм, однако ни один из них не предназначался для вставления его пятки в рукоятку или древко. И скребла, и остроконечники невелики по размерам: длина и тех и других не превышает нескольких сантиметров (соответственно 5,6 и 7,0 см).

В Киик-Кобе обнаружены и кости животных, использованные в производственных целях. В верхнем слое — даже своего рода костяные изделия. Примером может служить небольшой обломок шила из трубчатой кости с заполированным острием. Некоторые кости носят следы обработки кремневыми орудиями. Многочисленны костяные ретушеры — приспособления для ретуширования кремневых орудий.

По костям животных из верхнего слоя удалось определить состав местной фауны эпохи мустье. Вот некоторые ее представители: мамонт, бизон, муфлон, сайга, благородный и северный олени, лошадь, осел, дикий кабан, шерстистый носорог, лисица, песец. А судя по зольным остаткам (в обоих слоях), кииккобинцы использовали в качестве топлива такие древесные породы, как можжевельник, крушина; остались под вопросом клен и ива.

В гроте было обнаружено погребение неандертальца, однако подробнее об этом — в следующей главе книги.

Обратимся теперь к другому памятнику мустьерской эпохи — пещере Шайтан-Коба***, расположенной на юго-восточной окраине села Скалистого Бахчисарайского района. Памятник открыт С.Н. Бибиковым, которого в 1928 г. направил в археологическую разведку его учитель Г.А. Бонч-Осмоловский.

В 1929—1930 гг. Г.А. Бонч-Осмоловский при участии своего ученика полностью раскопал напластования в гроте и проследил их на склоне — в траншее, пробитой ими в сторону дороги.

Шайтан-Коба находится на правом берегу речки Бодрак (притока реки Качи), возвышаясь над ней на 21 м. Сам грот невелик: площадь его менее 28 кв. м; глубина не превышает 4 м, наибольшая ширина у входа — 7 м и высота около 2 м. Внимательное изучение «интерьера» показало, что в древности напластования внутри грота были более мощными. Такое заключение основано на том, что на высоте около метра от пола оказался известняковый натек, в котором найдены кремни, обработанные рукой древнего человека. Г.А. Бонч-Осмоловский считал, что часть напластований вычищена в средневековое время, когда вблизи грота существовал «пещерный город» Бакла.

Толщина культурного слоя Шайтан-Кобы не превышала 30 см, причем археологические материалы распределялись неравномерно: в верхнем ярусе напластований они количественно преобладали. Здесь, примерно в 10 см от современной поверхности, удалось обнаружить очаг размерами 0,5×0,25 м, вокруг которого концентрировалось наибольшее количество кремневых орудий и обломков костей ископаемых животных. Скопления культурных остатков были установлены и на других участках стоянки, особенно на площадке непосредственно у входа в грот.

Благодаря тому, что при раскопках использовалась методика постепенного снятия тонких слоев, к собранному «по горизонтам» материалу удалось применить статистико-типологический метод французских археологов Франсуа Борда и Мориса Бургона. На массовом материале из Шайтан-Кобы (найдено около 25 тысяч кремневых изделий) автор данной книги высчитал процентное отношение определенных типов и групп орудий или их заготовок к общему количеству заготовок. А это в свою очередь дало возможность более объективно и полно выявить не только количественные технические и типологические показатели, но и изучить техническую специфику всей каменной «индустрии» данного памятника.

Ее характеризует так называемая леваллуазская техника раскалывания кремня. Техника леваллуа (по названию местности близ Парижа, где найдены заготовки и орудия определенного типа) существовала на протяжении всей мустьерской эпохи и позже. С ее помощью древний мастер мог получать отщепы и пластины одного «стандарта», что резко повысило производительность труда. «Появление новой техники, — пишет В.П. Любин, — явилось актом всемирно-исторического значения, крупнейшим техническим достижением эпохи нижнего палеолита, под знаком которого происходил дальнейший технический прогресс не только во второй половине нижнего палеолита, но и в палеолите верхнем»3.

Метод Борда — Бургона позволил установить на стоянке наличие двух культурно-исторических «горизонтов». Материал из них, прослеженный во времени, свидетельствует о постепенном развитии кремневых орудий как в типологическом, так и в техническом отношении.

Каменные орудия шайтанкобинцев изготовлены преимущественно из мелового кремня серых оттенков. Из орудий, подвергшихся вторичной обработке ретушью, наиболее многочисленны разнообразные типы скребел и ножей. На втором месте стоят острия, а затем орудия зубчатые, выемчатые, остроконечники и т. д. Наибольшее количество кремневого материала (ядрищ, заготовок, орудий) было добыто в выкопанной на склоне перед гротом траншее.

Собранные в Шайтан-Кобе кости животных говорят о преобладании двух видов — сайги и дикого осла. Остальные — мамонт, бизон, олень благородный, лошадь, северный олень, песец — представлены костями единичных особей. Обнаружены также кости птиц: серой куропатки, дикого голубя, галки, белобрюхого и обычного стрижей, сороки.

В заключение познакомим читателя со стоянкой в Староселье — на южной окраине Бахчисарая. Стоянка-навес — находится в балке Канлы-Дере («кровавое ущелье»), одной из многочисленных узких и коротких балок левого берега речки Чурук-Су. Хоть и велик этот навес, имеющий вид двух сомкнутых ниш (площадь около 600 кв. м), его не видно с дороги, поскольку он прячется за небольшим поворотом балки.

Старосельский навес, обращенный на запад, хорошо защищен стенами ущелья от холодных северных и восточных ветров. Слева от устья балки расположен источник, почти рядом, всего в 200 м, — речка Чурук-Су. Все эти благоприятные условия, несомненно, были учтены обитавшей здесь первобытной общиной.

За пять лет работ археолог А.А. Формозов исследовал более 250 кв. м площади этой стоянки. В результате было выявлено два культурных слоя, разделенных обвалом известняковых плит. Оба слоя содержали культурные остатки мустьерского времени, заключенные в почти четырехметровой толще щебнистых напластований.

Исследователь отмечает, что количество и состав находок в слоях (или «горизонтах») различны. Первый (сверху) оказался сравнительно беден, а материал его рассредоточен был по всей площади навеса; материал второго, весьма обильный, в определенных местах образовывал целые скопления. Кроме костей животных и кремневых изделий, в обоих горизонтах зафиксированы остатки размытых кострищ в виде так называемых зольных пятен. В первом горизонте таких «пятен» обнаружено два, во втором — тринадцать.

Беспорядочная рассеянность материала в одних местах и скопления его в других объясняются тем, что потоки дождевой воды, низвергавшиеся с плато у южной стороны навеса, размывали под ним грунт. Поэтому кость и кремень могли быть перенесены водой с высоких участков на более низкие.

Размыв напластований стоянки происходил и в период жизни на ней мустьерцев. Когда сели**** затопляли площадку навеса, человек на время покидал его, а затем снова возвращался. Об этом свидетельствуют прослойки «стерильного», намытого водой гравия Судя по всему, лишь исключительно удобное местоположение навеса (о чем мы уже говорили) заставляло старосельцев мириться с такого рода неудобствами.

В послемустьерское время накопление селевых отложений под навесом прекратилось, ибо стал глубже тальвег и вода уже не могла проникать на площадку навеса. В настоящее время вода в балке появляется только после снежной зимы или сильных ливней.

Значительная часть орудий, добытых при раскопках, изготовлена из черного кремня, который всегда был у старосельцев под рукой. Есть, однако, орудия — и их немало — из значительно лучшего по качеству, кремня серых оттенков. Последний и теперь в виде естественных кремневых россыпей встречается в 7 км к востоку от Староселья — в районе села Прохладного (б. Мангуш). А около 5 процентов всей кремневой коллекции приходится на кремень табачно-желтого цвета, месторождения которого известны в галечниках реки Качи.

Наряду с разнообразными типами нуклеусов*****, на стоянке выявлено 734 орудия, в том числе 87 с двусторонней обработкой. Наиболее многочисленной группой орудий (до 70 процентов) являются скребла и скребла-ножи. Немало и остроконечников разных типов — односторонних и двусторонних, симметричных, асимметричных («клювовидных»). Обращают на себя внимание двусторонне обработанные листовидные наконечники копий и наконечники — тоже листовидные — односторонней обработки. В небольшом количестве обнаружены резцы, скребки, отщепы с подтеской на брюшке.

При просмотре костей животных удалось выявить более двух сотен со следами работы. Это кости с повреждениями, нанесенными при разделке туш животных, и многочисленные «наковаленки».

Обильным оказался и костный материал Староселья (около 80 ящиков). В Зоологическом институте АН СССР обработано около 60000 костей. Судя по ним, преобладающим объектом охоты старосельцев был дикий осел (287 особей).

Интересна стоянка не только культурными остатками, но останками самого человека — погребением ребенка. Однако о нем, как и о найденном археологами в Киик-Кобе, речь пойдет в специальном разделе.

Примечания

*. Ныне на месте этого населенного пункта — Балановское водохранилище.

**. В данном случае (как археологический термин) — обработка края орудия путем мелких частых сколов.

***. В переводе — «чертова пещера».

****. Кратковременные бурные грязекаменные потоки.

*****. Нуклеус — первичная заготовка из предварительно обколотого кремневого (кварцитов.ого и т. п.) желвака для изготовления полуфабрикатов орудий — отщепов или ножевидных пластин. — Ред.

Литература и источники

1. Г.А. Бонч-Осмоловский Палеолит Крыма. Вып. I Грот Киик-Коба. М.—Л., 1940, стр. 5.

2. Г.А. Бонч-Осмоловский. Ук. соч.

3. В.П. Любин. К вопросу о методике изучения нижнепалеолитических каменных орудий. Палеолит и неолит СССР. МИА, № 131, М.—Л., 1965, стр. 38; Ю.Г. Колосов. Шайтан-Коба — муст'єрська стоянка Криму. Киïв, 1972.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь