Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Каждый посетитель ялтинского зоопарка «Сказка» может покормить любое животное. Специальные корма продаются при входе. Этот же зоопарк — один из немногих, где животные размножаются благодаря хорошим условиям содержания.

Главная страница » Библиотека » А.Б. Широкорад. «Битва за Крым» » Глава 19. Борьба с переменным успехом (январь—апрель 1942 г.)

Глава 19. Борьба с переменным успехом (январь—апрель 1942 г.)

Немецкое командование было серьезно озабочено ситуацией в Восточном Крыму, и с Южного фронта под Феодосию был срочно переброшен 30-й армейский корпус. Кроме того, Манштейн перебросил туда две дивизии из-под Севастополя.

15 января в восемь часов утра немцы силами двух дивизий и механизированного полка при поддержке бронепоезда и авиации перешли в контрнаступление на фронте 51-й и 44-й армий в районе населенных пунктов Кейт, Семт-Асан, Кулеча-Мечеть и Капусталык. К 14 ч 00 мин немцы заняли рубеж: высота 236,4 — Коктебель.

Восемь ДБ-3 и пять СБ бомбили войска противника на Феодосийском участке фронта, уничтожив 14 автомашин и 265 солдат и офицеров. В воздушном бою был сбит один Me-109. Наши потери: один ДБ-3 был поврежден и один Як-1 не вернулся на свой аэродром.

Немецкая авиация в течение дня бомбила пристани в Керчи, Камыш-Буруне, на косе Чушка, в Тамани и Комсомольске, а также транспорты на переходе в Керченский пролив.

16 января командующий Кавказским фронтом поставил 51-й армии задачу: ударом на юг танками и моточастями, при поддержке пехоты из района Владиславовки в направлении Петровки и во взаимодействии с частями 44-й армии уничтожить противника, прорвавшегося к району Аджигол. В дальнейшем на рубеже Тулумчак — Владиславовна — Тамбовка прикрыть отход 44-й армии на Ак-Манайские позиции. С выходом 44-й армии на рубеж Владиславовна — Ближние Камыши начать отход на Ак-Манайские позиции.

44-й армии, удерживая рубеж Дымовка — Ближняя Байбуга — Дальняя Байбуга — Джанкой, ударом в направлении Аджигол и Овцевка уничтожить противника, прорвавшегося к Аджиголу, и обеспечить выход левого крыла армии на Ак-Манайские позиции. В дальнейшем под прикрытием 51-й армии в ночь на 17 января начать отход на Ак-Манайские позиции.

В тот же день (16 января) в 21 ч 00 мин транспорт «Жан-Жорес» (3978 брт), вышедший в 16 ч 45 мин 14 января из Новороссийска, при входе в Феодосийский порт подорвался на магнитной мине и затонул. Погибло около 40 человек, 40 автомашин, шесть орудий и боезапас.

17 января немцам удалось захватить Феодосию. По данным Манштейна, с 15 по 18 января советские войска в восточном Крыму потеряли 6700 человек убитыми, 10 тысяч пленными, а также 177 орудий и 85 танков. Наши данные о потерях отсутствуют.

В конце февраля корабли Черноморского флота начали интенсивный обстрел немецких войск в восточном Крыму, пытавшихся помешать нашим войскам войти на Керченский полуостров.

25 февраля в 17 ч 15 мин лидер «Ташкент», эсминцы «Бойкий» и «Бдительный» вышли из Новороссийска в район Феодосии с задачей обстрелять берег, занятый противником. В ночь на 26 февраля все три корабля произвели огневой налет по скоплениям частей противника в селениях Ближние Камыши, Сарыголь и в Феодосии. Каждый корабль израсходовал по 60 снарядов. В 7 ч 50 мин отряд прибыл в Новороссийск.

В 17 ч 00 мин 26 февраля эскадра флота в составе линкора «Парижская Коммуна», лидера «Ташкент», эсминцев «Безупречный» и «Бдительный» вышли из Новороссийска для обстрела германских сил на Феодосийском направлении. В ночь на 27 февраля эскадра обстреляла позиции противника под Феодосией. Линкор выпустил 50 305-мм и 20 120-мм снарядов, «Бойкий» и «Бдительный» не стреляли, а были заняты охраной линкора. Зато лидер «Ташкент» выпустил 60 снарядов по Судаку, эсминец «Безупречный» — 60 снарядов по селениям Сарыголь и Ближняя Байбуга. Выполнив задачу, эскадра отошла в квадрат дневного маневрирования.

В ночь на 27 февраля Отряд легких сил Черноморского флота, вышедший в 15 ч 35 мин 26 февраля из Туапсе, тоже обстрелял скопления неприятельских войск на Феодосийском участке фронта. Крейсер «Молотов», маневрировавший в охранении эсминца «Смышленый», сделал 40 выстрелов по селению Дальние Камыши, лидер «Харьков» — 30 выстрелов по Алуште, эсминец «Сообразительный» — 60 выстрелов по селениям Ближние Камыши и Аджигол. В это же время «Сообразительный» был безуспешно обстрелян вражеской батареей. Выполнив задачу, отряд отошел в квадрат дневного маневрирования.

В 23 ч 35 мин 27 февраля Отряд легких сил снова обстрелял пункты скопления войск противника на том же участке фронта. Крейсер «Молотов» в охранении лидера «Ташкент» и эсминца «Сообразительный» произвел 40 выстрелов по Феодосии, эсминец «Смышленый» — 30 выстрелов по селению Сарыголь и 30 выстрелов по селению Ближняя Байбуга.

В тот же день (27 февраля) в 3 ч 43 мин эсминец «Железняков» сделал 40 выстрелов по Евпатории и еще до рассвета вернулся в Севастополь. Тем же способом, то есть выйдя поздно вечером из Севастополя и вернувшись до рассвета, эсминец «Шаумян» сходил на обстрел Ялты, по которой выпустил 78 102-мм снарядов.

А тем временем эскадра, проведя светлое время 27 февраля в квадрате дневного маневрирования, поздно вечером вернулась к берегам Крыма. В ночь на 28 февраля линкор выпустил 50 305-мм снарядов по городу Старый Крым, а эсминец «Бдительный» — по селу Оттузы. В 9 ч 30 мин 28 февраля эскадра возвратилась в Новороссийск.

В 2 ч 45 мин 28 февраля по дополнительному приказанию командующего Крымским фронтом Отряд легких сил в составе крейсера «Молотов», лидера «Харьков», эсминцев «Смышленый» и «Сообразительный» обстрелял селения Дальние Камыши, Ближние Камыши и Корокель. В 11 ч 00 мин отряд прибыл в Туапсе, а в 19 ч 00 мин того же дня в прежнем составе вышел в район Феодосии для обстрела скоплений вражеских войск на берегу.

Между 18 ч 10 мин и 18 ч 40 мин 28 февраля базовые тральщики «Мина» и № 27 и четыре сторожевых катера вышли из Севастополя в море, имея задачей высадить демонстративный десант в районе Алушты. Крейсер «Красный Крым» и эсминцы «Шаумян» и «Железняков» вышли в тот же район для огневой поддержки демонстративного десанта.

Несмотря на сильный огонь противника (этот район занимали румыны), в ночь на 1 марта десант был высажен. Крейсер «Красный Кавказ» выпустил по Алуште и окрестностям 82 180-мм снаряда. «Шаумян» и «Железняков» выпустили соответственно 55 и 52 102-мм снаряда. Десантники пробыли на берегу до четырех часов утра, а затем вернулись на корабли. 1 марта в 12 ч 00 мин десантный отряд возвратился в Севастополь, а отряд корабельной поддержки отошел в квадрат дневного маневрирования.

В тот же день в 23 ч 05 мин Отряд легких сил Черноморского флота в составе крейсера «Молотов», лидера «Харьков», эсминцев «Смышленый» и «Сообразительный» обстрелял войска противника в селениях Владиславовна, Дальние Камыши и в районе высоты 56,5. Крейсер выпустил 81 180-мм снаряд. 2 марта отряд без потерь прибыл в Туапсе.

С конца февраля 1942 г. увеличились потери советских кораблей и судов. Основных причин две — действия германской авиации и собственные оборонительные заграждения.

В конце февраля подорвался на своих минах в районе Севастополя транспорт «Коммунист» (1941 брт). Никто из членов экипажа не спасся. Через несколько дней транспорт «Восток», следуя в Севастополь, встретил шлюпку с двумя обледеневшими трупами членов экипажа «Коммуниста».

1 марта транспорт «Чапаев» (3566 т) подорвался на своем минном заграждении и затонул, и тоже у Севастополя. И наконец 6 марта в 5 ч 05 мин подорвался на своем минном заграждении по пути в Новороссийск эсминец «Смышленый». Команда самоотверженно боролась за живучесть, но через сутки, 7 марта в 8 ч 07 мин, эсминец затонул. Весь экипаж погиб.

25 февраля германские торпедоносцы впервые в 1942 г. атаковали советские, корабли. В 19 ч 15 мин при подходе к Севастополю три Хе-111 сбросили четыре торпеды на конвой в составе танкера «Москва», транспорта «Г. Димитров» и базового тральщика «Щит». Все торпеды прошли мимо, а немцы потеряли один Хе-111, видимо, по эксплуатационной причине, поскольку советские источники не упоминают о его сбитии.

Затем 2 марта в 3 ч 55 мин одиннадцать Хе-111 у мыса Утриш атаковали транспорт «Фабрициус» (3721 брт), шедший из Новороссийска в Камыш-Бурун. Одна торпеда попала в правый борт. Получив серьезные повреждения, транспорт выбросился на берег и был полностью разрушен штормом.

В тот же день германские Ю-88 потопили в Керченском порту тральщик ТЩ-491 «Кизылташ». 21 марта германские бомбардировщики потопили в Севастопольском порту транспорт «Г. Димитров» (3689 брт).

23 марта одиночный Хе-111 атаковал в 40 милях южнее мыса Херсонес транспорт «Чапаев» (4760 брт)1, шедший из Поти в Севастополь. В 19 ч 55 мин «Чапаев» получил попадание торпеды и в 20 ч 09 мин затонул. На транспорте находилось 233 бойца, восемь 122-мм, три 107-мм и десять 47-мм орудий, шесть автомашин, 195 т чугунного литья, 25 т обмундирования и 276 лошадей. Корабли охранения (эсминец «Шаумян» и два сторожевых катера) подобрали 173 человека. Погибло 86 красноармейцев и 14 человек из команды транспорта.

В тот же день, 23 марта, в 16 ч 00 мин германские бомбардировщики бомбили порт Туапсе. В результате был потоплен минный заградитель «Островский» и гидрографическое судно ГС-13. На следующий день немцы повторили налет на Туапсе и потопили в порту транспорт «Ялта» (611 брт). А на плавбазе «Нева» (в других документах «Нева» именуется учебным кораблем) близким разрывом бомбы был разрушен корпус между 111-м и 112-м шпангоутами, и она села на грунт на глубине 8 м.

Из-за мартовских штормов погибли буксир «Гарпун», шхуны «Краб» и «Украина».

Но вернемся к событиям на Керченском полуострове. Еще 28 января 1942 г. Сталин приказал реорганизовать Кавказский фронт, разделив его на Крымский фронт и Закавказский военный округ.

В состав Крымского фронта были включены войска бывшего Кавказского фронта, расположенные на Керченском и Таманском полуостровах и в районе Краснодара (44-я, 51-я и 47-я армии). Кроме того, командующему Крымским фронтом были подчинены войска Севастопольского оборонительного района, Черноморский флот, Азовская военная флотилия и Керченская военно-морская база. Командующему Крымским фронтом генерал-лейтенанту Д.Т. Козлову был подчинен также Северо-Кавказский военный округ с правом использования его войск и формирований лишь с разрешения Ставки Верховного Главнокомандования.

В состав Закавказского военного округа были включены территории Грузинской, Армянской, Азербайджанской союзных республик и Дагестанской автономной республики со всеми войсками, расположенными на территории этих республик/Командующему Закавказским военным округом были подчинены также войска, расположенные на территории Иранского Азербайджана.

Одной из причин неудач в ходе боев на Керченском полуострове в январе 1942 г. стало стремление советского командования перебрасывать на захваченные плацдармы дивизии в уменьшенном составе, оставляя на Таманском полуострове артиллерию, танки и другую тяжелую технику.

Ситуацию спасла суровая зима. Вся северная часть Керченского пролива между косой Чушка и Еникале была скована льдом. Прочный лед и мастерство саперов позволили устроить ледовую дорогу, которая действовала 27 дней — с 28 декабря 1941 г. по 1 января 1942 г. и с 20 января по 11 февраля 1942 г. По ней в Крым переправили шесть стрелковых дивизий, одну кавалерийскую дивизию, две стрелковые бригады, 15 зенитных дивизионов, один артиллерийский полк, три автомобильных батальона, три дорожно-эксплуатационных полка, 11 батальонов аэродромного обслуживания. Всего по ледовой дороге с Таманского полуострова в Крым было переправлено 96618 человек, 23903 лошади, 6519 автомашин, 30 122-мм орудий, 103 76-мм орудия, 122 зенитных орудия, 45 45-мм орудий, 46 тракторов, 10 танкеток, 8222 повозки, 103 кухни.

1 февраля представители Ставки на Крымском фронте Козлов и Мехлис отправили в Ставку на утверждение план нового наступления на Керченском полуострове.

К этому моменту в состав 51-й армии входили: 224-я, 390-я и 396-я стрелковые дивизии, 302-я и 138-я горнострелковые дивизии, 105-й горнострелковый полк, 12-я и 83-я стрелковые бригады, 25-й и 547-й артиллерийские полки. В состав 44-й армии входили: 157-я, 404-я и 398-я стрелковые дивизии, 63-я горнострелковая дивизия, 126-й отдельный танковый батальон, 457-й артиллерийский полк и дивизион гвардейских минометов. 47-я армия находилась во втором эшелоне. В ее состав входили 400-я стрелковая дивизия, 77-я горнострелковая дивизия, 72-я кавалерийская дивизия, 143-я стрелковая бригада, 13-й мотострелковый полк и 229-й отдельный танковый батальон. Две стрелковые дивизии (156-я и 236-я) и 126-й отдельный батальон (33 танка Т-26) составляли резерв фронта и находились на Таманском полуострове. А 24-й танковый полк (46 танков Т-26) прибыл на Крымский фронт в начале февраля 1942 г.2.

Немецкое командование также усиливало свои войска. По просьбе Манштейна маршал Антонеску отправил в Крым еще две пехотные дивизии. Из них 10-я пехотная дивизия развернулась на западном берегу Крыма в районе Феодосии для обеспечения противодесантной обороны, а 18-ю дивизию Манштейн отправил на северный фланг фронта на Керченском полуострове. Он считал, что, упираясь флангом в Азовское море, эта дивизия сможет удержать свою позицию, тем более что болотистая местность перед ее фронтом делала маловероятным использование противником крупных сил.

Кроме того, фронт на Керченском полуострове держали германские 170-я, 132-я и 46-я пехотные дивизии.

Наступление советских войск началось 27 февраля. Группировку из четырех дивизий 51-й армии поддерживало всего 170 орудий, а три дивизии 44-й армии 62 орудия. Главный удар наносили войска 51-й армии в районе селения Кой-Асан.

Для прорыва немецкой обороны были использованы танки 39-й, 40-й и 55-й танковых бригад и 229-го отдельного танкового батальона. Фронт атаки этих соединений не превышал 5 км, то есть плотность достигала 34 танка на 1 км. Наши танковые соединения и часта двигались тремя эшелонами. Каждой танковой бригаде и отдельному батальону было придано по саперной роте. Личный состав рот предполагалось везти за танками на специальных волокушах, но из-за размокания грунта от этой идеи пришлось отказаться и посадить саперов на танки первого эшелона. В задачу саперов входило разминирование проходов для техники и пехоты. Но, несмотря на все предпринятые меры, все же семь танков подорвались на минах.

Немецкие пехотные дивизии сражались насмерть, а вот румыны традиционно побежали. Румынскую 18-ю пехотную дивизию поддерживали два германских артдивизиона, расчеты которых бросили орудия и подались вслед за союзниками.

Командование Крымского фронта доложило в Москву, что к 13 часам 28 февраля 1942 г. части 51-й армии захватили до 50 орудий, много минометов и свыше 100 пленных. А вот 44-я армия не продвинулась ни на шаг с начала наступления.

Корабельная артиллерия, как уже говорилось, осуществляла огневую поддержку наступлению Крымского фронта в куда больших масштабах, чем в 1941 г.

Чтобы поддержать Крымский фронт, войска СОРа в семь часов утра 27 февраля начали наступление в третьем и четвертом секторах обороны, нанося главный удар в направлении селения Заланкой. За день упорных боев нашим войскам удалось продвинуться на расстояние от 100 до 400 м.

На следующий день, 1 марта, немцы подтянули резервы, и в третьем секторе обороны СОРа велся уже встречный бой. В последующие дни в обороне Севастополя особых изменений не происходило.

Но вернемся к боям на Керченском полуострове. Румыны добежали до Киета, но там наши войска были остановлены германским 213-м пехотным полком, а также собранными «с бору по сосенке» солдатами тыловых резервных подразделений, включая штабы. А румынскую 18-ю пехотную дивизию отправили в тыл на переформирование. Советские источники сообщают о появлении на фронте 73-й германской пехотной дивизии.

2 марта немцам удалось закрепиться по всей линии фронта, а советские войска понесли большие потери в личном составе и потеряли 93 танка. Поэтому командарм Козлов приказал: «В связи с плохим состоянием грунта на Керченском полуострове и невозможностью вследствие этого вести наступательные действия... прочно закрепиться на выгодных рубежах и до особого распоряжения наступление прекратить»3.

Новое советское наступление было назначено на 13 марта. К этому времени Крымский фронт имел 8 танков КВ, 13 Т-34, 32 Т-60 и 172 Т-26.

Л.3. Мехлис, вместо того чтобы применить танки массированно на направлении главного удара, распылил их между стрелковыми частями. Так, 229-й отдельный танковый батальон (четыре танка КВ) был придан 77-й стрелковой дивизии, 39-я танковая бригада (2 КВ, 6 Т-34,11 Т-60) — 236-й стрелковой дивизии, 56-я танковая бригада (90 Т-26) — 12-й стрелковой бригаде, а 40-я танковая бригада (2 КВ, 7 Т-34, 21 Т-60) — 398-й стрелковой дивизии. Командиры танковых бригад были подчинены командирам стрелковых дивизий и бригад.

На Керченском полуострове в девять часов утра 13 марта пошел мокрый снег. Командование испугалось потерять последние восемь тяжелых танков на размокшем грунте (из-за поломок коробок передач) и приказало не вводить их в бой. Но сей приказ до 229-го отдельного танкового батальона не дошел, и его четыре танка КВ все-таки пошли в атаку.

В ходе многочисленных атак с 13 по 19 марта советские войска понесли большие потери, но прорвать немецкую оборону не смогли. Хотя и силы противника были на исходе. Манштейн писал: «18 марта штаб 42-го корпуса вынужден был доложить, что корпус не в состоянии выдержать еще одно крупное наступление противника»4.

Тут же Манштейн пишет, что в течение первых трех дней наступления немцам удалось подбить 136 танков. На самом же деле с 13 по 19 марта 56-я танковая бригада потеряла 88 танков (56 подбито, 26 сгорело и шесть подорвались на минах), 55-я танковая бригада потеряла восемь танков, 39-я танковая бригада — 23 танка, 40-я танковая бригада — 18 танков, 24-й танковый полк — 17 танков, 229-й отдельный танковый батальон — три танка. Всего 157 танков.

В итоге Крымский фронт к 25 марта располагал 54 танками. Из них в 39-й танковой бригаде было четыре танка (два КВ и два Т-60), в 40-й бригаде — 13 танков (все Т-26), в 56-й бригаде — 31 танк (все Т-26), в 24-м танковом полку — четыре танка Т-26 и в 229-м отдельном батальоне — два танка КВ.

Зато германская 11-я армия впервые получила танковую дивизию. В конце марта в Крым начали прибывать подразделения 22-й танковой дивизии. В апреле в Крым прибыла 28-я легкая пехотная дивизия, а также 7-й румынский армейский корпус в составе 19-й пехотной дивизии и 8-й кавалерийской бригады.

20 марта немцы предприняли контратаку из района поселка Ново-Михайловка в район поселка Кормечь. Пехоту поддерживали 50 танков 22-й танковой дивизии. Бой шел до вечера. Нашу пехоту поддерживали 39-я и 40-я танковые бригады. По советским данным, немцы потеряли до 35 танков, из которых 17 остались на поле боя. Причем восемь танков после осмотра нашими танкистами оказались в полной исправности.

Несколько слов скажу и о действиях на море. 20 марта 1942 г. нарком Кузнецов издал приказ, где говорилось: «Перерыв коммуникаций противника есть часть борьбы за Крым»5. Далее следовало: «Для увеличения радиуса действия применять буксирование и лидирование торпедных катеров и сторожевых катеров. [Интересно, а ранее ни он, ни Октябрьский до этого додуматься не могли, особенно когда Одесса и Измаил были в наших руках? — А.Ш.]

Немедленно приступить к оборудованию части сторожевых катеров МО под приемку мин, используя опыт бронекатеров Дунайской военной флотилии; базой развертывания катеров иметь Севастополь.

Минные постановки авиацией производить с аэродромов в районе Анапы, а в случае необходимости использовать для подскока Херсонесский аэродром; выделение для этой цели трех самолетов недостаточно, количество их для минных постановок необходимо увеличить...

Военный Совет Черноморского флота доложил Военному Совету Крымского фронта, что в связи с усилением активности вражеской авиации на море дневной обстрел противника кораблями может немедленно привести к потере этих кораблей. Прикрывать же корабли достаточным количеством истребителей (не менее шести самолетов) в течение всего времени пребывания их в море невозможно вследствие ограниченного количества самолетов и малого радиуса их действии. Поэтому Военный Совет флота просил разрешения продолжать использование кораблей для обстрела берега только ночью...

Так как эскадренные миноносцы были заняты охранением транспортов и кораблей, Военный Совет флота считал невозможным выделить постоянный отряд кораблей для артиллерийской поддержки армии»6.

Опять же, риторический вопрос: зачем нужно было выделять эсминцы, а то и крейсер для охранения транспортов? Может, от того же «призрака супермарине»? Ведь на март 1942 г. у немцев по-прежнему не было на Черном море ни надводных кораблей, ни подводных лодок, кроме паромов «Зибель». А может, для отражения воздушных атак супостата? Так у наших эсминцев к тому времени средства ПВО были, мягко выражаясь, слабоваты. А кто мешал ставить на транспорты 12,7-мм пулеметы ДШК или Виккерса, 20-мм пушки Эрликон, 37-мм пушки 70К и Кольт? Благо, они с начала 1942 г. стали поступать в большом количестве как от промышленности, так и по ленд-лизу.

Между прочим, 30 марта 1942 г. Октябрьский указал командирам военно-морских баз, соединений и кораблей, что корабли конвоя при движении с караванами уходят от транспортов на дистанцию до 10 кабельтовых. Командующий предупредил всех командиров кораблей, что подобные действия граничат с преступлением и что задача конвоя — охранять транспорты от надводного противника и прежде всего от его авиации — невыполнима, если корабль охранения будет находиться не в двух, а в 10 кабельтовых от транспорта.

В ночь на 20 марта крейсер «Ворошилов» и эсминец «Свободный», маневрируя в районе Феодосийского залива, обстреляли пункты скопления вражеских войск перед Крымским фронтом. «Ворошилов» выпустил по селению Дальние Камыши 60 снарядов, по Владиславовке — 80 снарядов, по селению Ближние Камыши — 40 снарядов и по селению Аджигол — 40 снарядов. «Свободный» сделал 50 выстрелов по селению Корокель и 40 выстрелов по Сарыголь. В 4 ч 30 мин обстрел был закончен, и в 11 ч 43 мин корабли прибыли в Туапсе.

В ночь на 21 марта линкор «Парижская Коммуна» и лидер «Ташкент», маневрируя в Феодосийском заливе, в охранении эсминцев «Бойкий», «Безупречный» и «Бдительный», обстреляли скопления войск противника в селениях Владиславовна и Ново-Михайловка. Линкор сделал 131 выстрел, а лидер — 120 выстрелов. По окончании обстрела корабли отошли в квадрат дневного маневрирования.

На следующую ночь линкор «Парижская Коммуна» и лидер «Ташкент» вновь обстреляли войска противника перед Крымским фронтом. Линкор сделал 164 выстрела главным калибром по скоплению вражеских войск во Владиславовке, а лидер — 100 выстрелов по селению Корокель. Во время стрельбы вокруг «Парижской Коммуны» было замечено 12 разрывов вражеских снарядов. После стрельбы корабли пошли в Поти.

После этих стрельб расстрел орудий главного калибра на линкоре достиг 100 и более процентов по дореволюционным нормам. Поскольку 305-мм орудия корабля не были лейнированы, пришлось провести в Поти замену всех двенадцати тел. Все работы были завершены к 12 апреля 1942 г. 19 апреля «Парижская Коммуна» вышла из Поти на пробу орудий и, удачно отстреляв их, через два дня вернулась.

Командование Черноморского флота было обеспокоено большой потерей транспортов, потопленных германской авиацией и погибших на собственных минах. 24 марта Военный Совет Черноморского флота обратился к наркому ВМФ с просьбой о посылке на Черное море «самолетов Пе-2» (не ясно, о чем идет речь: о бомбардировщиках или истребителях Пе-3, поскольку на Черном море периодически бомбардировщики Пе-2 использовались в качестве истребителей, видимо, командование Черноморского флота не видело особой разницы между Пе-2 и Пе-3). Одновременно был поднят вопрос о закупке транспортов в Турции. 28 марта Кузнецов сообщил, что в апреле Черноморский флот получит Пе-2 и истребители, а также «что за границей свободного тоннажа, который бы нам продали, сейчас нет».7

Но вернемся к борьбе на коммуникациях. В 12 ч 30 мин 28 марта транспорт «Ворошилов», имея на борту 2650 раненых, в охранении базовых тральщиков «Искатель», «Взрыв» и трех сторожевых катеров, вышел из Камыш-Буруна в Новороссийск. В 19 ч 05 мин в районе мыс Утришонок — мыс Мысхако «Ворошилов» был атакован четырьмя торпедоносцами Хе-111. Одна торпеда попала в район второго трюма, не повредив механизмы. Транспорт выбросился на берег в районе устья реки Озерейка. Люди с него были сняты.

По приказу командующего Черноморским флотом для ПВО транспортных судов на переходах с конца марта 1942 г. начали привлекаться пикирующие бомбардировщики Пе-2, поскольку радиус действия наших старых истребителей И-16 и новых Як-1 и МиГ-1 был крайне мал. Это был естественный выход из положения, который применялся и в других странах. Так, англичане переделали бомбардировщик «Блейнхейм I» в тяжелый истребитель «Блейнхейм IF», а немцы на базе бомбардировщика Ю-88 создали тяжелые истребители Ю-88С и Ю-88Г.

Перед войной в СССР было испытано несколько типов тяжелых истребителей и, кстати, неплохих. Но командование ВВС буквально придиралось к конструкторам, в результате чего советская авиация осталась вообще без тяжелых истребителей. В конце концов на базе пикирующего бомбардировщика Пе-2 были созданы истребители Пе-3 и Пе-3бис. Несколько сотен их были изготовлены в 1941 г. Однако Пе-3 использовали не по назначению, а для прикрытия транспортных самолетов с начальством средней руки, в качестве истребителей и бомбардировщиков в битве за Москву и т. д. Допускаю, что битва за Москву имела большее значение, чем битва за Черное море, но там куда более эффективно действовали бы Як-1 и МиГ-3, чем Пе-3. А вот использование бомбардировщиков Пе-2 в качестве тяжелых истребителей было малоэффективным из-за слабого наступательного вооружения, отсутствия должного опыта у летчиков и т. д.

2 апреля в 18 ч 58 мин танкер «Куйбышев» (4629 брт), шедший из Новороссийска в Камыш-Бурун, у мыса Железный Рог был атакован пятью торпедоносцами Хе-111. Танкер шел в сопровождении эсминца «Незаможник» и двух сторожевых катеров. С воздуха его прикрывали два МиГ-3. Танкер вез 2500 т бензина, 1000 т керосина, 250 т лигроина и 120 т масла. Одна из торпед попала в кормовой танк судна. Возник сильный пожар, танкер сдрейфовал в район банки Мария Магдалина, где переломился от взрыва и затонул на мелководье. 24 человека из команды погибло, 34 спасено. Пожар на полузатопленном корабле продолжался в течение недели.

3 апреля в 3 ч 45 мин крейсер «Ворошилов» и лидер «Ташкент» обстреляли войска противника на Феодосийском участке фронта. «Ворошилов» выпустил 76 снарядов по селению Владиславовка, а «Ташкент» — 50 снарядов по селению Дальние Камыши и 50 снарядов по высоте 56,5.

В 8 ч 55 мин эти корабли вместе с эсминцем «Бойкий», вышедшим в 2 ч 05 мин к ним навстречу, прибыли в Новороссийск, а в 21 ч 00 мин «Ташкент» вышел в Батуми с заходом в Поти.

В 20 ч 35 мин эсминец «Шаумян» вышел из Новороссийска в Поти. Из-за грубейших нарушений правил штурманской службы «Шаумян» на 18-узловой скорости выскочил на каменную гряду в районе Тонкого мыса. На помощь ему из Новороссийска были высланы ледоколы № 7 и «Торос», морской буксир «Симеиз» и сторожевой корабль «Петраш». Однако, несмотря на все усилия спасателей, снять эсминец с мели не удалось. Брошенный корабль в течение последующих недель был разрушен штормами и несколькими налетами германской авиации.

Утром 9 апреля войска Крымского фронта при поддержке танков и авиации перешли в наступление, имея задачей овладеть Кой-Асанским узлом сопротивления. Однако из-за сильного огневого противодействия противника это наступление успеха не имело.

Утром 11 апреля войска Крымского фронта вновь перешли в наступление, имея целью овладеть Кой-Асанским узлом сопротивления. Однако из-за интенсивного артиллерийского огня противника наступление захлебнулось.

17 апреля в 7 ч 24 мин транспорт «Сванетия» (4125 брт), шедший из Севастополя в Новороссийск в охранении эсминца «Бдительный», был обнаружен немецким самолетом, и в 14 ч 00 мин восемь Хе-111 и четыре Ю-88 его атаковали, но безуспешно. В 16 ч 10 мин в атаку на «Сванетию» вышли девять торпедоносцев Хе-111 и сбросили шесть торпед, две из которых попали в носовую часть судна. Спустя 20 минут «Сванетия» затонула. При этом погибло 535 человек (по другим данным — 750 человек) из числа экипажа, а также гражданских лиц, эвакуируемых из Севастополя.

В 16 ч 47 мин эсминец «Бдительный» был также атакован немецкими торпедоносцами, но безрезультатно. В 17 ч 05 мин «Бдительный» начал спасать людей со «Сванетии», но из 143 спасенных 17 человек умерло.

21 апреля директивой Ставки были произведены кардинальные организационные изменения. Ставка приказала:

1. Создать Северо-Кавказское направление, включив в его состав войска Крымского фронта, Севастопольского оборонительного района и Северо-Кавказского военного округа в границах: справа — река Дон от устья до Верхне-Курмоярской и далее по восточной границе Северо-Кавказского военного округа; слева — Лазаревская, Грачевка, Красная Поляна и далее по южной и восточной границам Северо-Кавказского военного округа.

Черноморский флот и Азовскую военную флотилию включить в состав Северо-Кавказского направления.

2. Главнокомандующим Северо-Кавказского направления назначить маршала Советского Союза Буденного, заместителем Главнокомандующего по морской части и членом Военного Совета — адмирала Исакова, начальником штаба направления — генерал-майора Захарова, освободив его от должности заместителя командующего Западным фронтом.

Любопытно, что Донской речной отряд кораблей Азовской военной флотилии был подчинен командующему Южным фронтом. Этот отряд вел боевые действия с 5 октября 1941 г. К 21 апреля 1942 г. в его составе были четыре речные канонерские лодки8 и шесть сторожевых катеров.

21 апреля с 8 ч 20 мин до 8 ч 30 мин 12 Ю-88 бомбили порт Новороссийск, сбросив на него 30 бомб. Двумя прямыми попаданиями были потоплены у причала транспорт «Калинин» (4156 брт), шхуна «Мечта», сейнер № 05, плавучий кран и буксир «Партизан». На крейсере «Коминтерн» были два убитых и шестнадцать раненых, выбыли из строя два 76-мм зенитных орудия и пулемет М-4. Правда, транспорт «Калинин» через пять дней подняли и после ремонта вновь ввели в строй.

Может, не к месту, но скажу здесь о береговой батарее № 661 (три 130-мм пушки) на косе Очаковской в Азовском море. (Иногда ее называли Павловово-Очаковская.) Батарея постоянно гвоздила немцев в порту и городе Таганроге. Первое упоминание о ней в «Хронике...» относится к 23 февраля 1942 г., когда батарея в честь Дня Красной Армии выпустила по Таганрогу 24 снаряда. Далее стрельбы велись регулярно. Так, 24 и 25 апреля батарея сделала по 10 выстрелов по порту Таганрог. В ответ германские бомбардировщики 25 апреля в 21 ч 55 мин сбросили на батарею № 661 три бомбы, однако разрушений и жертв не было. Батарея вела огонь аж до 1 августа 1942 г.

На Крымском фронте атаки наших штурмовых отрядов, проведенные в ночь на 25 апреля с целью захвата опорных пунктов восточнее селения Кой-Асан Русский, были отбиты сильным артиллерийским и минометным огнем противника. Все части фронта продолжали оборонять прежние рубежи.

В 6 ч 20 мин 26 апреля торпедоносец Хе-111 атаковал брошенный на мели у мыса Тонкий эсминец «Шаумян». Из двух сброшенных торпед одна взорвалась на берегу, а другая затонула, не дойдя до цели. А командир, небось, доложил о потоплении эсминца.

В апреле 1942 г. произошло существенное усиление бомбардировочной авиации немцев. Результатом этого стали постоянные бомбардировки советских портовых городов. Так, только 28 апреля между 16 ч 00 мин и 17 ч 14 мин 43 Хе-111 бомбили город и порт Керчь, сбросили 131 бомбу. Корабли повреждений не имели, в городе разрушено 32 здания, четыре нефтяных бака, убито 168 и ранено 48 человек.

С 14 ч 20 мин 28 апреля семь Ю-88 произвели налет на Новороссийск, сбросив до 30 бомб, которые упали в районе вокзала, элеватора и цементного завода «Октябрь». Было разрушено два амбара элеватора, два жилых дома и железнодорожные пути на вокзале, имелись жертвы. Корабли не пострадали.

С 16 ч 20 мин до 16 ч 40 мин немецкие самолеты двумя волнами бомбардировали Новороссийск. Первая группа в составе девяти Ю-88 сбросила 50 бомб, которые упали в воду и на пустыри, не причинив вреда. Вторая группа в составе двенадцати Ю-88 была встречена нашими истребителями на подходе к городу. Зенитная артиллерия и истребительная авиация сбили девять самолетов противника. На зенитных батареях было выведено из строя три орудия, убито четыре и ранено 13 человек из состава орудийных расчетов. Повреждений и жертв в городе не было.

С 18 ч 40 мин до 18 ч 50 мин пять Ю-88 сбросили несколько бомб в районе Мысхако, но безрезультатно. Наши истребители сбили один Ю-88.

С 20 ч 25 мин до 22 ч 00 мин до 30 немецких самолетов группами по 4—5 машин вновь налетали на Новороссийск, сбросив 70 бомб. На заводе «Красный Двигатель» возник пожар — горели два цеха. Корабли от бомбардировки не пострадали.

«В течение дня 28 апреля конвой в составе транспорта "А. Серов", эсминца "Железняков", базовых тральщиков "Щит", "Якорь", "Взрыв" и двух сторожевых катеров, следовавший из Севастополя в Новороссийск, был трижды безуспешно атакован немецкими самолетами. В 11 ч 20 мин он был атакован в ш = 43°30', д = 35°07' (в 70 милях к югу от мыса Меганом) тремя торпедоносцами, в 11 ч 55 мин шестью бомбардировщиками, сбросившими 24 бомбы, и в 16 ч 45 мин пятью бомбардировщиками Ю-88, сбросившими 20 бомб. Для прикрытия конвоя с воздуха из Новороссийска вылетели два ДБ-3, два СБ и два МБР-2»9.

Как видим, наших истребителей то не хватало, то им малая дальность полета не позволяла прикрыть конвой. К сожалению, мне не удалось восстановить подробности воздушного боя между нашими и германскими бомбардировщиками. Но доподлинно известно, что наши корабли повреждений не получили, за исключением того, что маневрировавший эсминец «Железняков» слегка задел тральщик и помял себе форштевень. Тральщик же существенных повреждений не получил. Убитых и раненых на кораблях не было.

В начале 1942 г. крайне пассивно вела себя Азовская военная флотилия. Ее действия ограничивались конвоированием судов и выставлением дозоров. Лишь в ночь на 29 апреля канонерская лодка «Буг» в сопровождении катера-тральщика обстреляла «скопление судов противника» (трофейные, бывшие советские сейнеры) в гавани Мариуполя, выпустив 29 снарядов. При отходе наших кораблей артиллерия противника открыла по ним беспорядочный огонь. В 8 ч 00 мин корабли без повреждений и потерь возвратились в Ейск. Их отход прикрывала 87-я авиаэскадрилья.

3 мая командующий Крымским фронтом сообщил командующему Черноморским флотом, что согласно директиве Ставки за № 170302 от 21 апреля 1942 г. и указанию Главнокомандующего Северо-Кавказского направления Крымский фронт с 27 апреля перешел в непосредственное подчинение Главкома Северо-Кавказского направления. Главкомом Северо-Кавказского направления назначен маршал Советского Союза Буденный, а его заместителем по морской части — адмирал Исаев.

Черноморский флот, Севастопольский оборонительный район с Приморской армией и Азовская военная флотилия исключены из оперативного подчинения командованию Крымским фронтом. Керченская военно-морская база оставалась в оперативном подчинении Крымскому фронту.

Охрана побережья Азовского и Черного морей передана Северо-Кавказскому направлению. Оборона Керченского полуострова со стороны Азовского моря возложена на Крымский фронт совместно с Азовской военной флотилией.

Примечания

1. Не путать с другим транспортом «Чапаев», затонувшим 1 марта 1942 г.

2. К 27 февраля в 39-й и 40-й танковых бригадах состояло по 10 танков КВ, по 10 Т-34 и по 10 Т-60; в 55-й танковой бригаде — 66 Т-26 и 27 химических танков на базе Т-26, и наконец в 229-м отдельном танковом батальоне было 16 танков КВ. Итого имелось 199 танков, из них КВ — 36, Т-34 — 20.

3. Хроника... Вып. 2. С. 93.

4. Манштейн Э. Утерянные победы. С. 266.

5. Хроника... Вып. 2. С. 122. Орфографию я оставил без изменений.

6. Там же. С. 122—123.

7. Там же. С. 134.

8. Канонерские лодки «Красный Октябрь», «Серафимович», «Ростов Дон» и ИП-22. (Пятая канонерка «Кренкель» была потоплена 17 октября 1941 г. огнем танков у Таганрога.) Все канонерки представляли собой колесные буксирные речные пароходы, построенные в 1930-х годах. Любопытно, что в советской энциклопедии Великой Отечественной войны нет Донского отряда кораблей, зато есть статья «Донской Марк Семенович», который храбро воевал с немцами в Средней Азии.

9. Хроника... Вып. 2. С. 191.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь