Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Главная страница » Библиотека » А.Я. Кузнецов. «Большой десант. Керченско-Эльтигенская операция»

7. Высадка 56-й армии

В ночь на 3 ноября наконец состоялась высадка основного десанта. После неудачной попытки в ночь на 1 ноября число исправных катеров уменьшилось, поэтому организация сил и план высадки претерпели заметные изменения. Было принято рискованное, но оправдавшее себя решение. Сначала все отряды высадочных средств принимали в Темрюке подразделения 2-й гв. сд и высаживали их на участке Глейки—Жуковка. Затем 2-й и 4-й отряды транспортных средств, а также часть бронекатеров переходила к южным пристаням косы Чушка для приема первого броска 164-го гв. стрелкового полка и в Кордон — для приема первого броска 166-го гв. стрелкового полка (оба — части 55-й гв. сд). После чего все выходили на линию старта перед Опасной—Рыбпромом, а дальше высадка шла тем же порядком, что и в первом случае (артподготовка — подход к берегу — перенос огня — высадка). Все последующие эшелоны принимались уже только с южных пристаней Чушки. Пока эти катера готовили и проводили вторую высадку, остальные продолжали переброску войск на первый плацдарм, причем частично их курсы пересекались.

Кроме того, получился интересный организационный момент. Групп высадки по-прежнему было две. Высадкой в Глейки—Жуковку командовал капитан 3-го ранга П.И. Державин на СКА-0712, а в Опасную—Рыбпром — капитан 2-го ранга Н.К. Кириллов на СКА-0112. Но часть катеров входила только в группу Державина, а часть — сначала в группу Державина, а с середины ночи — в группу Кириллова. В общем, получилась довольно сложная схема. А сложная схема, тем более ночью, — это всегда большой риск получить неразбериху, переходящую в провал операции. К тому же изменения были внесены буквально на лету, за сутки. Но, за исключением одного описанного ниже эпизода, все прошло на удивление гладко. Поневоле вспоминаются афоризмы типа «кто не рискует, тот не пьет шампанское».

Высадка 56-й армии в ночь на 3 ноября 1943 г.

В обоих случаях в первом броске штурмовые группы (бронекатера) высаживали морских пехотинцев из 369-го батальона морской пехоты. Из его состава сформировали три штурмовые группы по 100 человек. Однако половина 2-й группы была на бронекатерах, ушедших в Тамань, поэтому в высадке участвовали 250 человек, в том числе 150 в составе 1-й десантной группы, а посадка остальных 100 производилась с косы Чушка вместе с 55-й гв. сд ночью.

Исходя из полученного только что горького опыта, от посадки войск с пристаней Кучугуры и Пересыпь отказались. Демонстрацию высадки, а также демонстрационный десант в районе Тархан—Хрони отменили из-за нехватки средств. Число отрядов транспортных средств сократили с семи до пяти. В результате штаб АВФ смог позволить себе такую роскошь, как выделение 9 единиц в резерв на непредвиденные случаи. Это очень помогло нормальному проведению операции.

Состав отрядов транспортных средств (ОТС) и штурмовых групп (ШГ)

1-й ОТС: СКА-0412, КЭМТЩ-5, -6, ЭМТЩ-86, сейнеры № 266, «Бессемеровец», «Москва—Донбасс», всего 7 единиц.

2-й ОТС: СКА-02, -05, КЭМТЩ-110, -111, сейнер № 21, ГИСУ-28, всего 6 единиц.

3-й ОТС: СКА-01, КАТЩ-176, -182, сейнер № 2804, всего 4 единицы.

4-й ОТС: СКА-03, КЭМТЩ-1, -3, КАТЩ-179, КАТЩ-190 «Таганрог» (из-за ремонта машины вышел позднее), сейнер № 2223, всего 6 единиц.

5-й ОТС планировался в составе: СКА-06, КАТЩ-193 «Азовец», ЭМТЩ-82 и ЭМТЩ-85, сейнеры № 19, № 20, № 2406, № 2824, «Путина». Однако ЭМТЩ-85 не успели снять с мели, а сейнер № 2824 вышел из строя. Поскольку имелся резерв, их заменили на сейнеры № 320, № 2230, № 2350, а также ДБ-382. Таким образом, в 5-м отряде оказалось 11 единиц вместо 9.

1-я ШГ планировалась в составе БКА-112, -131, -132, -134. Но БКА-131 вышел из строя и был заменен на БКА-81 из резерва. Всего 4 катера, действовали с 1-м отрядом.

2-я ШГ: БКА-301, -303, -322, -323, всего 4 катера, действовали со 2-м отрядом, кроме БКА-303. Он при выходе из Темрюка сел на мель и снят только утром 3 ноября.

3-я ШГ планировалась в составе БКА-414, -422, -423, -424. Но первые три командующий 3-й группы высадки не отпустил обратно из Тамани, несмотря на грозные телеграммы из штаба АВФ. Заменить их было нечем да и некогда, поскольку надежда вернуть эти бронекатера окончательно угасла только ко времени выхода на операцию. Фактически в 3-й штурмовой группе остался один БКА-424, который действовал с 4-м отрядом.

4-я ШГ: БКА-31, -33, -75, всего 3 катера, действовали с 5-м отрядом.

Для управления движением отрядов выделялись СКА-0112, -0712 и АКА-116, для навигационного обеспечения — сейнер «Донец». Отряд прикрытия составили ТКА-111 и ТКА-23. Из 9 запасных катеров были использованы на пополнение отрядов БКА-81, ДБ-382 и сейнеры № 320, № 2230, № 2350. Оставались еще ДБ-501, КЭМТЩ-2 и моторные катера (буксиры) № 56 и № 62. От использования несамоходных плавсредств в первом эшелоне разумно отказались. Всего ко времени выхода из привлеченных к операции единиц в строю были 56: 8 СКА, 2 ТКА, 1 АКА, 12 БКА, 14 различных катеров-тральщиков (включая «Таганрог»), 16 сейнеров и моторных катеров, 2 десантных бота и 1 гидрографическое судно. Разгрузка судов с большой осадкой возлагалась на полуглиссеры (отряд высадочных средств), после высадки штурмовых групп к разгрузке подключались бронекатера.

На этот раз все прошло по плану, без особых проблем. С семи часов утра 2 ноября суда начали становиться на погрузку в Темрюке — строго по диспозиции. К 10 часам погрузка матчасти и боеприпасов закончилась, с 11 часов началась посадка войск. Благодаря уже полученному опыту и хорошей организации посадка прошла практически идеально и закончилась в час дня. Всего в Темрюке были приняты 150 морских пехотинцев из 369-го обмп и 2330 бойцов 2-й гв. сд при 12 орудиях (5 — 76-мм, 7 — 45-мм) (все три батальона 1-го гв. сп с 78-й штрафной ротой — на судах 1-го, 4-го и 5-го отрядов, а также 1-й и 2-й батальоны 6-го гв. сп — на судах 2-го и 3-го отрядов).

При выходе на рейд в 13:15 сошел с фарватера и подорвался на мине заграждения «А-8» КАТЩ-193 «Азовец» с 60 десантниками на борту. Погибли около 20 человек, в том числе 5 моряков. Вместе с катером на дно ушла 76-мм пушка. Некоторые десантники на близлежащих сейнерах получили ранения, сейнеры № 21 и № 320 были легко повреждены. Эти сейнеры приняли раненых и доставили их в Темрюк. К 14:30 оба судна устранили повреждения и снова вышли в море.

В два часа дня начали движение отряды транспортных средств (за исключением «Таганрога», который смог выйти только в 17:20), в 16:30 в море вышли бронекатера штурмовых групп, а в 17:35 — звено торпедных катеров в дозор у южной оконечности Чушки. Прикрытие с юга возлагалось также на находившийся в южной части косы Чушка 103-й иптап, усиленный прожекторами. Поскольку в Азовском море вражеские корабли не обнаруживались, дозор с севера не выставлялся. На всякий случай в готовности находились батареи 56-й армии в районе Кордона. При них и при 103-м иптап находились офицеры Азовской флотилии для обеспечения стрельбы по морским целям. В 18:25 из Темрюка вышел командир 2-й группы высадки на СКА-0112 с АКА-116. До наступления темноты суда прикрывали истребители.

Во второй половине дня ветер усилился до 5 баллов, волнение моря — до 4 баллов. Движение замедлилось, колонны растянулись. К 17:20 из 32 катеров и судов, вышедших из Темрюка, в походном порядке шла 31 единица. КАТЩ-182 из-за течи остался в районе Кучугур. На помощь ему из Темрюка вышли КЭМТЩ-2 и моторные катера № 56 и № 62.

С минной обстановкой по-прежнему не было ясности, так как траление, даже разведывательное, не производилось. Было рекомендовано огибать мыс Ахиллеон на расстоянии не менее двух миль, так как наблюдательный пост на мысе обнаружил всплывшие мины в А-6 кабельтовых от берега. Учли также, что по этому маршруту без потерь прошли отряды в ночь на 1 ноября. Эти, основанные на отрывочных фактах соображения, к счастью, позволили свести потери на минах на переходе к минимуму. На переходе лишь СКА-0412 уклонился к мысу

Ахиллеон и около 8 часов вечера подорвался на заграждении «К-13». Но и он остался на плаву и был отбуксирован к Кордону.

К 20:20 отряды начали входить в пролив. К 21:45 на линии развертывания (Ахиллеонский створ) собрались 28 единиц, включая бронекатера штурмовых групп, остальные подтягивались. Отряды развернулись поотрядно в строй фронта в две линии, первую из них образовали бронекатера. В десять вечера «армада», не дожидаясь отставших судов, двинулась к берегу на участке Глейки—Жуковка. БКА-311 и АКА-116 дали залп реактивными снарядами. Этот залп и серия красных ракет стали сигналом к открытию артиллерийского огня2. В 22:02 открыли огонь по участку высадки артиллерия 56-й армии и часть артиллерии 18-й армии. Подход катеров, как обычно, обеспечивала авиация — заглушала звук моторов и бомбила прожекторы и огневые точки.

В 22:10 противник осветил пролив прожекторами и осветительными снарядами. Глазам немецких наблюдателей открылась угрожающая картина. На них надвигались две линии катеров. Первая линия — бронекатера — на ходу вела огонь по берегу. Береговые батареи 5./613 и 6./613 открыли огонь. Но артиллерия с косы Чушка не дала им спокойно работать. Единственным ущербом от вражеских батарей на подходе к берегу стало ранение осколками двух человек на БКА-31.

О результативности артподготовки можно получить представление из донесений офицеров 8-й батареи 198-го артполка 98-й пд. Огневая позиция батареи (три 105-мм полевые гаубицы) находилась примерно в 1 км от берега, за западной окраиной поселка Маяк. Наблюдательный пункт размещался в каменоломне севернее Глейки, на нем находился и командир батареи. Средства тяги разместились в западной части Баксов. Сразу после начала артподготовки НП и огневая позиция были накрыты снарядами. На огневой позиции загорелись несколько штабелей зарядов, взорвались два-три штабеля снарядов, было одно прямое попадание в бункер с орудием. При этом ни один человек не пострадал, все орудия остались в строю. На НП также обошлось без жертв, ранение получил лишь один артиллерист, шедший с НП на батарею. Однако связь с НП прервалась, и в результате батарея просто открыла неэффективный заградительный огонь по заранее определенному участку (подходы к поселку Глейки с моря). Батареи, находившиеся у береговой черты, были полностью подавлены, а их личный состав деморализован, так же как и гарнизоны опорных пунктов вдоль берега. В результате противник не смог оказать заметного противодействия.

В 22:25 по сигналу с БКА-112 (серия зеленых ракет) огонь перенесли в глубину обороны, а через три минуты подошли и приткнулись прямо к берегу бронекатера штурмовых групп. Они удерживались машинами на месте до окончания высадки морских пехотинцев. На какое-то время противник на берегу вновь ожил, открыв минометный и пулеметный огонь. Однако огневые точки удалось быстро подавить с минимальными потерями (ранены на БКА-301 два краснофлотца и два десантника). Бронекатера после высадки своих десантников помогали разгрузиться сейнерам и подавляли огневые точки. Особенно отличился БКА-33, имевший 37-мм зенитный автомат. По донесению его командира, катер подавил две минометные батареи.

Большая часть бронекатеров получила незначительные повреждения, главным образом осколочные, имелись единичные случаи гибели или ранения моряков и десантников. БКА-422 получил прямое попадание минометной миной, но продолжил переброску войск. Хуже пришлось БКА-424. При высадке он застрял на мели и простоял под обстрелом до середины дня 3 ноября, получив ряд повреждений. Его командир, старший лейтенант В.Е. Егоров был тяжело ранен и 4 ноября скончался. Сам же катер к 4 ноября удалось ввести в строй.

К одиннадцати часам вечера высадка штурмовых групп была закончена. В это время уже началась высадка батальонов 2-й гв. сд. 1-я штурмовая группа 369-го батальона морской пехоты (лейтенант Н.С. Айдаров) десантировалась в район Глейки. Часть группы осталась на берегу в распоряжении командира базы высадки, чтобы обеспечить высадку 1-го и 2-го эшелонов. Другая часть вместе со штурмовыми отрядами 2-й гв. сд захватила береговую батарею 5./613 на мысе Фонарь (2 трофейных советских 102-мм орудия), заняла поселки Глейки и Маяк. 2-я штурмовая группа (младший лейтенант А.В. Михайлов — 50 человек) высадилась у Жуковки, заняла этот поселок и захватила береговую батарею 6./613 (три 75-мм орудия SK 16). После этого обе группы 369-го обмп были выведены из боя и заняли оборону на берегу. По данным штаба 56-й армии, за ночь были захвачены 15 пленных, два 150-мм, три 105-мм и два 75-мм орудия, четыре 20-мм автомата, 16 пулеметов, склады (в том числе 3000 снарядов и 2000 минометных мин).

Интересно, что, по данным штаба артиллерии 56-й армии, «трофейную 105-мм двухорудийную батарею» попутно (!) захватил корректировщик — замкомандира 1-го дивизиона 53-го гв. артполка капитан Мартынов. Он сформировал расчет и прямой наводкой вел огонь по огневым точкам противника, уничтожив 2 противотанковых орудия, 4 станковых и 2 ручных пулемета, более двух взводов пехоты. За 2 дня боев эта батарея выпустила более 760 снарядов.

На участке высадки противник имел подразделения 3-го батальона 290-го полка, саперов, артиллерию — 5-ю и 6-ю батареи 613-го дивизиона морской артиллерии, 8-ю батарею 198-го артполка 98-й пд (три 105-мм полевые гаубицы), пост АИР «Блау» 34-го дивизиона АИР, часть 634-го тяжелого артдивизиона. Донесения офицеров той же 8-й батареи рисуют впечатляющую картину паники, охватившей многие немецкие подразделения. Через огневую позицию 8./AR198 пробежал личный состав батарей, находившихся у берега. Удалось оставить на позиции только 5 человек с 6./613, остальные устремились в тыл. Прямые свидетельства беспорядочного бегства получили и наши бойцы. Так, на высоте 60,9 были обнаружены несколько пулеметов с невыстреленными лентами.

Примечательная история произошла с немецкими морскими артиллеристами. К утру часть личного состава обеих батарей 613-го дивизиона появилась в Баксах. Когда выяснилось, что орудия брошены, Альмендингер позвонил командиру дивизиона фрегаттен-капитану Бауеру. Угрожая военно-полевым судом, командир корпуса приказал ему лично отбить позиции батарей и подготовить их орудия к ведению огня. История умалчивает, каким образом фрегаттен-капитану удалось избежать выполнения этого приказа и притом благополучно оставаться на своем посту вплоть до эвакуации Крыма.

Морским пехотинцам удалось обеспечить почти беспрепятственное десантирование подразделений 2-й гв. сд. Высаженные вместе с морскими пехотинцами, манипуляторные группы обозначили места высадки огнями. Ориентируясь по ним, в одиннадцать вечера к берегу подошли «малые охотники» и катера-тральщики с малой осадкой, а с глубокосидящих судов войска на берег начали перевозить бронекатера и полуглиссеры. Часть бронекатеров продолжала подавлять огневые точки. При движении к берегу в 22:45 в полутора кабельтовых от мыса Глейки подорвался на мине СКА-06, имевший на борту около 70 десантников. Примерно 65 из них и 13 моряков погибли, еще 5 моряков получили тяжелые ранения или контузии. В районе Глейки—Жуковка высадились 1-й батальон 6-го гв. сп и 1-й батальон 1-го гв. сп. Они после двухчасового боя заняли поселок Маяк и высоту 60,9. В дальнейшем высадка на этом участке производилась в районе Маяка, где рельеф берега обеспечивал укрытие от огня.

К половине первого ночи высадка закончилась. Всего, включая морских пехотинцев, на берег попали 2274 десантника, четыре 76-мм и пять 45-мм орудий. Из-за неисправности КАТЩ-182 и сейнера «Путина» были отбуксированы обратно в Темрюк и не высадили 86 человек и две 45-мм пушки. Потери на переходе и при высадке оказались невелики — 85 убитых и 35 раненых (не считая экипажей катеров). Отходя после высадки 1-го десанта, в районе Глейки погиб на мине ЭМТЩ-86, а сейнер № 266 также на отходе был потоплен прямым попаданием снаряда. Для обеспечения работы артиллерии сразу же были высажены корректировщики с радиостанциями от каждого артполка. Высадка пяти батальонов 2-й гв. сд закончилась к трем часам ночи.

Как и планировалось, три транспортных отряда и часть бронекатеров после высадки приступили к переправе 2-й гв. сд, а 2-й и 4-й транспортные отряды и три бронекатера перешли к пристани у южной оконечности Чушки и с половины третьего начали прием 2-й десантной группы — подразделений 55-й гв. сд. К трем часам ночи погрузились около 1700 человек. Одновременно бронекатера приняли около 100 бойцов 369-го обмп (3-я штурмовая группа). Командир высадки Кириллов на СКА-0112 еще в девять часов вечера проверил створные огни на южной части Чушки, и теперь готовился к десантированию. И вот тут произошел эпизод, не попавший в отчеты Азовской флотилии и позднейшие исторические работы. Видимо, Горшков решил, что описание удачной в целом операции не нуждается в лишних подробностях. Но в донесении Кириллова этот момент остался.

Все дело чуть не испортил представитель Политуправления флотилии на южных пристанях капитан 3-го ранга А.А. Овчинников. Не зная плана операции, он тем не менее решил проявить инициативу: приказал БКА-132 и стоявшим в дозоре у южной оконечности Чушки ТКА-111 и ТКА-23 принять 90 человек 166 гв. сп и высадить их в районе Рыбпрома. Получалось, что три наших катера вот-вот высадят малые силы на обороняемый берег без всякой поддержки, практически на убой, а потом десантники еще и попадут под мощную артподготовку. Узнав об этом, Кириллов срочно приказал отложить начало артподготовки на 40 минут. Соответственно, сместилось и время высадки. Лишь к 03:15 бронекатера3 и транспортные отряды выстроились на линии старта. На всякий случай артподготовку провели только по району Опасной, чтобы не задеть своих в районе Рыбпрома.

В 03:25 артиллерия 56-й армии открыла огонь по берегу, а через пятнадцать минут огонь перенесли вглубь, и все пошло так же, как и на участке Глейки — Жуковка несколько часов назад. Бронекатера высадили морских пехотинцев и начали подавлять огневые точки (всего за ночь бронекатера израсходовали на поддержку высадки 422 снаряда 76-мм, 655 — 37-мм, 142 РС, 5775 патронов ДШК и 2000 — 7,62-мм). Штурмовые группы лейтенантов И.Д. Шатунова и М.Г. Спелова завязали бой на берегу и обеспечили высадку стрелковых подразделений. После этого, как и в 1-й десантной группе, морская пехота вышла из боя и заняла оборону в месте высадки. Помимо прочих трофеев, за ночь штурмовые группы захватили два 20-мм зенитных автомата. Один из них оказался исправным и впоследствии использовался во взводе ПВО 369-го обмп. Вместе 1-м эшелоном десанта высадились две маневренно-эвакуационные группы госпиталя АВФ.

Что же касается трех катеров, которые Овчинников своим неразумным приказом послал к Рыбпрому, то они по ошибке высадили людей на захваченный несколько часов назад участок Глейки — Жуковка, и обошлось без трагедии. Одна ошибка исправила другую.

В течение ночи 132-я бомбардировочная дивизия в 165 вылетах бомбила войска и подавляла огневые точки, сбросив 31 тонну бомб. Кроме того, 8 Б-3 одиночно в течение ночи блокировали аэродром Багерово, а на рассвете 3 Б-3 — аэродром Керчь-2.

К 04:35 десантирование закончилось. После этого катера начали переправу оставшихся частей первого эшелона, обратными рейсами вывозя раненых. В семь утра СКА-05, только что закончивший 3-ю высадку за ночь, был поражен в районе Опасной минометным огнем и сгорел. Утром 3 ноября в Кордон прибыл с востока и включился в перевозки БКА-121.

Значительная часть войск противника в беспорядке отступила в глубь Еникальского полуострова. Но нашлись подразделения 98-й дивизии, которые не поддались общей панике. Организовав узлы сопротивления, немцы сдерживали расширение плацдарма и выигрывали время до подхода подкреплений. Один из таких узлов возник вокруг уже упоминавшейся 8-й батареи 198-го артполка. От бежавших в тыл бойцов артиллеристы узнали, что между огневой позицией и русскими никого не осталось. В 2 часа ночи на батарею подошли наспех собранные 40—50 человек из 3-го батальона 290-го пехотного полка во главе со старшим казначеем, через полчаса — еще 36 человек. Разведгруппа доложила, что поселок Маяк уже занят русскими, то есть противник находится вплотную к батарее. Но до рассвета атак не было. Всю ночь батарея вела беспокоящий огонь по району высадки, израсходовав около 200 снарядов. Утром немцам удалось отразить две атаки силой до роты из поселка Маяк. Особенно эффективен был огонь прямой наводкой. К десяти часам боеприпасы подошли к концу, из 4 имевшихся пулеметов 2 вышли из строя. Кроме того, советские войска обошли позицию батареи с запада, заняв высоту 44,8. После подрыва орудий немцы отошли на гору Хронева (высоту 175,0) — главный опорный пункт образовавшейся линии фронта. Из 69 человек личного состава батареи до своих добрались только 26, включая раненых.

Наши войска к 10 часам утра заняли плацдарм площадью 7 кв. км и пока столкнулись лишь с локальными очагами сопротивления. Пожалуй, единственный раз за всю операцию удалось реализовать известный принцип «артиллерия завоевала, пехота заняла». Подразделения 2-й гв. сд вели бои на восточных скатах горы Хронева. Подразделения 55-й гв. сд атаковали высоты 98,9 и 102,0, а также очищали от противника южную часть поселка Опасная. Продолжалась переправа частей 2-й и 55-й гвардейских дивизий.

Для немецкого командования новая высадка стала тяжелой проблемой. Гарайс предложил Альмендингеру прекратить атаки у Эльтигена и использовать штурмовые орудия против нового десанта. Командир корпуса категорически с ним не согласился. Он решил срочно добить эльтигенский десант (о чем см. выше), а войска 56-й армии пока сдерживать местными резервами. Кроме того, с Ак-Монайских позиций был немедленно отправлен на грузовиках 98-й фузилерный батальон. Сюда же перебрасывался и 1-й батальон 218-го учебно-полевого полка. Командующий 17-й армией пообещал выделить один батальон из своего резерва.

Пока же довольно жидкую линию пехоты поддерживал мощный артогонь. Из глубины подтягивались новые батареи. Вместе с артиллерией сухопутных войск в отражении атак и обстрелах переправ участвовали 88-мм и 37-мм батареи 9-й зенитной дивизии. Метеоусловия не позволяли в первой половине дня использовать авиацию для ударов по пристаням, и пока она продолжала бомбить Эльтиген, где погода была чуть лучше. Удары пикировщиков по местам выгрузки планировалось нанести при первой же возможности. Все эти меры должны были предотвратить сосредоточение сильной группировки до того момента, когда Эльтигенский десант будет сброшен в море.

Примечания

1. В отчетах по операции ошибочно фигурирует БКА-131, оставшийся в базе из-за поломки.

2. Перед началом артподготовки шальным снарядом был убит командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант А.К. Сивков — бывший начальник Артиллерийской академии и автор научных трудов по применению артиллерии.

3. Из отчета АВФ складывается впечатление, что во второй высадке приняли участие все бронекатера, бывшие на тот момент в проливе. В воениздатовской «Боевой летописи Военно-Морского Флота 1943» (М., 1993, с. 526) так и написано: «Все бронекатера». Но по отчетам командиров самих катеров видно, что это далеко не так, большинство из них занимались доставкой войск на уже захваченный плацдарм. Более того, из отчета Державина следует, что во второй высадке участвовали всего три бронекатера (БКА-33, -132, -301). Поскольку в действительности БКА-132 получил ошибочный приказ, получается, что в десанте на участке Опасная—Рыбпром было всего два бронекатера!

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь