Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

На правах рекламы:

Косметический салон красоты педикюр чертановская saloonmelange.ru.

Дом-музей писателя

После смерти Антона Павловича лучший его друг, сестра Мария Павловна Чехова, решила сохранить дом брата в неприкосновенности. Но вскоре поток посетителей, желавших познакомиться с последним жилищем великого русского писателя, подсказал ей, что дом этот она должна сохранить не только для себя, как личную реликвию, но и для всего народа, как литературный памятник-музей. Так в первые же годы после смерти писателя был создан мемориальный «Дом-музей А.П. Чехова в Ялте», широко известный сейчас во всех уголках нашей страны.

В дореволюционное время он содержался на личные средства М.П. Чеховой, поступавшие от авторских отчислений за постановки пьес Чехова и от издававшегося ею эпистолярного наследия писателя. Контингент посетителей Дома-музея тогда состоял преимущественно из учителей, учащихся, артистов и других представителей передовой прогрессивной русской интеллигенции, горячо любившей писателя.

После Великой Октябрьской социалистической революции резко изменилось положение Дома-музея. Советским правительством Дом-музей Чехова был включен в число государственных культурно-просветительных учреждений молодой Советской страны. Он получил штат и государственное содержание, а Мария Павловна Чехова была назначена его директором. Изменился и контингент посетителей музея: рабочие, крестьяне, служащие, получившие доступ к памятникам русской культуры, стали постоянными экскурсантами Дома-музея. С огромным интересом они осматривали мемориальный дом Чехова и внимательно слушали рассказы о жизни и творчестве любимого ими русского писателя.

С 1926 года музей состоит в ведении Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина.

Посещаемость Дома-музея возрастала из года в год. За 1923 год было принято 2486 посетителей; через 10 лет их было 19 357. В настоящее время количество посетителей доходит почти до 80 тысяч в год.

* * *

Дом-музей размещается в четырех комнатах второго этажа. Три комнаты являются мемориальными — столовая, кабинет и спальня писателя. В четвертой комнате, где при жизни Антона Павловича жила его мать Евгения Яковлевна (умерла в Ялте в 1919 году), создана музейно-биографическая комната с тематической экспозицией.

В первом этаже, где комнаты расположены так же, как и во втором, размещаются служебные помещения музея и находится комната жены писателя — народной артистки СССР О.Л. Книппер-Чеховой. При жизни Чехова в этих комнатах жили приезжавшие в гости родные, друзья, знакомые. На третьем этаже в мезонине, имеющем одну комнату, живет с 1899 года основательница музея, сестра писателя Мария Павловна Чехова.

В мемориальных комнатах без изменения сохраняется обстановка, окружавшая Чехова при его жизни здесь, оберегается избранное им расположение вещей и предметов.

Столовая. Посредине стоит обеденный стол, покрытый скатертью. Над ним с потолка спускается лампа с белым стеклянным абажуром. В углу стоят мягкий диван и два кресла. На стене висит большой фотографический портрет А.П. Чехова, сделанный в Ялте в 1899 году. Под ним в футляре три пальмовых ветви, перевязанные красной муаровой лентой, — память о пребывании в Ялте в 1900 году Московского Художественного театра. Мария Павловна еще при жизни брата, несмотря на его протесты, повесила их сюда под портрет.

На другой стене висит большая картина брата писателя Николая Павловича Чехова. Он был талантливым художником и одаренным человеком, но умер рано, молодым, не успев создать чего-либо значительного. Эта картина была последней его работой, в деталях она так и осталась незаконченной. Картина носит название «Бедность». В комнате подвального этажа, склонившись над столом, сидит изможденная швея. Бессильно опущенная рука, утомленный, потухший взгляд — чувствуется, что вся жизнь ее протекает в тяжелом труде, без радости, что впереди — нет просвета. Антон Павлович очень ценил талант старшего брата, хранил о нем память и привез эту картину в Ялту.

У противоположной стены стоит буфет, сделанный по рисунку Марии Павловны еще в Мелихове. Тут же находится пианино, на котором играл С.В. Рахманинов. Здесь, в этой комнате пел для Антона Павловича Шаляпин. На пианино один из последних предсмертных портретов писателя. На стене репродукция картины художника Семирадского «Цирк Нерона», подаренная Вл. И. Немировичем-Данченко жене писателя Ольге Леонардовне в 1902 году.

В этой уютной столовой, которая заменяла Чеховым и гостиную, у Антона Павловича побывало многовыдающихся деятелей русской культуры.

Из столовой дверь ведет на галерею, где в летнее время семья Чеховых обычно пила чай. Здесь имеется выход на балкон. Раньше отсюда открывался широкий вид на море, был виден мол, пароходы. Теперь же через разросшиеся деревья виднеется только часть моря. Все эти громадные полувековые деревья были посажены когда-то Антоном Павловичем маленькими саженцами... Чуть правее балкона виден большой стройный кипарис. Он был выращен Марией Павловной после смерти писателя, перед окном его кабинета, в память о любимом брате.

При входе в кабинет первое, что бросается в глаза, это — огромное во всю стену итальянское окно, выходящее в сад. Верхняя часть его застеклена разноцветными стеклами: красными, синими, оранжевыми, зелеными. Так сделал сам Антон Павлович для смягчения яркого солнечного света.

У окна стоит письменный стол. На нем большая чернильница в египетском стиле и два таких же подсвечника с недогоревшими свечами. В бокале и на под-носике карандаши и ручки, которыми писал Антон Павлович. Лежит факсимиле первого листа рукописи рассказа «Невеста». За этим столом Антон Павлович написал свои последние произведения периода 1899— 1904 гг., среди них: рассказы «Дама с собачкой», «Архиерей», «На святках», «Невеста», повесть «В овраге», пьесы «Три сестры» и «Вишневый сад».

Перед чернильным прибором стоят два белых слоника из кости и два черных — из дерева. Они были привезены Чеховым с острова Цейлон при возвращении его с Сахалина. Большая бронзовая медаль с изображением В.А. Жуковского, отлитая в память 50-летия со дня смерти поэта, была прислана А.П. Чехову Академией наук как почетному академику. На левом углу стола лежат медицинские инструменты: стетоскоп, молоточек, плессиметр, которыми? пользовался Чехов, когда к нему приходили за помощью больные. Тут же — печать для сургуча, на ней вырезано: «Врач А.П. Чехов». Шесть бандеролей, полученных на имя Антона Павловича, когда он был в Баденвейлере; они так и остались нераспечатанными...

В нише, за письменным столом, находится мягкий диван, на котором Антон Павлович любил отдыхать и читать газеты. Над ним висит картина Левитана «Река. Истра», написанная в Бабкино в 1885 году. В кабинете есть и другие работы Левитана: акварели «Тяга» и этюд без названия, картина «Дуб и березка» (масло), упоминавшийся ранее этюд «Стоги сена в лунную, ночь».

На камине находится ряд предметов, напоминающих о широкой общественной деятельности А.П. Чехова. Вот медный колокольчик, привезенный писателем с острова Сахалина. Он ездил туда в 1890 году для того, чтобы самому обследовать положение, жизнь и быт ссыльного и каторжного населения острова, и затем написать об этом книгу. Во время переписи там населения Чехов собственноручно заполнил около 10 тысяч статистических карточек. Он писал в одном из сахалинских писем: «На Сахалине нет ни одного, каторжного или ссыльного, который не разговаривал бы со мною». Этот колокольчик и был получен писателем в подарок на память от одного каторжанина, когда тот с ним беседовал. Но царские чиновники! представлявшие высшую власть на Сахалине, выдав. Чехову разрешение на осмотр сахалинских тюрем и поселений и позволив беседовать с ссыльными и каторжанами, не допустили его в то же время к соприкосновению с контингентом политических ссыльных. Как стало известно из архивных документов уже в наше советское время, начальник острова дал такое секретное предписание начальникам Александровского и Тымовского округов:

«Выдав свидетельство лекарю Антону Павловичу Чехову в том, что ему разрешается собирать разные статистические сведения и материалы, необходимые для литературной работы об устройстве на острове Сахалине каторги и поселений, с правом посещения им тюрем и поселений, поручаю вам иметь неослабное наблюдение за тем, чтобы Чехов не имел никаких сношений с ссыльнокаторжными, сосланными за государственные преступления, и административно-сосланными, состоящими под надзором полиции».

Но даже и те материалы, которые Чехов смог получить на сахалинской каторге, дали ему возможность создать книгу «Остров Сахалин», явившуюся обвинительным актом всему русскому самодержавному строю.

Белый полотняный портфель с надписью «Перепись 1897» напоминает о том, что в январе 1897 года Чехов, живя в Мелихове, принимал участие во Всероссийской переписи. Он заведывал тогда мелиховским переписным участком. Помимо руководства работой пятнадцати счетчиков, Антон Павлович и сам ходил с переписными листами по деревенским избам. Круглое деревянное блюдо с резной надписью «Чем хата богата, тем и рада» было подарено Чехову крестьянами села Носелки в благодарность за построенную Антоном Павловичем сельскую школу. Такие же новые школы для крестьянских детей были выстроены Чеховым в селе Талеж и в деревне Мелихове.

Правее камина, на стене развешены портреты Л.Н. Толстого, А.Н. Плещеева, Я.П. Полонского На фотографии П.И. Чайковского собственноручная надпись: «А. П. Чехову от пламенного почитателя. 14 октября 1889 г. П. Чайковский». Тут же — большая фотография группы артистов Московского Художественного театра, снявшихся вместе с Антоном Павловичем. На столике стоят фотографические портреты Д.В. Григоровича, И.И. Левитана, А.Ф. Кони, гипсовая бронзированная статуэтка Л.Н. Толстого работы скульптора И.Я. Гинцбурга. У противоположной стены на столике стоит витрина-веер с расположенными на ней фотографическими карточками друзей и знакомых, среди них портреты Горького, Немировича-Данченко, Станиславского, Шаляпина, Васнецова, Качалова, Бунина, Вишневского, Комиссаржевской и др.

Старинные деревянные ларцы, модель древнерусского городка — подарки, поднесенные Чехову 17 января 1904 года во время чествования его на премьере «Вишневого сада» в Московском Художественном театре.

Около дверей в спальню на стене висит старинный телефонный аппарат фирмы Эриксона. По телефону Чехову обычно передавали с телеграфа поступавшие на его имя телеграммы. Этим аппаратом пользовался писатель, разговаривая по телефону с Горьким, Толстым, когда они жили на Южном берегу Крыма.

Спальня. Простая скромная кровать, покрытая белым одеялом. Перед ней стоит стол. На нем подсвечник на четыре свечи с абажуром, графин со стаканом на фарфоровом подносике, книжка журнала «Исторический вестник» за 1904 год, заложенная деревянным ножом на статье Фалеева «Дуэль», которую в последний раз читал Антон Павлович. За этим столом писатель работал, когда бывал нездоров. На стене отрывной календарь с листком 27 мая 1904 г. Чехов покинул ялтинский дом 1 мая, уехав в Москву, но после его отъезда мать писателя некоторое время продолжала отрывать листки календаря.

В шкафу около кровати Антон Павлович хранил свои вещи. В одном из отделений шкафа за стеклянной дверкой видна его личная аптечка. Высокое мягкое кресло у дверей на балкон — подарок писателю от его приятеля литератора В.А. Гиляровского.

В простенке между окнами стоит шкаф красного дерева, один из старейших предметов из мебели семьи Чеховых. Этот шкаф принадлежал матери писателя Евгении Яковлевне и был еще в Таганроге во времена детства Антона Павловича. Евгения Яковлевна обычно хранила в нем для детей различные сладости, поэтому шкаф пользовался у детей большим почетом, и они прозвали его в своей среде «многоуважаемым шкафом». Об этом, видимо, вспомнил Антон Павлович, когда писал «Вишневый сад»: в первом акте пьесы Гаев обращается с речью к шкафу-юбиляру: «Дорогой, многоуважаемый шкаф! Приветствую твое существование...»

В музейно-биографической комнате собраны документы, фотографии, предметы и вещи из личного обихода писателя. Все это расположено по четырем периодам жизни А.П. Чехова: таганрогскому (1860—1879), московскому (1879—1892), мелиховскому (1892—1899) и ялтинскому (1899—1904).

Экспозиция биографической комнаты рассказывает о жизненном и творческом пути писателя, о его полезной общественной деятельности, раскрывает его мировоззрение. Здесь приведены высказывания Чехова о литературном мастерстве, об обязанности писателя перед народом. Факсимиле письма Чехова в Академию наук с отказом его от звания почетного академика напоминает об «академическом инциденте», когда писатель выступил против самодержавного произвола царя, отменившего избрание А.М. Горького в академики. Цитаты из высказываний Горького и Толстого говорят о высокой оценке ими творчества Чехова. Фотографии на стенах комнаты рассказывают, с какими выдающимися деятелями русской культуры находился в близких отношениях Чехов, кто из них бывал у него в ялтинском доме.

Здесь же и старый письменный стол Антона Павловича, за которым он работал в Мелихове и написал такие произведения, как «Палата № 6», «Мужики», «Человек в футляре», «Моя жизнь», «Дом с мезонином», «Чайка» и др. Длинное кожаное пальто, висящее за стеклянной дверкой небольшого шкафика, напоминает о поездке Чехова на Сахалин. В этом пальто писатель совершил путешествие по всей Сибири, проехав на лошадях свыше четырех тысяч верст. Это о нем писал Чехов Марии Павловне в мае 1890 года: «О милое кожаное пальто! Если я не простудился, то обязан только ему одному. Когда вернусь, помажьте его за это салом или касторкой».

В разделе «Чехов и МХАТ» рассказывается о связях писателя с Художественным театром, о значении для театра драматургии Чехова, о постановке в этом театре пьес Чехова при его жизни и в наше советское время.

В одной из витрин собраны документы, говорящие о деятельности Чехова по созданию в Ялте общедоступного санатория для малоимущих туберкулезных больных.

Экспозиция на тему «Чехов и современность» рассказывает об отношении советского народа к творчеству великого русского писателя. В книжной витрине показаны издания произведений Чехова в СССР на языках народов, населяющих нашу страну, книги с произведениями Чехова, издающиеся в странах народной демократии и в других зарубежных государствах. Представлена диаграмма роста посещаемости Дома-музея, начиная с 1923 года. Цитаты из статей и выступлений В.И. Ленина и И.В. Сталина говорят о том, как великие вожди пользовались образами чеховских произведений в своих трудах.

Последний раздел биографической комнаты показывает, как увековечивается имя Чехова в нашей стране.

* * *

Десятки тысяч советских людей — рабочих, колхозников, инженеров, учителей, писателей, артистов, ученых, приезжающих на Южный берег Крыма, ежегодно посещают Дом-музей и оставляют в книге отзывов и впечатлений записи, свидетельствующие об исключительном интересе трудящихся к огромному литературному наследию великого русского писателя, к его общественно-патриотической деятельности. В них говорится о значении чеховского творчества, помогающего советским людям критически оценивать прошлую и создавать новую жизнь, и выражается благодарность нашей партии и советскому правительству за сохранение для новых поколений всего, что создано Чеховым для своего народа. В этих же записях говорится и о глубокой признательности советского народа основателю Дома-музея, его бессменному хранителю и руководителю Марии Павловне Чеховой.

Вячеслав Михайлович Молотов, осмотрев в 1936 году Дом-музей А.П. Чехова, в своей записи отразил отношение всего советского народа к Чехову. Он оставил следующую запись:

«Домик А.П. Чехова напоминает о славном писателе нашей страны, и надо, чтобы многие побывали в нем.

Почитатель Чехова В. Молотов.
17/VIII-36 Г.».

Экскурсант-узбек записал:

«Я, представитель счастливого узбекского народа, приношу глубокую благодарность Марии Павловне за то, что она создала этот музей. Узбекский народ очень любит великого Чехова».

Советская молодежь, с любовью изучающая Чехова, является самым массовым и постоянным посетителем Дома-музея. Студент Ленинградского государственного театрального института после осмотра Дома-музея оставил такую запись:

«Быть в Ялте и не посмотреть этот маленький домик большого человека — преступление, преступление не только перед собой, но и перед своими товарищами.

которым ты можешь рассказать о нем. Я посетил этот дом, и Чехов стал мне еще ближе, роднее, понятнее...»

Туристы-школьники пишут: «Посещение Дома-музея А.П. Чехова произвело на нас — юных туристов 82-й мужской школы г. Харькова — огромное впечатление и дает возможность с большей ясностью представить жизненный и творческий путь гениального русского писателя. Чехов, призывавший к новой жизни, всегда будет дорог и близок нам, молодым гражданам Советской страны».

Студент Ярославского педагогического института пишет в книге:

«Чувство громадной любви и уважения к человеку, достойному великой памяти, испытываешь, когда входишь в Дом-музей А.П. Чехова. Возникает перед тобой зримый образ человека, вся благородная жизнь которого была посвящена любви к народу, подлинной народной литературе. Уходя отсюда, хочется жить, творить и созидать, отдавая всего себя, как это делал Чехов».

Книга посетителей Дома-музея хранит в себе много имен писателей. Среди них: Алексей Николаевич Толстой, Константин Паустовский, Константин Тренев, Борис Лавренев, Вяч. Шишков, С. Маршак, П.А. Павленко, Микола Бажан и многие другие. Их записи проникнуты любовью к великому русскому писателю Чехову. Имя его, пишет К. Паустовский, «...всегда было и будет для меня синонимом высокой культуры, работы над собой и прекрасного будущего нашей страны. К Антону Павловичу, так же, как к Пушкину, больше всего относятся слова Тютчева:

Его, как первую любовь,
России сердце не забудет...»

К.А. Тренев написал в 1924 году:

«Дорогой Антон Павлович!
Я провел ночь в Твоем доме и остро перечувствовал то, что составляет одно из интимнейших моих переживаний: нет у меня на земле дома, кроме родного, более дорогого, чем этот...»
Двадцать лет спустя, в 1944 году, П.А. Павленко записал:
«Антон Павлович Чехов для меня писатель физически живой, никогда не умиравший, старожил Ялты. Я живо представляю его на набережной, на тихих ялтинских улицах, и мне кажется, что я могу неожиданно встретить его в любой день. Я горд тем, что являюсь современником гениального русского художника, и счастлив, что люблю его».
Нарком просвещения академик Вл. П. Потемкин написал в 1945 году:
«Преклоняюсь перед любовью и заботой о сохранении живой памяти о великом писателе страны нашей, которые вложены в музей А.П. Чехова глубоко чтимой Марьей Павловной. Честь ей и слава!»
Тяжелые времена перевил Дом-музей в грозные дни Великой Отечественной войны и немецко-фашистской оккупации Крыма. По создавшимся условиям Дом-музей не мог быть эвакуирован из Ялты, и М.П. Чехова осталась охранять от врагов и расхищения детище своей жизни. И только благодаря ее присутствию, ее героической выдержке и упорству Дом-музей был спасен и сохранен. Ни одного мемориального экспоната не пропало из Дома-музея. Надо было видеть, с какой безграничной радостью и слезами благодарности заключили в объятия Марию Павловну бойцы и офицеры Советской Армии, в первые же часы после освобождения Ялты забежавшие узнать о судьбе Дома-музея писателя Чехова и сестры его Марии Павловны. И снова уходя в тот же день в бой, они оставили волнующее письмо, свидетельствующее о глубине любви русского воина к великому патриоту-писателю Чехову:
«Дорогая Мария Павловна! Бойцы и офицеры воинской части горячо благодарят Вас за то, что Вы в тяжелые дни немецкой оккупации сумели сохранить этот родной и близкий каждому русскому человеку домик нашего замечательного писателя Антона Павловича Чехова.
Сейчас мы идем в бой. Во имя любви к жизни, во имя любви к человеку, во имя всего того, чем жил и что любил наш Чехов, мы будем уничтожать орды фашистских злодеев, заливших кровью нашу родную землю.

По поручению бойцов и офицеров части
старший лейтенант В. Стеженский.
16 апреля 1944 г.».

Вскоре после освобождения Ялты Дом-музей А.П. Чехова одним из первых культурно-просветительных учреждений Ялты открыл свои двери для посетителей, напоминая и рассказывая им о великом русском писателе.

Два военных врача, капитаны медицинской службы Потапов и Варченко, посетившие Дом-музей после войны, записали: «А. П. Чехов — великий оптимист и гуманист — не покидал нас во время войны. В землянках, окопах, при тусклом свете фронтовых коптилок мы читали его книги...». Отдыхающий генерал-майор Савельев говорит в своей записи о том же: «Книги Чехова — любимые книги моряков и на отдыхе и в бою...»

Студенты и преподаватели, приезжавшие в Ялту из Прибалтики, написали:

«Группа студентов и преподавателей Вильнюсского государственного университета, прибывшая из далекой Литвы и посетившая домик А.П. Чехова, увезла с собой незабываемые впечатления о великом русском писателе, имевшем большое влияние на литовскую литературу».

В книге посетителей Дома-музея имеются записи и представителей стран народной демократии. Посетив в 1946 году Ялту и побывав в Доме-музее, Президент Польской республики Болеслав Берут записал в книге:

«Антон Павлович Чехов — знаменитый русский писатель, — один из самых популярных писателей в Польше, его произведения проникли в среду трудящегося населения Польши. Демократическая Польша с особым почтением относится к великому писателю дружественного нам государства и ценит его произведения, как достоинство международной прогрессивной литературы».

Группа граждан Болгарской Народной Республики, осмотрев музей, оставила такую запись:

«Посетив замечательный Дом-музей любимого болгарским народом Антона Павловича Чехова, мы выражаем глубокое уважение к памяти незабвенного Чехова. Дорогие товарищи, будьте уверены, что мы приложим все силы, чтобы в дальнейшем укреплять узы дружбы между нашим старшим братом — русским народом и демократическим болгарским народом».

В записи экскурсии венгерской молодежи говорится: «После этого посещения музея мы стали еще ближе к великому русскому писателю. Все, что мы здесь видели, поможет нам в нашей борьбе за мир и за социализм».

Побывали в Доме-музее экскурсии представителей трудящихся нового демократического Китая. Одна из групп китайских экскурсантов записала:

«С чувством большой радости мы посетили Дом-музей Чехова. Мы глубоко поняли, что произведения великого писателя тесно связаны с жизнью народных масс. По возвращении на родину мы с еще большим чувством будем воспитывать нашу молодежь и наших детей на произведениях А.П. Чехова».

За время существования Дома-музея А.П. Чехова в Ялте книга записи отзывов и впечатлений заполнилась многими надписями на английском, французском, немецком, болгарском, чешском, латышском, польском, японском, китайском, итальянском и других языках мира. В этих записях говорится о большой любви народов всех стран мира к великому русскому писателю Чехову, о значении и влиянии его творчества на их национальные литературы.

Со всех концов Советского Союза стекаются в ялтинский Дом-музей письма, в которых выражаются горячий интерес и любовь советских людей к жизни и творчеству великого писателя. О значении творчества Чехова, о влиянии его на формирование мировоззрения современного человека нашей советской эпохи ярко говорит следующее письмо Ю.С. Смирнова из Вышнего Волочка:

«...Всему, что есть во мне лучшего, я обязан Чехову. С детства я помню светлые томики сочинений Антона Павловича, изданные вскоре после революции Наркомпросом; эти книжечки на серой бумаге и с неясным шрифтом были для меня первым источником для познания жизни. Как хорошо получилось, что после Майн-Рида и Брет-Гарта моим первым серьезным чтением стали сочинения Чехова! Его книги стали любимыми спутниками моей жизни. Антон Павлович научил меня разбираться в людях, научил любить их, прощать одних и ненавидеть других. Он научил меня выявлять и ненавидеть пошлость во всех ее формах, грязь, лицемерие, самовлюбленность. Он научил быть требовательным к себе, научил работать, быть стойким, скромным, каким был он сам. Он привил мне любовь к русской природе, к литературе, искусству...»

Чехов вошел в нашу новую социалистическую эпоху как наш современник. Советские издательства из года в год огромными тиражами печатают произведения Чехова. Со сцен советских театров не сходят пьесы Чехова: «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад». Книги Чехова издаются на 57 языках народов Советского Союза. Произведения Чехова переведены на 64 иностранных языка. Его литературное и драматургическое творчество имело и имеет большое влияние на прогрессивную западноевропейскую и американскую литературу.

Решение Всемирного Совета Мира отметить во всех странах 50-летие со дня смерти А.П. Чехова говорит о том, что все прогрессивное человечество считает великого русского писателя Чехова одним из выдающихся деятелей мировой культуры.

Советские люди, строители новой, светлой жизни, к которой так искренне звал в своих произведениях Чехов, глубоко чтут и любят великого писателя-патриота. Советский народ всегда будет помнить замечательные, пророческие слова, сказанные Антоном Павловичем в его последнем, предсмертном произведении: «Человечество идет к высшей правде, к высшему счастью, какое только возможно на земле».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь