Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » Л.В. Фирсов. «Чертова лестница»

С мыслью о будущем

И последнее, что хотел бы автор сказать читателю, который, если еще не побывал, то непременно побывает на Шайтан-Мердвене: будьте благоразумны и дальновидны — корни будущего в прошлом, творимом и нашими руками.

«Печальна судьба памятников древности в Крыму, и в частности остатков древних сооружений. Они гибнут от влияния стихий и расхищения, уничтожаются от отсутствия надзора за ними, а главное — от недостатка уважения к памятникам старины в массе населения. И хуже всего то, что это уничтожение и расхищение остатков древних сооружений не ослабело, а скорее усилилось в последнее столетие, даже вернее — в последние десятилетия».

Слова эти, принадлежащие Арсению Ивановичу Маркевичу, написаны в конце прошлого столетия1. Многое изменилось с тех пор в отношении местного населения и приезжих к памятникам истории и культуры, но еще не редки такие визитеры, которые без умысла, а подчас и намеренно уродуют все и вся. Есть опасение, что со временем Южный берег плотно зарастет кучами битого бутылочного стекла и ржавых консервных банок, примечательные скалы будут покрыты тщеславными и безграмотными надписями, стены старых крепостей разнесут на куски, и станет «земля обетованная» памятником безразличию и невежеству.

Автор вовсе не собирается сгущать краски, отнюдь. Пройдите хотя бы на мыс Плака и убедитесь сами, как разрисован он. А древний монастырь Сурб-Хач у Старого Крыма! Даже каменная черепица на его крыше изрезана вдоль и поперек именами и фамилиями. Нечего сказать, дельная эпиграфика! Или представьте себе уютное местечко у залива Ласпи, в роще древовидных можжевельников, среди скал, у самого моря. Чудесный уголок, не правда ли? Но, боже мой, какого здесь хлама только нет, а над всем этим чуть ли не метровыми буквами вещает потомкам надпись: «Мы вернемся к тебе, Ласпи! Романтики из Советской Гавани».

Обо всем этом как-то даже неловко писать. Стыд за неблаговидные поступки многих и многих туристов, наших современников, часто закрывает рот тем, кто хотел бы сказать, даже завопить во весь голос о всех этих «романтиках». Взглянем правде в глаза: мы усиленно пропагандируем туризм, интерес к древностям, к красотам родного края — и вот вам оборотная сторона медали. Очевидно, чадо прививать не просто любознательность, а бережное отношение, любовь ко всему, что нам дорого. Никакая местная общественность, администрация, общества по охране памятников не в силах отстоять драгоценные следы прошлого, пока каждый из нас не поймет всего ужаса потребительского отношения к природе и старине.

Подобное вторгается и в ущелье Шайтан-Мердвена. Вот — кучи грязных жестянок, там — осколки стекла, а вон взгляните налево: два здоровенных балбеса, только что забавы ради скатив по ущелью глыбу известняка, теперь пристроились на скальном карнизе и увековечивают свои имена тюбиками масляной краски, шайтан бы их забрал!

Им и в голову не приходит вот так просто встать на крутом повороте, окинуть взглядом небо, скалы, леса, море и запомнить эту картину на всю жизнь. И не думают они вовсе, что, топая по маршам Чертовой лестницы, идут они след в след с самой историей.

Здесь крался, как тень, охотник эпохи неолита; быть может, за тем камнем свирепый тавр поджидал вооруженного до зубов фракийского солдата; на пороге ущелья средневековый купец дрожащею рукой хватался за тяжелую мошну, вслушиваясь в тревожный шелест листвы; наверняка об этот камень споткнулся Пушкин, держа за хвост пегую лошаденку; а вон — поворот, на котором у Леси, незабвенной Леси, сраженной страшным недугом, в душе родилась песня о Чертовой лестнице...

Верю — нет, знаю: каждый из них, стряхнув пот с ресниц, оглянувшись на пройденный путь, застывал, пораженный величием и красотой каменных громад.

Горной тесниной Шайтан-Мердвена прошла вся история Южного берега и будет идти после нас. Что оставим мы для нее?

Литература и источники

1. А.И. Маркевич. Старо-крымские древности. Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 17, Симферополь, 1892, стр. 124.

Предыдущая страница К оглавлению  

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь