Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Крым при оккупантах

В 13 ч. 00 мин. 1 июля 1942 г. германские солдаты водрузили над Панорамой флаг со свастикой. А уже через четыре дня министерство пропаганды пригласило в Севастополь группу журналистов из нейтральных стран. В издававшейся оккупантами газете «Голос Крыма» от 10 июля 1942 г. говорилось: «Развертывающаяся перед нами картина представляет собой хаос и разрушение. С трудом пробираемся мы через загромождающие улицы обломки... Густой дым окутывает город. Из погребов начинают выходить первые жители, главным образом женщины и старики. Видно по ним, насколько они рады, что наконец окончился этот ужас... В порту поднимаются из воды верхушки мачт затопленных военных судов... В ходе боев по взятию Севастополя с 7 июня по 4 июля взяты 97000 пленных, в том числе заместитель командующего армией генерал Новиков, захвачено или уничтожено 467 орудий, 26 танков, 824 пулемета, 758 гранатометов, 86 противотанковых орудий. Потери большевиков от 30 до 40 тыс. человек. Общие потери германских войск: 872 офицера, 23 239 унтер-офицеров и солдат»1.

1 августа 1942 г. посмотреть на развалины Севастополя приехал сам румынский король Михай I.

С 9 июля немцы начали перерегистрацию населения, чтобы выявить коммунистов и комсомольцев, а также установить людские резервы трудоспособного населения. Заодно и обнаруживались лица, готовые сотрудничать с немцами. В Севастополе был установлен жесточайший режим прописки, и каждый житель был обязан не более чем в течение 48 часов прописаться в своем полицейском участке. Если во время проверки документов в доме хоть у одного человека не было прописки, то все члены семьи расстреливались.

Немцы ввели комендантский час: в осенне-зимний период с 5 часов вечера до 6 часов утра, а в весенне-летний — с 8 часов вечера до 6 часов утра. Задержанные патрулем во время комендантского часа и не имевшие при себе ночных пропусков сначала проходили проверку в полиции, а затем отправлялись на принудительные работы сроком до 10 суток.

В советское время наши журналисты и писатели выдали столько чудовищного вранья про германскую армию, что сейчас приходится побольше цитировать германские источники, дабы отличаться от этих брехунов. Начал врать еще в 1941 г. Алексей Толстой. Вот он смачно и со знанием дела описывает, как посреди села германский солдат лапает четырнадцатилетнюю пухленькую русскую девочку. А вот столь «правдивый» фильм «Иди и смотри». Ну, «красный граф» был умен и хитер, и честно отрабатывал особняк, дачу, машину и антиквариат на подлинно графском уровне. А все остальные просто тупые халтурщики.

Если солдаты европейской армии в XX веке на глазах офицеров и с их согласия насилуют малолетних девочек и разбивают головы младенцам, то в бою это подразделение заведомо не будет безоговорочно подчиняться тем офицерам, а, говоря по-русски, станет неуправляемым стадом дикарей.

Другой вопрос, что ради выполнения боевых задач немецкое командование, равно как и командование американской и Красной Армий, шло на нарушение военного права, то есть на совершение военных преступлений.

В Севастополе немцы прежде всего хотели ввести в строй Севморзавод. В связи с этим ортскомендант крепости Севастополь 16 июля 1942 г. издал приказ: «Всем рабочим, работницам и служащим предприятий немедленно явиться на места своих прежних работ. Лица, не явившиеся на работу, будут рассматриваться как саботажники с применением к ним строжайших мер наказания: по условиям военного времени — расстрел.

Особо обращаю внимание лиц, работавших на предприятии, именовавшемся "Морской завод". Они обязаны немедленно явиться в полицай-управление и получить в паспорте отметку "Верфь", так как в Севастополе со дня на день начнет работу судоремонтная верфь. Те, кто не явится в течение трех дней, будут расстреляны»2.

Оберштурмбанфюрер СД Фрик докладывал управляющему судостроительными и судоремонтными предприятиями Юга (Рейхскомиссариат «Украина» в Николаеве) о состоянии «Севморзавода»: «Беглый осмотр предприятия произведен. Здания цехов разрушены, оборудование вывезено. Доки южной стороны разрушены. В лучшем состоянии док северной стороны, батопорт подорван, но подлежит восстановлению. Стапеля горели, сохранность частичная. Мортонов эллинг подорван.

Во избежание ошибок, которые имели место при взятии Николаева, мною был произведен ряд молниеносных крупных и малых акций для фиксирования рабочей силы. Каждый выявленный работник предприятия получил квитанцию-расписку: "Скрепляю подписью, что я получил сообщение об обязательной явке на работу. Мне известно, что за невыполнение приказа у меня или у моей семьи будет конфискован дом, двор и все имущество. Если я и после этого не явлюсь на работу, то мой дом будет сожжен, а мои родные взяты в качестве заложников".

Каждого выявленного работника завода доставляли в комендатуру, сажали в машину. В сопровождении солдат он объезжал крепость, указывая местонахождение не менее чем трех работников завода. После этого получал право возвращения к семье. Таким способом удалось уже выявить более трехсот специалистов...

Вывод: русские рабочие доказали свою способность эффективно работать на режим большевиков. Нет никаких оснований полагать, что они не смогут так же эффективно работать на пользу рейха.

Необходимо: ни в коем случае не допуская снижения заданного нами энергичного ритма, в ближайшие дни провести детальную инспекцию предприятия, для чего прислать специалистов из Управления верфей. Темп, темп, темп — условие того, что ошибки, допущенные в Николаеве, не расползутся язвами саботажа в Севастополе. Каждый русский с первого дня установления нового порядка должен чувствовать твердую власть и направляющую руку. Должен понимать: мы, немцы, — здесь и отсюда — не уйдем!

Немедленно осмотреть крейсер русских, полузатопленный в бухте в результате успешных действий нашей авиации. Имя этого крейсера "Червона Украина", что значит "Красная Украина", "Большевистская Украина", "Коммунистическая Украина". Восстановление крейсера усилит наш флот на Черном море и резко увеличит престиж наших судоремонтных служб.

Немедленно принять все меры к подъему и восстановлению 100-тонного плавкрана и плавдока, затопленного в бухте, для чего срочно организовать два аварийно-спасательных отряда из специалистов Управления верфей и русских рабочих. Без подъемных механизмов и дока ремонт судов невозможен...»3.

25 июля 1942 г. комендант города опубликовал сообщение к жителям Севастополя:

«Мы делаем каждого гражданина города Севастополя ответственным за жизнь и здоровье Германской Армии, за устранение всех диверсионных актов, как пожары, взрывы и т.д.

Настоящим приказываю:

Если в одном из домов или их предместье днем или ночью с кем-либо из Германской армии случится что-либо вредное, безразлично каким образом, то жители данного дома будут расстреляны.

Если произойдут диверсионные акты (пожары, взрывы мин и т.д.), нападения или выстрелы на улицах или площадях одного участка города, то я эвакуирую этот участок города, а жители будут привлечены к принудительной работе. В особо тяжелых случаях будут приняты строжайшие меры.

Мы имеем только лишь одну цель: восстановление города, защиту, спокойствие, подходящую работу для каждого и, наконец, обеспечение беззаботной человеческой жизни»4.

Севастопольский историк В.Б. Иванов пишет: «Для поддержания «нового порядка» в городе были созданы карательные органы. В угловом здании на ул. Красный спуск (современная ул. В. Кучера) разместилась немецкая жандармерия (глава лейтенант Шреве), насчитывающая более 20 человек.

На ул. Частника, дом 90, расположилась служба безопасности (СД) во главе с штурмшарфюрером Мейером. В СД работали семь следователей, три переводчика, отряд охраны из 20—25 человек. Основной задачей СД было выявление коммунистов, сотрудников органов госбезопасности и милиции, работников госаппарата, партизан и подпольщиков.

Ортскомедатуру (местная комендатура), которая размещалась на ул. Ленина (современное здание Ленинского райсуда) до 30 июля 1942 года возглавлял майор Купершлягель, затем был назначен подполковник Ганш. В ее подчинении находились Городская управа во главе с бургомистром, или городским головой (Н. Мадатов, а с августа 1942 года П. Супрягин), и щуцполиция (немецкая полиция). Без указания или разрешения ортскомендатуры ни горуправа, ни щуцполиция не могли проводить никаких мероприятий. Основная задача всех восьми отделов госуправы состояла в организации обеспечения немецких воинских подразделений и учреждений продовольствием и материальными ресурсами.

На улице Пушкинской в доме № 2 размещалось главное управление русской вспомогательной полиции во главе с главным полицмейстером Б.В. Корчминовым-Некрасовым. В ее составе в 1942 году были 120 человек, а в 1944 году — около 300.

При главном управлении вспомогательной полиции была создана следственно-розыскная часть, или криминальная полиция. В декабре 1942-го она стала именоваться вспомогательной полицией безопасности и перешла в подчинение СД.

Кроме карательных органов в Севастополе действовали разведывательные органы: тайная полевая полиция (ГФП), отдел контрразведки абвера «Дариус-305». Все немецкие органы управления и власти были призваны насаждать «"новый порядок" в Севастополе»5.

Из донесения оберштурмбанфюрера СД Фрика: «Специально прибывший в крепость зондеркомандой СС в составе 800 человек, управлением СД, комендатурой, полицией совместно с привлеченными в помощь воинскими подразделениями проведен ряд крупномасштабных акций с целью выявления комиссаров, командиров Красной Армии, большевиков из гражданских лиц, комсомольцев, все выявленные оформлены (убиты). 12 июля на спортивном стадионе "Динамо" были собраны жиды (количество — округленно — 1500), которым предварительно был дан приказ нашить на рукавах желтую звезду, собранные оформлены.

14 июля из прибрежной зоны крепости, разрешающей обзор бухты, слежение за движением судов, в срочном порядке выселены все жители, ширина зоны — 2—4 км; выразившие недовольство оформлены.

Четырежды издан приказ ортскоменданта, обязывающий всех сдать излишки продовольствия за исключением 10 кг мучных продуктов, 10 кг крупяных, 1 кг жировых. Отсутствие продовольствия заставит всех быстро пройти перерегистрацию, укрывшие продукты оформлены»6.

Понятно, что военные преступления немцы совершали не только в Севастополе, но и по всему Крыму.

В 1941—1944 гг. из Крыма в Германию на принудительные работы были вывезены 85,5 тыс. человек, в основном русских. Из них в 1945—1947 гг. вернулось 64 тысячи.

После десантов в Керчи и Феодосии нацисты опасались высадки советских войск в Ялте и 14 января 1942 г. угнали 1300 мужчин в возрасте от 17 до 55 лет в лагерь «Картофельный городок» под Симферополем. К июлю 1942 г., когда ялтинцы были освобождены, более 500 человек погибли от голода и болезней. Кроме евреев, жертвами нацистов в Ялте, по утверждению городской Чрезвычайной государственной комиссии, стали около 900 мирных ялтинцев, не считая погибших в «Картофельном городке». Число жертв выведено из объема захоронений.

Захватив город Керчь в ноябре 1941 г., немцы немедленно издали приказ, в котором говорилось: «Жителям Керчи предлагается сдать немецкому командованию все продовольствие, имеющееся в каждой семье. За обнаруженное продовольствие владелец подлежит расстрелу»7. Следующим приказом (№ 2) городская управа приказала всем жителям немедленно зарегистрировать всех кур, петухов, уток, цыплят, индюков, гусей, овец, коров, телят, рабочий скот. Владельцам домашней птицы и скота было строго запрещено пользоваться птицей и скотом для своих нужд без особого разрешения немецкого коменданта. После опубликования этих приказов начались повальные обыски по всем домам и квартирам.

По приходу Красной Армии в Керчь в январе 1942 г. при обследовании Багеровского рва было обнаружено, что он на протяжении километра в длину, шириной в 4 м и глубиной в 2 м был переполнен трупами женщин, детей, стариков и подростков.

По наиболее вероятной оценке, немцы и их пособники уничтожили в Крыму до 50 тысяч мирных жителей, подавляющее большинство из которых составляли русские и евреи.

Если немцы грабили и убивали по приказу, то их румынские союзники грабили и крали каждый по мере возможности. Недаром в Крыму и Одессе румын прозвали «Грабь-армия»! Нравы румын хорошо описал Иван Козлов в книге «В крымском подполье»: «Четыре румынских солдата устроились на кухне. Семен Филиппович стал расспрашивать, откуда они, но румыны только трясли головами.

Гриша тоже пытался заговорить с солдатами, но безуспешно. Тогда он взял палку, приложил к плечу, как ружье, и сказал:

— Большевик. Пуф! Пуф!

Румыны засмеялись и закивали. Вернувшись в комнату, Гриша оставил дверь открытой: меньше подозрений.

— Нелегкая их принесла, проклятых, — громко ругалась хозяйка, собирая обед, — грязные, вшивые. Как ни следи, непременно что-нибудь стащат, хоть луковицу, хоть картошку. Такая жульническая порода.

— А немцы? — спросил я.

— Немец, тот тайком не ворует, — покачал головой Семен Филиппыч, садясь за стол, — что понравится, положит в карман, скажет "гут" — и до свидания».

Немцы презирали румынских воров. В Симферополе, Севастополе и других городах Крыма были нередки случаи, когда русское население било чем попало румынских грабителей. Подними руку на немца, и тебя немедленно «оформят» в СД, а за битых румын немцы обычно не вступались.

На немецкие же зверства естественной реакцией стало усиление партизанского движения.

Однако к партизанской борьбе советские и партийные органы готовились еще до вторжения немцев в Крым. 23 октября 1941 г. постановлением бюро Крымского обкома ВКП(б) командующим партизанских отрядов Крыма был назначен A.B. Мокроусов. Выбор обкома был удачен. Черноморский матрос Мокроусов участвовал в Октябрьском восстании в Петрограде, с марта 1918 г. — на командных постах в Красной Армии. В августе-ноябре 1921 г. он командовал Крымской повстанческой армией, действовавшей в тылу у Врангеля. В 1937—1938 гг. Мокроусов воевал в Испании.

Тем же постановлением комиссаром партизанских отрядов был назначен секретарь Симферопольского горкома партии C.B. Мартынов, а начальником штаба — И.К. Сметанин.

По тому же постановлению председатель совнаркома Крыма выделил 2 млн. рублей на партизанское движение.

31 октября 1941 г. приказом № 1 Мокроусов объявил организацию пяти партизанских районов, располагавшихся в горно-лесистой местности, и назначил командиров, комиссаров и начальников штабов этих районов. Из партийного и советского актива, из бойцов истребительных батальонов на добровольных началах были созданы 24 партизанских отряда. Три самостоятельных отряда сформировались позже из командиров и бойцов Приморской и 51-й армий, задержавшихся в горах и лесах Крыма при отходе к Севастополю и Керчи. Всего в партизанских отрядах к концу 1941 г. насчитывалось более 3700 человек, в том числе 1315 бойцов и командиров, влившихся в отряды при отступлении армий.

Базы пяти партизанских районов находились в горах и лесах Ялты от Старого Крыма до Балаклавы. В районе Керчи были созданы три отряда, которые базировались в подземельях каменоломен. Продовольствие и другие запасы были рассчитаны на значительно меньшее количество партизан, чем их оказалось фактически. Причем эти запасы не могли быть пополнены за счет населения, поскольку в горно-лесистых районах почти не было населенных пунктов.

Партизанские отряды располагались на очень небольшой территории, что затрудняло им возможность маневрировать. Партизаны не имели топографических карт. Впоследствии они изымали у убитых немецких офицеров советские туристские карты с нанесенной на них обстановкой, вплоть до пастушьих троп.

В послевоенные годы советская пропаганда преувеличивала успехи партизанского движения и постоянно использовала штампы «земля повсеместно горела под ногами оккупантов», «на борьбу поднялись все советские люди» и т.д. Поэтому я обращусь к немецким документам.

Уже 20 ноября Манштейн издал приказ: «Позади фронта борьба также продолжается. Партизанские снайперы, переодетые в штатское, стреляют по отдельным солдатам и мелким подразделениям. Используя методы диверсии, закладывая мины и адские машины, партизаны пытаются нарушить наше снабжение... Они уничтожают посевы и предприятия, безжалостно обрекая на голод городское население»8.

Вскоре партизанские действия развернулись всерьез. «Согласно полученным нами донесениям, — говорится в памятной записке от 14 ноября 1941 г., составленной офицером контрразведки 11-й армии, — в южной части Крыма действует хорошо организованная, руководимая из центра партизанская организация. В ее распоряжении в горах Ялты находятся крупные и мелкие базы, в которых имеется много оружия, продовольствия, целые стада скота и другие запасы... В задачи партизан входят уничтожение средств связи и транспортных сооружений и нападение на тыловые службы и транспортные колонны»9.

Согласно докладу Мокроусова от 21 марта, «общая численность партизанских отрядов 26, объединенные в 4 района, 5-й район ликвидирован 18 марта 1942 г. по оперативным соображениям и весь личный состав влит в 4-й район. Общая численность личного состава 3180 чел.

Проведено боеопераций всего — 156. Кроме того, провели боев при нападении на отряды противника при прочесывании — 78. Уничтожено живой силы — 4040 солдат и офицеров. Уничтожено автомашин — 350 с боеприпасами, продовольствием и людьми. Подбито 2 танка, разбито 12 обозов, взорвана 1 мельница, 6 мостов и выведены из стоя Бешуй-копи. Снято 10 000 м кабеля телефонного и телеграфного.

Наши потери: убиты 175 чел., ранены — 200 чел., без вести пропавших — 58 и 15 связных. В числе без вести пропавших генерал-майор т. Аверкин. До сих пор неизвестна судьба Севастопольского отряда...

Продовольствием партизанские отряды обеспечены при голодном пайке не более на 10 дней, а 3-й и 4-й районы не имеют вовсе, в результате чего зафиксировано 18 случаев смерти и 30 чел. при смерти.

Во всех отрядах отсутствуют медикаменты (бинты, йод, вата и т.д.) и хирургический инструментарий.

За время пребывания в лесу обмундирование у бойцов пришло в негодность, в основном обувь, одежда, белье. Боеприпасами и вооружением обеспечены, за исключением 2-го района. Отсутствуют совершенно противотанковые гранаты, мины и взрывчатые вещества...

За 4 месяца из числа выявленных предателей и изменников Родины по населенным пунктам горно-лесистой части Крыма и в партизанских отрядах уничтожены 362...

В подавляющей своей массе татарское население в предгорных и горных селениях настроено профашистски, из числа жителей которых гестапо создало отряды добровольцев, используемые в настоящее время для борьбы с партизанами, а в дальнейшем не исключена возможности и против Красной Армии...

Деятельность партизанских отрядов осложняется необходимостью вооруженной борьбы на два фронта: против фашистских оккупантов, с одной стороны, и против вооруженных банд горнолесистых татарских селений»10.

5 декабря 1941 г. Манштейн направил своему старшему начальнику, главнокомандующему группой армий «Юг», доклад об организации борьбы с партизанами и достигнутых в этом успехах. В докладе говорилось: «Для ликвидации этой опасности (в Крыму, по нашим сведениям, имеется 8 тыс. партизан) нами были приняты решительные меры; иногда для борьбы с партизанами приходилось отвлекать войска (sic!).

В данное время в действиях против партизан принимают участие:

а) штаб по борьбе с партизанами (майор Стефанус); в его задачу входят сбор информации и представление рекомендаций о проведении необходимых мероприятий;
б) румынский горнострелковый корпус с 8-й кавалерийской и 4-й горнострелковой бригадами;
в) 24-й, 52-й и 240-й истребительно-противотанковые дивизионы;
г) на участке 30-го корпуса: румынский моторизованный кавалерийский полк и подразделения 1-й горнострелковой бригады;
д) в Керченских рудниках; саперный батальон и подразделения пехотных полков 46-й пехотной дивизии;
е) на различных горных дорогах выставляются кордоны и используются эскортные команды.

К настоящему времени достигнуты следующие результаты: ликвидировано 19 партизанских лагерей, уничтожено 640 и взято в плен 522 партизана, захвачено или уничтожено большое количество вооружения, снаряжения и боеприпасов (в том числе 75 минометов, 25 пулеметов, 20 легковых и большое количество грузовых автомобилей, 12 складов снаряжения и боеприпасов), а также скот, горюче-смазочные материалы и две радиоустановки»11.

Партизаны боролись и с экономическими мероприятиями немцев. Оккупантами было создано главное экономическое управление «Юг», которое руководило экономическим управлением «Днепропетровск», включавшее территорию Днепропетровской и Запорожской областей, Северную Таврию и Крым. В Крыму немцы развернули два экономических филиала — в Керчи и в Севастополе. Но им не удалось восстановить промышленное производство, а сельское хозяйство было восстановлено лишь в незначительной степени.

Согласно докладу крымского отделения СД от 8 апреля 1942 г., «партизаны, деятельность которых по-прежнему остается активной, стали отказываться от нападения на отдельных немецких солдат или одиночные машины и переходить в основном к массированным налетам на деревни и к другим действиям с целью захвата продовольствия»12.

Это совпадает с данными других немецких источников. «В ночь с 7 на 8 февраля на Кош было совершено нападение 300 партизан». «9 февраля 150 партизан... ворвались в село Шлия и полностью его разграбили». А несколькими днями раньше партизаны заняли село Казанлы. После чего 500 партизан атаковали Баксан и 200 партизан совершили налет на деревню Бешуй.

В начале 1942 г. командир 30-го корпуса генерал фон Салмут установил точное число заложников, подлежащих расстрелу за каждого убитого или раненого немца или румына: «Все заложники должны быть заключены в концентрационные лагеря. Продовольствием заложников обеспечивает население их деревень. За каждого немецкого или румынского солдата, убитого партизанами, следует расстреливать 10 заложников, аза каждого раненого немецкого или румынского солдата — одного заложника; по возможности расстрелы производить вблизи места, где был убит немецкий или румынский солдат. Трупы расстрелянных не убирать в течение трех дней.

Аресты заложников в местах, где войск нет (и особенно в горах), должны производиться 1-й румынской горнострелковой бригадой. С этой целью соответствующие пункты должны временно оккупироваться войсками»13.

Ниже следовали список пунктов расположения концлагерей для заложников, а также подразделений и частей, несущих ответственность за их содержание. Последний параграф приказа Салмута гласил: «Концентрационные лагери должны быть созданы в нижеследующих пунктах» (см. табл. 8).

Таблица 8

Название населенного пункта Часть (подразделение), ответственная за создание концлагеря
Кучук-Мускомья 124-й пехотный полк
Алсу 1-й румынский горнострелковый полк
Варнутка 266-й пехотный полк
Биюк-Мускомья 105-й пехотный полк
Хайта 14-й румынский пулеметный батальон
Байдары 172-й артиллерийский полк
Сахтик 72-й саперный батальон
Форос 72-й танковый батальон

Тут следует обратить внимание на два момента. Во-первых, источником являются германские служебные документы, впервые опубликованные в Лондоне в 1954 г., таким что, ярлык советской пропаганды к ним не пришьешь. Во-вторых, из документа четко следует, что расправы в Крыму вершили не войска СС, которых там тогда вообще не было, а полевые германские и румынские части.

А вот немецкая листовка из того же источника, расклеиваемая в Симферополе: «29 ноября 1941 года были расстреляны 40 мужчин — жителей города Симферополя, что явилось репрессивной мерой:

1) за гибель немецкого солдата, который 22 ноября 1941 года подорвался на мине в районе, о возможном заминировании которого в комендатуру не поступало никаких сведений;

2) за убийство в ночь с 27 на 28 ноября 1941 года немецкого сержанта»14.

С начала 1942 г. командование советской армии наладило с партизанами связь по воздуху. Только за период с 7 апреля 1942 г. по 1 октября 1943 г. совершено 507 самолето-вылетов в партизанские отряды Крыма, из них самолетами Ли-2, ТБ-3 — 274 и самолетами У-2 и ПР-5 — 233.

Всего доставлено 270 729 кг груза, в том числе 252225 кг продовольствия, 600 комплектов обмундирования, 120 автоматов, 5 противотанковых ружей, 4 ручных пулемета ДП, 1980 гранат, 92 563 патрона (разных), 885 мин разных, 3487 кг тола, 54 комплекта радиопитания, 2 комплекта типографий.

За этот же период вывезено из партизанских отрядов 776 человек, из них больных и раненых партизан 747 человек, отозванных 7 человек и 22 ребенка. А в партизанские отряды отправлено 137 человек, из них 78 излечившихся партизан, 30 подрывников, 15 человек партактива, 14 командно-руководящих работников.

Любопытная цитата из письма комиссара П.Р. Ямпольского секретарю Крымского обкома B.C. Булатов от 14 октября 1943 г.: «Досадный случай произошел с танком. Захватили исправный средний танк, далеко отогнали его от места боя, уже близко от леса застряли в балке, танкистов у нас нет, возились до тех пор, пока заклинили моторы. Федоренко принял решение и сжег танк. Уж я ругал его на все корки за такое решение, но танк не вернешь. Теперь перед ним поставлена задача — добыть другой танк вместо этого»15.

Но наряду с успехами партизанского движения любой объективный историк должен признать и факт использования немцами в Крыму так называемых хиви16, причем в куда больших масштабах, чем в любой другой области СССР, оккупированной в 1941—1944 гг.

Так, к примеру, осенью 1943 г. оборону побережья от поселка Коктебель до Двуякорной бухты (широкие пляжи и удобные места для высадки, сам исходил эти места) охранял азербайджанский батальон хиви. В его составе было 60 немцев и 1090 азербайджанцев. Батальон имел на вооружении 42 ручных пулемета, 80 станковых пулеметов, 10 батальонных и 10 полковых минометов, а также 16 противотанковых пушек. Тогда же железная дорога от Владиславовки до Ислам-Терека охранялась ротой хиви, состоявшей из 150 грузин.

Однако настоящей опорой вермахта в Крыму стали крымские татары, служившие в хиви, в отрядах самообороны и других подразделениях.

Чтобы привлечь крымских татар и Турцию к борьбе с «большевиками», руководство рейха с лета 1941 г. начало использовать Крым в качестве приманки. В конце лета 1941 г. сотрудники германского посольства в Турции встретились с лидерами крымско-татарской эмиграции. Способствовал положительному решению вопроса о вовлечении крымско-татарской эмиграции в активную германскую политику визит в Берлин в октябре 1941 г. турецких генералов Али Фуад Эрдена (начальник военной академии) и Хусню Эмир Эркилета. В ходе переговоров Али Фуад высказал надежду, что после окончания военных действий в Крыму будет сформирована администрация, в которой бы в значительной степени участвовали крымские татары. Это, в свою очередь, могло сильно повлиять на турецкое правительство в пользу решения о вступлении Турции в войну на стороне Германии.

Красноречиво заявление активного члена прогерманской группы в Турции Нури Паши (брата Энвер Паши): «Предоставление свободы такой небольшой области, как Крым, явилось бы для Германской империи не жертвой, а политически мудрым мероприятием. Это была бы пропаганда в действии. В Турции она нашла бы тем больший отклик»17.

Необходимо отметить имевшую место двойственность в германской пропаганде по «восточному вопросу». С одной стороны, вторжение в СССР началось под лозунгом «уничтожения большевистко-азиатской бестии», и в этом направлении строилась пропаганда. Среди германских солдат в огромном количестве распространялись листовки и брошюры с фотографиями советских солдат различных азиатских национальностей и следующим текстом: «Вот каковы татаро-монгольские твари! От них тебя защищает солдат фюрера!» Органами пропаганды СС в качестве справочного пособия для немецких войск была издана брошюра «Недочеловек» («Der Untermensch»). Солдат призывали смотреть на местное население как на вредных микробов, которых нужно уничтожить. Народы Востока именовались в брошюре «грязными монголоидами, скотскими ублюдками».

Но, с другой стороны, именно по отношению к так называемым «восточным» народам германское командование требовало на местах проявлять максимум уважения. Так, Манштейн 20 и 29 ноября 1941 г. издал два приказа, в которых требовал уважительного отношения к религиозным обычаям татар мусульман и призывал не допускать каких-либо неоправданных действий против мирного населения.

Важным элементом в координации работ верховного командования вермахта, Министерства иностранных дел и репрессивных структур по вовлечению крымских татар в антисоветскую борьбу стало создание представительства Министерства иностранных дел при штабе 11-й армии в Крыму. Обязанности представителя исполнял ведущий сотрудник МИДа майор Вернер Отто фон Хентин.

Немецкая пропаганда принесла свои плоды. Из мобилизованных в Красную Армию в июле-августе 1941 г. 90 тысяч жителей Крыма 20 тысяч были татары. Все они вошли в состав 51-й армии, действовавшей в Крыму, и при отступлении почти все дезертировали.

Во время вторжения германских войск в Крым татары выступали в качестве проводников немецких частей и помогали им отрезать путь отступающим советским войскам. В Бахчисарае большая группа татар встретила немцев хлебом-солью и благодарила за освобождение от русских.

Зимой 1941/42 г. немцы начали вербовку татар. В результате были набраны 9255 человек, причем наибольшее количество добровольцев было набрано в Карасубазаре — 1000 человек. Из числа этих добровольцев в части 11-й немецкой армии было направлено 8684 человека, а остальные признаны негодными к строевой службе и разведены маленькими группами по 3—10 человек и распределены между ротами, батареями и другими войсковыми частями, дислоцировавшимися под Севастополем и на Керченском полуострове.

Одновременно с этим по линии айнзатцгруппы «Д» (подразделение СС) было завербовано 1632 человека, которые были сведены в 14 рот самообороны, расквартированные в соответствии с их порядковыми номерами в следующих населенных пунктах: Симферополе, Биюк-Онларе, Бешуе, Баксане, Молбае, Бий-Ели, Алуште, Бахчисарае, Коуше, Ялте, Таракташе (12-я и 13-я роты) и Джанкое.

Каждая татарская рота самообороны состояла из трех взводов и насчитывала от 50 (Джанкой) до 175 (Ялта) человек. Ротами команды вали немецкие офицеры. Рядовые были одеты в штатное обмундирование вермахта, но без знаков различия. Вооружении рот первоначально состояло из личного стрелкового оружия, а позже они получили тяжелые пулеметы и минометы. По замыслам немецкого командования партизаны должны были увязнуть в борьбе не с немцами, а с формированиями из местного населения.

Уже в феврале 1942 г. отдельные подразделения добровольцев-татар численностью до 200—250 человек участвовали в боях за Керченский полуостров, а затем — в штурме Севастополя.

В первой половине 1942 г. оккупационные власти приступили к созданию из татар батальонов «Schuma». В отличие от рот самообороны, действия которых были обычно ограничены районом их формирования, батальоны «Schuma» планировалось применять по всему Крыму и даже вне его пределов.

К ноябрю 1942 г. был сформировано 8 батальонов «Schuma», расквартированных в следующих населенных пунктах: Симферополе — № 147 и № 154, Казасубазаре — № 148, Бахчисарае — № 149, Ялте № 150, Алуште — № 151, Джанкое — № 152 и Феодосии — № 153.

В организационном и оперативном отношении батальоны были подчинены фюреру СС и начальнику полиции округа Таврида бригаденфюреру СС JI. фон Альвенслебену.

Каждый батальон по штату должен был состоять из штаба и четырех рот по 124 человека в каждой. Каждая рота — из одного пулеметного и трех пехотных взводов. Штатная численность батальона — 501 человек, а фактически — от 240 до 700 человек. Батальоном командовал татарин, чаше всего — бывший младший командир Красной Армии. В каждом батальоне было 9 немцев — 1 офицер связи и 8 унтерофицеров. В ряде случаев немцы использовали татарские батальоны для проведения карательных акций и для охраны концлагерей. Например, 4 февраля 1942 г. татары во главе с Ягьей Смаилом приняли участие в расправе над жителями поселка Чаир. При этом было зверски убито 15 мирных жителей.

С весны 1942 г. на территории совхоза «Красный» был размещен концлагерь, где немцы за время оккупации уничтожили свыше 8 тысяч жителей Крыма. Лагерь охранялся татарами из 152-го батальона «Schuma». Старший лейтенант Красной Армии В. Файнер вспоминал: «Издевательства над военнопленными... не имели предела. Добровольцы татары вынуждали (какого-нибудь военнопленного) показывать на себя, что он еврей, а затем... выдавали несчастного, за что получали 100 марок»18.

Поданным Симферопольского мусульманского комитета, старосты деревень организовали еще около четырех тысяч человек для борьбы с партизанами. Кроме того, около пяти тысяч добровольцев должны были позже отправиться для пополнения воинских частей. Согласно германским документам, при численности населения Крыма около 200 тысяч человек крымские татары дали германской армии 20 тысяч. Если учесть, что около 10 тысяч человек были призваны в Красную Армию, то можно считать, все боеспособные татары в 1942 г. были полностью учтены19.

С началом оккупации Крыма нацистская служба безопасности (СД) сразу же создала «Мусульманский комитет», а затем на его базе «Татарский комитет» с центром в Симферополе. Председателем был назначен Джелял Абдураимдов. Комитет имел шесть отделов: по комплектованию добровольцев для немецкой армии; по оказанию помощи семьям добровольцев; культуры; религии; пропаганды и агитации; административно-хозяйственный и канцелярия. В некоторых городах и населенных пунктах были созданы также местные комитеты.

Для организации прогерманского самоуправления в Крыму немецкие власти привезли из Турции престарелого Джафара Сейдамета — министра иностранных дел в «Крымском краевом правительстве» 1918 г. В дальнейшем для образования более солидной администрации германское руководство намечало последнего хана крымских татар Султан-Гирея20.

У «Татарского комитета» имелся ряд печатных органов, в том числе газета «Азат Крым» («Освобожденный Крым», редактор Мустафа Крутыев) и журнал «Ана-Юрт» («Родина-мать»), которые агитировали за создание татарского государства под протекторатом Германии.

Что же писал «Освобожденный Крым»? Вот, например, 3 марта 1942 г.: «После того как наши братья — немцы перешли исторический ров у ворот Перекопа, для народов Крыма взошло великое солнце свободы и счастья».

10 марта 1942 г. Алушта. На собрании, устроенном мусульманским комитетом, «мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру — эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру — эфенди».

В этом же номере: «Великому Гитлеру — освободителю всех народов и религий!» 2 тысячи татар деревни Коккозы и окрестностей «собрались для молебна... в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву... Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!.. Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!»

20 марта 1942 г. «Совместно со славными братьями — немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, что мы не забыли торжественных обещаний Черчилля в Вашингтоне, его стремления возродить жидовскую власть в Палестине, его желания уничтожить Турцию, захватить Стамбул и Дарданеллы, поднять восстание в Турции и Афганистане и т.д. и т.п. Восток ждет своего освободителя не от солгавшихся демократов и аферистов, а от национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу».

А вот перл от 10 апреля 1942 г.: «Освободителю угнетенных народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру. Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи — уничтожение красной жидовско-большевистской чумы до конца и без остатка.

Наши предки пришли с Востока, и мы ждали освобождения оттуда, сегодня же мы являемся свидетелями того, что освобождение нам идет с запада. Может быть, первый и единственный раз в истории случилось так, что солнце свободы взошло с запада. Это солнце — Вы, наш великий друг и вождь, со своим могучим германским народом. Президиум Мусульманского комитета»21.

Как мы видим, у Горбачева с его пресловутыми «общечеловеческими ценностями» был достойный предшественник.

Просвещенные арийцы в апреле 1942 г. вдруг серьезно озаботились состоянием сельского хозяйства и животноводства татарского населения. Под Евпаторией с этой целью были созданы курсы овцеводов, а под Ялтой — курсы виноградарей. На этих курсах молодые татары учились стричь овец, выращивать виноград, водить все типы автомобилей, прыгать с парашютом, стрелять из всех видов стрелкового оружия, а также шифровальному делу и многому другому, столь необходимому в крестьянской жизни. Но, увы, когда эти просвещенные юноши появлялись за линией фронта, их хватали злодеи из НКВД. Думаю, что сейчас все эти невинно репрессированные овцеводы и виноградари посмертно реабилитированы.

Крымские татары активно участвовали в штурме Севастополя в июне-июле 1942 г. Вот что пишет по этому поводу севастопольский историк капитан 2 ранга И.С. Манюшин: «2 июля катер, на котором находились старший лейтенант В.К. Квариани и сержант П. Судак, получил пробоины в корпусе, стал оседать от принятой воды. Заглох один мотор, и катер пришлось поворачивать к берегу, занятому фашистами. Все это произошло в районе берега неподалеку от Алушты. На берегу произошел бой между десантниками и вооруженной группой татар. В результате неравного боя, все, кто остался в живых, были пленены. Раненых татары расстреливали в упор. Подоспевшие итальянские солдаты часть пленных отправили на машине, а часть на катере в Ялту»22.

«В. Мищенко, шедший в одной из колонн пленных, свидетельствует, что из трех тысяч их колонны до лагеря в Симферополе "картофельное поле" дошла только половина пленных. Остальные были расстреляны в пути конвоем из немцев и предателей из крымских татар»23.

«В Судакском районе группа самообороны привлекалась для ликвидации десанта. При этом 12 парашютистов были сожжены заживо. Одна из карательных экспедиций завершилась длительной блокадой партизан, в результате которой 90 человек умерли от голода»24.

Хватит. Думаю, и сказанного вполне достаточно.

В 1970—1980-х годах ряд русских «диссидентов», разоблачая «сталинские преступления», доказывали нам, что, дескать, не все татары служили немцам, а лишь «отдельные группы», а другие в это время партизанили. Однако в Германии тоже существовало антигитлеровское подполье, так что, теперь немцев записывать в наши союзники по Второй мировой? Давайте посмотрим конкретные цифры.

Обратимся к данным «демократического» историка Н.Ф. Бугая: «В подразделениях немецкой армии, дислоцировавшейся в Крыму, состояло, по приблизительным данным, более 20 тыс. крымских татар»25. То есть практически все крымско-татарское население призывного возраста. Показательно, что это неблаговидное обстоятельство фактически признается в весьма характерном издании («Книга составляет документальную историческую основу проводимых в Российской Федерации мер по реабилитации поруганных и наказанных народов»)26.

А сколько же крымских татар находились среди партизан? На 1 июня 1943 г. в крымских партизанских отрядах было 262 человека, из них 145 русских, 67 украинцев и... 6 татар27.

На 15 января 1944 г., поданным партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в Крыму насчитывалось 3733 партизана, из них русских — 1944, украинцев — 348, татар — 59828. Наконец, согласно справке о партийном, национальном и возрастном составе партизан Крыма на апрель 1944 г., среди партизан было: русских — 2075, татар — 391, украинцев — 356, белорусов — 71, прочих — 75429.

Итак, даже если взять максимальную из приведенных цифр — 598, то соотношение татар в немецкой армии и в партизанах будет больше чем 30 к 1.

В связи с наступлением Красной Армии с октября 1943 г. лидеры татарских националистов начинают покидать Крым. В ходе эвакуации с полуострова вместе с немецкими частями в марте-апреле 1944 г. выехало не менее трех тысяч крымских татар. Большая часть из них, как и беженцы 1943 г., осела в Румынии, некоторым разрешено было перебраться в Германию.

Вывезенные из Крыма в Румынию татарские подразделения в июне 1944 г. были сведены в Татарский конно-егерский полк СС трехбатальонного состава. Полк проходил подготовку на учебном полигоне Мурлагер (Германия), где 8 июля 1944 г. приказом главного управления СС был развернут в Первую татарскую горно-егерскую бригаду СС под командованием штандартенфюрера В. Фортенбахера. Бригада имела следующий состав: 11 офицеров, 191 унтер-офицер и 3316 рядовых, из которых около трети составляли немцы.

В середине июля 1944 г. бригаду перевели в Венгрию. 31 декабря 1944 г. бригада была расформирована и вошла в состав Восточно-тюркского соединения СС (боевая группа «Крым» в составе двух пехотных батальонов и одной конной сотни). Эти соединения постоянно несли потери, и остатки татар в марте 1945 г. влились в Азербайджанскую боевую группу в качестве отдельных подразделений.

Часть крымских татар была перевезена во Францию и вошла в запасной батальон Волжско-татарского легиона, который дислоцировался у города Ле-Пюи. В конце войны несколько сотен татар вошли в 35-ю полицейскую дивизию СС и в состав вспомогательной службы ПВО во Франции.

Сейчас националисты всех мастей — финны, эстонцы, западные украинцы и т.д. всячески стараются дистанциировать свои части, сражавшиеся против Красной Армии, от вермахта. Мол, мы вели свою войну за независимость против большевизма, а с Гитлером ничего общего не имели. Ту же позицию занимают и современные крымско-татарские националисты. Поэтому стоит сказать пару слов о том, какую судьбу немцы готовили и Крыму, и проживавшим там татарам.

Предоставлю слово севастопольскому историку В.Б. Иванову, собравшему большой массив секретных документов Третьего рейха: ««Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами», — заявил Гитлер на совещании вставке 19 июля 1941 года. По его предложению Крым превращался в имперскую область Готенланд (страна готов). Центр области Симферополь переименовывался в Готсбург (город готов), а Севастополь получал название Теодорихсхафен (гавань Теодориха, короля остготов, жившего в 493—526 гг.).

По проекту Гиммлера Крым присоединялся непосредственно к Германии. 9 июня 1942 года на совещании начальников СС и полиции Гиммлер заявил, что война не имела бы смысла, если бы после нее, в частности, Крым не был в течение 20 лет полностью колонизован немцами, и притом только по расовому принципу, по принципу крови.

16 июля 1941 года Гитлер принял решение о создании на первом этапе генерального комиссариата Тавриды, включая Крым и Мелитополь с прилегающими к нему землями, в составе рейхскомиссариата Украины. Начальником гражданского управления был назначен Альфред Фрауенфельд, хотя фактическая власть в период оккупации была в руках военного командования.

Согласно данным на 1 января 1943 года, площадь рейхскомиссариата Украины составляла 339 276 квадратных километров. Делился он на шесть генеральных округов.

Исторически возвращение Крыма в состав Германии основывалось на том факте, что во второй половине IV века в Таврику вторглись пришедшие с берегов Балтийского моря германские племена готов, которые жили здесь, наряду с другими народами, и в средние века. В июле 1942 года Фрауенфельд организовал археологическую экспедицию, которой руководил начальник СС и полиции в Тавриде бригаденфюрер СС фон Альвенслебе, а полковник Вернер Баумельбург выполнял обязанности археолога. Были обследованы руины Феодоро — столицы одноименного грекоязычного княжества, которое было разгромлено войсками турецкого султана Мехмеда II в 1475 году. Вывод: это типичный образец германской фортификации. По итогам экспедиции Баумельбург написал работу «Готы в Крыму», в которой утверждал, что Алустон (Алушта), Горзувитай (Гурзуф), Каламита (Инкерман) построены готами. Собранные материалы Фрауенфельд использовал для своей книги «Причины и смысл нашей борьбы». Он выдвинул проект автомагистрали, которая связала бы Гамбург с Крымом и позволила преодолевать путь за два дня, и предлагал в качестве прислуги для отдыхающих на крымских курортах немцев использовать крымских татар30.

5 июля 1942 г. состоялось совещание командования вермахта и полиции, где обсуждался вопрос о методах выселения из Крыма расово «неполноценных» жителей. Решено было создать специальные лагеря для проведения «расового обследования» населения31.

К июлю 1942 г. германское руководство окончательно отказалось от своих планов предоставления крымским татарам самоуправления. 27 июля в ставке «Вервольф» за ужином Гитлер заявил о своем желании «очистить» Крым.

Нежелание турецкого руководства вступить в войну на стороне Германии стало основанием для прекращения обсуждения вопросов о будущем статусе тюркских народов, проживавших на оккупированных территориях Советского Союза. И на крымских татар перестали смотреть как на связующее звено в германо-турецких отношениях.

Так что в случае победы Гитлера крымские татары поехали бы не в Среднюю Азию на свою историческую родину, а в культурные европейские города — Дахау, Освенцим. Да и польский городишко Треблинка чем хуже?

Примечания

1. Цит. по: Иванов В.Б. Тайны Севастополя. Кн. 1. С. 271—272.

2. Иванов В.Б. Севастопольская эпопея 1941—1944 в официальных документах. Севастополь: КИЦ «Севастополь», 2004. С. 245.

3. Там же. С. 245—247.

4. Там же. С. 248.

5. Иванов В.Б. Тайны Севастополя. Кн. 1. С. 272—273.

6. Там же. С. 292—293.

7. Крым в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. С. 199.

8. Цит. по: Диксон Ч.О., Гейльбруин О. Коммунистические партизанские действия. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. С. 61.

9. Там же.

10. Крым в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. С. 217—218.

11. Цит. по: Диксон Ч.О., Гейльбруин О. Коммунистические партизанские действия. С. 161—162.

12. Там же. С. 69.

13. Там же. С. 186.

14. Там же. С. 189.

15. Крым в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. С. 283.

16. * Hiwi — сокращенное от Hilfswillige (добровольные помощники). Так немцы называли советских граждан, сотрудничавших с оккупантами.

17. Ефимов A.B. Некоторые аспекты германской оккупационной политики в отношении крымских татар в 1941—1944 гг. // Российская община Севастополя. Май 2002 г.

18. ГААРК. Ф. П-156. Оп. 1. Д. 40.

19. Ефимов A.B. Некоторые аспекты германской оккупационной политики в отношении крымских татар в 1941—1944 гг.

20. См. Басов A.B. Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945. С. 208.

21. Поданным Влады Селиной («За что Сталин выселял народы»).

22. Маношин И.С. Героическая трагедия. С. 141 — 142.

23. Там же. С. 190.

24. Басов A.B. Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945. С. 209.

25. Бугай Н.Ф. Л. Берия — И. Сталину: Согласно Вашему указанию... М.: АИРО-XX, 1995. С. 146.

26. Там же. С. 2.

27. Крым многонациональный. Вопросы и ответы. Вып. 1. / Сост. Н.Г. Степанова. Симферополь: Таврия, 1988. С. 80.

28. Там же.

29. Бугай Н.Ф. Л. Берия — И. Сталину: Согласно Вашему указанию... С. 146.

30. Иванов В.Б. Тайны Севастополя. Кн. 1. С. 298—299.

31. По данным Ефимова A.B. Некоторые аспекты германской оккупационной политики в отношении крымских татар в 1941—1944 гг.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь