Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

В огне революционных битв

Тяжелый, каторжный труд, полуголодное нищенское существование, угроза очутиться без работы и без куска хлеба не могли не вызвать среди рабочих протеста против эксплуататоров. Под влиянием передовых сил постепенно пробуждалось сознание масс, и Феодосия к началу 1900-х гг. стала одним из центров революционного движения в Крыму.

В 1902 г. здесь возникла подпольная социал-демократическая организация. Имена ее руководителей удалось установить по хранящимся в архивах делам Одесской судебной палаты. Одним из первых руководителей революционной борьбы феодосийского пролетариата против царского самодержавия и активным пропагандистом марксизма был Яков Александрович Глотов.

Из материалов жандармского дознания и обвинительного акта по делу Феодосийской социал-демократической организации видно, что Яков Глотов был связан «с находящимися за границей антиправительственными элементами». Он создал боеспособную и жизнедеятельную организацию, в которую входили рабочие морского порта и табачной фабрики, железнодорожных мастерских и представители прогрессивной интеллигенции.

О том, какую работу проводила Феодосийская социал-демократическая организация, рассказывает заметка, опубликованная 15 сентября 1902 г. в ленинской газете «Искра»:

«24 мая 1902 года в г. Феодосии местной рабочей организацией были впервые распространены прокламации к рабочим в количестве 450 штук. В прокламациях выяснялось значение борьбы, в которую вступил русский рабочий, с капитализмом и царским правительством.

Прокламации были распространены очень удачно. По всем слободкам были разбросаны во дворах, а также расклеены на стенах многих зданий. На местную табачную фабрику Стамболи прокламации были доставлены в количестве 48 штук. Побывали также прокламации на механическом заводе Наделя, в железнодорожных мастерских, на кирпичных заводах (2) и других предприятиях.

На одном из кирпичных заводов (Французск. общ.) прокламации вызвали забастовку. Рабочие добились небольших уступок. Местной же организацией были распространены листовки перепечатанные с издания Петербургского «Союза борьбы», «О том, как берут с нас незаметно налоги», в количестве 150 штук.

Листовки и прокламации были также разбросаны на базаре, где они читались громогласно, и обладающий листком вступал в пререкания с полицией, прежде чем отдавал листок городовому. В эту же ночь были распространены в уезде (300 шт.) прокламации к крестьянству...»

Пребывание Якова Глотова в Феодосии было плодотворным, но недолгим — всего два месяца. Жандармы установили за ним слежку. Вскоре он вынужден был покинуть Феодосию и, как свидетельствуют жандармские документы, выехал за границу. Его преемником стал Николай Ильич Чембаров — способный организатор и пропагандист.

В обвинительном акте по делу о Феодосийской социал-демократической рабочей организации чиновники Одесской судебной палаты дали такую характеристику Чембарову:

«Пензенский мещанин, окончил курс Пензенской духовной семинарии; состоял студентом Томского университета, откуда уволен в феврале 1899 г. за участие в беспорядках; холост, великорос, православный, канцелярский служитель Харьковской конторы Госбанка, к дознаниям по государственным делам не привлекался...». Далее сообщается, чем именно разгневал он власти: «Обвиняется в том, что примкнул в 1902 г. к противоправительственному сообществу «Феодосийская социал-демократическая рабочая партия», направленному к низвержению, хотя бы в более или менее отдаленном будущем, существующего в России образа правления, и с этой целью состоял членом интеллигентского кружка, посещал сходки отдельных рабочих кружков сообщества, на которых читал и распространял брошюры и прокламации революционного содержания, принимал участие на всех сходках рабочих кружков... Заведовал печатанием и распространением прокламаций, к которым по его распоряжению прикладывалась печать: «Феодосийская социал-демократическая рабочая партия»... С осени 1902 г. принял на себя главное руководство преступной деятельностью сообщества, распределил всех членов на 10 отдельных кружков, снабжал руководителей революционными произведениями и получал от них деньги на покупку нелегальной литературы».

Н.И. Чембаров не присутствовал на суде, где оглашался этот обвинительный акт: ему удалось вовремя скрыться от жандармов. Организация же продолжала действовать.

Газета «Искра» систематически освещала деятельность Феодосийской социал-демократической организации. 1 марта 1903 г. в ней была напечатана статья о методах работы феодосийской организации партии по укреплению связей с рабочими. 15 июня 1903 г. «Искра» опубликовала заметку о загородной маевке феодосийских рабочих, проходившей под лозунгом «Долой самодержавие!»

Летом 1903 г., когда Украину и Закавказье охватила волна массовых политических забастовок, пролетариат Феодосии также не остался в стороне. Первыми забастовали табачники и портовые грузчики, к ним присоединились ремонтные рабочие железной дороги и порта. Всего в этой забастовке, проходившей под руководством социал-демократической организации, участвовало более двух тысяч человек.

7 февраля 1905 г. в Феодосии под руководством социал-демократической организации состоялась мощная демонстрация и всеобщая забастовка против расправы царя над народом в день Кровавого воскресенья (9 января). Местные власти бросили на расправу с демонстрантами и забастовщиками полицию и вооруженных черносотенцев, учинили кровавую расправу над рабочими. Около 30 рабочих было ранено, один убит.

Властям не удалось запугать революционно настроенных рабочих. В апреле, мае и июне забастовки продолжались. В течение июня бастовало свыше двух тысяч рабочих.

Большим событием в жизни трудящихся Феодосии была встреча с броненосцем «Потемкин». Об этом событии напоминает мемориальная доска у входа в порт, установленная в пятидесятую годовщину знаменательного исторического события.

В Феодосии потемкинцы рассчитывали пополнить запасы продовольствия, пресной воды и топлива. На борт корабля был вызван городской голова Дуранте. Судовой комитет потребовал от него дать распоряжение администрации порта об обеспечении броненосца всем необходимым. Перепуганный Дуранте пообещал матросам, что сделает для них все от него зависящее. И действительно, на корабль было доставлено несколько баркасов с продовольствием, но в то же время на территории порта сосредоточивались войска местного гарнизона. Катер с броненосца, подошедший к причалу, чтобы взять на буксир угольную баржу, был встречен залпами. Попытка моряков пополнить запасы топлива кончилась для них трагически. Потеряв несколько человек убитыми и ранеными, броненосец «Потемкин» 23 июня ушел с рейда и взял курс на Констанцу.

25 июня, израсходовав остатки угля и воды, корабль сдался румынским властям.

Восстание на броненосце «Потемкин» не на шутку перепугало царя и его министров. Немедленно началась чистка личного состава Черноморского флота. Более тысячи матросов, то есть пятая часть всего плавсостава, были списаны с кораблей и преданы суду; многие офицеры, в том числе ряд высших чинов флота, которые, по мнению царя и его морского министра, не проявили должного рвения в подавлении восстания, уволены с царской службы.

Кровавой страницей вошли в историю Феодосии события октября 1905 г. 19 октября местные власти и черносотенцы учинили дикую расправу над мирными жителями города. Это было на третий день после обнародования царского манифеста о даровании гражданских свобод. «Самое сильное воображение, самая пламенная фантазия, самый могучий талант не в силах передать словами все то, что происходило в несчастной Феодосии в знаменитый день провозглашения великих свобод», — писала об этом легальная большевистская газета «Новая жизнь».

Документы того времени, воспоминания очевидцев дают возможность восстановить некоторые подробности этого чудовищного преступления феодосийской полиции и черносотенцев.

Манифестом 17 октября самодержавие пыталось обмануть народ, чтобы собраться с силами и перейти в наступление на пролетариат. Уже на следующий день всю Россию охватила волна полицейского террора и погромов. Докатилась она и до Феодосии.

Известие о манифесте было получено здесь 18 октября. На следующий день тысячи феодосийцев вышли на улицы города. У здания городской управы (вблизи башни Константина) состоялся многолюдный митинг. Большевики разъясняли трудящимся, что манифест является политическим маневром царского правительства, и призывали не поддаваться обману.

Вечером местная социал-демократическая организация решила провести собрание в концертном зале городской управы. К назначенному времени сюда пришли сотни рабочих морского порта, обеих табачных фабрик, железной дороги, кирпичных заводов и других предприятий. Когда люди заполнили зал, черносотенцы забаррикадировали все выходы и подожгли здание. По «стечению обстоятельств» ни в городской управе, ни возле нее не оказалось ни одного городового (не считая переодетых, находившихся среди погромщиков).

Пламя охватило здание. В зале поднялась паника. Страшная давка возникла у дверей, но черносотенцы не зря потрудились: тяжелые запоры выдержали натиск толпы. Люди стали выпрыгивать в окна, но здесь их встречали пулями, градом камней, кистенями. Бандиты убили 15 человек. Раненых и изувеченных было в несколько раз больше. Здание сгорело.

На этом черносотенцы не успокоились. После разгрома собрания они устроили в городе кровавый еврейский погром. Пьяные молодчики из клуба приказчиков, мясники, лавочники, всевозможные уголовники всю ночь рыскали по городу, грабя и калеча ни в чем не повинных людей.

После октябрьских дней под влиянием работы социал-демократической организации и демократической печати, клеймившей громил, наиболее сознательная часть грузчиков стала активно участвовать в революционном движении.

Так обернулась для феодосийцев свобода, дарованная Николаем II Кровавым.

«Манифест о свободе обагрен потоками крови, озарен аутодафе, перед которым пасуют «деяния святых отцов испанской инквизиции!» — писала газета «Новая жизнь», комментируя эти события.

Высшей точкой революции 1905 г. было Декабрьское вооруженное восстание в Москве. Восстанию предшествовали всеобщая политическая забастовка и забастовка на железных дорогах страны.

11 декабря забастовали и феодосийские железнодорожники. Для руководства был избран стачечный комитет. Вся власть на станции перешла в его руки. Железнодорожников поддержали рабочие морского порта и других предприятий города. В первый день забастовки был создан Совет рабочих депутатов во главе с портовым рабочим В.С. Карцевым. Его заместителем стал тоже портовый рабочий — энергичный, пользовавшийся в порту большим авторитетом Михаил Полтавкин.

Феодосийский исправник доносил в те дни таврическому губернатору:

«Вчера и сегодня толпа в несколько тысяч производит угрожающие сборища, фактически управляет городом, закрывает правительственные и частные учреждения. Войск очень мало. Нет возможности прекратить каждый день увеличивающиеся незаконные самоуправные действия толпы. Необходима сейчас помощь. Положение опасное».

17 декабря военное командование бросило на подавление волнений две пехотные роты, но солдаты отказались идти против рабочих и потребовали увольнения в запас.

Перепуганный таврический губернатор в тот же день направил командующему войсками Одесского военного округа телеграмму: «В Феодосии забастовала железная дорога, — с тревогой писал он. — Рабочие портовые и фабричные устраивают угрожающие митинги. Положение опасное. Прошу распоряжения вернуть из Севастополя две роты Виленского полка».

18 декабря транспорт «Березань» доставил в Феодосию войска. И снова в Феодосии пролилась кровь: по казармам, где размещались непокорные роты, был открыт огонь. Сопротивление солдат было сломлено.

Руководители восстания Виленского полка были преданы военному суду по обвинению в том, что они «в сговоре с другими, следствием не обнаруженными, нижними чинами того же полка, всего в числе свыше 100 человек» предъявили к командованию требования, выходящие за рамки уставов. К суду были привлечены прапорщик М.И. Иванов, фельдфебели И.Г. Серов, Г.И. Осадченко, В.М. Коваленко унтер-офицеры Ф.О. Огинский, П.Ф. Потапов, С.П. Колосков, Н.Д. Пузанов, И.Н. Джулай и 28 рядовых. Почти все из 37 преданных военному суду были приговорены к каторжным работам, тюрьмам или отдаче в дисциплинарные батальоны.

Размах забастовки и упорство феодосийских рабочих встревожили царские власти. Они приняли крайние меры: объявили город на военном положении. Для наведения порядка в Феодосию был назначен временный генерал-губернатор с чрезвычайными полномочиями.

Не прекращалась революционная борьба феодосийского пролетариата против царского самодержавия и в период столыпинской реакции. Об этом свидетельствуют донесения полицейских и жандармских чинов и другие архивные документы фонда Одесской судебной палаты.

23 января 1907 г. социал-демократическая организация Феодосии распространила прокламацию, обращенную к солдатам гарнизона. Вызывает восхищение убедительность, простота и доходчивость этого агитационного документа: «Не сегодня-завтра народ объявит жестокую войну своим угнетателям, и тогда вам, солдаты, придется сказать свое последнее слово: за народ или против народа. Если за народ, то против самодержавия, против произвола, против народных угнетателей; если против народа, то против отцов, братьев, жен, сестер, детей и матерей...»

* * *

В период первой русской революции трудящиеся Феодосии прошли суровую школу политической борьбы, получили крепкую закалку для новых битв с самодержавием. В подготовке их к решающим боям большую роль сыграл младший брат В.И. Ленина Дмитрий Ильич Ульянов. Член большевистской партии со дня ее основания, пламенный революционер, он в 1911—1914 гг. работал земским санитарным врачом Феодосийского уезда и поддерживал связь с заграничным большевистским центром, с Владимиром Ильичем Лениным.

Зимой 1910 г. Дмитрий Ильич переехал в Крым. Ему было поручено оказать практическую помощь крымским большевистским организациям.

Дмитрий Ильич и его жена Антонина Ивановна (урожденная Нещеретова) приехали в Феодосию в мае 1911 г. и временно поселились во флигеле дачи, принадлежавшей Папахристо (дача и флигель находились недалеко от нынешней детской больницы и до настоящего времени не сохранились). Позднее Ульяновы сняли квартиру в доме нотариуса Мельникова (в настоящее время здесь находится корпус № 26 санатория Министерства обороны).

Деятельность Д.И. Ульянова в Феодосии была многогранной и выходила далеко за рамки обязанностей земского врача. Как и все члены семьи Ульяновых, он постоянно был в центре общественно-политической жизни. В Феодосии вокруг него группировалась передовая интеллигенция и, разумеется, все активные участники революционного движения.

После поражения первой русской революции, несмотря на тяжесть реакции, работа революционного подполья в Феодосии и других крымских городах с приездом Д.И. Ульянова заметно усилилась. Не случайно именно в это время участились тревожные сигналы царской охранки о «неблагополучном положении» в Крыму, об оживлении деятельности социал-демократических организаций.

Большевики Крыма поддерживали тесную связь с Центральным Комитетом партии, с газетой «Правда», активно распространяли эту газету и журнал «Просвещение» среди передовых рабочих и в кругах революционной интеллигенции. С помощью «Правды» большевики знакомили грудящихся с работами В.И. Ленина (только в 1912—1914 гг. «Правда» опубликовала 265 ленинских статей).

Империалистическая война прервала революционную деятельность Д.И. Ульянова в Феодосии. 20 июля 1914 г. он был мобилизован в армию и назначен врачом во 2-й Севастопольский временный военный госпиталь И здесь Дмитрий Ильич оставался верным революционному долгу. Отдавая все силы лечению солдат, он продолжал вести большую политическую работу. Условия госпиталя позволяли ему широко развернуть пропаганду среди солдат, прошедших ужасы и лишения оконной жизни.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь