Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

На правах рекламы:

вентиляторы для фермы, дополнительное охлаждение ферм - комплектующие и сопутствующее для

ортомол, orthomol flavon

Главная страница » Библиотека » П.П. Фирсов. «Форос»

Архимандрит Петр

Виталий Леонидович Посаднев родился в семье военного моряка 5 марта 1966 в посёлке Красногвардейское Крымской области. У Посадневых Виталик был единственным ребенком. В 1968 году родители расстались, и мальчик переезжает с матерью в Севастополь.

В школьные годы Виталий часто совершал с дедушкой походы по Крымским горам. Он был организатором всех школьных мероприятий, связанных с туризмом. В любых условиях мог быстро собрать палатку, разжечь костер, приготовить походные деликатесы. Иногда уходил в горы один. Юный Виталий посещал многие святые места Тавриды, в том числе пещерные города и монастыри. Но больше всего в школьные годы душа юноши стремилась к Байдарской долине и Форосскому храму на вершине скалы.

Еще в школе Виталик стал изучать старославянский язык, увлекся религией, стал посещать церковный хор. За свои взгляды он не раз приглашался в директорский кабинет, а первый «красный» аттестат он не получил из рук в руки, а поднял с пола, куда его швырнула разгневанная классная руководительница.

Жизненный путь о. Петра также, как у о. Павла (Ундольского), оказался тесно связанным с городом Владимиром. Окончив школу в июле 1984 года, Виталий Посаднев уехал в город Владимир, где 2 месяца служил в Успенском кафедральном соборе иподиаконом. Затем его призвали в армию в город Архангельск.

Вернувшись из Архангельска, Виталий ненадолго заехал в Севастополь, повидался с родными, посетил любимые места Таврических святынь, в том числе Форосский храм. Затем он отправился на прежнее место службы во Владимирскую епархию, где 30 ноября 1985 года был одет в рясофор.

10 декабря пострижен в монашество с наречением имени Петр, в честь Святителя Петра, Московского и всея Руси чудотворца.

В 1986 году отец Петр переведен иеродиаконом в Благовещенский собор города Мурома.

В 1989 году получил отпуск и приехал из Мурома в Крым. Как всегда, вначале он поехал к родителям. Затем посетил кафедральный собор в Симферополе, познакомился там с архиепископом Варлаамом, возглавлявшим в те годы Православную Церковь в Крыму, и был приглашен им на работу в епархию. По возвращении в Муром он подал прошение архиепископу Владимирскому Валентину с просьбой уволить его с правом перевода.

22 мая 1990 года архиепископ Симферопольский и Крымский Варлаам рукоположил о. Петра в сан иеромонаха. Произошло это в Евпатории. Отцу Петру предложили возглавить два храма в Севастополе: Покровский собор на Большой Морской, только что переданный Русской Православной Церкви, либо Владимирский собор — оба в плачевном состоянии. Однако о. Петр выбрал храм очень трудный для священнического служения, но дорогой и любимый с детства. Именно сюда просил он от своего имени ездить маму и отчима, когда служил в армии. «Демобилизовавшись, и на короткое время приехав в Севастополь, он вел службу у полуразрушенного Форосского храма, к которому потом вернулся через 5 лет и остался здесь навсегда», — рассказывает Валентина Александровна Посаднева — его мама.

24-летний отец Петр пришел в 1990 году в Форосскую церковь, израненную и полуразрушенную. Несмотря на исключительное местоположение храма, служить здесь было нелегко: жилья поблизости нет, церковь одиноко стояла среди лесистых скал. До прибрежного поселка семь километров, вверх до села Орлиного тоже семь километров через перевал. Кровля худая, сквозь нее льёт дождь. На мозаичном полу инкрустация из разноцветных минералов уничтожена, зияют выбоины, дверей и окон нет.

Новый настоятель поселился здесь в вагончике и безвыездно жил высоко в горах. Топил буржуйку, сам готовил себе еду, дважды в день без транспорта спускался в поселок по тропинкам и возвращался вновь. Своими руками выгребал грязь из церкви. Поначалу отцу Петру помогала лишь горсточка энтузиастов из близлежащих поселков: Фороса, Мелласа, Орлиного. В 1990 году на Троицу в церкви Воскресения Христова состоялась первая служба.

Накануне прошел дождь, и утром отец Петр черпал и ведрами выносил из храма воду. Во время службы помогать священнику было некому, и отчим Вячеслав Васильевич подавал ему кадило. Пели кое-как. Отец Петр после службы чуть не плакал: «Какой у меня в Муроме хор был!» После более чем 60-летнего молчания вновь зазвучал благовест церковного колокола.

И хотя внутри церкви было еще темно и неуютно, каждую субботу и воскресенье здесь проводились службы. Многие посетители вносили посильные денежные пожертвования на восстановление храма. В Форосе прихожане ходили по квартирам, и жители жертвовали на восстановление храма кто сколько может. А Форосский поссовет в 1994 году перечислил на восстановительные работы 500 миллионов украинских купонов — очень большая по тем временам сумма.

Через два года отцу Петру дали временную квартиру в Форосе, но он прожил в ней недолго и через три месяца опять перебрался на Красную скалу, где обустроил себе жилье на месте бывших церковных подвалов.

Прошло некоторое время, и о. Петр привлек в храм прекрасных певцов — камерный мужской хор, который даже ездил во Францию с концертом духовной музыки. Полным ходом шла реставрация храма. Почти закончена внутренняя роспись храма, леса уже опустились на уровень человеческого роста. Предстояло исполнить иконостас, написать иконы, благоустроить территорию, возвести хозяйственные постройки.

Храм, восставший из руин, постепенно вновь приобрел свою первоначальную красоту, радовал всех проезжающих, молящихся, вложивших свою посильную лепту в становление не только самого здания, но и души человеческой. Отец Пётр не только восстанавливал храм, но и учился. Он закончил Загорскую духовную семинарию и до 1997 года успел закончить 2 курса Киевской духовной академии.

Вспоминает Ольга Александровна Петрова, реставратор храма: «За многие годы под воздействием ветров, тумана, дождей, перепадов температуры, землетрясений прочность здания снизилась: постарел инкерманский камень, появились щели, трещины. Приходилось стягивать камни проволокой, для укрепления раствора цемент размешивали с ПВА. Для работ о. Петр привлекал солдат, которых хорошо кормил, и помогал им, так как сам служил в армии и на себе испытал все тяготы службы. Он говорил: «Сам был солдатом, знаю, как им трудно». Он старался угощать их свежими фруктами и овощами. Вообще о. Петру была свойственна щедрость и хлебосольство. Приезжая с продуктами, он приглашал всех работающих на восстановлении храма: «Идите все, посмотрите, что я привез», сам накрывал стол. Отец Петр умел и любил готовить сам, делал это очень хорошо и быстро».

Ольга Александровна в своих воспоминаниях особенно отмечает, что Отец Петр был очень красив. Некоторые ходили в храм для того, чтобы посмотреть на него и послушать, как он поет. Однажды к храму подъехали путешественники. Мужчина, сопровождающий их, удивлённо воскликнул: «Вы не знаете о. Петра? Вам надо обязательно познакомиться с батюшкой, у него такие божественные глаза».

Все, кто общался с о. Петром, отмечают: походка его очень легкая, он ходил, как будто летал над землей. Отец Петр ложился поздно, а в 5 утра, когда все еще спали, уже ходил вокруг храма и думал, что делать сегодня ему и всем рабочим и реставраторам».

Вот что прихожане записали об отце Петре в книгу памяти: «Отец Пётр. Он настолько был светлой высокодуховной личностью, что всегда, когда выходил из алтаря и начинал службу, храм наполнялся таким светом, словно солнце восходило на небе. Нельзя было, побывав на его службе, не придти в храм снова и снова. Он очаровывал своим сильным, чистым, как горный ручей голосом, легко и беспрепятственно льющимся и заполняющим храм и наши души. Божественная музыка звучала в голосе отца Петра даже тогда, когда он просто говорил. Л какими были его проповеди! Он заставлял нас думать о смысле жизни, становиться добрее, лучше, любить даже врагов наших. Несмотря на свою молодость, отец Пётр был достойным пастырем для прихожан любого возраста. Он был истинным священником от Бога, и мы были счастливы рядом с ним. После каждой службы мы уходили с чувством праздника в душе».

О. Пётр поддерживал тесные связи со многими священниками. Настоящая дружба связывала его с настоятелем церкви Свято-Климентовского Инкерманского монастыря. Редкая фотография, помещённая в настоящей книге, запечатлела вместе двух крымских архимандритов: Петра и Августина. Архимандрит Августин (Половецкий), настоятель монастыря Святого Климента (1992), Балаклавского Свято-Георгиевского монастыря (1994) на мысе Фиолент и Терновского скита возродил эти обители. Судьба обоих архимандритов сложилась трагически. О. Августин вместе с иеромонахом Агапитом погиб 13 сентября 1996 года в автокатастрофе, произошедшей в результате лобового столкновения легковой машины с грузовым Камазом. Отец Пётр глубоко переживал потерю своего самого близкого друга.

Незадолго до гибели священнику исполнилось 40 лет. Меньше чем через год не стало и Архимандрита Петра. Ему судьба отвела и того меньше — 31 год.

Все, что связано с о. Петром, становится легендой. Трагической судьбе священника посвящена книга православных писателей А. Ильинской и А. Тарнавского «Крымский священномученик» — повесть о невинно убиенном архимандрите Петре.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь