Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » П.А. Моргунов. «Героический Севастополь»

Итоги обороны Севастополя

В обороне Севастополя в исключительно трудных условиях советские воины и население проявили непревзойденный героизм, стойкость и самоотверженность в боях и в течение 8 месяцев отстаивали город от натиска хорошо вооруженных и превосходящих по численности вражеских войск.

«Родина наша, — писал А. Толстой, — колыбель героев, огненный горн, где плавятся простые души, становясь крепкими, как алмаз и сталь».

Источником стойкости, мужества и массового героизма севастопольцев был советский общественный и государственный строй, созданный Великой Октябрьской социалистической революцией, которой руководил великий вождь Владимир Ильич Ленин.

Оставление Севастополя было результатом общих причин, обусловивших наши временные неудачи в этот период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Советский народ под руководством Коммунистической партии преодолел огромные трудности и сумел выковать оружие Победы. Героическая Красная Армия осенью 1942 г. окончательно остановила врага, а затем перешла в решительное контрнаступление. Захватив под Сталинградом стратегическую инициативу и закрепив ее в битвах под Курском и на Днепре, Красная Армия погнала фашистские войска на запад.

Необходимо кратко остановиться на обороне советских военно-морских баз в Великой Отечественной войне, особенно в ее первый период, и показать значение этих оборонительных действий Советского Военно-Морского Флота совместно с войсками Красной Армии в срыве гитлеровских планов «молниеносной» войны против Советского государства.

Известно, что с начала Великой Отечественной войны и до осени 1942 г. проблема обороны военно-морских баз как отдельных приморских плацдармов имела для Советского Союза большое значение. Верховное командование фашистской Германии (ОКВ) планировало решить исход войны на трех стратегических направлениях, два из которых — северо-западное и юго-западное — географически прилегали к Балтийскому и Черному морям.

На северо-западном направлении главным стратегическим объектом наступления группы армий «Север» являлся Ленинград. Захватом города Ленина гитлеровцы рассчитывали нанести в том числе и моральный удар советскому народу, так как Ленинград является колыбелью Великого Октября, городом славных революционных, боевых и трудовых традиций, крупнейшим политическим и промышленным центром. Молниеносный разгром советских войск в Литве, Латвии и Эстонии, овладение Ленинградом, уничтожение Краснознаменного Балтийского флота путем захвата всех военно-морских баз и портов на Балтийском море ОКВ рассматривало как первоочередную задачу. По многим документам ОКБ, выступлениям Гитлера, из дневника Гальдера отчетливо видно, какое большое значение придавалось балтийским морским коммуникациям1. Пропускная способность железнодорожной сети Прибалтики для обеспечения ведения широких военных действий была ограниченна. Это значительно повышало роль морских коммуникаций. Ценой больших потерь немецко-фашистским войскам удалось захватить в Прибалтике военно-морские базы и порты Либава, Виндава и Рига и направить часть сил на Главную базу Балтийского флота — Таллин. Решением Ставки оборона Таллина была возложена на Балтийский флот с приданным для этой цели 10-м стрелковым корпусом.

В течение августа шли тяжелые бои за Таллин, но 28 августа решением Ставки силы армии и флота были эвакуированы. 30 августа завершился беспримерный прорыв Балтийского флота из Таллина в Кронштадт сквозь тысячи мин, при непрерывных атаках авиации противника. С эвакуацией защитников Таллина оборона Ханко и Моонзундских островов вступила в новый, еще более тяжелый и ответственный период, который длился на Моонзунде до октября 1941 г., а оборона военно-морской базы на полуострове Ханко — до начала декабря. Впоследствии все силы флота были привлечены к обороне Ленинграда, чтобы помочь Красной Армии длительно оборонять его.

Немаловажное значение придавалось немецко-фашистским командованием южному стратегическому направлению. Правый фланг армии «Юг» должен был наступать вдоль Черноморского побережья и овладеть расположенными на нем военно-морскими базами. В этом ОКВ видело решение ряда политических, экономических и стратегических проблем2. Как свидетельствуют документы противника, его беспокоило абсолютное превосходство флота Советского Союза на Черном море. Своей ближайшей задачей на юге ОКВ считало окружение и уничтожение советских войск на Украине, захват Киева и на Черноморском побережье — Одесской и Севастопольской баз.

Стратегическая роль Северного морского театра и Северного флота определялась прежде всего наличием коммуникаций, связывающих Советский Союз с другими государствами и Дальним Востоком, наличием здесь незамерзающего порта Мурманск.

Войска 14-й армии во взаимодействии с Северным флотом сорвали попытку противника захватить Мурманск. Оборона полуостровов Рыбачий и Средний была возложена на Северный флот. Для этого был образован Северный оборонительный район, который удержал обороняемую им территорию до конца боевых действий на Севере.

Рассматривая планы ОКВ на прибалтийском, причерноморском и северном направлениях, необходимо отметить, что в основе их лежали две концепции: первая — победа должна быть достигнута в результате быстротечной кампании3; вторая — не использовать в войне против Советского Союза крупные военно-морские силы. Балтийский и Черноморский флоты должны быть ликвидированы захватом военно-морских баз сухопутными войсками.

Основная цель противника разгромить главные силы советских войск в приграничных районах оказалась неосуществимой. Наступление армий вермахта было остановлено на ленинградском и московском направлениях.

Ко второй половине августа ни группа армий «Север», ни группа армий «Юг» не выполнили своих задач, они значительно отстали от вырвавшейся вперед группы армии «Центр», в результате чего обнажили ее фланги. Одновременное наступление врага на трех стратегических направлениях было сорвано. Командование вермахта было вынуждено приказать группе армии «Центр» еще 30 июля прекратить наступление на Москву и перейти к обороне.

Во изменение плана «Барбаросса» главные усилия были перенесены на фланги. Из группы армий «Центр» часть сил была переброшена на юг и ленинградское направление4. В документах ОКВ, выступлениях Гитлера с особой силой подчеркивалось, что до наступления зимы главнейшей задачей является не Москва, а захват промышленных и угольных районов Юга, окружение Ленинграда и соединение с финнами на севере5. С захватом Крыма и Севастополя 11-ю немецкую армию предполагалось перебросить на усиление группы армии «Юг» и тем самым содействовать ей в наступлении на Кавказ.

Осенью 1941 г. врагу удалось блокировать Ленинград, овладеть значительной частью Донбасса и почти всем Крымом. Однако полностью решить эти задачи на флангах советско-германского фронта ему не удалось: продолжали героически обороняться Севастополь, Ленинград, Ханко, Моонзундские острова и др. Немецко-фашистские войска не смогли ворваться на Кавказ. После неудач на севере и юге ОКВ предприняло новое наступление на московском стратегическом направлении, которое закончилось крупнейшим поражением армий вермахта.

В 1942 г. ОКВ планировало наступление только на одном стратегическом направлении — южном. Вновь, как и в 1941 г., одной из задач было уничтожение Черноморского флота путем захвата всего побережья Кавказа6. Оборона Севастополя задержала наступление войск противника на юге. Правда, в конечном итоге немецко-фашистским войскам ценой огромных усилий удалось вырваться на Северный Кавказ и продвинуться к Сталинграду. Однако окружение и последовавшее затем уничтожение ударной группировки немецко-фашистских войск под Сталинградом изменило весь ход войны в пользу Советских Вооруженных Сил.

Оборона военно-морских баз, приморских городов и отдельных прибрежных территорий в ходе Великой Отечественной войны сыграла роль в срыве планов врага. Борьба за удержание этих объектов была важной составной частью стратегической обороны Советских Вооруженных Сил в первый период Великой Отечественной войны. Целями операций по обороне военно-морских баз было: отвлечь, измотать и обескровить как можно больше сил врага на главных стратегических направлениях;

обеспечить эвакуацию промышленного оборудования, сырья и других материальных ценностей;

лишить противника возможности использовать эти базы для снабжения своих войск.

Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб уделяли большое внимание непосредственному руководству обороной крупных военно-морских баз, в том числе Севастополя, выделяя соответствующие силы и средства, организуя оперативно-стратегическое взаимодействие флота, сухопутных войск и военно-воздушных сил, принимая в критические моменты решительные меры по оказанию помощи обороняющимся. Это руководство осуществлялось через главнокомандующих направлениями, наркомат ВМФ и Главный Морской штаб, военные советы флотов и приморских фронтов, а в отдельные периоды — непосредственно через командующих оборонительными районами.

Анализируя организацию обороны военно-морских баз на наших морских театрах, особенно опыт обороны Одессы, Севастополя и Новороссийска, можно с уверенностью сделать вывод, что разработанная Генеральным штабом и Главным Морским штабом и утвержденная Ставкой организация обороны военно-морских баз против сухопутного противника в виде оборонительных районов полностью себя оправдала.

Впервые эта организация была введена 19 августа 1941 г. директивой Ставки в период обороны военно-морской базы Одесса на Черном море. В Одесском оборонительном районе объединялись сухопутные войска и разнородные силы флота (корабли, авиация и береговая оборона) под единым командованием — в данном случае командира военно-морской базы. 13 ноябре был создан Севастопольский оборонительный район, который возглавил Военный совет Черноморского флота по опыту обороны Таллина.

Такая организация полностью обеспечивала целенаправленное использование, мобилизацию и взаимодействие всех сил и средств для длительной и устойчивой обороны в условиях значительного превосходства противника. Особо важным моментом этой организации было то, что высшим командным органом, управляющим, обеспечивающим и отвечающим за выполнение поставленных задач, являлся Военный совет Черноморского флота; так же было на Балтийском и Северном флотах. В обороне приморских районов очень большая, а иногда решающая роль принадлежала флоту, который должен был обеспечить всем необходимым сухопутные войска и силы флота, занятые в обороне, оказывать артиллерийскую поддержку кораблями и авиацией флота, а в кризисные моменты незамедлительно оказывать всемерную помощь всеми силами флота, вплоть до высадки десантов.

Практика назначения командующими оборонительными районами, когда они были полностью окружены противником с суши, морских командиров, а их заместителями по сухопутным войскам — командующих армиями, командиров корпусов, дивизии и т. д., полностью себя оправдала. Такие командующие, имея заместителей по сухопутным войскам, конкретно управляли и командовали всеми силами армии и флота и правильно их использовали.

Это подтверждено опытом обороны Одессы, Севастополя, Ханко и др.

Когда сложилось тяжелое положение на правом фланге сухопутного фронта в Одессе, Военный совет Черноморского флота организовал высадку в Григорьевке 22 сентября 1941 г. тактического десанта, доставил подкрепления в Одессу (157-ю стрелковую Дивизию), и войска смогли восстановить положение. Когда потребовалась помощь Крыму, в октябре 1941 г. флот быстро перебросил всю армию и силы военно-морской базы из Одессы в Крым.

В тяжелые дни второго штурма Севастополя флот по решению Ставки перебросил 79-ю отдельную стрелковую бригаду и 345-ю стрелковую дивизию и поддержал защитников города огнем артиллерии кораблей вплоть до линкора.

В некоторых случаях, когда военно-морские базы не находились в полной изоляции, оборонительными районами командовали армейские начальники, а их заместителями были флотские командиры. Так было в Новороссийском оборонительном районе, где командующим был командующий 47-й армией генерал Г.П. Котов, а его заместителем по морской части — командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С.Г. Горшков. Такая организация обеспечивала четкое управление и тесное взаимодействие между флотом и армией.

Оборонительные операции в районах военно-морских баз отличались большим упорством, высокой активностью и маневренностью советских войск. Противник, как правило, пытался с ходу овладеть военно-морскими базами, но упорная оборона разнородных сил армии и флота срывала эти попытки врага, и борьба принимала затяжной и длительный характер (особенно показателен в этом отношении пример Севастополя). Ставка ВГК стремилась активизировать оборону, сочетая оборонительные действия с наступательными. Это выражалось в нанесении массированных артиллерийских и авиационных ударов, контрударов, высадке десантов в тыл противника. Примером успешной наступательной операции является Керченско-Феодосийская десантная операция 1941—1942 гг., в результате которой противник был вынужден приостановить наступление на Севастополь почти на 5 месяцев.

Оборона военно-морских баз с суши проводилась в условиях их блокады противником, когда единственным путем, обеспечивающим снабжение войск и разнородных сил флота, находившихся в базе, был морской путь. Так было в Одессе и Севастополе на Черном море, на полуострове Ханко, Моонзундских островах и в Таллине на Балтийском море, на полуостровах Рыбачий и Средний на Баренцевом море.

Как показал опыт обороны, для удержания баз и оборонительных районов огромное значение имел регулярный и достаточный подвоз всех видов материального снабжения, а также своевременный вывоз раненых. Ежедневная потребность выражалась в сотнях, десятках сотен тонн грузов, а в Севастополе, Одессе, Таллине — в тысячах тонн и более, в зависимости от интенсивности боев, количества войск и сил флота, а также населения на территории оборонительного района.

Поэтому исключительно важное значение имело надежное обеспечение морских коммуникаций прикрытием от военно-морских сил и особенно авиации противника. Очень трудно было решать этот вопрос в Севастополе во время третьего вражеского наступления в летнее время, когда светлое время суток составляло более 18 час. в сутки, а у противника было значительное превосходство в авиации. Господство противника в воздухе в районе Крыма привело к тому, что морская коммуникация оказалась нарушенной и это явилось одной из главных причин невозможности обеспечения дальнейшей борьбы за Севастополь.

Что касается опыта использования воздушного пути для снабжения и вывоза раненых из осажденных военно-морских баз, то этот опыт был сравнительно ограниченным. Вопрос о воздушном пути особенно остро встал в Севастополе в конце мая и июне 1942 г., когда из-за большой активности авиации, подводных лодок и катеров противника использование морских транспортов было исключено и даже боевые корабли прорывались в Севастополь с большим трудом, неся потери. В этих условиях к перевозке грузов и вывозу раненых были привлечены подводные лодки и выделенные для флота 20 транспортных самолетов.

Недостатком в использовании воздушного пути было в первую очередь ограниченное количество самолетов и их небольшая грузоподъемность. Даже подводная лодка доставляла грузов больше, чем транспортный авиаотряд в 15—20 самолетов «Дуглас».

Вторая трудность, особенно при значительной удаленности обороняемой базы от советской территории, состояла в количественном превосходстве авиации противника. Наши транспортные самолеты за неимением надежного прикрытия могли летать в Севастополь только ночью, т. е. делать по одному рейсу в сутки.

Третья трудность была в том, что обороняемые нами базы имели сравнительно малые (по площади) территориальные районы и располагали не более чем двумя аэродромами и не могли принять за ночь большее количество самолетов. Кроме того, наши аэродромы находились под непосредственным воздействием бомбовых ударов и артобстрелов противника.

Таким образом, воздушный путь снабжения блокированных баз как основной путь был невозможен. Оставался как основной путь — морской.

Особый вопрос представляет секторная организация в обороне военно-морских баз. Еще в 30-х годах в Береговой обороне ВМФ появились секторы береговой обороны — организационная структура соединения, включающая в себя главным образом стационарные и подвижные береговые и железнодорожные батареи, местные стрелковые части и иногда спецчасти. На Черном море до войны были созданы Очаковский, Каркинитский и другие секторы. Этот термин был перенесен в организацию сухопутной обороны баз.

Нужно сказать, в Севастополе секторы обороны на сухопутном фронте при отработке обороны с суши были введены еще до начала войны приказом командующего флотом от 27 мая 1941 г., которым было утверждено наставление по обороне Главной военно-морской базы от воздушного десанта и обороне базы с суши.

Секторы намечались на рубеже сухопутной обороны с учетом рельефа местности и возможных действий противника. Как правило, они имели глубину в два-три рубежа обороны. Комендантами секторов назначались наиболее опытные командиры дивизий, а штаб данной дивизии являлся одновременно штабом сектора. Так было в Одессе и Севастополе. В Севастополе, например, в каждый сектор входили одна-две стрелковые дивизии, одна бригада и один полк морской пехоты. Коменданты секторов непосредственно подчинялись командующему оборонительным районом и его заместителю по сухопутным войскам. Такая организация полностью себя оправдала при обороне Одессы и Севастополя.

В Севастополе в обороне было до 7 стрелковых дивизий и 4 бригад морской пехоты — всего 11 соединений. Не имея секторов, управлять ими заместителю командующего оборонительным районом по сухопутным войскам было бы очень трудно. Секторная организация давала вместе с тем возможность, если потребует обстановка, отдавать приказания прямо командиру любого соединения, что иногда делали генерал Петров и адмирал Октябрьский, т. е. эта организация значительно повышала оперативность управления войсками.

Оборона Таллина, Моонзунда и Ханко отвлекла значительные силы противника и оказала неоценимую помощь защитникам Ленинграда в тяжелые дни лета и осени 1941 г., когда превосходящие силы врага упорно рвались к городу Ленина, и помогла сорвать планы немецко-фашистского командования на ленинградском направлении. Упорная оборона Одессы и Севастополя сковала крупные силы противника, сорвала его план прорыва на Кавказ в 1941 г. и способствовала стабилизации положения на южном крыле советско-германского фронта до лета 1942 г. Это помогло советскому командованию сосредоточить силы под Москвой и в декабре 1941 г. перейти в контрнаступление, завершившееся крупным поражением немецко-фашистской группы армий «Центр». Все это свидетельствует о том, что оборона военно-морских баз на Балтийском, Черном и Баренцовом морях имела стратегическое значение в первый период войны. Советский Военно-Морской Флот и Красная Армия героически обороняли военно-морские базы, с честью выполняя свой долг перед Родиной.

Примечания

1. «Совершенно секретно! Только для командования!», М., 1967, стр. 154.

2. Там же, стр. 199.

3. «Великая Отечественная война. 1941—1945 гг. Краткий популярный очерк». М., 1970, стр. 35.

4. «Вопросы истории», 1969, № 7, стр. 35.

5. «Совершенно секретно! Только для командования!», стр. 272 и 274.

6. «Совершенно секретно! Только для командования!», стр. 388.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь