Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Некоторые источники для восстановления структуры государственности

Для Херсонеса отсутствуют источники, на основании которых можно было бы воссоздать целостную картину работы исполнительных органов власти. Безусловно, исключительное значение имеет такой памятник как Присяга. Появление ее вызвали политические коллизии, что отражено непосредственно в тексте. Принимая Присягу, граждане клялись, что не будут «ниспровергать демократического строя». В случае же возникновения заговора, обнаружения тех, кто попытается уничтожить существующие порядки, гражданин должен был довести это «до сведения государственных должностных лиц, а на суде подавать «голос по законам»1.

Восстановлению структуры органов управления способствуют декреты Народного собрания Херсонеса, отражающие отдельные события и называющие имена граждан, которые в период пребывания в качестве выборных магистратов, способствовали процветанию общины.

По мере углубления в историю Херсонеса становится очевидным, сколь значительным в отдельные хронологические отрезки времени было это государство. В период расцвета оно обладало территорией близкой к площади Аттики и играло большую роль в Северном Причерноморье. Имели херсонеситы и своих историков. Но до нашего времени труды их не сохранились. Возможно, они пополнил бы представления о таких сюжетах как народи власть, ему принадлежавшая, о взаимоотношениях граждан и избираемых ими магистратов.

Отсутствие системных данных является одной из основных причин существенных лакун при реконструкции государственности Херсонеса; сложностей, сопутствующих выявлению численности и специфики функций того или иного органа исполнительной власти. Лакуны лишь отчасти заполняются текстами декретов и псефизм2 Народного собрания, поэтому все авторы, изучавшие структуру управления, существовавшую у херсонеситов, отмечают малочисленность свидетельств3, что и вызывает разночтения и дискуссии при выявлении эволюции органов управления, их численного состава и взаимосвязи.

Публикация памятников из эпиграфического собрания Херсонеса, предпринимаемые начиная с XIX в., сопровождалась комментариями, отражающими мнение издателя относительно функций той или иной выборной магистратуры. Следовательно, истоки формирования представлений о системе управления Херсонеса восходят к работам В.В. Латышева, которому принадлежит первый перевод Присяги херсонеситов4. В последующем, анализируя тексты новых эпиграфических памятников или уточняя содержание уже введенных в научный оборот, замечания относительно значимости отдельных магистратур были сделаны Э.И. Соломоник5. Тщательный анализа памятников, в отдельных случаях дополняемых свидетельствами новых находок, позволил Э.И. Соломоник уточнить их датировку. Непосредственное обращение к надписям привело к выявлению деталей, которые не мог видеть В.В. Латышев, поскольку использовал в отдельных случаях эстампажи6.

Пытаясь представить состав и место той или иной из магистратур в жизни херсонеситов, останавливали внимание на лапидарных памятниках и другие эпиграфисты. Примером являются работы Ю.Г. Виноградова7. Свидетельства эпиграфики постоянно используют историки Херсонеса; интерпретация содержания декретов и Псефизм отражает концептуальное развитие положений по истории его государственности8.

Однако для того, чтобы составить представление не только относительно существующих дискуссий, но и параллельно попытаться воссоздать более или менее целостную картину исполнительной власти, ниже будут приведены примеры из трудов Аристотеля9. Безусловно, такое обращение не совсем корректно, так как Херсонес являлся дорийским полисом, имевшим к тому же существенные локальные отличия. На это обращает внимание В.М. Зубаря, пришедший к выводу, что перманентным противостоянием херсонеситов и варваров следует объяснять особенности государственного устройства Херсонесского полиса, а «не специфически дорийским путем развития»10.

Примечания

1. Слова являются примечательным совпадением с тем, что известно относительно конституционных установлений Афин. Политический деятель полиса и один из противников знаменитого оратора Демосфена Эсхин (389—314 гг. до н. э.), рассматривая закон о противозаконии (графе параномон, писал: «Потому-то и законодатель поставил это на первом месте в присяге судей: «буду подавать голос по законам» — он хорошо знал, что, если в государстве будут соблюдаться законы, этим самым сохраняется и демократия» (Эсхин, III, 6. Цитата приведена по изданию: Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997. Приложение XXI. С. 407).

2. Псефизма, постановление Народного собрания, касающееся частных вопросов, в отличие от закона — номоса. Наибольшее число известных в херсонесской эпиграфике постановлений Народного собрания относятся к псефизмам. Исключением является Присяга — номос.

3. Например, см.: Пальцева Л.А. Херсонес Таврический в V—I вв. до н. э. Л., 1988. . 59.

4. Первая публикация: Латышев В.В. Эпиграфические данные о государственном устройстве Херсонеса Таврического // ЖМНП. 1884. июнь. С. 35—77). Текст Присяги был переведен С.А. Жебелевым (см.: Жебелев С.А. Северное Причерноморье. М.; Л., 1958. С. 217, 224). Некоторые историки обращаются именно к этому переводу, считая, что он точнее (см.: Пальцева Л.А. Херсонес Таврический... С. 40). Исследовательнице принадлежит и специальная статья относительно государственности Херсонесского полиса (Пальцева Л.А. К вопросу об эволюции государственного строя эллинистического Херсонеса // Проблемы социально-экономической организации и идеологии общества. Л., 1984. С. 108—126). Об оценке работ В.В. Латышева, например, см.: Тюменев А.И. В.В. Латышев и история Херсонеса // СА. 1958. Т. 28. С. 15—32; Книпович Т.Н. Василий Васильевич Латышев как исследователь Северного Причерноморья в античную эпоху // СА. 1958. Т. 28. С. 7—14.

5. Соломоник Э.И. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. I. Киев, 1964 (далее: НЭПХ. I); Она же. Новые эпиграфические памятники Херсонеса: Лапидарные надписи. II. Киев, 1973 (ред. на кн. Ю.Г. Виноградова // ВДИ. 1975. № 1. С. 169—176). Отдельные замечания о магистратурах и литургиях Херсонеса содержатся в следующих работах Э.И. Соломоник: Новые данные о государственном строе Херсонеса во II в. н. э. // Всесоюзная науч. сессия, посв. итогам полевых археол. и этнограф, исследований в 1970 г.: Тез. докл. Тбилиси, 1971. С. 166—167; Греческие надписи из района античного театра в Херсонесе // ВДИ. 1967. № 1. С. 69—78; Памятники с надписями // СХМ. 1969. Вып. 4. С. 55—77; Греческие надписи из портовой части Херсонеса // АДСВ. 1971. Вып. 7. С. 122—124; Греческие надписи из портовой части Херсонеса // АДСВ. 1973. Вып. 9. С. 39—44; Несколько новых надписей Херсонесского музея // ВДИ. 1978. № 3. С. 66—81; Фрагмент надписи из Херсонеса о политических изгнанниках // ВДИ. 1984. № 3. С. 72—81 и др.

6. Подробнее об этом см. в очерке 1. Примером может служить работа Э.И. Соломоник над текстом надписи, в которой сообщается о длительной борьбе херсонеситов с тираном, захватившем власть. На основании палеографического анализа время появления псефизмы было отнесено к рубежу нашей эры (Соломоник Э.И. Граффити с хоры Херсонеса. Киев, 1984. С. 9). В.В. Латышев (Latyschev B. Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Pontl Euxini graecae et latinae. T. I²: Inscriptiones Tyrae, Olbiae, Chersonesi Tauricae, aliorum locorum a Danubio usque adregnum Bosporanum. Petropoli, 1916. № 355; далее; IosPE. I²) и М.И. Ростовцев (Ростовцев М.И. К истории Херсонеса в эпоху ранней Римской империи // Сборник статей в честь графини П.С. Уваровой. М., 1916. С. 13)датировали памятник I в. н. э. В последующем, в связи с характеристикой социальной борьбы в Херсонесе в эпоху Августа, к содержанию надписи обратился В.И. Кадеев (Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках нашей эры. Харьков, 1981. С. 60; также см.: Он же. Херсонес, Боспор и Рим в I в. до н. э. — III в. н. э. // ВДИ. 1979. № 2. С. 57).

7. Виноградов Ю.Г. Новые надписи из Херсонеса Таврического // ВДИ. 1970. № 3. С. 127—134. Ряд работ, посвященных новым находкам, был написан Ю.Г. Виноградовым в соавторстве с другими исследователями (например, см.: Vinogradov Ju.G., Zubar V.M. Die Schola Principalium in Chersonesos // Il Mar Nero 11—1995/1996 (1997). S. 129—143; Граков Б.Н., Виноградов Ю.Г. Новые надписи из Херсонеса Таврического // ВДИ. 1970. № 3. С. 127—134). В соавторстве с М.И. Золотаревым Ю.Г. Виноградов неоднократно возвращался к интерпретации уникальной находки для Херсонеса — остраконов (см.: Виноградов Ю.Г., Золотарев М.И. Год рождения Херсонеса Таврического // ХСб. 1998. Вып. 9. С. 36—46; Vinogradov Yu.G., Zolotarev M.I. La Chersonése de la lin de l'archaïsme // Le Pont-Euxin vu par les Grecs / Ed. O. Lordkipanidze, P. Lévéque. P., 1990. P. 85—119; Pontische Studien. Kleine Schritten zur Geschichte und Epigraphik des Schwarzmeerraumes. Mainz. 1997. S. 397—419; L'ostracismo e la storia della fondazione in Chersonesos Taurica. Analisi comparai a con gli ostraka dal Kerameikos di Atene // Minima epigraphica et papyrologica. 1999. Vol. 2. № 2. P. 111—131).

8. Новикова Р.А. Симмнамоны и номофилаки Херсонеса Таврического // ВДИ. 1961. № 2. С. 102—108; Она же. Эпиграфические данные о стратегах Херсонеса Таврического и родственных ему городов // Исследования по истории феодально-крепостнической России. М.; Л., 1964. С. 192—209; Новицкая Н.И. К вопросу о Народном собрании в Херсонесе Таврическом // Античные государства и варварский мир. Орджоникидзе, 1981. С. 139—148.

9. Ограниченность информации о структуре исполнительной власти существует не только для Херсонеса. Афины — блестящее исключение. Метод аналогий используется при реконструкции структуры государственного управления и относительно других государств античного времени. Можно привести одно из замечаний о состоянии источниковой базы метрополии Херсонеса — Гераклеи. Назвав таких магистратов как эпонимы, жрецы и агораномы, исследователь далее пишет, что остальные восстанавливаются предположительно >на основании аналогий из других мегарских и гераклейских колоний (см.: Сапрыкин С.Ю. Гераклея Понтийская и Херсонес Таврический. Взаимоотношения метрополии и колонии в VI—I вв. до н. э. М., 1986. С. 48).

10. Зубарь В.М. Государственное устройство Херсонеса в конце VI — середине I в. до н. э. // ССПК. 2004. Вып. 11. С. 352. Вывод повторен в главе, посвященной государственности Херсонеса в коллективной монографии 2005 г. (см.: Зубарь В.М. Государственное устройство. С. 306 // Зубарь В.М., Буйских А.В., Кравченко Э.А., Марченко Л.В., Русяева А.С. Херсонес Таврический в третьей четверти VI — середине I в. до н. э.: Очерки истории и культуры. Киев, 2005).

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь