Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Краткая справка о состоянии источников IV—IX вв. и представленных в них событиях

Большое значение для освещения событий, происходивших в Северном Причерноморье, особенно миграционных процессов, имеют археологические данные. Поступление их увеличилось в последней четверти XX столетия, когда были предприняты широкомасштабные раскопки памятников Таврики: исследование могильников, оставленных представителями различных этносов, раскопки крепостей Алустон и Горзувиты, упоминаемых автором VI в. Прокопием из Кесарии. Возвращение к анализу археологических материалов из раскопок К.К. Косцюшки-Валюжинича и новые исследования, уточняя датировку таких фундаментальных общественных сооружений, как крепостные стены и храмы Херсона, привели к возобновлению существующих более столетия дискуссий об их хронологии. Но новых нарративных источников не появилось. Как авторы первых обобщающих очерков по истории раннесредневекового города, так и последующие поколения историков XX в. для восстановления событийной истории используют все те же немногочисленные свидетельства средневековых хронистов1.

С середины III в. во время миграционных процессов, вошедших в историю как Великое переселение народов, в Таврике сменяли друг друга различные этносы: гунны, готы, позднее хазары и протобулгары, мадьяры и печенеги. На побережье Черного моря в течение непродолжительного времени существовало Тмутараканское княжество2. Крым стал своеобразной контактной зоной варваров и греко-римско-византийской цивилизации. Среди ранее существовавших на побережье городов особое место по-прежнему занимал Херсон. В отличие от других центров, возникших во Время великой греческой колонизации, он не пострадал от нашествия сменявших друг друга варваров, среди которых первыми вызвавшими ужас своим вторжением в пределы римского государства стали гунны. О появлении их писал последний римский историк Аммиан Марцеллин.

IV в. Аммиан Марцеллин родился в Антиохии (около 330 г.), одном из известнейших городов Сирии. В юности он служил в императорской лейб-гвардии при Константине II (337—361), позднее принимал участие в восточных походах императора Юлиана (332—363), за попытку вернуть язычество прозван Апостатом (Отступником). В 80-х гг. после длительных путешествий Аммиан Марцеллин поселился в Риме, где и создал состоявший из 31 книги труд «Res gestae», охватывающий историю Римской империи с 96 по 400 гг.

Некоторые события, происходившие в начале IV в. в Херсоне, отражены в агиографических сочинениях, изданных В.В. Латышевым3, и эпиграфических памятниках, в которых содержатся сведения и о более позднем времени, например, о ремонтах стен в надписи Юстина II (565—578); о стратилате и дуке Херсона, восстанавливавшем дворец на Боспоре (590)4.

Одним из авторов VI в., постоянно цитируемым при обращении к истории Херсона, является политический деятель и дипломат Прокопий из Кесарии (родился ок. 500 г.). В 527 г. он стал секретарем и советником полководца Велизария, вместе с которым участвовал во многочисленных военных операциях5. Его осведомленность о военных делах отразилась в обширном труде «История войн Юстиниана». Для Херсона первостепенное значение имеет написанный в 567 г. «Трактат о постройках», в котором среди других великих деяний императора назван предпринятый Юстинианом I (527—565) кардинальный ремонт оборонительных стен в Херсоне и на Боспоре6.

В 551 г. римский историк, происходивший из среды готов, Иордан (ок. 485 — после 550 г.) завершил труд «Гетика», или «О происхождении и деянии гетов». Для истории Таврики интерес представляет картина расселения варваров и сообщение о торговле Херсонеса с пришельцами7.

Краткие упоминания о военных событиях, происходивших в Таврике, и византийской дипломатии сохранились в сочинении Менандра Протиктора8, в котором имеется свидетельство о византийском посольстве к тюркам, о захвате ими Боспора в 576 г. и о том, что спустя некоторое время «они разбили стан» у стен Херсона9. К 575 г. относится новелла об освобождении жителей «Херсоннииса», наряду с Боспором и Лазикой, от морской повинности поставки судов10.

Время, обозначаемое для истории Византии как период «темных веков», из-за малочисленности источников, как ни парадоксально, для Херсона было насыщено примечательными событиями, о которых имеются свидетельства в трудах хронистов и письмах папы римского Мартина I.

В середине VII в. Херсон стал местом ссылки папы Мартина. Содержание двух его писем из Херсона (летние месяцы 655 г.), как правило, используется для характеристики положения города, нравов херсонитов11. В конце столетия (695 г.) здесь оказался свергнутый с престола император Юстиниан II, после возвращения трона (705—711 гг.) отправивший сюда знатного армянина Вардана, который был провозглашен херсонитами императором (Вардан-Филиппик, 711—713). О драматичных событиях этого времени, о карательных экспедициях против Херсона оставили свидетельства хронисты позднего времени. Более подробно описал их Феофан Исповедник (около 752—818) в «Хронографии» и патриарх Никифор в «Бревиарии»12 (ок. 759—828 гг., патриарх в 806—815 гг.). Оба автора при освещении событий пользовались, скорее всего, одним источником.

Для характеристики статуса кафедры Херсона и других крымских епархий VII в., как и более позднего времени, ценным источником являются акты вселенских и поместных соборов, на которых присутствовали херсонские иерархи, о чем свидетельствуют их подписи. В числу таковых относятся Пято-Шестой (692) и Седьмой Никейский (787) соборы13. Для выявления ранга Херсонской церкви, реконструкции церковной географии Таврики14 данные содержатся в ведомостях Константинопольского патриархата (Notitiae episcopatum), которые неоднократно использовались историками Таврики15.

В VIII в. Херсон и его окрестности упоминаются как место ссылки в период противостояния иконоборцев и иконопочитателей. К этому времени относится Житие Стефана Нового (около 754 г.)16; о сосланных в 776 г. заговорщиках против императора Льва IV (775—780) писал Феофан17.

В начале IX в. Херсон посетил монах-иконопочитатель Епифаний, совершавший паломничество по местам, связанным с миссией апостола Андрея в северные земли. Он оставил нелицеприятную характеристику горожан, подверженных «любому ветру», не склонных к истинной вере18. О пребывании в Таврике и Херсоне монахов-иконопочитателей писал идеолог иконопочитания Феодор Студит19.

Немногочисленные, но чрезвычайно важные сведения о событиях, имевших место в регионе в IX в., сохранились в агиографии20. Это упоминание осады города хазарами (около 820 г.) в одном из Житий21; описание миссии в Таврику просветителя славян Кирилла. О варварском окружении города во время пребывания его в Херсоне сообщает со слов смирнского епископа Митрофана глава архива понтификата Адриана II (867—872) библиотекарь Анастасий22. К числу источников, которые по степени объективности содержания должны быть поставлены на первое место, относится «Тактикон» (842—843), изданный Ф.И. Успенским23.

Данные о чиновной иерархии и значении фемы Херсон содержатся в Клиторологии Филофея (899)24 и «Тактиконе Бенешевича» (между 934—944 гг.), «Тактиконе Икономидиса (или Эскуриальский тактикон, 971—975 гг., или 979 г.)25.

В середине X в. при дворе Константина VII (908—959) появилось сочинение анонимных авторов «Жизнеописания византийских царей», являющееся продолжением «Хронографии» Феофана. «Продолжатели» рассказывают о неспокойной обстановке в городе, приведшей к убийству стратига Симеона, вероятно, в 896 г. На это сообщение следует обратить особое внимание. В описании деяний Льва VI оно стоит сразу же после такого весьма значимого для империи события, как разгром византийской армии болгарами («Ромеи потерпели жестокое поражение, все погибли. ...В это время жители Херсона убили своего стратига Симеона, сына Ионы»)26. В связи со словами хрониста возникают два соображения: в Византии настолько ценили своих военных чиновников, что смерть одного из них ставилась на одну ступень с крупнейшими поражениями армии (маловероятно); скорее — это особое внимание к весьма значимому для империи пограничному городу.

Заказчиком «Жизнеописаний византийских царей», как полагают историки Византии, являлся император Константин VII Багрянородный, который и сам не был лишен литературного таланта. Итогом его ученой и собирательской деятельности стал ряд трудов: «О фемах», «О церемониях», «Об управлении империей». Фундаментальный трактат, в котором содержатся географические и этнографические экскурсы, «Об управлении империей»27 был создан как наказ 14-летнему сыну Роману (Роман II, 959—963). Среди рекомендаций по управлению государством император-историк описывает, как должно поступить в случае восстания херсонитов и, обращаясь к истории города, рассказывает об образовании здесь фемы в период правления Феофила (829—842). Следует отметить, что столь подробного описания не заслужил никакой другой город.

Херсон и его рыбные ловы упоминаются в русско-византийских договорах (944 и 971 гг.). Возможно, отчасти в них отражена более ранняя традиция.

Безусловно, кроме перечисленных источников, существуют и другие материалы, позволяющие представить развитие Херсона в византийское время, в частности, строительные надписи, опубликованные В.В. Латышевым. Правда, в отличие от античного периода, они немногочисленны28. Далее, нельзя неупомянуть официальных документов, касающихся взаимоотношений центральной власти и провинциальных городов, полицейские правила и указы, регулирующие застройку и правила пожарной безопасности и т. д. Однако, за небольшим исключением, Херсон в них не упоминается29.

Не «называют» событий, но упоминают некоторых действующих лиц моливдовулы, коллекция которых начала стремительно пополняться после выявления в конце XX столетия, возможно, двух городских архивов — Судака и Херсона30.

Большое значение имеют и публикации монет31.

Безусловно, кроме названных выше сочинений для анализа особенностей развития Херсона представляют интерес свидетельства и других авторов, писавших о раннесредневековом периоде в более позднее время. Представления о их творчестве позволяют получить многочисленные работы, посвященные непосредственно истории и культуре Византии32.

Событийная хроника, восстанавливаемая на основании нарративных источников, имеет существенные лакуны; как для данного времени, так и более позднего информация о внутригородской жизни чрезвычайно ограничена. Отчасти восполняют ее археологические свидетельства, что вызывает интерес к раскопкам в Херсонесе не только специалистов, занимающихся непосредственно его историей33.

Малочисленность и отрывочность данных — одна из причин дискуссий, истоки которых восходят к концу XIX — началу XX в. Мнения и выводы историков, пережив стадию рождения гипотезы, обретая доказательства по мере накопления новых материалов, в последующем оказались подтвержденными или же были кардинально пересмотрены. К числу проблем, для которых вполне применим диалектический закон перехода количества в качество, принадлежит ответ на вопрос о том, что представлял собой Херсон в «темные века» византийской истории: в середине VII — середине IX в.

Обращение к трудам византинистов середины — второй половины XX столетия показывает, что одни и те же факты, отраженные в письменных источниках, как и археологические свидетельства, используются для доказательства противоположных мнений. В дискуссии относительно специфики урбанистического развития Византии в целом со времени постановки вопроса о византийском городе середины VII — середины IX в. данные источников интерпретируются в зависимости от концепции исследователя, поэтому ниже будет сделан акцент на новых аргументах в защиту тезиса о непрерывном существовании одного из провинциальных центров империи — Херсона.

Эта проблема отражает и научные пристрастия автора. Правда, один из оппонентов высказал упрек, что вопросы истории раннесредневекового Херсона не освещены мною систематически. Но это объясняется двумя причинами:

1. Прежде чем сравнивать материалы раскопок других византийских центров с херсонесскими, следовало увидеть эти города (а не судить об археологической ситуации в них по публикациям), а сие совершить в те годы, на которые приходится первое обращение к материалам из Херсонеса VII в., было фактически невозможно.

2. Вероятно, для каждого исследователя существует понятие временной «исчерпанности темы». Проблема поставлена, аргументы в ее защиту приведены, а далее начинается повтор того, что уже было сказано, правда, дополняемый некоторыми рассуждениями, новыми гипотезами и фантазийными логическими построениями.

И наконец, прежде чем возвратиться к ранним страницам истории Херсона, следовало «произвести раскопки» в фондах заповедника, результатом чего стало создание ряда публикаций непосредственно находок.

Завершая раздел, отметим, что к числу наиболее дискуссионных принадлежат следующие аспекты крымской истории в целом и непосредственно Херсона:

1. Статус Херсона, или вопрос о самоуправлении.

2. Истоки христианства в Херсонесе.

3. Характер взаимоотношений херсонитов и мира варваров, или вопрос о кондоминатной зоне.

4. Херсон и его памятники ранне- и средневизантийского периодов, особенно времени «темных веков». Другими словами — значение раскопок Херсонесского городища для понимания особенностей развития византийского города и оценка состояния археологических исследований других городских центров империи.

Примечания

1. Обзор источников в целом для Византии см.: Karayannopulos J., Weiss G. Quellenkunde zur Geschichte von Byzanz (324—1453). Wiesbaden, 1982. В наиболее позднем обзоре С.Б. Сорочана, посвященном раннесредневековому Херсону, приведены извлечения из источников (с комментариями), в которых упоминается данный центр, начиная с труда Иордана (см.: Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 1233—1584).

2. Исследования, посвященные Тмутараканскому княжеству, времени его образования и политического статуса, многочисленны, например, см.: Гадло А.В. Тмутараканские этюды. 1 // Вестн. Ленингр. ун-та. 1989. Вып. 1; Он же. Византийские свидетельства о Зихской епархии как исторический источник по истории Северо-Восточного Причерноморья // Из истории Византии и византиноведения. Л. 1991; Кабанец Е.П. Восточные славяне и византийские христианские миссии в Таврике и Северном Причерноморье на рубеже IX—X вв. // Сугдея, Сурож, Солдайя в истории и культуре Руси — Украины: Материалы конф., 16—22 сентября 2002 г. Киев; Судак, 2002 (публ. доклада: ССб. 2004); Котляр Н.Ф. Дипломатия Южной Руси. СПб., 2003; Левченко М.В. Очерки по истории русско-византийских отношений. М., 1956; Литаврин Г.Г. Неизвестное свидетельство о Боспоре Киммерийском во времена Алексея I Комнина // VII Всесоюз. конф. византинистов: Тез. докл. Тбилиси, 1965; Он же. Русско-византийские отношения в XI—XII вв. // История Византии. М., 1967. Т. 2; Он же. Русь и Византия в XII в. // ВИ. 1972. № 7. Один из современных историографов отмечает, что за два века обращения к истории Тмутаракани было написано более 200 статей и около 10 монографий, однако вопросы существования и возникновения данного политического образования не стали более ясными (см.: Чхаидзе В.Н. Тмутаракань, 80—90-е гг. XI в.: Очерки историографии // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа (Армавир). 2006. Вып. 6. С. 139). К истории княжества нам придется обратиться в связи с устранением в 1066 г. князя Ростислава Владимировича херсонским катепаном и, как сообщается в летописях, избиением последнего каменьями херсонитами (Радзивиловская летопись // ПСРЛ. 1989. Т. 38. С. 71). Имеются также свидетельства о торговых связях Херсона и Тмутаракани — находки монет (см.: Болдырев С.И., Чхаидзе В.Н. Динар Фатимидов с Таманского городища // 12-я Всерос. нумизматическая конф. М., 2004. С. 66).

3. См.: Латышев В.В. Жития святых епископов Херсонских. Исследования и тексты // 3АН. СПб., 1906. Сер. VIII: Ист.-филол. отд. Т. 8, № 3. С. 1—81. Эти свидетельства являются чрезвычайно ценными по двум причинам: 1) как показал В.В. Латышев, они принадлежат местной агиографической школе, следовательно, позволяют судить об уровне культуры Херсона; 2) в текстах упоминаются топографические детали, которые могут быть соотнесены с археологическими реалиями для гипотетического определения названия храмов. В.В. Латышев полагал, что Жития были созданы в середине VII в.

И. Франко датировал их серединой V в. Его концепция отчасти поддержана молодыми крымскими исследователями, см.: Юрочкин В.Ю., Джанов А.В. Церковная история Херсонеса V в. // Церковная археология Южной Руси. Симферополь, 2002. С. 53—56. Правда, она вызвала существенные замечания. В свое время возражения против отнесения Житий к V в. высказывали и современники И. Франко (см.: Шестаков С.П. Очерки по истории Херсона в VI—X вв. по Р. Х.» // ПХХ. 1908. Вып. 3. С. 20—23; Спиридонов Д.С. Д-р И. Франко. Святий Клименту Корсуни: Критико-библиографическая заметка // ИТУАК. 1914. Вып. 51. С. 269). Последнее обращение к выявлению времени создания Житий принадлежит С.Б. Сорочану, который полагает, что они являются памятником третьей четверти VI в. (см.: Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 98).

4. См.: Латышев В.В. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России. СПб., 1896. С. 105—109; Он же. Эпиграфические новости из Южной России // ИАК. 1906. Вып. 18. С. 122—123 и другие его публикации.

5. Великолепный очерк, посвященный творчеству и личности Прокопия, сопровождает издание его сочинений, переведенных А.А. Чекаловой, см.: Чекалова А.А. Прокопий Кесарийский: Личность и творчество // Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история / Пер. А.А. Чекаловой. СПб., 1998. С. 344—373.0 Прокопии также см.: Удальцова З.В. Мировоззрение Прокопия Кесарийского // ВВ. 1971. Т. 31. С. 8—22.

6. См.: Прокопай. О постройках, III. 7, 10.

7. См.: Иордан. Гетика, 37 / Пер. Е.Ч. Скржинской. М., 1997.

8. Почетный императорский телохранитель (протиктор) Менандр освещает события, происходившие между 558—582 гг. Сочинение полностью не сохранилось. Публикации см.: Menander Protektor. Fragmenta // HGM. Lipsiae, 1871. T. 2. P. 125, 26—50; Менандра Византийца Продолжение истории Агафиевой (1—77) / Пер. С. Дестуниса // Византийские историки Дексипп, Эвнапий, Олимпиодор, Малх, Петр Патриций, Менандр, Кандид, Ноннос и Феофан Византиец / Пер. с греч. С.П. Дестуниса, прим. Г. Дестуниса. СПб., 1860.

9. А.И. Айбабин полагает что это произошло осенью 580 или в 581 г. (см.: Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма. Симферополь, 1999. С. 141). Публикуя извлечения из источников, С.Б. Сорочан пишет, что скорее всего данное событие следует относить к летней кампании 581 г. (см.: Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 1255. Прим. 102).

10. См.: CIC. Nov. CLXIII, cap. II / Rec. R. Shoell. Opus Shoellii morte interseptum absolvit G. Kroll. Berolini, 1895. Vol. 3. P. 751.

11. См.: Martini, papa. Epistola XVI, XVII // PL. 1863. T. 87. Col. 201D-202D; Col. 203В—204C.

12. См.: Феофан. Хронография/Пер. И.С. Чичурова // Чинуров И.С. Византийские исторические сочинения. М., 1980. С. 63; Никифор. Бревиарий / Пер. И.С. Чичурова // Там же. С. 163 (более раннее издание: Феофан. Хронография // Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / Пер. В. Оболенского, Ф. Терновского; предисл. О. Бодянского. М., 1884).

13. См.: Mansi J. Sacrorum consiliorum nova et amplissima Collectio. Graz, 1960. T. 12. P. 992; Ohme H. Das Consilium Quinisextum und seine Dischetslisten. Studien zum Konstantinopeler Konzil von 692. Berlin; New York, 1990. S. 151.

14. См.: Бертье-Делагард А.Л. Исследования некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде. III. Справки о Фуллах // ЗООИД. 1915. Т. 32. С. 229—256; Он же. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде: 1. Поселения южного побережья. 2. Православные и униатские епархии, их пределы. 3. Справки о Фуллах // ИТУАК. 1920. № 57. С. 1—135; Науменко В.Е. К вопросу о церковно-административном устройстве Таврики в VIII—IX вв. (по данным Notitiae episcopatum) // АДСВ. 2003. Вып. 35. С. 123—145.

15. См.: Богданова Н.М. Акты Константинопольского патриархата XIV в. как источник по истории Херсона // Проблемы социальной истории и культуры средних веков. Л., 1986. С. 87—97; Она же. Херсон X—XV вв. по данным Notitiae episcopatum // Количественные методы в изучении истории стран Востока. М., 1986. С. 154—166; Науменко В.Е. Церковная география Таврики поданным Notitiae episcopatum // КА. 1999. № 5. С. 12—18.

16. См.: Житие Стефана Нового // PG. 1860. T. 110. Col. 181С — D; Рус. пер.: Васильевский В.Г. Труды. Пг., 1912. Т. 2, вып. 2. С. 326; Vita Sodilium Stethani // PG. 1864. T. 117.

17. См.: Феофан. Хронография / Пер. И.С. Чичурова. С. 69.

18. См.: Васильевский В.Г. Труды. Пг., 1909. Т. 2, вып. 1. С. 268.

19. См.: Theodori Studitae. Letter 48, 99 // CFHB. Berolini, 1991. Vol. 31/2 (рус. пер.: Творения Феодора Студита. СПб., 1908. С. 296, 454).

20. См.: Житие Иосифа Гимнографа // Зап. ист.-филол. фак. С.-Петерб. ун-та. 1901. С. 10—11.

21. См.: Житие Иоанна Психаита // Лопарев Х.М. Греческие жития святых VIII—IX вв. Пг., 1914. С. 236.

22. Vita cum translatione St. dementis // Лавров П. Жития херсонеских святых... С. 130, 144—145 (также см.: ЗАН. 1893. Т. 22. Прил. 3. С. 6—7); славянский вариант: Слово о перенесении мощей св. Климента // Там же. С. 130; Франко I. Сьвятий Клименту Корсуни // Записки наукового товариства ім. Шевченка. Львов, 1904. Т. 6 (56), кн. 3. Миссии солунских братьев посвящено значительное количество работ историков славянских стран.

23. См.: Успенский Ф.И. Византийская табель о рангах (Тактикон 843 г.) // ИРАИК (София). 1898. Т. 3. С. 98—137; Winkelmann F. Byzantinische Rang-und Amterstruktur im 8. und 9. Jahrhundert. B., 1985. S. 23—25.

24. См.: Philotheou kletorologion // Bury J. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. With a Revised Text of the Kletorologion of Philotheos. L., 1911.P. 131—179.

25. См.: Benescevič V. Die byzantinischen Ranglisten nach dem Kletorologien Philothei und nach den Jerusalemer Handschriften zusamengestelt und revidert // Byzantinisch-Neugriechische Jahrbücher. 1926—1927. Bd. 5. S. 97—167; Oikonomides N. Les listes de preseance Byzantines des IXe — et Xe siècles. Introduction, texte, traduction et commentaire. P., 1972. P. 41—63.

26. См.: Theophanis Continuatus. Chronigraphia, VI, 10 / Ex. red. I. Bekkeriy // CSHB. Bonnae, 1838. P. 360, 15—17. Русский перевод: Продолжатель Феофана. Жизнеописание византийских царей / Пер. Я.Н. Любарского. М., 1992. С. 150.

27. См.: Константин Багрянородный. Об управлении империей / Текст, пер., коммент. Г.Г. Литаврина и А.П. Новосельцева. М., 1989.

28. См.: Латышев В.В. Этюды по византийской эпиграфике. 2. Вопрос о времени надписи Евпатерий // ВВ. 1894. Т. 1, вып. 3—4. С. 657—672; Он же. Древности Южной России. Греческие и латинские надписи, найденные в Южной России в 1892—1894 гг. СПб., 1895; Он же. О поддельных греческих надписях из Южной России // ЗООИД. 1895. Т. 18. С. 1—18; Он же. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России. СПб., 1896; Он же. Заметки к христианским надписям из Крыма. (По сообщениям А.Л. Бертье-Делагарда) // ЗООИД. 1897. Т. 20. С. 149—162; Он же. Заметки к христианским надписям из Крыма // ЗООИД. 1897. Т. 20. С. 149—162; Он же. Заметки к христианским надписям из Крыма. 2 и 3 (продолжение статьи 20-го тома) // ЗООИД. 1898. Т. 21. С. 225—254 (о надписи Евпатерий) и другие публикации выдающегося российского эпиграфиста. К анализу некоторых из них обратился в XX в. московский исследователь С.А. Беляев, который отметил факты частных пожертвований на строительство храмов (см.: Беляев С.А. Из истории социальной жизни Херсонеса второй половины IV—VI вв. // ПС. 1987. Вып. 29 (92). С. 76—84).

29. Сведения об источниках приведены: Moravcik Gy. Byzantinoturcica. В., 1958. Bd. 1—2.

30. См.: Соколова И.В. Администрация Херсона в IX—XI вв. по данным сфрагистики // АДСВ. 1973. Вып. 10. С. 207—214; Она же. Печати архонтов Херсона // ЗРВИ. 1978. Кн. 1. С. 81—97; Она же. Монеты и печати византийского Херсона. Л., 1983; Она же. Византийские печати VI — первой половины 1Хв. из Херсона // ВВ. 1991. Т. 52. С. 201—213; Она же. Византийские печати из Херсона // АДСВ. Вып. 26: Византия и средневековый Крым. 1992. С. 191—203. Об обнаружении «архива херсонитов» и его значении речь пойдет ниже, предварительно отметим только некоторые статьи: Алексеенко Н.А. Новые находки печатей представителей городского управления Херсона // МАИЭТ. Симферополь, 1996. Вып. 5. С. 155—170; Он же. Уникальная находка группы византийских печатей из Херсона // XIX International Congress of Byzantine Studies. Copenhagen, 1996. P. 284.0 «судакском архиве» см.: Степанова Е.В. О связях Херсона и Сугдеи по данным сфрагистических архивов // Херсонес Таврический. У истоков мировых цивилизаций: Материалы конф. Севастополь, 2001. С. 24; Она же. Новые находки из судакского архива печатей // Сугдея, Сурож, Солдайя в истории и культуре Руси — Украины: Материалы конф., 16—22 сентября 2002 г. Киев; Судак, 2002. С. 231—233.

31. Представление о методике использования нумизматических источников позволяет получить своеобразная дискуссия между А.П. Кажданом и И.В. Соколовой, отраженная в статьях: Соколова И.В. Клады византийских монет как источник для истории Византии VIII—XI вв. // ВВ. 1959. Т. 15. С. 50—63 (также см. более поздний доклад: Соколова И.В. Находки византийских монет в Крыму // Тез. докл. VII Всесоюз. конф. византинистов. Тбилиси, 1965. С. 94—96); Каждан А.П. Византийские города в VII—XI вв. // СА. 1954. Т. 21. С. 164—188. Некоторые наблюдения повторены, см.: Каждан А.П. Деревня и город в Византии, IX—X вв. М., 1960.

32. Не перечисляя всех изданий, упомянем лишь некоторые, опубликованные на русском языке: Курбатов Г.Л. История Византии. Л., 1975; Он же. История Византии: От античности к феодализму. М., 1984; Он же. Ранневизантийские портреты: К истории общественно-политической мысли. Л., 1991; Удальцова З.В. Идейно-политическая борьба...; Она же. Византийская культура. М., 1988. Обзору работ, появившихся до 1967 г., посвящена монография: Удальцова З.В. Советское византиноведение за 50 лет. М., 1969. Для характеристики литературно-исторического творчества ранневизантийского периода, как и более позднего времени, интерес представляет работа: Бибиков М.В. Историческая литература Византии. СПб., 1998.

33. В урбанистических штудиях Византии, как правило, Херсон упоминается. В качестве примера только несколько работ: Липшиц Е.Э. Очерки истории византийского общества и культуры VIII — первой половины IX в. М.; Л., 1961; Удальнова З.В., Осипова К.А. Типологические особенности феодализма в Византии // Проблемы социальной структуры и идеологии средневекового общества. Л., 1974. Вып. 1. С. 4—28; Они же. Крестьянство и город ранневизантийского средневековья // История крестьянства в Европе. М., 1985. Т. 1. С. 505—507; Сюзюмов М.Я. Византийский город (середина VII — середина IX в.) // ВВ. 1967. Т. 27. С. 38—70 (также см.: Византийские этюды. Екатеринбург, 2002. С. 91—130). М.Я. Сюзюмов придавал большое значение археологическим исследованиям Херсонесского городища; об этом см.: Поляковская М.А. Михаил Яковлевич Сюзюмов: Ученый и время // Византийские этюды. Екатеринбург, 2002. С. 5—24; Она же. Херсонес в письмах М.Я. Сюзюмова // Византия, византийцы, византинисты. Екатеринбург, 2003. С. 320—323.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь