Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Нумизматические находки как свидетельства «кризиса»

В качестве доказательства глубокого кризиса византийских городов в период «темных веков» в штудиях историков используются два тезиса: о закрытии монетных дворов и малочисленности встречаемых при раскопках монет VII—VIII вв.

Одним из методов, используемых для оценки состояния денежного обращения, насыщенности городского рынка платежными средствами и, следовательно, состояния экономики города, является их статистическая обработка, составление статистико-хронологических таблиц. При этом, как уже было отмечено, в большинстве случаев в подобных таблицах распределение монет по векам производится на основании времени их выпуска1. А.М. Гилевич2, анализируя структуру кладов X в., показала, что при использовании нумизматических данных для суждений о состоянии экономики следует учитывать не столько время выпуска, сколько длительность периода их обращения3.

В качестве примера клада, не вызывающего сомнения в происхождении, правда с меньшим числом монет, можно упомянуть материалы из портового района Херсонеса. Во время раскопок улицы, разделявшей два квартала (1970), обнаружено 9 монет. В древности они были завернуты в тряпочку или находились в кошельке, поэтому оказались плотно прижатыми друг к другу. Ранняя из монет относится ко времени правления Василия I (867—886), поздняя — монета Василия II (976—1025). В отличие от известных кладов, спрятанных их владельцами, возможно, накапливаемых в течение длительного времени, этот был, скорее всего, «утерян» жителем Херсона. Содержание «кошелька» является несомненным свидетельством совместного обращения монет, относящихся к 150-летнему периоду (см. диагр. 1).

Диаграмма 1. Соотношение монет из «кошелька»: 1 — монеты IX в.; 2 — монеты X в.; 3 — X — начала XI в. Василий I (867—886) — 1 экз. (Ор., т. 9, 22); Роман I (920—944) — 2 экз. (Ор., т. 10, 51); Константин VII и Роман II (920—944) — 1 экз. (Ор., т. 10, 48); Никифор Фока (963—969) — 1 экз. (Ор., т. 10, 57); Василий II (976—1025) — 3 экз. (Ор., т. 10, 60)

Сравним период обращения монет из этого клада и нумизматические находки из слоев разрушений VII в.

В связи с публикацией керамических находок из портового района было приведено соотношение монет в здании, расположенном в квартале 1, которое оказалось разрушенным не ранее середины VII в. Если учитывать только монеты, которые имели хорошую сохранность, то оказывается, что число наиболее поздних монет, которые датируют время гибели здания, составляет 4% (см. диагр. 2, 2а — слой разрушения в портовом квартале 1 около куртины 17).

Диаграмма 2, 2а. Соотношение монет из слоя разрушения в портовом квартале 1: 1 — монеты VII в., 2 — более ранние

В соседнем квартале также были обнаружены монеты, лежавшие на полу сгоревшего помещения4. Соотношение поздних и ранних является близким к находкам в портовом квартале 1 (см. диагр. 3, За — слой пожара здания с пифосами в портовом квартале 2).

В нумизматической литературе уже было отмечено, что в VII в. в Херсоне в обращении находились монеты, начиная со времени правления Феодосия (379—395), на которых при императоре Ираклии (610—641) была сделана надчеканки5. Процентное соотношение монет диаграмм 2—3 свидетельствует, что более ранние монеты использовались в VII в.

Исследование памятников Юго-Западного Крыма также показало, что в захоронениях второй половины VII в. встречаются монеты, выпущенные в предшествующие столетия6. На основании этих материалов А.И. Айбабин заметил, что херсонита, имевшие торговые связи с населением Юго-Западной Таврики, расплачивались за товары более ранними денежными знаками7.

Диаграмма 3, 3а. Соотношение монет VII в. и более ранних в слое разрушения в портовом квартале 2: 1 — ранние монеты; 2 — монеты VII в.8

Итак, если не учитывать конкретную археологическую ситуацию, действительно, количество монет, выпущенных в VII в., единично (это постоянно отмечается в публикациях, посвященных периоду «темных веков»). Но в обращении находились монеты предшествующего времени. Следовательно, при составлении статистико-хронологических таблиц, которые приводятся как доказательство упадка византийских городов в период «темных веков», должны быть учтены все монеты, которые продолжали «ходить» на рынке.

Детальный анализ нумизматических источников Херсона — это дело специалистов. Наиболее полно монетное дело представлено в статьях и монографиях И.В. Соколовой и В.А. Анохина. Не останавливаясь на дискуссии относительно хронологии отдельных типов монет, обратим внимание на замечания о методике использования нумизматических материалов. В частности, И.В. Соколова, хорошо знающая состав коллекций Херсонесского заповедника и Эрмитажа, отметила: «Методика использования нумизматических свидетельств сторонников данной теории (глубокого упадка византийского города. — А.Р.), основывающих многие свои доказательства на количественном подсчете опубликованных в каталогах монет, имеет много уязвимых мест»9. Вывод исследовательницы подтверждают приведенные выше примеры.

Относительно работы монетного двора Херсона В.А. Анохин писал, что в период правления Ираклия были проведены меры по упорядочению денежного обращения: массовая надчеканка находившейся в употреблении монеты, в том числе и на монетах IV—V вв. «Эта реформа обеспечила стабильность денежного обращения на длительный отрезок времени. При Ираклии монетный двор Херсона прекращает свою деятельность. (Обратим внимание на продолжение фразы.) Факт прекращения собственной чеканки не может быть использован как довод в пользу тезиса об упадке городской экономики». Перерыв в выпуске монет В.А. Анохин объяснял влиянием политических событий, а не экономическими причинами10.

При малочисленности письменных источников относительно внутренней истории византийского города для реконструкции его экономического развития все большую роль приобретают археологические свидетельства. Они позволяют составить представление и о связях города и округи. К числу последних «поступлений» источников, касающихся Херсона периода «темных веков», относятся клады, опубликованные Н.А. Алексеенко. Состав их убеждает в наличии товарооборота в дискуссионное для истории города время; примечателен и вывод автора: Херсон «не обнищал и не обезлюдел»11. Однако прежде, чем стало возможным такое согласие с тезисом, который первоначально вызвал полное неприятие, прошло, как было показано выше, более тридцати лет.

В тот период, когда впервые прозвучал тезис о субъективном характере посланий папы Мартина, другие доказательства, позволяющие «смягчить» негативную окраску жизни в Херсоне, являлись косвенными. Потому и стал возможным упрек тем, кто писал о наличии субъективного элемента в письмах папы Мартина: «Следовать подобным версиям, полностью обесценивающим источник, можно лишь при наличии непосредственных документальных свидетельств в их пользу»12. Теперь они появились, вернее, создан значительный массив предметов, позволивших подтвердить тезис о том, что папа Мартин преувеличивал «скудость и нищету Херсона».

Большое значение для истории Херсона периода «темных веков» имеют выявленные в 90-х гг. XX в. Н.А. Алексеенко уникальные материалы: печати из «архива города»13 (полная обработка их не завершена).

Вторым столь же значимым открытием, уточняющим наши представления о Херсоне VII—VIII вв., явилось «обнаружение остатков судакского архива», что позволило отметить наличие связей между двумя городами Таврики в VIII в. Проанализировав 50 моливдовулов конца VII—VIII в., найденных в море около Судакской крепости, Е.В. Степанова показала, что 11 из них (фактически каждая пятая) принадлежат Херсону, что свидетельствует об активности взаимоотношений между городами14. Кроме того, как заметил в последующем С.Б. Сорочан, печати свидетельствуют о подчиненности Сугдеи властям Херсона15.

Почти тридцать лет назад на XVI Международном византиноведческом конгрессе греческий историк Хр. Бурас говорил о наличии построенных на археологическом материале диаметрально противоположных выводов в отношении византийских городов в период «темных веков»16. Новые находки в Крыму способствуют сближению взглядов и позволяют скорректировать мнения историков об особенностях развития византийского провинциального города в целом.

В свете сказанного об «археологических лакунах», «умолчании источников» хотелось бы обратить внимание, что, в сущности, они не «молчали», только в связи с концептуальными положениям авторов штудий по истории Херсона на них не обращали должного внимания. Как это ни парадоксально звучит, именно для периода «темных веков» существует наибольшее число упоминаний города в письменных источниках. И пожалуй, наиболее информативными о событиях, происходивших в городе и его округе, о характере взаимоотношений двух миров (херсонитов и хазар) являются хроники Никифора и Феофана, описавших ссылку в Херсон Юстиниана II.

Примечания

1. Наиболее полные данные о находках монет из раскопок византийских городов по состоянию на 1960 г. приведены: Каждан А.П. Город и деревня Византии. С. 264—269; ср.: Brandes W. Die Städte Kleinasiens... S. 146—147.

2. См.: Гилевич А.М. Новый клад херсоно-византийских монет // ВВ. 1964. Т. 24. С. 150—158; Она же. Клад херсоно-византийских монет IX—X вв. из округи Херсонеса: К вопросу о денежном обращении Херсонеса в IX—X вв. // Материалы сессии, посвященной итогам археологических и этнографических исследований 1964 г. в СССР: Тез. докл. Баку, 1965. С. 159—160. Чрезвычайно интересный клад был обнаружен в одном из кварталов (XXV) северного района во время раскопок Г.Д. Белова. В разбившемся глазурованном кувшине «лежало» 197 монет. Л.Н. Белова, публикуя его, отметила, что все они принадлежат литым херсоно-византийским монетам IX—X вв. (Белова Л.Н. Монеты раскопок кварталов Херсонеса // ТГЭ. 1981. Вып. 21. С. 42). Однако в описи под № 710—711 приведены монеты типа: Орешников, IX, 34—35, которые, по мнению некоторых исследователей, относятся к более позднему времени.

3. См.: Гилевич А.М. Новый клад... С. 150—158.

4. См.: Романчук А.И., Седикова Л.В. «Темные века»... С. 30—45. На с. 35, где приведены нумизматические находки, допущена ошибка: следует читать «монета Фоки (602—610)». В последующих публикациях она исправлена (см.: Романчук А.И., Сазанов А.В., Седикова Л.В. Амфоры из комплексов... С. 12).

5. См.: Анохин В.А. Монетное дело Херсонеса. Киев, 1977. С. 106—108.

6. См.: Веймарн Е.В., Айбабин А.И. Скалистинский могильник. Киев, 1993. С. 167; Айбабин А.И. Погребения конца VII — первой половины VIII в. в Крыму // Древности эпохи Великого переселения народов (V—VIII вв.). М., 1982. С. 186—187; Он же. Могильники VIII — начала IX в. в Крыму // МАИЭТ. 1993. Вып. 3. С. 123.

7. См.: Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма. Симферополь, 1999. С. 164.

8. Анализ существующей ситуации состояния археологических источников позволил греческой исследовательнице Е. Саради отметить, что при обращении к выявлению особенностей развития византийского города следует учитывать использование монет более ранних столетий; после закрытия провинциальных монетных дворов ранняя монета находилась в обращении подчас более века. И это явление характерно не только для Византии, но засвидетельствовано и «на Западе в начале средневековья» (см.: Saradi H.G. The byzantine City in the sixth Century. Literary Images and Historical Reality. Athens, 2006. P. 22). Вслед за Хр. Бурасом она отмечает и причины малочисленности данных археологии.

9. См.: Соколова И.В. Монеты и печати... С. 110; Она же. Клады византийских монет как источник для истории Византии VIII—XI вв. // ВВ. 1959. Т. 15. С. 50—63.

10. См.: Анохин В.А. Монетное дело Херсонеса... С. 108.

11. См.: Алексеенко Н.А. Денежное обращение округи византийского Херсона в VII в. // МАИЭТ. 2005. Вып. 11. С. 437—451; также см.: Алексеенко Н.А., Ковалевская Л.А. Клад позднеантичных и раннесредневековых монет из округи Херсонеса // Проблемы античной культуры: Тез. докл. Симферополь, 1988. Ч. З. С. 231—232.

12. См.: Бородин О.Р. Римский папа Мартин I... С. 185.

13. См., например: Алексеенко Н.А. Архонтия Херсона VIII—IX вв. поданным сфрагистики // МАИЭТ. 2002. Вып. 9. С. 455—500.

14. См.: Степанова Е.В. О связях Херсона и Сугдеи поданным сфрагистических архивов // Херсонес Таврический. У истоков мировых цивилизаций: Материалы науч. конф. Севастополь, 2001. С. 24; Она же. Новые находки из судакского архива печатей // Сугдея, Сурож, Солдайя в истории и культуре Руси—Украины: Материалы науч. конф., 16—22 сентября 2002 г. Киев; Судак, 2002. С. 231—233.

15. См.: Сорочан С.Б. Византия и хазары в Таврике: Господство или кондоминимум? // ПИФК. 2002. Вып. 12. С. 517.

16. См.: Bouras Ch. City and Villiage. P. 617.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь