Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Хазары и Херсон

Прежде чем мы обратимся к данному сюжету, следует ответить на, возможно, возникший вопрос: историографические сюжеты посвящены Херсону, но представленные выше исследования отражают «варварскую проблематику» в целом для Таврики, при этом внимание в основном было уделено Восточному Крыму. В ответ можно привести существовавшее ранее концептуальное положение историографии: Боспор был более хазарским в сравнении с другим крупным политическим центром — Херсоном. Но, как показали исследования историков второй половины XX в., эти два региона являются почти зеркальным отражением1. В преломлении к истории Херсона тема взаимоотношений Византии и Хазарского каганата в последние годы представлена в фактически одновременно опубликованных работах исследователей из Москвы, Харькова и Симферополя. Это коллективное исследование Ю.М. Могаричева и А.В. Сазанова, продолжением которого является еще одна их совместная статья, посвященная в основном анализу археологических источников.

Хронологическим развитием темы стали штудии В.Е. Науменко2.

В совместной работе А.В. Сазанов и Ю.М. Могаричев отметили, что в «последнее время вновь развернулась дискуссия... о так называемом хазарском периоде в истории Таврики», и прежде чем представить свое мнение, они обращаются к историографии вопроса, излагая точки зрения, начиная с работ В.Г. Васильевского. Остановим внимание на преамбуле коллективной работы, сделав при этом некоторые дополнения.

В.Г. Васильевский полагал, что во второй половине VII в. хазары соседствовали с независимой Готией и «вольным греческим городом Херсоном»3. Согласно мнению Ю.А. Кулаковского, в конце VII в. в Боспоре находился наместник хазар; их власть распространилась до Готии и Херсона4. Соглашаясь с ним в отношении присутствия наместника в Боспоре и с тем, что большая часть полуострова принадлежала хазарам, А.А. Васильев, продолжают исследователи, считал, что «готские владения завоеваны хазарами не были»5.

А.В. Сазанов и Ю.М. Могаричев не сочли необходимым обратиться к точке зрения С.П. Шестакова, который, рассматривая события времени ссылки в Херсон императора Юстиниана II, перевел слово «Τουδουνον», стоящее рядом с титулом «архонт» в «Хронографии» Феофана, как титул хазарского наместника. Характер свидетельств хронистов привел его к выводу об усилении хазарского влияния в Таврике в конце VII — начале VIII в. Показателем являются и данные агиографии, освещающие события периода иконоборчества. Он писал, что «монашество в Тавриде обладало большим количеством обителей. ...Хазарская власть... служила защитою (христиан) в период господства в Византии иконоборчества»6.

Отражение точки зрения С.П. Шестакова можно видеть в опубликованной в середине XX в. монографии А.Л. Якобсона, полагавшего, что в конце VII в. хазарский тудун находился в Фанагории и на Боспоре; во время восстания херсонитов против Юстиниана II «протополит Зоил (глава местного самоуправления) действовал в Херсоне около 710 г. наряду с хазарским тудуном, которые захватили Херсон в начале VIII в.»7. Уже в конце VII в. хазары соседствовали с городом, но во второй половине VIII в. их владения сократились до Восточного Крыма8.

Однако вернемся к работе Ю.М. Могаричева и А.В. Сазанова, которые обращают внимание на мнения двух ведущих специалистов в области хазарской проблематики: М.А. Артамонова и С.А. Плетневой. С приходом хазар (середина VII в.) связывал разрушения некоторых поселений полуострова М.А. Артамонов, полагавший, что они заселили степную и южную части Таврики9. Новый период в изучении крымско-хазарской проблематики начинается с исследования памятников салтово-маяцкой культуры. Носителями ее на полуострове являлись не собственно хазары, а население, входившее в Хазарский каганат, согласно мнению С.А. Плетневой10. Остановив внимание на концепции И.А. Баранова и до некоторой степени близкой к ней точке зрения Н.Н. Болгова, считавших, что владычество хазар, появившихся в Восточном Крыму в конце VII в., являлось недолгим; Византии удалось сохранить свое влияние, но в конце VIII в. «хазары вернули господство» в этом районе, в Боспоре они сооружают цитадель, а в ряде населенных пунктов размещают вооруженные отряды11.

Во второй части статьи исследователи для выявления особенностей периода предлагают выделять «хронологические срезы»: первый — наиболее важный — это конец VII — начало VIII в. (проникновение хазар на Крымский полуостров)12. Но еще в начале VIII в. Боспор, Херсон и крымские архонтии — в будущем Климаты — оставались частью империи как в представлении жителей, так и византийских хронистов. Хазары не претендовали на политическое господство.

Хазары, втянутые во внутриполитические конфликты на полуострове, имели в основном материальные, а не политические или территориальные интересы13.

Анализу материалов из раскопок некрополей посвящена другая совместная работа Ю.М. Могаричева и А.В. Сазанова, в которой они показали, что для конца VII — середины VIII в. число тюрко-болгарских (или салтовских) захоронений составляет не более 9—10%. Следовательно, в «первую волну» хазарского проникновения в Таврику (до середины VIII в.) этническая картина не претерпела существенных изменений в сравнении с VI — первой половиной VII в.: «Города Боспор, Судак и Херсон, крепости-климаты Юго-Западного Крыма по-прежнему контролировались Византией, влияние Хазарии — минимально и сводилось к получению дани»14. Анализ стратиграфии памятников в Керчи, новые данные о датировке амфор, краснолаковых изделий, стеклянных сосудов и монет привели исследователей к выводу, что «существующие на сегодняшний день археологические материалы не подтверждают концепцию захвата хазарами Керчи в 679/680 г. и принадлежности города хазарам в VIII — первой половине IX в.»материальная культура Боспора носит ярко выраженный провинциально-византийский характер15. Как, собственно, и Херсона.

Картина изменяется в середине — второй половине VIII в.: в Восточном и Северо-Западном Крыму появилось около 250 новых поселений (ок. 85% от числа известных). Основаны они были на незанятых землях. Фортификационные сооружения на них не выявлены, но христианские храмы имелись (большая часть археологически не изучена). После поражения хазар в арабо-хазарской войне 722—737 гг., полагают исследователи, происходит неконфликтное проникновение нового населения с согласия и под контролем византийских властей — политика расселения варваров на границах империи. Новые черты во взаимоотношениях Византии и хазар появляются только в 80-е гг. VIII в.16

Примечательны слова авторов: «При такой картине решающее слово ... принадлежит письменным источникам», новое прочтение которых предпринято С.Б. Сорочаном.

Отправной точкой для представления концепции исследователя может служить уже приведенная выше образная характеристика, что Херсон являлся почти зеркальным отражением судьбы Боспора, а в целом регион на протяжении многих столетий был зоной контактов двух миров: варваров и греко-римско-византийской культуры.

Нетрадиционное решение вопроса о взаимоотношениях Византии и Хазарского каганата, в том числе и статуса Херсона с конца VII в. до середины IX в. (начала X в.), С.Б. Сорочан изложил в ряде статей17, полагая, что «Крым являлся кондоминатной зоной», в которой хазары «вынуждены были мириться с мощным византийским влиянием. ...Наличие близкого хазарского присутствия не позволяло перевести сложившуюся ситуацию в плоскость протектората или господства только одной из сторон»18.

Так какие же свидетельства письменных источников характеризуют положение Херсона, особенности его взаимоотношений с варварским миром?

Вернемся еще раз к словам Анастасия Библиотекаря, писавшего, что «этот город, пограничный, лежит на окраине царства; и различные варварские толпы весьма часто наезжают туда», и сопоставим их с другими характеристиками средневековых авторов. Как о пограничном городе, окруженном варварами, говорится о Херсоне в «Гетике» Иордана.

Далее, «народ пачинакитов соседствует с областью Херсона...», — замечает Константина Багрянородный19, что созвучно со словами Анны Комниной, которая писала о пребывании в Херсоне самозванца, выдававшего себя за сына Романа IV: «По ночам (начал он) подниматься на городскую стену и, высунувшись, заводить беседы с куманами, которые обычно туда приходили торговать» (Комнина Анна. Алексиада, X, 2).

Следует вспомнить отражение пограничного статуса Херсона в русских летописях, что позволяло его жителям отчасти контролировать перемещение варваров в Причерноморской зоне, о чем свидетельствуют события времени похода Игоря в 944 г. («Се слышавше, корсунци послаша к Роману, глаголюще: "Се идут русь бес числа корабль, покрыли суть море корабли"»).

О неспокойной обстановке в Северном Причерноморье упоминал патриарх Николай Мистик со слов херсонского стратига. Наконец, еще два свидетельства, которые отделены друг от друга почти тысячелетним промежутком времени: Аммиана Марцеллина (IV в.)20 и епископа Феодора (первая половина XIII в.), который отметил в «Аланском послании», что «близ Херсона живут аланы столько же по своей воле, сколько по желанию херсонцев, словно некое ограждение и охрана»21. Византийские хронисты Феофан и Никифор, а также «Продолжатель Феофана», рассказывая о миссии в Хазарские земли Петроны Каматира, отмечали, что он пересел в Херсоне на круглые суда (с меньшей осадкой) с тем, чтобы плыть далее. Это косвенное свидетельство наличия более или менее регулярной торговли с соседями-варварами.

Для конца X — начала XI в. известна печать (из числа новых находок моливдовулов городского архива Херсона), на которой упомянут Турмарх Готии. В Трактате Константина Багрянородного о церемониях византийского двора его статус определен как второго лица в феме после стратига, назначаемого в пограничный округ распоряжением императора. Турмарх являлся командиром крупного подразделения, входившего в состав воинского контингента провинции, и комендантом той части фемы, где располагалась турма. По мнению опубликовавшего печать Н.А. Алексеенко, она свидетельствует о сношениях стратига Херсона с подчиненным ему военачальником. Новая находка является несомненным свидетельством того, что в конце X — начале XI в. Готия являлась военно-административным округом — частью фемы Херсон. Представляет интерес гипотеза Н.А. Алексеенко о том, что появление моливдовула турмарха, возможно, связано с такими событиями, как Корсунский поход князя Владимира или восстание херсонитов во главе с Георгием Цулой22. Возможно, последующий анализ материалов городского архива Херсона усилит или скорректирует аргументацию исследователя.

В имеющихся в распоряжении историков источниках нет непосредственных указаний на существование «кондоминатной зоны» в Таврике. Вывод С.Б. Сорочана строится на логике событий, однако в свете его гипотезы и новых находок, особенно сфрагистических данных, мнение о глубоком кризисе в VII в., причиной которого стало хазарское завоевание, нарушившее связи Херсона с земледельческой округой, что и привело в свою очередь к «обезлюдеванию» города в VIII в., перестало быть бесспорным.

Характер данных письменных источников, а также отсутствие археологических свидетельств о разрушениях в Херсоне для периодов наибольшей «экспансии» варваров делает вполне правомерными заключение С.Б. Сорочана о том, что стабильность в регионе обеспечивала обоюдная заинтересованность в этом и «варваров», и Византии. Однако херсонита не могли не учитывать существующей опасности, отсюда постоянная забота о мощи своей крепостной ограды23.

Один из аргументов критиков тезиса «контроль — протекторат» хазар в Крыму, привлекаемый С.Б. Сорочаном первоначально, был в последующем пересмотрен. Речь идет об отсутствии «археологических следов»24. Теория культурного слоя, разработанная В.Д. Блаватским, о чем уже говорилось выше, объясняет, что «умолчание источника» о каком-либо событии (факте) не может являться доказательством отсутствия возможного события. В последующем, повторив гипотезу о кондоминатной зоне, С.Б. Сорочан, используя тезис «об умолчании источников» и собрав воедино все косвенные и непосредственные археологические данные, представляет более чем радужную картину развития Херсона в VII—IX в.

«Зеркальное отражение Херсона», Восточный Крым, также отнесен В.Е. Науменко к числу контактных, лимитрофных зон, которые могли иметь двойное или даже тройное подчинение. Наличие кондоминатной формы управления обеспечивало политическую стабильность в Северном Причерноморье при доминировании Хазарского каганата, что и привело к процветанию экономики региона в конце VIII — середине IX в. Но несмотря на доминирующее положение Хазарского каганата, светская верхушка областей Крыма сохраняла ориентацию на Византию, полагает исследователь25. Образования, сложившиеся в условиях хазарской экспансии, в политико-административном отношении имели различный статус, что отразилось в титулатуре местных правителей. При этом Херсон «представлял собой архонтат — особый вид административной области, признающей зависимость от империи, но сохраняющий внутреннюю автономию»26. Миссию Петроны Каматира исследователь характеризует как наличие военно-политического «сотрудничества» Византии и хазар. Сокращение возможности прямого контроля хазар над политической ситуацией в Таврике, а также содержание «доклада Петроны» стали причиной создания фемы Климатов (ее территорию ограничивали Херсон на западе и Боспор — на востоке). С середины IX в. появляются печати стратигов фемы Херсона, что связано, как предполагает В.Е. Науменко, с сокращением территории фемы Климатов до пределов города27.

В свою очередь он подразделяет византийско-хазарские отношения на следующие периоды:

1. Конец VII — третья четверть VIII в. — расширение пределов Хазарского каганата на запад остановлено Византией с помощью даров и династических браков и «введением особой формы организации провинциального управления в Херсоне и на Боспоре», которая определяется как «совладение» (кондоминимум). При этом приморские центры (Херсон, Сугдея, Боспор) сохранили провизантийскую политическую и торгово-экономическую ориентацию, а области Крымской Готии — традиционный «союзный статус по отношению к империи». Политический кризис 710—711 гг. (карательные экспедиции Юстиниана II и провозглашение императором Вардана-Филиппика) вызвал учреждение поста архонта в Херсоне — имперского наместника в центре византийского присутствия в регионе, под контроль которого была поставлена муниципальная система управления.

2. Последняя четверть VIII — 30-е гг. IX в. — время прекращения борьбы между хазарами и арабами в Закавказье, что привело к разрыву византийско-хазарского союза, а затем и к экспансии хазар в пограничные области Византии. В источниках это отразилось в появлении титулатуры местных правителей — топархов Боспора и Готии, киров Херсона, Готии и Фуллы. Данные территориальные единицы воспринимались в Византии как независимые, но союзные империи политические образования. Такой статус наиболее удачно определяется в рамках гипотезы о византийско-хазарском «кондоминимуме», ибо отражает обоюдный контроль империи и каганата. Самостоятельный статус имела Сугдея — титул ее правителя (тархан) является показателем специфики данного «кондоминатного» округа с позиций хазар.

3. На рубеже VIII—IX вв. положение в Таврике изменилось, а в конце 30-х г. IX в. появляются мадьяры, что привело к реставрации союза хазар и Византии. Именно в рамках таких отношений осуществлялось строительство Саркела. Новые политические реалии обусловили создание фемы Климатов, охватывающей области горного и приморского Крыма. Одновременно исчезает институт киров в Херсоне. Изменение названия фемы вызвано новой военно-политической ситуацией и сокращением территории фемы до пределов города и его округи. Институт архонтов был ликвидирован. К данному времени относится, как полагает исследователь, разработка проекта о создании единой церкви в Таврике. Отражением его является миссия Константина Философа28.

4. После вытеснения мадьяр печенегами в 80-х гг. IX в. Византия ориентируется на печенежский фактор29, освобождающиеся из-под контроля Хазарского каганата районы Таврики постепенно включаются в состав фемы Херсон. Процесс завершается к концу IX в. В новый округ входило пять территориальных единиц; столица провинции являлась отдельным административным подразделением30.

Логическим продолжением вопроса о политико-административном статусе региона является сюжет, касающийся церковной географии, прежде всего территории Готской митрополии31.

Рассматривая вслед за Г. Вернадским миссию Константина Философа в Хазарию, В.Е. Науменко предположил, что в «проект» церковной организации в Хазарии включены сведения о географии христианских общин на территории каганата, но реализации его помешало появление нового политического фактора — печенегов32.

Ревизия старых археологических находок, новые раскопки, «воссоздаваемая логика» событий позволили исследователям сделать вывод об отсутствии конфронтации между херсонитами и хазарами, за исключением кратковременных периодов.

Безусловно, начало каждой «новой волны» варваров приводило к разрушениям. Однако существовали длительные периоды мирного соседства, торговли.

Расцвет кондоминатных отношений, по мнению С.Б. Сорочана, приходится на VIII в., истоки его он относит к концу VII в., что и объясняет интерес каганата к событиям в Херсоне во время карательных экспедиций Юстиниана II и наличие в городе «представителя от лица кагана» тудуна33. Одной из причин политической нестабильности в Таврике стало усиление в 80-е гг. VIII в. критики иудаизма, «что не могло не вызвать расхождения с верхушкой хазарского общества, склонной к иудаизму». Вторая причина — «ослабление мусульманской угрозы со стороны багдадских Аббасидов и взаимный отказ от борьбы за передел сфер влияния в Закавказье лишили Хазарский каганат необходимости придерживаться стойкой ориентации на союз с Византией»34. После смерти Константина V, как пишет С.Б. Сорочан, хазар начали «посещать мысли» о собственном одностороннем утверждении и нарушении сложившегося статуса кондомината. Но в это время в Константинополе еще «не желали идти на полный разрыв с хазарами»35.

К каким же выводам пришли исследователи конца XX — начала XXI в. на основании нового анализа письменных источников и обращения к археологическим находкам?

Распространенное ранее мнение о существенных разрушениях, вызванных приходом (вторжением) варваров в Таврику, является преувеличенным. Влияние двух миров — варварского и греко-римско-византийского — было обоюдным. Одним из крупных центров кондоминатной зоны стал Херсон, который не «обнищал и обезлюдел» в период «темных веков». Так кардинально изменилось представление о городе в сравнении с выводами историков начала — первой половины XX в.

Тезис о «хазарском господстве», прозвучавший впервые в труде В.Н. Татищева, получил развитие у многих поколений историков. Завершением его стали замечания А.И. Айбабина о том, что Византия смирилась с потерей владений в Крыму и поддерживала дружеские отношения с Хазарией36. Однако в последней четверти XX в. объяснением сравнительно мирных взаимоотношений Хазарии и Византии стала теория «кондоминатной зоны», наличие которой позволяло и византийской дипломатии, и правителям каганата извлекать пользу из мирного сосуществования. Такой вывод объясняет наличие в Херсоне архонтов и представителя хазарской власти тудуна и то, что он сохранил статус провинциального города империи.

Продолжится ли дискуссия о характере присутствия хазар в Таврике или сторонники «протектората» признают право на существование мнения своих оппонентов, покажет время. Сложность ситуации состоит в том, что в нарративных источниках бесспорных аргументов в пользу любой из точек зрения не содержится. Однако гипотеза о кондоминатной зоне позволяет объяснить и помощь со стороны хазар во время карательных экспедиций Юстиниана II, и присутствие среди властей города тудуна от лица кагана и архонта Зоила. Именно это обстоятельство давно смущало историков, попыткой объяснить его является вскользь брошенное замечание А.Л. Бертье-Делагарда о совместном управлении территориями региона37, или же вывод об отсутствии непосредственной зависимости Юго-Западной Таврики и от Византии и от хазар38, или же тезис о наличии в Северном Причерноморье буферной зоны39. С.Б. Сорочан обращает внимание на то, что даже те исследователи, которые писали о «протекторате» или «господстве» хазар в Крыму, отмечали, что в сохранении Херсона как транзитного торгового пункта были заинтересованы как Византия, так и хазары, потому-то он и не был разрушен во время их вторжения в Крым40. Отдельные замечания об особом статусе Херсона, основанные на свидетельствах византийских хронистов, описавших время ссылки и карательных экспедиций Юстиниана II, постепенно подготовили почву для введения в научный оборот термина «кондоминат».

Одним из последних свидетельств мирного сотрудничества двух политических сил можно считать строительство будущим стратигом Херсона крепости Саркел.

Примечания

1. См.: Сорочан С.Б. Византия и хазары в Таврике: Господство или кондоминимум? // ПИФК. 2002. Вып. 12. С. 523. В последующем этот сюжет был развит в ряде докладов.

2. См.: Науменко В.Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в конце VIII — середине IX в. // ПИФК. 2002. Вып. 12. С. 568—582.

3. См.: Васильевский В.Г. Житие Иоанна Готского // Труды. СПб., 1912. Т. 2, вып. 2. С. 388.

4. См.: Кулаковский Ю.А. Прошлое Тавриды... С. 65—66; Он же. Из истории Готской епархии (в Крыму) в VIII веке // ЖМНП. 1898. Февр. С. 179—180.

5. См.: Васильев А.А. Готы в Крыму // ИГАИМК. 1927. Вып. 5. С. 186.

6. См.: Шестаков С.П. Очерки... С. 31, 35.

7. См.: Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес. С. 36—38.

8. См.: Якобсон А.Л. Средневековый Крым. М.; Л., 1964. С. 28—29.

9. См.: Артамонов М.А. История хазар. Л., 1962. С. 196.

10. См.: Плетнева С.А. Очерки истории... С. 151—153.

11. См.: Болгов Н.Н. Боспор византийский: Очерки истории // ПИФК. 1998. Вып. 6. С. 118—120.

12. См.: Сазанов А.В., Могаричев Ю.М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII — начале VIII в. 1. Проблема «хазарских слоев» в Керчи // ПИФК. 2002. Вып. 12. С. 469.

13. Сазанов А.В., Могаричев Ю.М. Боспор и Хазарский каганат... С. 469—508; также см.: Сазанов А.В. Боспор и Хазария в конце VII — начале VIII в. // Сугдея, Сурож, Солдайя в истории и культуре Руси—Украины: Материалы конф. Судак, 2002. С. 222—223.

14. Сазанов А.В., Могаричев Ю.М. Крым и Хазарский каганат в первой половине — середине VIII в. // Россия—Крым—Балканы: Диалог культур: Науч. докл. междунар, конф. Севастополь, 6—10 сентября 2004 г. Екатеринбург, 2004. С. 89—92.

15. См.: Сазанов А.В., Могаричев Ю.М. Боспор и Хазарский каганат... С. 501.

16. См.: Сазанов А.В., Могаричев Ю.М. Крым и Хазарский каганат... С. 89—92.

17. См.: Сорочан С.Б. Византия и хазары в Таврике. С. 509—525; Он же. Об элементах меркантилизма... С. 70—71; Он же. Корреляция торговых и политических интересов Византии в Крымской Готии VII—IX вв. // Культура степей Евразии второй половины I тысячелетия н. э.: Тез. докл. Самара, 1995. С. 79—81; Он же. О торгово-экономической политике Византии в Таврике VII—IX вв. // Проблемы археологии древнего и средневекового Крыма. Симферополь, 1996. С. 114—122; Он же. Боспор как византийско-хазарский кондоминимум // Боспор Киммерийский и Понт в период античности и средневековья: Материалы II Боспорских чтений. Керчь, 2001. С. 145—150.

18. Сорочан С.Б. Византия и хазары в Таврике. С. 525.

19. См.: Константин Багрянородный. Об управлении империей, гл. 1, 15—20.

20. «Hier sind die Menschen ruhig und gesetzt, sie widmen sich dem Landbau und aben von den Ertregen ihrer Felder» (Amm. Marz. 22, 8, 29—32). Цитата приведена по: Ammianus Marcellinus. Römische Geschichte. Lateinisch und deutsch und einem Kommentarvon W. Seyfarth. B., 1975. T. 3.

21. См.: Феодора, епископа «Аланское сказание» /Пер. Ю.А. Кулаковского // ЗООИД. 1898. Вып. 21, отд. 2. С. 18.

22. См.: Алексеенко Н.А. Готия в структуре византийской административной системы в Таврике во второй половине X в. // ХСб. 1998. Вып. 9. С. 230—235.

23. См. об этом в монографии «Очерки истории и археологии», разделы «Херсонита и варвары, или Еще раз о необходимости внимания к крепостной ограде Херсона» и «Противоборство или сотрудничество: Варвары и Херсон в IV в. и в VII—VIII вв.» (С. 54—59); также статью «Соседство двух миров: Варвары и Херсонес» (България като мост между евразийсвите култури: България, толерантност, евразийство. Шумен, 2004. С. 54—59).

24. В данном случае С.Б. Сорочан цитирует слова С.А. Плетневой: «Пребывание хазар или, вернее, следы хазарского владычества в Крыму по археологическим данным прослеживаются слабо» (см.: Плетнева С.А. Очерки хазарской археологии. С. 169). Несколько выше, объясняя «эту слабую выраженность археологических данных», С.Б. Сорочан совершенно справедливо отмечает: датировать слои, которые связывают с «хазарскими разрушениями», сложно, так как фрагменты керамики второй половины — конца VII в. трудно отделить от материалов VIII в., медные византийские монеты долго не выходили из обращения (см.: Сорочан С.Б. Византия и хазары в Таврике. С. 522).

25. См.: Науменко В.Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в конце VIII — середине IX в. // ПИФК. 2002. Вып. 12. С. 549. Свидетельством экономического развития является, согласно его точке зрения, появление массового производства амфор, а, следовательно, и развитие виноградарства.

26. Науменко В.Е. К вопросу о характере... С. 548. Со ссылкой на широкий круг исследований он подчеркнул, что архонтом мог являться глава местного самоуправления, а протополитом — высший муниципальный чиновник Херсона. Замечание о наличии внутреннего самоуправления в свете теории кондомината возвращает нас к поискам «призрака самоуправления», о чем говорилось выше. Следует отметить, что В.Е. Науменко следует за концепцией С.Б. Сорочана при характеристике хазаро-херсонских взаимоотношений, но не согласен с ним в том, что город не пользовался некоторой автономией.

27. См.: Науменко В.Е. К вопросу... С. 549—551.

28. См.: Науменко В.Е. Таврика в контексте византийско-хазарских отношений: Политико-административный аспект // Россия — Крым — Балканы: Диалог культур. Екатеринбург, 2004. С. 94.

29. Вспомним, что о печенежском факторе ранее говорил А.И. Айбабин. Он также полагал, что в начале VIII в. независимую от империи «страну Дори» византийцы именовали Климатами, именно ее архонты боролись вместе с Херсоном против Юстиниана II.

30. См.: Науменко В.Е. Таврика в контексте... С. 93—95.

31. Реконструируемые на основании изданных К. де Боором нотиций (также см.: Notitiae episcopatuum ecclesiae Constantinopolitanae / Text critique, notes par J. Darrouzds. P., 1981) размеры митрополии вызывали сомнения у исследователей в достоверности источника (см.: Бертье-Делагард А.Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде // ИТЖК. 1920. № 57. С. 47—48; Васильев А.А. Готы в Крыму. С. 215—216; Vasiliev A.A. The Goths... P. 102—104; Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. О возникновении Готской епархии в Таврике // МАИЭТ. 1991. Вып. 2. С. 121). Ранее уже было высказано предположение, что епископальный список — проект по церковной организации областей Хазарского каганата (Мошин В. Ἐω̄αρχία Γοτθίας в Хазарии в VIII в. // Труды IV Съезда Русских Академических организаций за границей. Белград, 1929. С. 249—256).

32. См.: Науменко В.Е. К вопросу... С. 554.

33. См.: Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 490.

34. Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 503.

35. Там же. С. 506. Стремление отойти от традиционной научной сухой лексики в изложении событий можно только приветствовать. Но вряд ли кто-то из исследователей сегодняшних дней может «восстановить» мысли, которые «посещали» правителей каганата, как и то, какие и о чем «желания» высказывались при дворе византийских императоров. Вряд ли возможно также «узнать», о чем думал возглавивший восстание в 785 г. (или 786 г.) «амбициозный» епископ Иоанн. К такой дате приходит С.Б. Сорочан, сопоставив существующие мнения о времени восстания. Публикаторы Жития Иоанна Готского относят восстание к периоду между концом 784 и 786 г. (см.: Могаричев Ю.М., Сазанов А.В., Шапошников А.К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма «хазарского периода». Симферополь, 2007. С. 22). О датировке события см. также: Баранов И.А. О восстании Иоанна Готского // Феодальная Таврика. Киев, 1974. С. 151—162; Герцен А. Г, Могаричев Ю.М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. // АДСВ. 1999. Вып. 30. С. 113—114; Соколова И.В. Византийские печати VI — первой половины IX в. из Херсонеса // ВВ. 1991. Т. 52. С. 209; Huhley D. On the Vita of St. Jone of Gotthia // Greek, Roman and Byzantine Studies. 1978. Vol. 19, nr 2. P. 166—168).

С.Б. Сорочан полагает, что епископ Иоанн хотел «выслужиться перед патриархом и императрицей, создать условия для организации официально признанного византийскими властями собственного самостоятельного епископства». Однако при этом «поспешил» (Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 514). Не известны и какие-либо источники, способные подтвердить и весьма смелую реконструкцию дальнейших событий. В «Житии Иоанна Готского» говорится, что он был предан одним из селений, выдан хазарским властям и оказался в тюрьме, но благодаря попустительству местного архонта, отвечавшего за узника, смог ее покинуть.

По мнению С.Б. Сорочана, этот местный архонт «не мог не знать, что за этим кроется молчаливое одобрение и кагана и Ирины, не пожелавших раздувать громкого политического дела». Поражает в данном случае способность «местного архонта» узнавать о замыслах сильных мира сего. Или же и императрица и каган сообщили ему о своем желании видеть Иоанна на свободе? Причина такого молчаливого согласия правителей состоит в том, что «время для серьезных изменений в Таврике еще не настало»; мнение в пользу кондомината еще держалось (Там же. С. 533). Свидетельством этого является то, что один из стойких иконодулов монах Епифаний (ок. 820 г.) мог свободно перемещаться в Северном Причерноморье, совершая паломничество по следам св. Андрея. Но уже «Житие Иоанна Психаита» (по мнению С.Б. Сорочана, созданное после 843 г.) свидетельствует о нарастании угрозы, ибо в нем говорится, что хазары подошли к стенам Херсона (Там же. С. 545). А несколько позднее херсонита уже не могли безбоязненно покидать город. Времена кондомината пришли к концу.

36. См.: Айбабин А.И. Крым под властью Хазарского каганата // Византия и Крым: Тез. докл. Симферополь, 1997. С. 6.

37. См.: Бертье-Делагард А.Л. Надпись времени императора Зенона. С. 81. Собственно к этому времени следует отнести рождение тезиса о кондоминатной зоне.

38. См.: Якобсон А.Л. Раннесредневековые сельские поселения... С. 190.

39. См.: Гадло А.В. Рец. на: Якобсон А.Л. Раннесредневековые сельские поселения... // ВВ. 1973. Т. 37. С. 275.

40. См.: Домбровский О.И. Средневековый Херсонес // Археология УССР. Киев, 1986. Т. 3. С. 536. Более того, в Восточном Крыму, где, как полагали исследователи, разрушения для времени появления хазар были значительны, в начале VIII в. существовало двоевластие (см.: Баранов И.А. Таврика... С. 54—55; Он же. Таврика в составе Хазарского каганата, середина VII—X вв.: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Киев, 1994. Непосредственно о Херсоне: Баранов И.А. Хазары и Херсонес в VIII в. // Проблемы исследования античного и средневекового Херсонеса, 1888—1988 гг.:Тез. докл. Севастополь, 1988. С. 10—11; Он же. Административное устройство раннесредневекового Херсонеса // МАИЭТ. Симферополь, 1993. Вып. 3. С. 137—143. Более того, экономическую стабильность, к примеру Партенит, в VIII в. А.Л. Якобсон, позднее Е.А. Паршина, видел именно в наличии двоевластия (мнение Е.А. Паршиной изложено в съ: Торжище в Партенитах // Византийская Таврика. Киев, 1992. С. 93).

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь