Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

А.Л. Бертье-Делагард о храмах Херсона, дискуссия о датировке Уваровской базилики

До появления книги Д.В. Айналова описание сакральных зданий города, как и соображения относительно времени строительства, уже имелось в работах А.Л. Бертье-Делагарда1, заметившего, что среди памятников Херсонеса «наибольший интерес представляют остатки церквей»2. Он полагал, что архитектурные детали, найденные «в базиликах далекого Херсонеса, совершенно одинаковы с находками на западе, в базиликах Равенны, не только в смысле стиля, а тождественны. ...И в Херсонесе, и в Равенне одна школа — византийская. Появляются в Херсонесе мраморы в VI в., может быть, несколько позднее, чем в Равенне, судя по отличиям в пропорциях. Следует допустить, что одни и те формы повторялись длительное время».

На основании широкого сравнения архитектурных деталей (насколько это было возможно в те годы) А.Л. Бертье-Делагард да тировал мраморные детали VI—VII вв., отметив, что, «конечно, нет возможности полагать, что все базилики построены в VI в., надо думать, что и позднее строились церкви, да и невероятно, чтобы уцелело так много церквей столь давнего времени. Вероятнее, что была в VI—VII вв. построена большая базилика типа Уваровской, затем после ее разрушения мраморы пошли на другие храмы»3. Согласно его концепции, Херсонес византийского периода не был значительным центром. Он называл его «медвежьим углом», именно поэтому здесь и после X в. продолжали возводить базилики4, не отличавшиеся художественно-архитектурным обликом. «Базилика могла быть громадна, роскошно и даже красиво убрана, и все-таки по существу оставалась сараем, который легко строился любым невеждою каменщиком, художник требовался уже после, лишь для внутренней декорации стен»5.

Целью одной из частей статьи, в которой А.Л. Бертье-Делагард остановил внимание на строительстве христианских храмов, являлось показать многократные разрушения памятников еще во время существования Херсона, в связи с этим он последовательно отмечал вторичное использование архитектурных деталей: «Внутри больших церквей находили колонны и части иконостасов из мрамора и мозаичные полы, все это малых размеров, с весьма слабым художественным значением и к тому же вытащенным из других более древних построек».

Особенно ярко проявилась его оценка материальной культуры византийского Херсона в словах: «Если столь плохи церкви, то, понятно, что частные дома должны быть еще хуже. ...Еще не нашлось ни одного заслуживающего этого названия; все это жалкие лачужки, одноэтажные, все без исключения построенные из самого плохого мелкого бутового камня и к тому же не на известковом растворе, а просто на глине, или, вернее сказать, на местной грязи. ...Не открыто ни в одном доме ни самомалейшего признака какого-либо архитектурного украшения, хоть бы клочка штукатурки»6.

Вместе с тем исследователь придавал большое значение раскопкам Херсонеса: «Но много ли таких мест для находок византийских? Вот в этом отношении важность раскопок в Херсонесе чрезвычайная, даже почти единственная, так как не скоро найдется город, брошенный в XIV в. и, стало быть, дающий находки без примеси новейших. В Херсонесе нам открывается весь быт, вся культура византийского города, тем более интересные, что они относятся к обыденному мелкому городку, а не крупному исключительному центру. ...Это особенно важно, если вспомнить значение этого города в нашей истории, политической, а особенно церковной. ...Раскопки обнаруживают нетронутые улицы и кварталы зданий»7.

Рис. 6. План Уваровской базилики по К.К. Косцюшке-Валюжиничу

Итак, первые соображения о хронологии и облике херсонесских храмов восходят к концу XIX — началу XX в. Строительство, например, базилики, раскопанной А.С. Уваровым, датировалось началом VII в., так, под стеной ее нартекса был открыт засыпанный во время нивелировки местности колодец с монетой конца VI — начала VII в.

Пример «нового прочтения» (после раскопок К.К. Косцюшки-Валюжинича) отчетов и анализ материалов из раскопок Уваровской базилики является блестящим показателем влияния концепции исследователя на датировку комплекса. Пожалуй, ни один из храмов Херсона не вызвал столь пристального внимания, особенно в публикациях конца XX в. — начала нашего столетия. Безусловно, обращение к археологическим свидетельствам (к находкам и стратиграфии) выявило оставшиеся ранее не замеченными детали, которые легли в основу «иного прочтения» строительной биографии памятника.

Более чем полуторавековое обращение к изучению одного из крупнейших храмов города — кафедрального собора — привело к появлению в конечном итоге трех точек зрения относительно времени его возведения.

К.К. Косцюшко и А.Л. Бертье-Делагард подчеркивали, что «базилика эта не могла быть построена ранее VII в.». В отчете выделены слова о находках монет в колодце, который был засыпан в процессе нивелировки местности перед строительством храма8. Правоту автора раскопок склонны признавать и некоторые исследователи наших дней9.

Иное видение хронологии принадлежит А.Л. Якобсону, изложено в соответствующем разделе монографии: «Первоначальная базилика построена не позднее второй половины V в.»; «перестройку первоначальной базилики следует отнести к периоду между второй половиной V в. и началом VII в, скорее всего, к VI в.»10.

Близкой является периодизации строительства сотрудницы Херсонесского заповедника Е.Ю. Клениной. При этом она игнорирует замечание К.К. Косцюшки-Валюжинича о колодце, засыпанном перед строительством11. Такое следование мнению А.Л. Якобсона выглядит странным, если учитывать, что в 1979 г. крымский археолог В.А. Кутайсов под руководством О.И. Домбровского предпринял повторное исследование храма. Оно показало, что нартекс был сооружен одновременно с остальной частью здания12, которое функционировало до конца жизни Херсона, пережив ряд ремонтов и перестроек. Но чтобы как-то объяснить возникающее противоречие, Е.Ю. Кленина выдвигает предположение, что монета VII в. попала в колодец во время ремонтных работ, поскольку стена нартекса перекрывает его только на одну треть. (В ходе ремонтных работ монета более поздняя, в сравнении со временем строительства остальной части комплекса, могла попасть в колодец только в одном случае: стенку нартекса разобрали и сложили вновь — археологически это не выявлено; не доказывает такого факта и Е.Ю. Кленина. Можно, конечно, предложить и иное объяснение: из двух третий колодца, не перекрываемых стеной нартекса, по непонятной причине удалили часть грунта и подложили туда монету).

Не учитывает данных раскопок В.А. Кутайсова и австрийский исследователь А. Пюльц, полагая, что первый строительный период Уваровской базилики на основании «скупых данных строительной орнаментики» можно датировать V в.; следующая хронологическая фаза относится к VI или первой половине VII в. Именно в это время возникли экзонартекс и атриум. Подтверждением такой последовательности для него, как и для А.Л. Якобсона, является монета из заполнения колодца. Характерно пессимистическое заявление исследователя: стратиграфические наблюдения из-за особенностей геологического строения территории не могут помочь в определении времени строительства храма; эта базилика, как и другие, возведена непосредственно на скале (прим. 21). Расположенную рядом малую базилику «А» он датирует V в., полагая, что она являлась мемориальным сооружением13.

Наконец, существует гипотеза С.А. Беляева о строительстве базилики в IV в. В основе ее лежит соображение о том, что кафедральный собор должен был возникнуть в период пребывания в городе епископа Капитона14.

Строительную биографию участка в целом попытался восстановить С.Б. Сорочан. Согласно его точке зрения, «не исключено», что Уваровская базилика сооружается в самом конце VI — начале VII в., позднее возникают входившие в состав единого с ней комплекса крещальня и базилика «А». Это произошло в то время, когда архитектурный ансамбль принял завершенный вид15.

Другим сакральным сооружением, на примере которого А.Л. Бертье-Делагардом была показана периодизация строительной деятельности, является так называемая Базилика в базилике (два разновременных храма, обозначаемых под № 15, рядом с которыми располагалась более поздняя часовня). Относительно последовательности строительства он писал: «Наша базилика была разрушена ближе к IX—X вв. вследствие какой-то катастрофы, скорее всего, пожара. После X в. строится малая базилика; под вымосткой абсиды новой базилики найдена монета Романа I. Она уже не подвергалась расхищению. Вся базилика вокруг застроена маленькими помещениями. Некоторые связаны с церковью и, как и она, изобилуют могилами. К юго-востоку от нее построена часовня. Сооружена только после малой базилики. С южной стороны базилики обнаружены ранние стены, около них в продолговатой яме найдены кости и сбруя лошади с золотыми круглыми бляшками». Позднее возводятся (имеется в виду в целом строительство храмов) церкви крестового плана; третий тип сакральных сооружений — часовни16.

Обратившись к примеру одного из комплексов, А.Л. Бертье-Делагард показал хронологическую типологию христианских сакральных зданий, полагая при этом, что в VI—VII вв. и после X в.17 продолжалось возведение базилик.

В отличие от Уваровской базилики, храм № 15 не вызывает у современных исследователей значительных разногласий в датировке. Повторное обращение к его изучению принадлежит сотруднику заповедника С.Г. Рыжову. Он выявил новые детали и связал входившие в состав сооружения части здания с литургией.

Исследованиями С.Г. Рыжова (1971—1976) выявлено, что к ранней трехнефной базилике с полукруглой апсидой и нартексом с северной стороны пристроены четыре помещения, отделенные от основного ядра здания узким коридором. Находка купели в одном из них привела к заключению, что помещения входили в состав баптистерия. Такое расположение крещальни, подчеркивает исследователь, соответствует существовавшему до XI—XII вв. правилу, согласно которому до совершения обряда крещения непосвященный не мог находиться в храме вместе с верующими18.

Реставрационные работы позволили19 обнаружить материалы, отчасти уточняющие хронологию строительства. Наиболее поздние монеты, встреченные в субструкции мозаичного пола, относились к периоду правления Юстиниана I20.

В определении времени строительства Уваровской базилики К.К. Косцюшко-Валюжинич и А.Л. Бертье-Делагард были единодушны. Расхождение мнений между ними вызвало исследование загородного монастыря (монастырь Богородицы Влахернской). Дискуссия, начатая в начале XX в., не утихла и сегодня. Анализ архивных материалов, в которых отражено изучение памятника, позволяет увидеть и как рождались гипотезы о назначении сакральных построек, и какие обстоятельства сопутствовали этому.

Примечания

1. Из более ранних работ, посвященных храмам Херсона, можно отметить: Арнольд М. Храм св. Владимира в Херсонесе // Зодчий. 1875. № 10; Лебединский О.П. Остатки церквей на развалинах древнего Корсуня // ЗООИД. 1863. Т. 5; Мансветов И.Д. Историческое описание древнего Херсонеса и открытых в нем памятников. М., 1872.

2. Бертье-Делагард А.Л. Раскопки Херсонеса. С. 22.

3. Там же. С 26, 30, 31, 33.

4. В нескольких местах статьи сказано, что «в конце VI и в VII в. в Херсонесе строились базилики с привозными мраморами типа Равенских».

5. Бертье-Делагард А.Л. Раскопки Херсонеса. С. 48. Если учитывать размеры базилик, конструкцию их перекрытия, необходимость в проведении расчетов в размещении световых окон, то вряд ли можно согласиться с таким замечанием.

6. Бертье-Делагард А.Л. Раскопки Херсонеса. С. 16. Можно простить А.Л. Бертье-Делагарду преувеличенно негативную оценку материальной культуры и облика города. Она относится ко времени, когда многие памятники еще не были открыты. Последующие раскопки показали, что в Херсоне существовали двухэтажные дома, тимпаны окон украшались росписью (об этом см.: Даниленко В.Н. Жилые дома Херсонеса XIII—XIV вв. // Архитектурно-археологические исследования в Крыму. Киев, 1988. С. 60—66), а стены жилых помещений штукатурились. Во время раскопок второго портового квартала остатки штукатурки обнаружены на нижних камнях кладки стен с внешней стороны здания, а арка окна этого дома имела двухцветную геометрическую роспись.

7. Бертье-Делагард А.Л. Раскопки Херсонеса. С. 19—20.

8. См.: Косцюшко-Валюжинич К.К. Отчет о раскопках в Херсонесе в 1901 г. // ИАК. 1902. Вып. 4. С. 80.

9. См.: Романчук А.И. Херсонес XII—XIV вв. С. 160—161; Она же. Очерки истории... С. 225—226; Завадская И.А. Некоторые проблемы датировки комплекса Уваровской базилики Херсонеса // БИАС. 1997. Вып. 1. С. 305; Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 769.

10. Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес. С. 160.

11. См.: Кленина Е.Ю. Уваровская базилика (№ 23) // Ранневизантийские сакральные постройки Херсонеса Таврического. Познань, 2004. С. 71—75.

12. См.: Кутайсов В.А. Отчет о раскопках в Херсонесе в 1979 г. // Арх. НЗХТ, д. 2061.

13. См.: Pülz A. Die frühchristlischen Kirchen des Taurischen Chersonesos (Krim) // MiChA. 1998. T. 4. S. 49—50.

14. См.: Беляев С.А. Исторические предпосылки постройки кафедрального храма Херсонеса во имя Константина Великого (Уваровской базилики — храма апостола Петра) // Сугдея, Сурож, Солдайя в истории и культуре Руси — Украины: Материалы конф. Киев; Судак, 2002. С. 34—36.

15. См.: Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 721. Для обоснования более поздней даты приведены два соображения: сжатые формы храма, характерные для византийских храмов не ранее VI в., и то, что рядом находилась рыбозасолочная цистерна, засыпанная не ранее второй половины — конца VI в. Это уже отмечалось в работе «Очерки истории и археологии византийского Херсона» (с. 226), но как косвенный показатель, позволяющий ориентироваться в хронологии строительной деятельности в целом на участке.

16. См.: Бертье-Делагард А.Л. Раскопки Херсонеса. С. 38—40.

17. Подтверждение предположению А.Л. Бертье-Делагарда было получено более чем полвека спустя: совместные исследования И.Т. Кругликовой и А.В. Сазанова выявили на территории квартала VII базиликальный храм, возведенный после X в. (см.: Сазанов А.В. Базилика 1987 г. и проблемы интерпретации памятников христианского Херсонеса // Причерноморье в средние века. М., 1999. Вып . 4. С. 276—316).

18. Несколько ранее уже говорилось о том, что начиная с работ С.А. Беляева и отца Александра (Пелина) в исследовании храмов Херсона появилась новая тема: соответствие их христианской литургии. В данном случае нельзя не отметить, что заслуга в постановке этого вопроса принадлежит и сотрудникам Херсонесского заповедника.

19. В связи с ними и было предпринято исследование, завершением которого стала установка мозаичного пола. К сожалению, повышенный интерес к памятнику туристов привел к тому, что в последние года мозаичное полотно вновь оказалось в фондах.

20. См.: Рыжов С.Г. Новые данные о «базилике в базилике» // Античный мир. Византия. Харьков, 1997. С. 294. Это свидетельствует о том, что ранний храм был возведен или между 527—565 гг., или несколько позднее: по А.Л. Якобсону — в VI в., согласно мнению С.Б. Сорочана — во 2-й половине VI — начале VII в. При отсутствии для Херсона надписей о закладке храмов более точно говорить о времени строительства не представляется возможным. Это, в сущности, и порождает «избирательность дат» в соответствии с концепцией исследователей. Для поздней — малой — базилики С.Г. Рыжов принял датировку А.Л. Бертье-Делагарда. Разрушение базиликальных храмов, согласно мнению А.Л. Якобсона, произошло в X в. Вероятной причиной мог стать поход Владимира. Анализ находок из «слоев разрушения X в.» показал, что они отложились, скорее всего, в XI в. (об этом см.: Романчук А.И. Слои разрушения X в. в Херсонесе: К вопросу о последствиях Корсунского похода Владимира // ВВ. 1989. Т. 50. С. 182—188). В данной работе как возможная причина разрушений в городе предполагается землетрясение. О правомерности гипотезы пишет крымский исследователь В.В. Хапаев, на основании топографии Херсонеса показавший, что прекратили существование после катастрофы храмы, которые были возведены на рыхлом грунте. Правда, автор относит это событие к рубежу IX—X вв., но не связывает с походом князя Владимира. Основанием для него послужил анализ монет из слоев разрушения. При этом он отмечает, что «разночтения» в датировке вызваны неразработанностью типологии монет, относящихся к началу XI в. (см.: Хапаев В.В. К вопросу о причинах разрушения Херсонеса Таврического на рубеже X—XI вв. // Материалы научной конференции «Ломоносовские чтения» 2004 г. и Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2004». Севастополь, 2004. С. 248—250; Он же. Разрушение Херсонеса на рубеже X—XI вв.: К изучению причины // БИАС. 2008. Вып. 3. С. 143—160). Безусловно, при отсутствии конкретных указаний источников, только лишь основываясь на стратиграфии памятников и находках невозможно точно датировать время их функционирования. В равной мере время разрушений можно отнести к середине — концу XI в., согласно мнению А.В. Сазанова, который полагает, что в конце столетия в Херсоне были произведены значительные строительные работы, основанием для него послужили материалы из заполнения водосборной цистерны и ситуация, выявленная в ходе раскопок М.И. Золотарева (Сазанов А.В. К интерпретации комплекса водосборной цистерны... С. 380). В краткой информации о памятнике С.Г. Рыжов повторяет свои наблюдения, отмечая, что часовня со склепом, пристроенная к южной стене, сооружена в X—XI вв. Позднее на месте баптистерия возникает ряд подсобных помещений и галерея, выходящая на улицу. Конец существования поздних строений вызвал пожар в третьей четверти XIII в. (см.: Рыжов С.Г. Базилика в базилике // Ранневизантийские сакральные постройки... С. 67—70).

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь