Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Сакральные памятники Херсона и топографические детали Житий

В 1891 г. по рекомендации А.Л. Бертье-Делагарда предприняты раскопки на острове в Казачьей бухте. Сообщая о них в ИАК, К.К. Косцюшко-Валюжинич писал: «Так как на нем (острове) открыты остатки интереснейшего христианского храмика (подводный храм св. Климента), не признает ли Комиссия возможным взять этот островок, вернее, полуостров в свое владение»1. Легенда о существовании памятников, связанных с именем святого, начала обретать некоторые археологические свидетельства.

Во время научных экскурсий в связи с подготовкой тома «Развалины храмов» Д.В. Айналов рекомендовал К.К. Косцюшке обратить внимание на исследование западной части городища, во-первых, потому, что здесь могут быть памятники, упоминаемые в «Слове о перенесении мощей св. Климента», а во-вторых, потому, что этот участок, будучи неохраняемым, подвергается разграблению.

Так постепенно начала формироваться гипотеза, в основу которой легли раскопки на Казачьем острове и свидетельства агиографии.

После Д.В. Айналова сопоставить раскопанные в Херсонесе храмы с топографическими деталями, приведенными в «Слове», попытался севастопольский врач Е.Э. Иванов. Он полагал, что один из храмов, упоминаемых в источниках, — храм Леонтия — это храм, открытый К.К. Косцюшкой-Валюжиничем в 1907 г. (юго-восточная часть городища, участок цитадели около 19-й куртины оборонительных стен)2.

В 1926—1928 гг. В.Ф. Гайдукевич с целью проверки времени строительства и планировки так называемой базилики Леонтия—Лаврентия исследует памятник. Раскопками было установлено, что сооружение состояло из небольшого помещения, ориентированного на северо-восток и имеющего полукруглую апсиду (длина храма 5,6, ширина 3,6 м); оно близко по размерам и отчасти плану к квартальным храмам города. В статье, посвященной итогам раскопок, В.Ф. Гайдукевич подчеркнул: «Нет никаких оснований называть такое сооружение базиликой». На расстоянии 9,0—10,0 м находился храм, открытый в 1907 г., по мнению В.Ф. Гайдукевича, он возведен в X—XI вв. и существовал до конца жизни города. На основании стратиграфических наблюдений был сделан вывод о том, что так называемая базилика Леонтия—Лаврентия построена позднее храма3.

Вернемся к мнению Д.В. Айналова, который предлагал вести раскопки от центра города к западу, считая, что это позволит обнаружить сооружения, отражающие путь, по которому были перенесены мощи св. Климента. Действительно, в западном районе города, на берегу моря около оборонительных стен, у ворот можно увидеть руины сакрального комплекса. Вовремя раскопок 1891, 1892, 1895 и 1901 гг. К.К. Косцюшко-Валюжинич открыл здесь трехнефную базилику с пятигранной с внешней стороны и полукруглой — с внутренней — апсидой, с нартексом, с южной стороны — галереей. В базилике сохранились остатки мозаичного пола: виноградный стебель и рисунок в виде паркета4.

Периодизация строительной деятельности в северо-западном районе, по мнению работавших здесь Е.Г. Сурова и И.А. Антоновой, представляется следующим образом. До середины VI в. территория была занята некрополем. В одном из склепов, исследованных Е.Г. Суровым, обнаружены монеты первых десятилетий V в. В середине VI в. возводятся две новые куртины крепостной ограды и участок размером около 4 га оказался включенным в состав города. Возможно, в это же время сооружается рыбозасолочная цистерна, перекрывшая вход в склеп. После прекращения использования резервуара для приготовления рыбного соуса возведена базилика, функционировавшая до конца X — начала XI в.5.

Итак, ко времени событий, описанных в агиографических источниках, в западной части Херсона существовал значительных размеров базиликальный храм. Для нашей темы он представляет интерес благодаря еще двум археологическим открытиям.

В 1969 г. с внешней стороны оборонительных стен был выявлен склеп6, в котором находились останки 31 человека. Большая часть их принадлежала мужчинам с различными врожденными заболеваниями, приведшими к деформации скелета и черепа. Вполне вероятно, что в склепе были похоронены умершие в богадельне, существовавшей при монастыре, в состав которого и входила западная базилика. О том, что в городе имелся «нищеприемный дом», можно судить по керамическим штампам с изображением св. Фоки в лодке и надписью «Евлогия св. Фоки, покровителя нищеприемного дома Херсона»7.

Рис. 8. Схематический план Херсонесского городища с указанием номеров кварталов и храмов

Позднее, также за пределами городских стен, был обнаружен крестообразного плана храм, прекративший существование не ранее X в.8

Так появились археологические свидетельства, которые стало возможным сопоставить с топографическими деталями «Слова о перенесении мощей».

Согласно Житию св. Константина, храм, построенный на островке в одной из бухт неподалеку от города, ко времени посещения им Херсона стоял заброшенным. Мощи св. Климента перестали являться херсонитам. После торжественных молений в хмурый январский день, как сказано в «Слове», воссияло солнце, и открылись святые останки. Кирилл и Мефодий в сопровождении множества народа и херсонского пастыря прибыли к островку на корабле, на котором и была перевезена рака к городу. Так как приближалась ночь, ее поместили в храм св. Созонта, «по стене града, близ забрал сушу»9. В первую стражу ночи священнослужители во главе с архиереем перенесли ее в церковь св. Леонтия, где рака находилась до утра. До полуночи, по повелению архиерея, в храме совершались песнопения «убо мужеским полом, от полуночи до утра черноризицами и благоверными женами»10. На следующий день после крестного хода рака была помещена в собор свв. Апостолов.

Латинский вариант «Слова» не имеет существенных расхождений: «Уже начало смеркаться, когда толпа вступила в храм святого Созонта, который расположен по соседству с городом, ... с тщанием оберегая мощи, только на следующий день перенесли их в церковь св. Леонтия». С наступлением дня «собравшаяся толпа с восхвалением пронесла мощи вокруг города и принесла к большой базилике»11.

Вполне возможно, что западный загородный крестообразный храм — это храм св. Созонта, о котором сказано: «по стене града близ забрал сущу; in templo S. Sozontis». Западная базилика — дом св. Леонтия (ad ecclesiam S. Leontii), в котором всю ночь, пока здесь находились мощи святого, проходила торжественная служба.

Утром реликварий был перенесен в «кафоликию» (ad majorem basilicam).

В противоположном по отношению к западной базилике конце Херсона расположен один из крупнейших храмов Херсона (базилика № 23, или Уваровская).

Можно полагать, что судно с мощами из-за быстрого наступления темноты в зимнее время не смогло достичь удобной бухты (совр. Карантинная бухта), где находился порт. Оно причалило с западной стороны, где также имелась бухта, а на берегу — несколько храмов. На следующий день по главной, наиболее широкой улице процессия прошла через весь Херсон (обошла его, как сказано в «Слове»), перенеся реликварий в базилику № 23.

Примечания

1. См.: Косцюшко-Валюжинич К.К. — ИАК, 15.08.1891 г. // Арх. НЗХТ, д. 38, л. 64.

2. См.: Иванов Е.Э. Херсонес Таврический // ИТУАК. 1912. Вып. 46. С. 105.

3. См.: Гайдукевич В.Ф. Мнимая базилика Леонтия—Лаврентия // МИА. 1953. № 34. С. 299, 306. О сооружениях на территории цитадели см.: Антонова И.А. Административные здания херсонесской вексиляции и фемы Херсона: Раскопки 1989—1993 // ХСб. 1997. Вып. 8. С. 16.

4. См.: Бармина Н.И. Мозаика Западной базилики // АДСВ. 1965. Вып. 3. С. 168—171.

5. О периодизации строительства см.: Суров Е.Г. К истории северо-западного района Херсонеса Таврического // АДСВ. 1965. Вып. 3. С. 138; Антонова И.А. Западный фланг обороны Херсонеса // СХМ. 1963. Вып. 3. С. 61; Романчук А.И. Очерки истории... С. 71, 91.

6. См.: Антонова И.А., Рыжов С.Г. Оборонительный ров и могильник около первой куртины стен Херсонеса // АИУ. 1972. Вып. 4. С. 262 (на укр. яз.).

7. Подобные находки датируются VI—VII вв.; см.: Ошарина О.В. Об одной херсонесской находке // Античный и средневековый город: Тез. докл. VII Сюзюмовских чтений. Екатеринбург; Севастополь, 1994. С. 55; Она же. Глиняная евлогия св. Фоки из собрания Эрмитажа // Херсонес Таврический. У истоков мировых цивилизаций: Материалы науч. конф. Севастополь, 2001. С. 29—33.

8. О его раскопках, датировке и реконструкции см.: Романчук А.И. Западный загородный храм Херсонеса // ВВ. 1990. Т. 51. С. 165—171; Лосицкий Ю.Г. Западный загородный храм: Архитектурная реконструкция // Там же. С. 172—173.

9. Ср. цитируемые отрывки с новым изданием Корсунской легенды: Трендофилов Х. Три непубликовани преписа... С. 8—19 (Волоколамская рукопись № 195). На с. 33 названо еще одно действующее лицо — священник церкви св. Прокопия.

10. Слово о перенесении мощей Преславного Климента, 11.

11. См.: Vita cum Translatione S. dementis, 5 // Лавров П. Жития... С. 144.


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь