Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Продолжение дискуссии о памятниках, расположенных около западной базилики

В связи с интерпретацией комплексов в западной части городища следует обратиться к еще одному предположению, восходящему к работам С.Б. Сорочана и В.М. Зубаря, считающих, что одно из небольших сакральных сооружений являлось мартирием св. Василия. Рядом находились крещальня «Б» (или № 11), примыкающая к северному нефу западной базилики, и одноапсидная гробничная церковь, которая завершает южную галерею храма (носокомион, по датировке С.Б. Сорочана IX в.). Комплекс зданий возник на территории некрополя, ряд склепов которого был исследован К.К. Косцюшкой, затем Г.Д. Беловым, Е.Г. Суровым1, а в последующем широкомасштабное, монографическое исследование предпринято экспедицией Института археологии АН Украины, возглавляемой В.М. Зубарем2.

Последовательность строительства сакральных комплексов, расположенных около западной базилики, изложена в статье С.Б. Сорочана, полагающего, что «гробничная часовня возведена над вырубленном в скале склепом, другого столь же подходящего объекта для мартирия св. муч. Василия в западной части Херсонеса нет», — так звучит один из его аргументов3, который вряд ли может являться бесспорным подтверждением гипотезы.

Оппонентом С.Б. Сорочана и М.В. Фомина4 в вопросе о последовательности строительства является В.М. Зубарь. Он считает, что мартирий св. Василия возник ранее, чем была возведена базилика5.

При отсутствии конкретных свидетельств, которые, несомненно, свидетельствовали бы о том, какому святому посвящен храм, надписей о времени его закладки исследователи в той или иной мере вынуждены использовать «скупые» археологические данные. Но задумываемся ли мы при этом о том, что слова, характеризующие историографию прошлого, отчасти могут быть отнесены и к нашему времени. «Историкам прошлых поколений приходилось довольствоваться весьма путанными и скупыми сведениями. Это в значительной мере определяло возможность, а порой и создавало необходимость соединять разрозненные факты, сообщаемые источниками, в основном умозрительными связями, выстраивать отдельные факты в причинно-следственные ряды целиком гипотетического характера. В этих условиях и возникал подход к изучаемым проблемам, который можно кратко охарактеризовать как примат концепции над фактом»6.

Не проявляется ли и в современных штудиях о храмах Херсона «примат концепции над фактом»?

Примечания

1. Г.Д. Белов обнаружил на участке, где сооружается в последующем западная базилика и проложена новая линия крепостной ограды, 68 склепов римского времени (раскопанная территория имела площадь ок. 230 кв. м (см.: Белов Г.Д. Западная оборонительная стена и некрополь возле нее: Раскопки 1948 г. // МИА. 1953. № 34. С. 237—254; Суров Е.Г. К истории северо-западного района Херсонеса Таврического // АДСВ. 1965. Вып. 3. С. 119—145). Последовательности строительства посвящены также статьи И.А. Завадской (Завадская И.А. Раннесредневековые храмы западной части Херсонеса // МАИЭТ. 1998. Вып. 6. С. 337—343) и Е.Ю. Клениной (Кленина Е.Ю. Хронология христианских памятников на участке западной базилики Херсонеса // Культовые памятники в мировой культуре: Археологический, исторический и философский аспекты: Тез. докл. Севастополь, 2003. С. 23), которая отнесла сооружение мартирия св. Василия к V в.

2. Об этом см. краткие сообщения в «Археологических открытиях», принадлежащие В.М. Зубарю: Раскопки западного некрополя Херсонеса // АО — 1981. М., 1983. С. 261—263; Раскопки западного некрополя Херсонеса // АО — 1982. М., 1984. С. 262—263; Исследования западного некрополя Херсонеса // АО — 1983. М., 1985. С. 278—279; Раскопки западного некрополя Херсонеса // АО — 1984. М., 1986. С. 236—237; также см.: Итоги и перспективы исследования западного некрополя Херсонеса // Задачи советской археологии: Тез. докл. Суздаль; М., 1987. С. 103—104. Более полно исследования освещены: Зубарь В.М., Ивлев С.М., Чепак В.Н. Западный некрополь Херсонеса Таврического (раскопки 1982 г.): Препринт. Киев, 1990; Зубарь В.М., Шевченко А.В., Липавский С.А. Западный некрополь Херсонеса Таврического: Материалы раскопок 1983—1985 гг.: Каталог погребений: Препринт. Киев, 1989: Они же. Западный некрополь Херсонеса Таврического: Материалы раскопок 1983—1985 гг.: Погребальные сооружения и обряд: Препринт. Киев, 1989; Они же. Западный некрополь Херсонеса Таврического: Материалы раскопок 1983—1985 гг.: Отдельные категории материальной культуры: Препринт. Киев, 1989; Они же. Западный некрополь Херсонеса Таврического: Материалы и исследования: Препринт. Киев, 1990. Исследования показали, что наиболее поздние захоронения относятся к VII в. Следует напомнить, что среди памятников, к анализу которых обращались исследователи этого участка, принадлежит оборонительная стена. Работами К.Э. Гриневича (Гриневич К.Э. Стены Херсонеса Таврического. Ч. 3: Южная и западная линия обороны // ХСб. 1959. Вып. 5. С. 75—114), но в большей степени И.А. Антоновой (Антонова И.А. Западный фланг обороны Херсонеса: По материалам исследований 1959—1960 гг. // Тез. докл, о раскопках Херсонеса Таврического на античной секции Сессии Отделения исторических наук и пленуме Института истории АН СССР, посвященной результатам полевых археологических исследований в 1960 г. Севастополь, 1961. С. 11—12; Она же. Западный фланг обороны Херсонеса // СХМ. 1963. Вып. 3. С. 60—67) выявлена хронологическая последовательность возведения башен и куртин на западном фланге обороны города. И.А. Антоновой удалось определить, что находящийся перед первой куртиной ров, вероятнее всего, не был завершен из-за обвала грунта, что произошло в IX—X вв. (Антонова И.А., Рыжов С.Г. Оборонительный ров... С. 261—264).

3. Сорочан С.Б. Византийский Херсон. С. 844. Параллельно он показывает ошибочность мнения М.И. Ростовцева, считавшего, что таковым мог быть склеп на земле Н.И. Тура (см.: Ростовцев М.И. Античная декоративная живопись... С. 472 сл.). Описание и ход раскопок см.: Скубетов М.И. Древнехристианский фамильный склеп с фресковой росписью близ Херсонеса, на земле Н.И. Тура // ИТЖК. 1916. № 53. С. 177—189. По мнению архитектора И.А. Завадской, освоение территории (северо-западный район), удаленной от традиционного административного (античного) центра, обусловлено тем, что центральные районы оказались к этому времени занятыми храмами и для новых уже не осталось места (Завадская И.А. Христианизация ранневизантийского Херсонеса (IV—VI вв.) // МАИЭТ. 2003. Вып. 10. С. 402—426. С. 413).

4. См.: Фомин М.В. О мартириях при западной базилике... С. 132—152.

5. Это вполне вероятно, если полагать, что мартирий располагался вне городских стен, а базилика была возведена после включения значительного участка некрополя в состав территории города. Определить последовательность появления сакральных сооружений в северо-западном районе без обращения к стратиграфии участка невозможно. Но как выявить ее на фактически полностью раскопанной территории?

6. Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. Л., 1988. С. 16.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь