Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Херсон XIII—XIV вв. и споры крымских иерархов

Результатом Четвертого крестового похода (1204), целью которого, как и предшествующих, являлось освобождение святых земель от неверных, стал захват крестоносцами Константинополя и его разграбление. На развалинах Византийской империи возникло несколько государств: Латинская империя со столицей в Константинополе (существовала до 1261 г.); на территории Малоазийских владений — Никейская и Трапезундская империи, в сфере влияния последней оказался Херсон. В письменных источниках сведения о городе единичны, что стало для А.Л. Якобсона одним из косвенных аргументов при доказательстве уменьшения значимости Херсона в XIV в. Правда, для предшествующего столетия, для которого состояние источников аналогично, он писал, что «экономические ресурсы его (Херсона), как и политические, отнюдь еще не были исчерпаны. Окончательное захирение, а затем и падение относится лишь к XIV в.»1. Со второй половины XIII в. или конца столетия, по мнению А.Л. Якобсона, Херсон переживает очередной кризис. Проявление его он был склонен объяснять изменением внешнеполитической ситуации в Черноморском регионе: перемещением торговли на восток и возвышением Сурожа (Судака), невозможностью конкуренции с итальянцами, контролировавшими торговые связи с городами побережья2. Известные в то время источники не противоречили такому выводу. Но изучение архивных материалов Генуи и Венеции привело к изменению традиционной концепции. С.П. Карпов на основании недоступных ранее документов показал, что итальянская торговля не привела к исчезновению предпринимательских элементов на Понте; степень влияния итальянского купечества на экономическую жизнь византийских городов обусловливалась состоянием экономики самих этих городов3. Новым стал вывод о том, что итальянцы признавали принцип паритета и допускали греков во все контролируемые ими пункты4.

В значительной мере на мнение исследователей о падении экономического статуса и роли Херсона в XIV в. повлияло содержание посланий главы Херсонской епархии, в которых он сетовал на бедность церкви, тем самым обосновывая свои притязания на ряд местечек, расположенных в окрестностях Джалиты (Ялты). Так о чем же там говорилось и к каким выводам пришли историки Херсона на основании анализа документов Константинопольского патриархата?

А.Л. Якобсон писал, «история Херсона в XIV в. — это история постепенного угасания города». На судьбе херсонитов отразились захват города в конце XIII в. и разразившаяся в 1348 г. «черная смерть» — эпидемия чумы, свирепствовавшая в Средиземноморско-Черноморском регионе и в Западной Европе несколько лет. Подтверждением отчаянного положения Херсона (при отсутствии других источников) стали документы, отразившие территориальные споры готского, сугдейского и херсонского митрополитов5. В оценке содержания посланий существует и иное мнение: при обращении к содержанию посланий жалоб главы Херсонской епархии следует учитывать отчасти риторический характер его слов6.

Для того чтобы решить вопрос, являлись ли споры крымских иерархов доказательством бедности херсонской церкви, обратимся к предмету разногласий, помня также о том, что ранг митрополита Херсона среди прочих крымских иерархов был высоким. Епархия являлась автокефальной7.

В завершившем борьбу постановлении патриарха говорится: «Владеть Херсонскому митрополиту местом Кинсанус со всеми около него расположенными приморскими землями, Фуной, Аланией, Алустоном, Лампадопартенитою, Сикитою с Хрихаром»8. Перечисленные местечки «были оторваны бывшим патриархом от Херсона, пусть владеют ими, как владели прежде архиерей Херсона Кирилл, Игнатий, Василий, которые и храмы возводили, и келии» в районах, граничащих с Сугдейской епархией»9. Вполне справедливо замечание Н.М. Богдановой, что херсонский митрополит выиграл спор благодаря более высокому рангу в сравнении с противниками10. Однако вполне вероятно, что этому способствовал не только его статус.

Длившаяся 8 лет (1382—1390) тяжба между таврическими митрополитами неоднократно разбиралась на заседаниях Синода. Глава херсонской церкви, судя по подписям под постановлениями, подолгу находился в столице. Более того, он сумел добиться аудиенции у императора в 1390 г., когда спор наконец-то решился в его пользу11.

Этому предшествовали следующие события. В 1368 г. престол Херсонской епархии оказался вакантным и управление ею было поручено главе готской церкви. Спустя некоторое время назначенный в Херсон иерарх захватил у Сугдейской епархии округ Эллис, а у Готской — Кинсанус. Несмотря на предписания патриарха вернуть их, он сохранил их в своих руках. Более того, когда посланцы патриарха прибыли в Таврику с грамотой патриарха, содержание которой его не устраивало, он организовал на них нападение и порвал грамоту. В послании патриарха по этому поводу сказано, что такого не позволял себе даже император12. Вряд ли бы на такой поступок осмелился глава разоренной обедневшей церкви, не имевший поддержки. Стремясь добиться решения спора в свою пользу, херсонский митрополит неоднократно посещал Константинополь13. Предположение о том, что для этого херсонита предоставляли ему судно, маловероятно. Скорее всего, поездки в столицу совершались на попутных торговых кораблях. Конечно, это не более чем предположение, которое можно использовать как посылку для другого — о наличии торговых связей между Херсоном и городами, расположенными по другую сторону Понта.

Можно ли подтвердить эту гипотезу археологическими материалами?

В домах, погибших во время пожара XIV в., встречены многочисленные столовые сосуды, покрытые глазурью. Сопоставление их с аналогичными находками из Азака (Азова), относящимися к первой половине и середине XIV в., показало, что орнаментальные мотивы на некоторых из них близки (безусловно, имелись и отличия). Близость орнаментальных мотивов является свидетельством наличия единой моды. Распространение ее в двух удаленных друг от друга центрах объясняется, скорее всего, поступлением образцов, которым подражали местные мастера, что и позволяет склониться к гипотезе о наличии более или менее регулярных торговых сношений. Кроме того, в верхнем слое пожара встречались, правда, немногочисленные изделия, скорее всего являющиеся продукцией гончаров Фессалоники14. Вряд ли бы они появились в Херсоне при отсутствии связей между этими городами. А благодаря исследованиям М.Г. Крамаровского выделены чаши, которые он датирует XIV в.15 Аналогичные известны среди находок в Несебре. Если бы херсонита не являлись участниками черноморской торговли, а Херсон был незначительным поселением «с точечной застройкой», они вряд ли бы попали город.

Вместе с тем судить об интенсивности торговли, о ее направлениях для XIV в., как, впрочем, и для XIII в., на основании имеющихся археологических находок фактически невозможно. Правда, для XIII в. имеется одна чрезвычайно выразительная группа керамики, уже упоминавшаяся выше: красноглиняные блюда с сюжетными рисунками, которые являлись продукцией мастерских Эгеиды16. Но в настоящее время они порождают больше вопросов, чем ответов, поэтому еще рано ставить точку в дискуссии о значении этого провинциального города в поздневизантийский период.

Отсутствуют и бесспорные данные о характере взаимоотношений херсонитов с Великой империей Комнинов. Как свидетельство таковых приводятся в основном слова из Жития св. Евгения, патрона Трапезунда17. В отрывке, относящемся к Херсону, говорится, что Рейс-Хатум, управлявший Синопом, который находился во владении султана, нарушил соглашение о мире, заключенное в 1223 г. между Андроником Гидой и султаном Меликом, сыном Ала ад-Дина Кай Кубадом I (1219—1236). Этот Рейс-Хатум ограбил судно, направлявшееся в Трапезунд с годичным взносом, посчитав груз своей добычей, так как непогода прибила его к Синопу. Архонты Херсона и заведующий казенными сборами были пленены. После этого против Херсона были отправлены корабли, опустошившие его окрестности.

Отрывок из Жития, пересказанный выше, процитирован в монографии А.Л. Якобсона18. Отметив, что к описанному в Житии неоднократно обращались различные исследователи19, он вслед за ними сравнивает содержание его с известием Ибн-ал-Асира (1160—1233), в котором говорится следующее: «Придя к Судаку, татары овладели им, а жители его разбрелись; некоторые из них со своими семействами и со своим имуществом взобрались в горы, а некоторые отправились в море и уехали в страну Румскую, которая находится в руках мусульман из рода Килиджарслана. ...Тогда собрались многие из знатнейших купцов и богачей русских, унося с собою то, что у них было ценного, и двинулись в путь, чтобы на нескольких кораблях переправиться через море в страны мусульманские. Когда же они приблизились к гавани, в которую направлялись, то один из кораблей разбился и потонул; спаслись только люди. Существовал такой обычай, что султану принадлежит тот корабль, который разбивался, и [потому] он забрал с него много вещей»20.

А.Л. Якобсон соглашается с Ф.И. Успенским21, что сообщения противоречивы, так как в одном случае упомянуто мирное следование кораблей в Трапезунд из Херсона, в другом — бегство купцов из Судака. Однако это противоречие, по его мнению, кажущееся, поскольку источники сообщают о различных событиях: в одном случае — о военном походе сельджуков, в другом — о набеге татар. Имеется еще одно свидетельство, подчеркнул А.Л. Якобсон, об экспедиции по приказу султана Иконии Ала ад-Дина в Крым — в Судак — из-за ограбления там мусульманских купцов. Это хроника «Сельджук-наме» Ибн-ал-Биби (ум. в 1272 г.). Сопоставление содержания трех источников привело его к выводу, что речь идет об одном событии. Во время военной операции турок-сельджуков могли пострадать и Судак, и Херсон. Лучшая информированность о событиях в Херсоне проявилась у греческого автора, а у мусульманского — полнее в отношении Судака. И далее он дополняет, что бегство херсонских купцов предшествовало на один год приходу татар в Крым (согласно Сурожскому синаксарю, январь 1223 г.) и было вызвано военной операцией сельджуков22.

Позднее в связи с анализом торговых связей Херсона к содержанию Жития св. Евгения обратилась Н.М. Богданова, отметившая, что оно является свидетельством наличия торговых связей между Херсоном и Синопом23. Более детальному анализу подвергнуто «Аланское послание» епископа Феодора, рассказывающее, как она полагает, о событиях тех же лет, где также есть слова «о бегстве херсонских купцов»24. Так два эпизода из истории Херсона, первоначально отделенные друг от друга более чем десятилетием, оказались взаимосвязанными.

Дело в том, что переводчик памятника Ю.А. Кулаковский относил создание «Аланского послания» к 1240-м гг.25

Примечания

1. См.: Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 25.

2. Близкую точку зрения см.: Горянов Б.Т. Византийский город XIII—XIV вв. // ВВ. 1858. Т. 13. С. 210.

3. См.: Карпов С.П. Итальянская торговля и ее воздействие на экономику поздневизантийского города // ВВ. 1983. Т. 44. С. 81, 86; ср.: Laiou-Thomadakis A.E. The Byzantine Economy in the Mediterranean Trade System, Thirteenth-Fifteenth Centuries // DOP. 1980—1981. Vol. 34/35 P. 177—222.

4. См.: Карпов С.П. Ред. на работу: Laiou-Thomadakis A.E. The Byzantine Economy in the Mediterranean Trade System, Thirteenth-Fifteenth Centuries (DOP. 1980—1981. Vol. 34/35) // ВВ. 1984. T. 45. С. 251.

5. См.: Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 41. Разгоревшаяся в конце XIV в. борьба за территории не являлась исключительным явлением в жизни крымских епархий. Ранее, еще в 1317—1318 гг., было издано постановление, в котором говорилось, что «экзархи митрополита Готского сделали в селах тех ставропигии митрополита Готского и с тех пор требуют себе от жителей в тех селах и законное, сколько причитается на долю митрополии Сугдейской» (MM. 2, XLI. P. 445). Борьба за каноникон — подати — объясняется тем, что с жителей временно покинутых сел, которые были разорены татарами, экзархи митрополита Готского потребовали уплаты каноникона в пользу своей епархии. Примечательно, что оценка состояния Херсона, изложенная А.Л. Бертье-Делагардом, нашла отражение на страницах популярных работ и в газетных очерках: «Херсонесская епархия, возведенная в конце XIV в. в митрополию, терпит уже великую бедность, заводит споры и пререкается из-за нескольких деревушек, выпрашивая подачки у константинопольского патриарха. Генуэзцы подавляют окончательно торговое значение города и когда он, наконец, был покинут и последними жителями, то даже его развалины не были оставлены в покое: разрушались самые стены города, а турки вывозили оттуда за море колонны, камни и украшения. А.Л. Бертье-Делагард, давший в высшей степени мастерски исполненный, захватывающего интереса очерк гибели Херсонеса «медленным измором», видел даже в церквах Инкермана, Мангупа и Черкес-Кермена мраморные архитектурные фрагменты, несомненно взятые из многострадального Херсонеса. ...«Гибель от какой-либо катастрофы, самой тяжелой, — говорит А.Л. Бертье-Делагард, — оставляет многое; но гибель медленным измором не оставляет почти ничего». Последние жители города задолго до совершенного его опустения обыщут в нем все, все подберут, всем воспользуются, самые камни продадут из-за куска хлеба. Всякий, часто видевший Севастополь после Крымской войны, поймет меня, ибо своими глазами видели, как тают развалины города, погибающего медленным измором...» (см.: Энгель М. Глубь веков. Херсонес и результаты последних археологических разведок в нем. VI // Крымский вестник. 1894. № 22). Если сравнить эти слова с тем, что говорилось в середине 50-х гг. XX в., то можно заметить, что оценка Херсона осталась практически неизменной.

6. См.: Романчук А.И. Херсонес XII—XIV вв. С. 174—176.

7. Доказательством статуса епархий являются списки епископий (Notitiae episcopatum). Все упоминания Херсона и других крымских епархий приведены Н.М. Богдановой (см.: Богданова Н.М. Херсон X—XV веков поданным Notitiae... С. 154—166).

8. MM. 2, 150.

9. MM. 2. CCCCXIX.

10. См.: Богданова Н.М. Херсон X—XV веков поданным Notitiae... С. 162.

11. MM. 2. CCCCXIX, 148—150.

12. MM. 2. CCCLXVIII, 69—70.

13. До 80-х гг. XIV в. упоминания херсонских иерархов редки: в феврале 1340 г. и сентябре 1364 г. глава ее участвовал в заседании Синода, в 1356 г. из Ниссы в Херсон был переведен епископ Игнатий.

14. Образцы находок из закрытых комплексов портового района (слоев разрушений XIII в. и XIV в.) опубликованы в каталоге: Романчук А.И. Глазурованная посуда...

15. См.: Крамаровский М.Г. Три группы... С. 102—103. Рис. 2, 3.

16. Это так называемые сосуды Zeuxippus Ware: Megow A.H. S. «Zeuxippus Ware» // ABSA. 1968. Vol. 63. P. 83—84; Idem. Supplementary excavations on a Castle site at Paphos, Cyprus, 1970—1971 // DOP. 1972. Vol. 26. P. 323—343. Кроме центров Средиземноморского бассейна, они встречались на кавказском побережье (Гунба М.М. Новые материалы по археологии средневекового Сухуми // Материалы археологии Абхазии. Тбилиси, 1979. С. 80. Табл. 55).

17. См.: Папандопуло-Керамевс А.И. Сборник материалов по истории Трапезундской империи. СПб., 1897. Т. 1. С. 78—136.

18. См.: Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 28.

19. Приведены работы: Успенский Ф.И. Очерки по истории Трапезундской империи. Л., 1929. С. 51; Попадопуло-Керамевс А. Сборник материалов... С. 117—118; Васильевский В.Г. Житие Стефана Сурожского // Труды. Т. 3. С. CLXXXIV.

20. Отрывок дан по: Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884. Т. 1. С. 26—27.

21. См.: Успенский Ф.И. Очерки... С. 46.

22. См.: Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 28—29. У историков существуют различные мнения о датировке события. А.Ю. Якубовский полагал, что поход некоего Чобана относится к 1221 или 1222 г., совершен незадолго до битвы при Калке (см.: Якубовский А.Ю. Рассказ Ибн-ал-Биби о походе малоазийских турок на Судак, половцев и русских в начале XIII в. Черты из торговой жизни половецких степей // ВВ. 1927. Т. 25. С. 54—58).

23. См.: Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. С. 56.

24. Исследовательница отметила, что послание «действительно весьма неопределенно освещает события, происходившие в Херсоне зимой 1223 г.», оно написано ок. 1225 г. (см.: Богданова Н.М. К вопросу о городском управлении... С. 43).

25. Это же время — ок. 1240 г. — приведено: Moravcik Gy. Byzantinoturcica. В., 1958. Bd. 2. S. 34—35.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь