Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Территория города

В числе одного их главных условий при выборе места для нового поселения уже был назван рельеф местности. Он определял линию оборонительных стен, возведение которых должно было осуществляться с наименьшими затратами. В последующем увеличение территории происходило в связи со стратегической необходимостью или значительным приростом населения. Как правило, состояние крепостной ограды является показателем экономических возможностей города, так как возведение новых оборонительных сооружений, любое изменение уже существующих требовало мобилизации значительных средств и людских ресурсов. Приближение угрозы вызывало необходимость ремонтных работ, приведение крепостной ограды в порядок.

Истоки вопроса о территории Херсонеса относятся ко времени раскопок К.К. Косцюшки-Валюжинича, которые стали основой определения время возведения башен и куртин города для А.Л. Бертье-Делагарда. В последующем К.Э. Гриневич, которому принадлежат фундаментальные работы об оборонительных сооружениях Херсонеса, выделил 4 периода увеличения городской территории. В отличие от него Г.Д. Белов и С.Ф. Стржелецкий полагали, что изменение площади, занимаемой жилой застройкой, в течение двухтысячелетнего существования города происходило 5 раз. Правда, относительно времени каждого из них мнения историков существенно отличаются1.

Во второй половине XX столетия были получены новые археологические материалы, уточнившие представления о периодизации оборонительных сооружений. В значительной мере этому способствовали предпринятые Херсонесским заповедником комплексные работы по реставрации крепостной ограды города. Большая заслуга в этом принадлежит, наряду со С.Ф. Стржелецким, руководившим консервацией памятников, И.А. Антоновой. На основании тщательного анализа материалов ранних раскопок и собственных наблюдений блестящий знаток Херсонесского городища выделила двукратное изменение границ города для античного времени. При этом она обратила внимание не только на топографию памятников, но и на рельеф, и природные разрушения береговой линии2.

В настоящее время площадь Херсонеса, которую окружала окончательно сложившаяся линия фортификационных сооружений, составляет около 29 га. В древности она имела большие размеры. Обрушение берега с северной стороны, возможно, уничтожили береговую полосу шириной до 90,0 м3. Более значительно, чем в настоящее время, выдавалась в море и северо-восточная часть города. Подводные археологические работы и данные геологии свидетельствуют, что уровень Черного и Средиземного моря поднялся за последние 2000 лет на 4 м4.

На основании рельефа местности и направлений главных уличных магистралей, определявших линию продольных и поперечных, Херсонесское городище делится на ряд районов: северный, расположенный со стороны открытого моря; портовый, примыкающий к Карантинной бухте, северо-восточный — от центральной городской площади, в которую вливается главная улица, продолжающаяся далее в восточном направлении; северо-западный, где располагался ранний некрополь, а в византийское время была возведена одна из базилик. На участке к юго-западу от оборонительных стен, на склонах Карантинной балки раскопками К.К. Косцюшки-Валюжинича также открыты многочисленные захоронения.

Анализ археологических и геологических свидетельств привел И.А. Антонову к убеждению, что в V — середине IV в. до н. э. город располагался на восточном, наиболее высоком и в то же время сравнительно ровном участке плато, площадью около 9 га5. В последней четверти IV — начале III в. до н. э. территория его увеличилась в три раза, что было вызвано приростом числа жителей вследствие притока новых переселенцев. Одновременно предпринято межевание ближней хоры и освоение земель в Северо-Западном Крыму6.

По мнению исследовательницы, археологические находки и текст декрета в честь Агасикла, в котором говорится об организации херсонесского гарнизона7, свидетельствуют о включении в III в. до н. э. в состав городской черты участка, обозначаемого в литературе «цитадель»8. (Она расположена в низкой прибрежной зоне портового района и имеет размеры 90,0×35,0 м).

Следующее изменение линии оборонительных стен и площади жилой застройки относится к концу I—II в. н. э. В это же время возводится передовая стена — протейхизма, которая улучшала возможности защиты, и, как полагала И.А. Антонова, выполняла одновременно роль своеобразной плотины, задерживающей наносы, устремлявшиеся по руслу оврага, перегороженного при возведении крепостной ограды9.

В V—VI вв. протейхизму из-за наносов вынуждены были перестроить. Неоднократно изменялась и линия оборонительной стены, расположенная вдоль берега Карантинной бухты. Следующие строительные периоды И.А. Антонова относила к середине VI в. и IX—X вв. — северо-западный участок фортификационных сооружений, кроме того она выделила изменение размеров территории, которую защищала крепостная ограда в портовом районе, для X—XI вв.

Предложенная И.А. Антоновой периодизация строительства оборонительных сооружений (и в связи с этим изменений городской площади) была уточнена и дополнена М.И. Золотаревым10, остановившем внимание и на облике города, характерном для каждого из выделенных отрезков времени11 Основные выводы М.И. Золотарева сводятся к следующему:

1. Первый этап строительства крепостных стен приходится на последнюю четверть V — первую четверть IV в. до н. э. Остатки стен этого времени прослеживаются в портовом районе. Сразу же за линией оборонительных сооружений располагался некрополь. В последующем территория его расширяется в юго-западом направлении, полукольцом охватывая Херсонес, который являлся еще небольшим и первоначально имел на своей территории землянки и полуземлянки.

2. В середине — третьей четверти IV в. до н. э. возникает новая линия фортификации и создается градостроительная схема, складывается гипподамова система планировки, в основе которой лежали две структурообразующих магистрали (главная продольная улица и 15-я поперечная). Камень использовался уже не только для общественных зданий, но и для строительства жилых домов.

3. К рубежу IV—III вв. до н. э. территория города увеличилась. Херсонеситы возводят новые башни и куртины, монументальные общественные сооружения (храмы различным эллинским божествам, театр)12, завершается оформление пространственно-архитектурной структуры13, вычленяется территория агоры и акрополя.

На основании находок архитектурных деталей было установлено, что, начиная с IV в. до н. э., в Херсонеса сосуществовали два ордера: дорический и ионический14. Большая часть находок принадлежит ионическому ордеру. Они украшали общественные и частные сооружения, изготовлялись из известняка местными камнерезами. Анализ более 200 экз. памятников привел киевского историка архитектуры А.В. Буйских к выводу о малочисленности импорта (не более 4%), а масштабная строительная деятельность — показатель высокого уровня экономики полиса15.

Возможно, что к уточнению выводов о периодизации строительства крепостных сооружений и топографии города М.И. Золотарев собирался вернуться. В работе, появившейся уже в начале нашего столетия, А.В. Буйских, длительное время сотрудничавшей с ним, предложила некоторые соображения в отношении интерпретации отдельных фрагментов кладок, ранее ошибочно принятых за оборонительные стены. При этом, отдав должное исследованиям И.А. Антоновой, с именем которой связана «целая эпоха в исследовании крепостного зодчества Херсонеса», А.В. Буйских корректирует отдельные ее выводы. Она считает, что открытый М.И. Золотаревым при исследовании так называемой казармы в портовом районе фрагмент оборонительной стены, который он датировал на основании монументального характера кладки концом V — началом IV в. до н. э., не может быть отнесен к этому времени. Скорее всего, строительство фортификационных сооружений, защищавших портовый участок, как и строительство «казармы», приходится на середину IV в. до н. э.16 Далее исследовательница напоминает, что раскопки О.И. Домбровского показали ошибочность мнения К.К. Косцюшки-Валюжинича в отношении отрезка стены около театра, который тот принимал за ранние стены: он является частью театральных сооружений, подчеркивая при этом, что «большая часть объектов, считавшимися оборонительными, таковыми не являются».

Уточнение времени строительства крепостной ограды в юго-восточной части городища, как и местоположения некрополя, открытого в 1936 г., стали отправной точкой для иных представлений о территории Херсонеса, занимаемой в начальный период существования города. Около середины IV в. до н. э., на участках, где ранее располагались захоронения, возникает театр и другие общественные и частные здания17, а некрополь с этого времени располагался за пределами новой линии стены.

Согласно мнению А.В. Буйских, «все вместе взятое показывает, что середина IV в. до н. э. является хронологическим рубежом, от которого следует вести отсчет возникновения градостроительного ансамбля». Исследовательница отмечает также, что в более ранний период портовый район не был включен в единую систему окруженной оборонительными стенами территории, как полагала И.А. Антонова. Безусловно, подчеркивает А.В. Буйских, порт был защищен, но выявить характер предназначенных для этого сооружений позволят только дальнейшие исследования18.

В заключение данного раздела все же необходимо отметить то, в чем согласны все исследователи, несмотря на различие мнений о времени возведения отдельных участков крепостной ограды города. С небольшими изменениями линия оборонительных стен, заложенная в конце V — начале IV в., или в середине IV в. до н. э., сохранялась до конца античного периода, а сложившаяся система уличных магистралей — до конца существования города, именовавшегося в византийское время Херсоном.

Примечания

1. Белов Г.Д. Херсонес Таврический. Л., 1948. С. 42—45; Стржелецкий С.Ф. Основные этапы экономического развития... С. 63—85.

2. В последующем наблюдения И.А. Антоновой были подтверждены архитектором И.А. Снитко, считающей, что с IV в. до н. э. абразивными процессами уничтожено до 50,0 м коренного берега (см.: Снитко И.А. Территориальное развитие Херсонеса античного периода: По материалам археологических исследований // Вест. Харьков. ун-та. 2002. № 506, ч. 1. С. 47—49).

3. К такому предположению привело обращение к аэрофотосъемке, предпринятое сотрудником Тюменского университета В.А. Филипповым совместно с А.И. Романчук, и анализ ранних топографических планов.

4. Блаватский В.Д. Природа и античное общество. М., 1976. С. 5. Сравни наблюдения К. К Шилика: Шилик К.К. Изменения уровня Черного моря в позднем голоцене: Автореф. дис. ...канд. ист. наук. Л., 1975; Он же. Об изменении уровня Черного моря и «движение вслед за морем» оборонительных стен Херсонеса // 150 лет Одесскому археологическому музею: Тез. докл. юбил. конф. Киев, 1975. С. 141—143; Он же. Изменения уровня Черного моря в позднем голоцене и палеотопография археологических памятников Северного Причерноморья античного времени // Палеогеография и отложения плейстоцена южных морей СССР. М., 1977. С. 158—163.

5. Согласно мнению Л.В. Марченко, она составляла 10—12 га (см.: Марченко Л.В. Топография и планировка Херсонесского городища // ХСб. 1997. Вып. 8. С. 63). Границу раннего города в настоящее время проводят по линии западнее кварталов XII, XXIIIA, LXXIX, LXXX. Этот участок включает восточный мыс городища.

6. Николаенко Г.М. О ближней хоре Херсонеса Таврического в IV в. до н. э. // ХСб. 1996. Вып. 7. С. 25; также см.: Соломоник Э.И., Николаенко Г.М. О земельных участках Херсонеса... С. 79—88.

7. Иное мнение о «стене Агасикла» и времени появления цитадели принадлежит В.М. Зубарю, см. об этом ниже.

8. Антонова И.А. Рост территории Херсонеса: По данным изучения оборонительных стен // АДСВ: Византия и сопредельный мир. 1999. С. 19.

9. Антонова И.А. Юго-восточный участок оборонительных стен Херсонеса: Проблемы датировки // ХСб. 1996. Вып. 7. С. 105.

10. Следует отметить еще одно обращение к уточнению местоположения некоторых участков оборонительных стен Херсонеса, которое представлено в соответствующей главе коллективной монографии 2005 г. (см.: Буйских А.В. Градостоительство... Глава 7). Автор выявляет некоторые «ошибки», допущенные К.К. Косцюшкой-Валюжиничем в интерпретации построек, которые были приняты им за фрагменты крепостной ограды. В основном эти уточнения относятся к участку западнее античного театра.

11. Золотарев М.И. Ранние этапы градостроительства в Херсонесе Таврическом // ХСб. 1998. Вып. 9. С. 26—35.

12. Домбровский О.И. Античный театр в Херсонесе: Раскопки 1954—1958 гг. // СХМ. 1960. Вып. 1. С. 29—36.

13. Об этом см. следующие работы И.А. Снитко: Градостроительная история античного Херсонеса: По материалам археологических исследований // Традиції та новації у вищій архітектурно-художній освіті: 36. Наук праць вузів художньо-будівельного профілю України і Росії. Харків, 1998. Вып. 6. С. 122—126; Эволюция формирования градостроительного ансамбля античного города // Вестник Харьков. ун-та. 2000. № 456, ч. 1. С. 356—359; Гипотеза о реконструкции градостроительного ансамбля античного Херсонеса // Материалы 2-й международной междисциплинарной научно-практической конференции в Керчи «Современные проблемы науки и образования». Харьков, 2001. Ч. 1. С. 77—78; Основные принципы организации ансамбля эллинистического полиса // Традиції та новації у вищій архітектурно-художній освіті: 36. Наук праць вузів художньо-будівельного профілю України і Росії. Харків, 2003. Вып. 1—2. С. 133—137; Черкасова Е.Т., Снитко И.А. Опыт реконструкции античного театра эллинистического периода в Херсонесе // Традиції та новації у вищій архітектурно-художній освіті: 36. Наук праць вузів художньо-будівельного профілю України і Росії. Харків, 1998. Вып. 6. С. 122—126.

14. О распространении ионического ордера в Северном Причерноморье см.: Пичикян И.Р. Малая Азия — Северное Причерноморье: Античные традиции и влияния. М., 1984.

15. Буйских А.В. Ионический ордер в архитектуре Херсонеса IV—II вв. до н. э. // ХСб. 1998. Вып. 9. С. 47.

16. Буйских А.В. К хронологии и атрибуции сооружений у юго-восточных ворот Херсонеса Таврического // БИ. 2005. Вып. 9. С. 149.

17. Относительно дискуссии о принадлежности данного некрополя см. ниже.

18. Буйских А.В. К хронологии и атрибуции сооружений... С. 150.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь