Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Периодизация археологического исследования городища1

Итак, в 1827 г. началось археологическое изучение древнего города. Эстафету приняло созданное в 1839 г. Одесское общество истории и древностей, членов которого объединял интерес к истории Северного Причерноморья, стремление сохранить памятники региона от разрушения. Общество обратило внимание и на Херсонес. В 1840 г. по поручению его руководства Захарий Аркас составил план городища. В это же время он начал собирать материалы для книги о древностях Гераклейского полуострова. В ней он следующим образом описал Херсонес:

«Все внутреннее пространство, отступя несколько от крепостных ворот, застроено было городскими зданиями, но теперь они разрушены и лежат одни груды камней. Город этот, по-видимому, был построен неправильно и в беспорядке, одна только улица, шириной в три сажени (более 6,0 м), идет вдоль южных крепостных стен, потом заворачивает и идет по всему городу на северо-восток, прочие же по неправильности, узости и завалу щебня определить невозможно»2.

Однако до 1876 г. непосредственно в Херсонесе Одесское общество истории и древностей раскопок не производило, ограничиваясь приобретением находок и изучением памятников, которые были обнаружены на его территории, и рекомендациями руководству монастыря о том, как следует производить раскопки.

К периодизации раскопок в Херсонесе обращались многие исследователи. В брошюре, подготовленной к 100-летнему юбилею (1927), к первому периоду изучения городища отнесены раскопки 1827—1876 гг. (до начала деятельности Одесского общества истории и древностей); при этом отмечено, что это были бессистемные работы, правда, они привели к выявлению весьма ценных эпиграфических памятников.

Следующий период — это раскопки, предпринятые под руководством Одесского общества истории и древностей (1876—1886).

Дальнейшее изучение Херсонеса связано с деятельностью выдающегося российского византиниста Н.П. Кондакова (1844—1925) и первого заведующего городищем К.К. Косцюшки-Валюжинича (годы раскопок: 1888—1907). Начиная с 1888 г. можно говорить о планомерных, ежегодных раскопках Херсонесского городища и исследовании памятников, которые были расположены в округе города. После кончины первого заведующего городищем К.К. Косцюшки-Валюжинича возглавил раскопки переведенный сюда секретарь Русского археологического института в Константинополе Р.Х. Лепер (1907—1914) и сменивший его Л.А. Моисеев (1914—1924).

В истории исследований Херсонеса XX в. можно выделить два этапа: первый — изучение городища и хоры города после ликвидации монастыря, на который приходится и создания музея, пришедшего на смену Складу древностей К.К. Косцюшки-Валюжинича. Изменение методики раскопок и фиксации находок привело к более качественному накоплению археологических источников, что вылилось к середине XX в. в ряд публикаций, посвященных материальной культуре античного и средневекового Херсонеса. В 60-е гг. начинается новый этап археологического исследования: к изучению города и хоры приступили представители различных научных учреждений. К концу XX столетия Национальный заповедник «Херсонес Таврический» превратился в международный научный центр3.

Примечания

1. Предлагаемая ниже характеристика содержания и основных результатов хронологических периодов в исследовании Херсонеса в основном повторяет периодизацию, которая уже звучала в работах различных исследователей, в том числе и автора настоящих очерков. Необходимость сделать данное примечание обусловлена появлением работы А.В. Шаманаева (см.: Шаманаев А.В. О некоторых вопросах истории изучении Херсонеса // АДСВ. 2006. Вып. 37. С. 363—376), в которой автор полагает, что подобная периодизация является достоянием 80-х гг. XX в. и при освещении результатов изучения Херсонеса следует обращать внимание на описания памятников города, содержащиеся в трудах путешественников. Безусловно, первые работы, посвященные Херсонесу, свидетельствуют о раннем интересе к памятникам Крымского полуострова, однако к истории раскопок они не имеют никакого отношения. Хотелось бы отметить, что начинающий исследователь, решивший посвятить себя истории изучения Херсонесских древностей, не прав, полагая, что «ошибочная периодизация» является достоянием 80-х гг. XX в.: ее основы и оценка соответствующих периодов, которой следуют многие исследователи Херсонеса, были заложены гораздо раньше — в начале XX в. В значительной мере при этом учитывался вклад К.К. Косцюшки-Валюжинича и Н.П. Кондакова в организацию систематических, ежегодных раскопок, сопровождаемых отчетами (именно систематических, отличающихся от предшествующей деятельности в Херсонесе Одесского общества истории и древностей). Свидетельством этого являются конференции, проведенные в 1927 г. и в 1988 г. Название последней отражает изменение ситуации начиная с 1888 г.: «Проблемы исследования античного и средневекового Херсонеса 1888—1988 гг.». Впрочем, А.В. Шаманаев прав в том, что при создании периодизации назвать точный год начала или конца периода вряд ли возможно, поэтому он предлагает завершать один из периодов изучения Херсонеса 30-ми гг. XX в., относя начало его к концу XIX в. Безусловно, ликвидация монастыря, смена руководства музея, проведение в 1927 г. К.Э. Гриневичем конференции в Херсонесе, наметившей первоочередные объекты раскопок (что было реализовано в ближайшие годы и отразилось в деятельности Г.Д. Белова) знаменуют начало нового периода, но об этом все исследователи, обращавшиеся к истории исследований Херсонесского городища, неоднократно писали. А.В. Шаманаев полагает, что и до 1888 г. раскопки Херсонеса освещались в археологических отчетах, относя к числу таковых и заметку в «Северной пчеле». Обращает он внимание и на описание результатов «раскопок» Д. Карейшей в Херсонесе, не учитывая, что, во-первых, как и во время деятельности в Восточном Крыму его интересовали в основном выразительные находки, поэтому он считал, что работы в Херсонесе, на территории городища и некрополя, были неудачными; во-вторых, в сообщениях о его раскопках отсутствуют данные, позволяющие соотнести большую часть изучавшихся им участков с топографией городища. В 1852 г., когда была создана Комиссия по изучению древностей, разработавшая по инициативе Льва Алексеевича Перовского (1792—1856) программу археологических работ в Ольвии, Керчи, Херсонесе, Фанагории, а Керченский музей передан в Министерство уделов, Д. Карейша был уволен из музея (подробнее см.: Тункина И.В. Русская наука... С. 252—255).

2. Аркас З. Описание Ираклийского полуострова и древностей его: История Херсона. Николаев, 1879. С. 14.

3. Этому способствовал не только интерес зарубежных исследователей к истории Херсонеса (он существовал с конца XVIII в.), но и то, что его памятники стало возможным увидеть.


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь