Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Равнина Присяги и деятельность Агасикла

Такой уникальный по содержанию эпиграфический памятник, как Присяга, имеет огромное значение для реконструкции истории Херсонеса (и не только, как в свое время отметил В.В. Латышев). Первоначально она датировалась рубежом IV—III вв. до н. э.1 В последующем сопоставив строки документа, в которых сказано, что не предам «территории, которой херсонеситы управляют или управляли», и проанализировав материалы из раскопок памятников Северо-Западной Таврики, Ю.В. Виноградов и А.Н. Щеглов подтвердили датировку памятника В.В. Латышевым: рубеж IV—III вв. до н. э, или же, возможно, начало III в. до н. э.2 Данное мнение без оговорок (пока) приводится в самых последних штудиях по истории Херсонеса3.

Но в определении местоположения упомянутой в документе равнины исследователи не столь единодушны. Разночтения вызвало обращение к двум надписям: Присяге и декрету в честь Агасикла. По заключению первого публикатора эпиграфических памятников В.В. Латышева, равнина Присяги и надписи Агасикла — это земельные владения полиса на дальней хоре4. Развитие историографической традиции связано с именем А.Л. Бертье-Делагарда. Он полагал, что межевание земель, предпринятое Агасиклом, относится к землям, расположенным на Гераклейском полуострове5. Фактически большая часть исследователей, освещавших земледелие Херсонеса, были склонны следовать его точке зрения (Г.Д. Белов, С.Ф. Стржелецкий, с некоторыми оговорками В.Д. Блаватский).

Одним из первых сторонников отнесения событий, упоминаемых в обоих памятниках, к Северо-Западному Крыму, стал А.Н. Щеглов, подразумевая под размежеванными Агасиклом землями районы Керкинитиды и Калос Лимена. В основе его аргументации лежит сопоставление времени появления декрета и начала освоения земель в Северо-Западном Крыму. При этом исследователь подчеркивает, что до полного освоения территории Гераклейского полуострова вряд ли было возможным начало осуществления столь грандиозного политического и экономического проекта, как колонизация новой территории6.

Своеобразная контроверза концепциям В.В. Латышева и А Н. Щеглова, сопровождаемая убедительными аргументами, прозвучала в XXI столетии: «Равнина Присяги — это земли Гераклейского полуострова, а межевание земель под виноградники Агасиклом могло происходить и на дальней хоре7. В главе 3 коллективной монографии это положение подано несколько иначе. Проанализировав размещение венков на постаменте статуи Агасикла, В.М. Зубарь полагает, что «на лицевой стороне были отмечены наиболее значимые и экстраординарные заслуги чествуемого8, которые имели место в непосредственной близости от города» и добавляет, что место, где они совершены, не обозначено, поскольку это было хорошо известно херсонеситам9. Именно на лицевой стороне говорилось об Агасикле как «бывшему стеностроителем», «предложившему декрет о гарнизоне и устроившему его» и как о магистрате, который «провел границу виноградной области на равнине». Гарнизон и стена предназначались для защиты ближней хоры; как и межевания земель под виноградники на равнине — на Гераклейском полуострове. Конечно, одного указания на знания херсонеситов о месте деяний Агасикла для вывода, что события развивались вблизи Херсонеса, было бы недостаточно. Но В.М. Зубарь подкрепляет доказательства данными о сельскохозяйственных культурах на землях Северо-Западного Крыма. Анализ материалов раскопок В.А. Кутайсова, А.Н. Щеглова, отмечающих, что здесь преобладали злаки, а виноград выращивали только для собственных нужд, а также учет палеогеографической ситуации позволили исследователю внести коррективы в собственное изложенное ранее мнение.

До появления новых свидетельств в пользу сторонников иного размещения равнины Присяги, можно полагать, что существовавшая почти век дискуссия завершена.

Примечания

1. Жебелев С.А. Херсонесская Присяга // Северное Причерноморье. Исследования и статьи по истории Северного Причерноморья античной эпохи. М.. Л., 1953. С. 217; Латышев В.В. Херсонесские надписи // Древности Южной России. Греческие и латинские надписи, найденные в Южной России в 1889—1891 гг. // МАР. 1892. Вып. 9. С. 1—45; Latyschev B. Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Pontl Euxini graecae et latinae. T. I²: Inscriptiones Tyrae, Olbiae, Chersonesi Tauricae, aliorum locorum a Danubio usque adregnum Bosporanum. Petropoli, 1916. № 401 (IosPE. T. I²).

2. Виноградов Ю.Г., Щеглов А.Н. Образование территориального Херсонесского государства // Эллинизм: Экономика, политика, культура. М., 1990. С. 335. В более ранних работах А.Н. Щеглова приведена иная дата. По мнению В.П. Яйленко, декрет принят около 270 г. до н. э. (см.: Яйленко В.П. Некоторые вопросы интерпретации херсонесской присяги и почетной надписи в честь Агасикла // ПИФК. 1991. Вып. 10. С. 175—187).

3. Зубарь В.М. Религиозное мировоззрение // Зубарь В.М., Буйских А.В., Кравченко Э.А. и др. Херсонес Таврический в третьей четверти VI — середине I в. до н. э. С. 149, 350). В популярной книге, посвященной эпиграфике Херсонеса, Э.И. Соломоник писала о датировке памятника началом III в. до н. э. как общепринятой (см.: Соломоник Э.И. Каменная летопись Херсонеса. Симферополь, 1990. С. 9). Датировке Присяги посвящена также статья: Леви Е.И. К вопросу о датировке Херсонесской присяги // СА. 1947. Т. 9. С. 89—100.

4. Комментарии к изданию надписей № 401 и 313 (IosPE. I²).

5. Аргументация изложена: Бертье-Делагард А.Л. О Херсонесе // ИАК. 1907. Вып. 21.

6. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым в античную эпоху. Л., 1978. С. 121. Данная точка зрения присутствует и в других работах, обобщающих археологические исследования автора.

7. Зубарь В.М. Херсонес Таврический и население Таврики в античную эпоху. Киев, 2004. С. 54—56.

8. Агасикл исполнял ряд магистратур, которые приведены внутри венков на других сторонах постамента. К этому памятнику предстоит обратиться в разделе о государственности Херсонесского полиса.

9. Зубарь В.М. Формирование территориального государства в Западной Таврике и Херсонесе во второй половине IV — первой трети III в. до н. э. // Зубарь В.М., Буйских А.В., Кравченко Э.А., Марченко Л.В., Русяева А.С. Херсонес Таврический в третьей четверти VI — середине I в. до н. э.: Очерки истории и культуры. Киев, 2005 С. 162—163.


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь