Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

Главная страница » Библиотека » А.А. Уманец. «Исторические рассказы о Крыме»

V. Общее понятие об управлении ханством. Калга-Султаны Нуредин-Султаны и Ор-бен. Высшее сословие. Междоусобия в ханстве. Тюрьмы, пытки и казни. Чуфут-Кале и Караимы

Отдохнув после военных подвигов и насладившись вволю гаремным кейфом, ханы не оставались без деятельности по управлению Крымом. От времени до времени они собирали в своем дворце «Диван» (Государственный Совет)1, под председательством «диван-эфенди»2. Сами в этих совещаниях они не участвовали, но зорко и невидимо наблюдали за ходом их, благодаря решетчатому балкону, устроенному у самого потолка обширного зал «дивана». Зал этот отличался расписным с позолотой потолком, узорчатыми окнами из разноцветных стекол и вообще роскошным убранством. Балкончик же имел сообщение с ханским кабинетом, тоже весьма интересным по своим украшениям.

В этих заседаниях разрешались разные административные, хозяйственные, судебные и военные дела, а именно: назначалась дань с покоренных стран, пошлина с таможен и торговли, сбор с соляных, винных и рыбных промыслов, а также с садов и городских доходов, подушный оклад («харадж») с цыган, караимов и евреев. Там же распределялись полученные суммы, согласно повелению хана, львиная доля принадлежала, конечно, гирею. В диване определялись выкупы за богатых пленных, утверждались постройки мечетей и училищ, приговаривались к казни преступники, непокорные пленные и завистники ханской власти. В этих же собраниях назначались сборы татар, в случае нового набега, — это делалось или по личному усмотрению хана, или же по требованию турецкого султана.

В последнем случае из Стамбула присылался фирман с особоуполномоченным пашею. Этого посла хан принимал в присутствии всего «дивана», сидя, однако, на парчовой подушке с поджатыми ногами. Подходя к гирею, паша преклонял колено и целовал полы ханского кафтана. Хан, принимая от него бумагу, подносил ее к губам и ко лбу, и читал фирман вслух, чтобы все члены дивана внимали и были готовы к исполнению султанского повеления. В «диване» же, как верховном судилище объявлялось и о свержении гиреев с ханского престола.

Духовными и некоторыми гражданскими делами, например, о наследстве, по завещаниям, об опеке — заведывал муфтий с кады-эскерами, а также «кайма-каны» и «кадии» в своих кадылыках (уездах). Эти судьи управляли мечетями и «вакуфами», — землями, отведенными в пользу мечетей и состоящих при них школ.

Главные морские таможни были в Гезлеве и Кефе, откуда отпускали: шерсть, сафьян, вина, масло, рыбу, соль, хлеб и другие продукты. Сухопутная таможня находилась в Ор-Капу, через которую чумаки, привозя сюда овес, вывозили соль в Малороссию и Польшу (через Берислав). Там же брали сбор с овец и рогатого скота, перегонявшегося на пастбища.

Ближайшим сотрудником хана на военном поприще считался «Нуредин султан», его должность соответствовала начальнику главного штаба. Но этот Нуредин нередко являлся главнокомандующим, если посылалось ханское войско в сорок тысяч или менее. Если же татары вторгались в чужие пределы в размере более пятидесяти тысяч, тогда во главе их выезжал «Калга-султан»3. Но стотысячной конницей или большим «кошем» предводительствовал сам гирей.

Калга-султан получал в год жалованья до 500 кошельков золота, независимо доходов с Ак-мечетского бейлыка, а Нуредин — до 250 кошельков. Что касается годовых доходов самого хана, он получал, средним числом, одну тысячу кошельков золота и, сверх того, десятую часть от урожая хлебных растений, плодов, баштанов и всяких животных. Обыкновенно ханские деревни отдавались на откуп, или же раздавались, на правах пользования, муллам и мурзам, со взысканием арендной платы. Откупщики же или арендаторы уже сами извлекали доходы от татар. Татарский же «кош» жалованья и продовольствия от хана вовсе не получал, а довольствовался тем, что добывал во время набегов.

Вслед за этими лидами довольно видным сановником считался «Ор-бей». Нужно сказать, что «Ор-капу» (орды-дверь, т. е. вход в орду)4 имела важное стратегическое значение для полуострова, так как здесь находился главный оборонительный пункт. Поэтому бей, владевший перекопской степью и начальствовавший над этой крепостью, назывался «Ор-беем», он даже обязывался постоянно жить в этой крепости на случай появления врага. Ор-беи считались всегда лицами, самыми преданными ханскому престолу. В «Ор-капу» назначалось общее сборное место, при выступлении татар из Крыма. Для большей защиты Перекопских ворот, тут существовал с давних времен канал, соединявший Черное море с Азовским, этот канал хорошо был очищен и углублен в XVI столетии.

Султаны, сыновья Гиреев, обыкновенно состояли в свите хана, но их назначали также начальниками над Ногайцами.

К высшему сословию, — беев и мурз, принадлежали: Ширинские, владевшие землями и деревнями в теперешнем Феодосийском уезде, преимущественно на Керченском полуострове. Род этой фамилии был довольно многочисленный и влиятельный. За Ширинских мурз ханы выдавали обыкновенно, своих дочерей, вот почему некоторые из них носили титул «Гирея». Но Ширинские нередко участвовали в заговорах против хана5. При Сагиб-Гирее (другом сыне Менгли-Гирея), в начале XVI в. был возвышен также род Суджеутских и Мансурских. Из этих последних Суджеутские мурзы владели землями за Карасубазаром к востоку, а Мансурские — в теперешнем Евпаторийском уезде. Сверх того известны были мурзы Баринские, которые жили в Карасубазаре, они почти все вышли за границу. Аргинские жили между Карасубазаром и Симферополем. Мурзы Кипчакские принадлежали также к высшему сословию, они и Даирские мурзы жили между р. Зуей и р. Салгирем. Наконец, Яшлавские — в Альминской долине.

Сверх того, при ханах находилась особая свита чиновников, называвшихся «Капу-Халками», они не происходили из мурз. В народе чиновник назывался «ага». Потомок заслуженной духовной особы именовался «челеби».

В Крымском ханстве часто происходили междоусобия — из зависти и других личных видов, вследствие чего ханская власть часто переходила в другие руки, претенденты на престол иногда царствовали всего несколько месяцев.

В междоусобиях придворные интриги играли главную роль, — и эти интриги усилились с того именно времени, как ханы стали вассалами турецкого султана. Последние часто смещали их по однем клеветам влиятельных мурз, состоявших у султана на жалованье, или же по доносам пашей, которых султаны определяли в Крым к более или менее видным местам.

В таких случаях тюрьмы, пытки и казни были в большом ходу. Ханы или Калга-султаны (как их соперники), враждебных себе лиц, даже с их семействами, без судебного разбора, бросали нередко в тюрьмы, которыми служили пещеры («крипты»), существующие в Крыму с древнейших времен.

В этих пещерах содержали обыкновенно пленных, от которых ожидали выкупа. Чтобы они не могли бежать, держали их постоянно в оковах, и даже прикованными к каменным подземным стенам и столбам, — иногда по несколько лет сряду. В Мангупском замке томили русских послов, страдавших здесь от голода, наготы и насилий. В Судакский замок заключали обыкновенно Калга-султанов или других искателей ханского престола.

Более же важных врагов своих, как государственных преступников, или же знатных пленных ханы всегда сажали в тюремную пещеру («коба»), находившуюся в старинной крепости Чуфут-Кале. В этой пещере томился двадцать лет боярин Шереметьев, здесь же содержался и польский гетман Потоцкий.

В Чуфут-Кальской пещере, разделенной на два яруса, несчастных подвергали пытке: сдавливали на каменных нарах оконечности тисками, сдирали железными когтями кожу, клещами вывертывали суставы. Одних потом казнили, отсекая головы над каменной ванной, выдолбленной в пещере нижнего яруса, а тела их выбрасывали через окно в глубокий овраг, других лишали жизни в другой, глубокой ванне той же пещеры посредством голода, причем держали их туловища в самом принужденном положении. Подобные же пытки производили и над заключенными в пещерах Мангупской скалы.

Для тех, которые приговаривались к казни по решению ханского судилища, заключавшемуся в одной лишь фразе и даже в слове, — конечно, без отобрания показаний с обвиняемого, без допроса свидетелей и тому подобной современной процедуры6, — тоже особых приготовлений не делали: ловкий палач на любом месте деревни или перекрестке города ставил осужденного на колени, обнажал его шею и толкал в спину, лишь только от толчка шея выдвигалась, голова уже летела с плеч. В Бахчисарае обыкновенно отсекали головы на мостике, переброшенном через речку Чурук-су, перед ханским дворцом. При уборке трупов, отсеченные головы укладывали под мышки их туловищ, если казненные были магометане, а головы иноверцев помещали между ног. Некоторых присуждали к лишению жизни посредством повешения. Эта казнь также совершалась довольно просто: палач отбирал у обвиненного немного денег, покупал на них веревку, прикреплял ее к ближайшему дереву или балкону, и на этой веревке вздергивал несчастного. Если попадались разбойники, их сажали на кол, а дезертиров душили. Многих сбрасывали со скалы «Ак-Кая» (против Карасубазара). Но знатным мурзам посылали, по турецкому обычаю, почетный снурок, которым они должны были удавиться, — или же подносили им яд.

К хану все имели доступ, вообще ханы лично судили милостивее, чем кады-эскеры.

У помянув о крепости Чуфут-Кале, нельзя не сказать об ней несколько подробнее. Неприступная скала этой крепости за 500 лет до Р. Х., была занята Израильтянами, которые прибыли сюда, вместе с Мидийцами, под предводительством Дария-Гистаспа, — преемника персидского царя Кира. (Оба царя совершали поход против Скифов, живших в степях между реками Доном и Дунаем, — из мести к ним, за нашествие их в Мидию). Тогда она называлась «Села Юхудим» (скалой иудейской). От этих израильтян образовалась секта Караимов. Чуфут-Кальскую скалу называли также «Кирк-ер» (сорокаместной) — по числу жилых в ней помещений.

Караимы первоначально жили в пещерах Чуфут-Кале, имеющий подземные ходы, а впоследствии обитали в самой крепости, построенной готами. В позднейшее время многие из них перебрались в города полуострова, особенно в Евпаторию.

При нашествии татар, один из семи улус-беков Абак-бей-Кудалак-Яшлавский овладел этой крепостью и караимов обратил в своих данников, у подножия скалы основал татарское селение под названием «Кирк ер», и улус свой наименовал «кирк-ерской ордой», расположив ее на прекрасных «чаирах» (полянах) Альминской долины. Татары потом караимскую скалу назвали «Чуфут-Кале» (жидовской крепостью).

Некоторые полагают, что караимы произошли от Хазар, прибывших в Крым с западных берегов Каспийского моря и принадлежавших (будто) к татарскому племени. В подтверждении этого предположения, ссылаются на то, что караимы говорят не по еврейски, а по татарски, и что обычаи их более подходят к татарским, чем еврейским. Олово «караим» происходит, — по объяснению татар, — от «кара-иман» (черноверец). Черноверцами же назвали потому, что предки их, будучи еще хазарами, приняли иудейскую веру. Однако, хазары принадлежали к числу воинственных народов, доказательством чего служит самое название этого племени, происходящее от слова «хаза» (беда, — бедовый, отважный), между тем, караимы нисколько не отличались воинственным духом.

Нельзя их отнести и к тем иудеям, которые в древние времена жили в Херсонесе: те евреи отличались варварским преследованием христиан, избивали даже епископов. Но чтобы караимы так поступали с христианами, — из истории нам ничего неизвестно. Караимы же учения Талмуда не признают, они не принимают устных объяснений письменных законов Моисея.

Князь Воронцов предложил в 1839 г. караимам несколько вопросов относительно их происхождения, времени переселения в Крым и о проч. Караимы обратились за разъяснением к своему раввину Аврааму Фирковичу. Тогда Фиркович предпринял путешествия — сперва по Крыму, потом по Кавказу и Востоку. Он долго путешествовал для изучения караимских древностей и много лет занимался раскопками могил в Иосафатовой долине (близь Чуфут-Кале). Плодом его неутомимых трудов было собрание богатой библиотеки древних рукописей и издание «Сборника надгробных надписей». — Он утверждает, что караимы происходят от той секты, к которой принадлежал сам Иисус Христос, и что предки караимов не участвовали в распятии Богочеловека. — Они свою религию называют «цадыким», — от слова «цадык» (праведный). Свое вероучение они почерпнули из пятикнижия Моисея («Сефер-Тора»). По их религии признается бессмертие души и воскресение мертвых. Глава секты прежде назывался «рош», «нази» (глава, князь).

Караимы довольно религиозны, молятся в своих синагогах, замечательны две из них в Чуфут-Кале, но особенно интересна их новая синагога в Евпатории, как образцовая. У караимов имеется свой молитвенный дом и в Иерусалиме. Они живут корпоративно. Прежде они занимались ремеслами: выделывали кожи, войлоки и шили для татар обувь, но, поселившись в городах, занялись торговлей и промышленностью.

Хотя предки их никаких особых заслуг не оказали России, но, в видах сближения их с русским населением, правительство дало им разные льготы. Для отличия их от евреев-талмудистов, в 1791 году караимам предоставлены гражданские права наравне с русскими. В 1887 г. в г. Евпатории учреждено караимское духовное правление, которым заведывают «газаны» (канторы, раввины), во главе с «гахамом», на обязанности которого лежит духовное управление всей сектой.

Караимы хорошо сознают пользу образования, — и потому дают приличное воспитание своим детям. Теперь уже мы встречаем в Крыму караимов-врачей, караимов-адвокатов и учителей. Немаловажную роль караимы играют и на поприще общественной деятельности. Пользуясь гражданскими правами, владея капиталом и действуя среди своей общины единодушно, — они избираются в гласные и влияют на ход общественных дел, многие из них сами занимают должности по городским и земским выборам.

В торговом и промышленном отношении караимы внутри Крыма, — после генуэзских преемников (армян, греков), — играли первенствующую роль. Зная характер коренного населения татар, они держали их в своих руках. Последние, не исключая и мелкоземельных мурз, терпя постоянную нужду в предметах насущной потребности, обращались к первым, как к благодетелям своим, — и те снабжали их пшеном, мукой и красным товаром в кредит, причем выговаривали известные проценты Если татары не бывали в состоянии уплатить долг деньгами, караимы охотно принимали от них продукты их производительности: разный хлеб в зерне, шерсть, смушки, дойных овец («на качкавал») по оценке самых же кредиторов, не без обмера и обвеса. Караимы, можно сказать, первоначально разжились на счет обедневших татар.

Потом они стали заниматься торговлей табаком, открывая свои табачные фабрики, продажей спиртных напитков, железа, деревенских орудий, — применяясь к нуждам потребителей — татар. Скупали у них мелкие партии хлеба и шерсти, открывали у себя склады, из которых весь этот товар продавали оптом крупным покупателям и выручали хорошие барыши. Но в последнее время они особенно разбогатели от соляной промышленности.

В Чуфут-Кале, за стенами из массивных камней, жили также некоторые крымские ханы, когда укрывались от своих врагов, — во время-ли междоусобий, или преследований неприятеля. Здесь погребена дочь Тохтамыш-хана (в XV в.) Неникеджан-ханым, которой поставлен красивый мавзолей, с каменной гробницею внутри, сохранившийся и до этого времени. О ней существует два предания: говорят, будто она здесь была начальницей войска, охранявшего эту крепость от врагов, а по другому преданию, — что она сюда бежала со своим возлюбленным, и когда ее отец стал ее преследовать, она бросилась со скалы. В Чуфут-Кале могли сидеть взаперти продолжительное время, так как в этой скале с древних времен прорыт глубокий колодезь. Здесь жил и знаменитый Менгли-Гирей после поражения Золотой Орды, потому что его преследовали, — а также и по тому, что, ограничив ханскую власть перед Турецким султаном, он имел у себя много недоброжелателей.

Примечания

1. Диван — арабское слово, — собрание.

2. Должность эту обыкновенно занимали беи Ширинские.

3. Калга-султаны и Нуредин-султаны происходили из ханского рода.

4. Ор-капу — в древности «Тафрос» (тафре — ров).

5. Ширинские мурзы впоследствии, в XVI в., переходили в русское подданство и принимали православие, потомки их известны под фамилией Ширинских-Шахматовых.

6. Судьи у татар считались непогрешимыми.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь