Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » «Известия Таврической ученой архивной комиссии. (Год девятнадцатый). № 37»

XVI. Пособия обывателям Таврической губернии. Помощь и льготы дворянам, чиновникам и другим сословиям и лицам. Операция с оставшимся за выходом войск провиантом. Сведения об исполненных населением повинностях. Комиссия для исследования злоупотреблений интендантства и госпитального ведомства

По окончании войны правительство и администрация Новороссийского края, и в частности Таврической губернии, были заняты вопросом о вознаграждении населения за понесенные во время войны убытки выяснением принесенных обывателями жертв и отбытых повинностей.

В начале 1856 г. губернатор граф Адлерберг, поддерживая ходатайство управляющего палатой государственных имуществ Брадке у графа Киселева, представил министру внутренних дел соображения относительно «пособия, какое по поводу бывших военных обстоятельств необходимо оказать обывателям Таврической губернии для восстановления расстроенного их хозяйства и для доставления им возможности удовлетворять воинским потребностям как перевозочными средствами, угрожающими совершенным истощением, так и удовольствованном армии сеном, в столь значительном количестве потребном, а также к исполнению яровых посевов».

Государь повелел купить для государственных крестьян Таврической губернии 3000 пар волов. Киселев требовал вместе с тем собрать сведения о необходимом еще скоте для покупки его впоследствии. Скот приказано было купить в Полтавской и Харьковской губерниях и Черноморье, а деньги отпустить из сумм, находившихся в распоряжении интендантства южной армии. Таврической палате государственных имуществ было предложено, по мере покупки скота, распределять его между селениями и хозяевами, наиболее нуждающимися в этом пособии, как посевов, так и для исполнения потом нарядов, а для покупки волов командировать вполне благонадежных чиновников. Командовавший войсками в Крыму генерал-адъютант Лидерс, ввиду прекращения военных действий и отсутствия надобности в больших перевозках для армии, в видах сбережения польз казны, приказал интендантству отпустить деньги на покупку только 1000 пар волов (до 80000 р.), а вместо остальных 2000 отдать палате 1500 порционных волов, отданных на содержание промышленникам, а также передать палате волов, состоявших налицо в подвижных магазинах с повозками и принадлежностями (около 1000 пар волов).

В начале апреля 1856 г. последовало высочайшее повеление о покупке для государственных крестьян Таврической губернии новых 7000 пар волов, с отпуском до 500000 р. из государственного казначейства.

Эти пособия были распределены следующим образом: для Симферопольского округа было доставлено в июне 2250 пар волов в д. Сарабуз (из них 250 от интендантства), где они были освидетельствованы. Для Перекопского округа прибыло 1850 пар волов в г. Перекоп и д. Мечетлы-Китай. Для Евпаторийского округа волы принимались от интендантства. Для Феодосийского округа до 300 пар волов доставлено в Феодосию. Для Днепровского округа в д. Аэрчи доставлено 1500 пар. Для Бердянского округа в Большой Токмак доставлено 1000 пар. Для Мелитопольского» 1000 пар.

Окончательное назначение, кому именно из поселян действительно нужно было дать в пособие волов, предоставлено было палатой полному сельскому сходу по каждому обществу. Для наблюдения за правильной покупкой скота и справедливой раздачей его генерал-губернатор прислал в Таврическую губернию чиновников Варпаховского и Розальон-Сошальского. Были, конечно, жалобы на неправильную раздачу волов; сельские головы и старосты брали в некоторых местах (например, в Узеньбашской волости) взятки. Происходили расследования1.

В июне 1856 г. населению Новороссийского края и в частности Тавриды оказана была, во внимание к большим его пожертвованиям в минувшую войну, и другая высочайшая милость, именно пожаловано было в пособие безвозмездно все оставшееся число лошадей и обозов, назначенных к расформированию 6-ти конных полубригад подвижного провиантского магазина, находившихся на Крымском полуострове, с тем, чтобы распределение этого пособия было сделано по непосредственному распоряжению генерал-губернатора графа Строганова.

Для приема от военного ведомства всемилостивейше пожалованных лошадей, в числе 11000, и повозок, в числе 3500, и раздачи их по назначению были учреждены две комиссии: одна в Мелитополе, под председательством состоявшего при генерал-губернаторе полковника Карояни, из смотрителя колоний Молочанского округа, мелитопольского исправника» и окружного начальника государственных имуществ, а другая в Симферополе, под председательством чиновника особых поручений Турчанинова, из симферопольского исправника, окружного начальника и смотрителя крымских немецких колоний.

До распределения этих лошадей и повозок между обывателями все это имущество немедленно, с расформированием полубригад, принималось в гражданское ведомство и передавалось на сбережение немецким колонистам Таврической губернии, «отличающимся порядколюбием, добросовестностью и имеющим к исполнению этого самые значительные против всех других сословий материальные средства».

Для приведения в исполнение этого дела, генерал-адъютант Лидере предписал направить 4 полубригады в колонии Мелитопольского округа и два сдать указанным комиссиям лошадей с повозками и упряжью, по описям и согласно изданным интендантством правилам, с отметками о состоянии каждой лошади и повозки. По принятии лошадей граф Строганов предписал без малейшего промедления выпустить их на подножный корм, для чего отвести места на колониальных землях ведомства государственных имуществ или владельческих, за плату, какая назначена будет комиссией, под надзором нанятых сторожей за табунами. В возмещение расходов по операции часть лошадей предложено продать; для сбережения же означенного имущества до распределения его назначить особых лиц и дать им инструкции. Окончательную рассортировку всего имущества подвижного магазина должно было окончить до 1 августа.

В начале июля Строганов сделал следующее распределение назначенного обывателям Таврической губернии пособия: а) помещичьим крестьянам, преимущественно недостаточных владельцев — собственно Крымского полуострова 800 лошадей со сбруей и 300 повозок с принадлежностью; отдельно северных уездов: 500 лошадей со сбруей и 200 повозок с принадлежностью; б) немецким колонистам 1200 лошадей со сбруей и 300 повозок с принадлежностью; в) жителям городов 600 лошадей со сбруей и 300 повозок с принадлежностью, в следующем расчете: г. Симферополю 100 лошадей и 50 повозок, Бахчисараю 100 лошадей и 50 повозок, Евпатории 100 лошадей и 50 повозок, Перекопу и Армянску 100 лошадей и 50 повозок, Карасубазару 60 лошадей и 30 повозок, Феодосии 60 лошадей и 30 повозок, Геническу 80 лошадей и 40 повозок; г) Керчь-Еникальскому градоначальству 600 лошадей и 300 повозок и д) поселенцам Балаклавского греческого пехотного батальона 300 лошадей и 150 повозок. Всего на Таврическую губернию приходилось 4000 лошадей и 1550 повозок.

Губернскому предводителю дворянства с депутатским собранием предложено распределить означенное число лошадей и повозок истинно нуждающимся в пособии владельческим крестьянам. В городах распределение пособия предоставлено усмотрению губернатора. Приемщики должны были явиться в колонии Кроненталь и Розенталь немедленно по распределении и принимать без браковки имущество от комиссии, которая должна была рассортировать его на три разряда: высший, средний и низший и распределить его пропорционально между ведомствами. Попечительному комитету об иностранных поселенцах южной России, управляющему Керчь-Еникальским градоначальством и командиру Балаклавского греческого батальона предоставлено распределение и прием назначенных им числа лошадей и повозок.

Распределение, приговоры и прочее и назначение приемщиков производилось в июле 1856 г. Симферопольская, Бахчисарайская и Перекопская думы постановили: назначенное этим городам пособие продать по вольным ценам и вырученные деньги раздать самым беднейшим семействам в городе, особенно вдовам и сиротам мещанского сословия. Евпаторийские татары заявили, что из их общества потерпевших убытки от войны не имеется, а потому, «единомысленно излив от души чувства благодарности за всемилостивейшее внимание к ним и милостивое им прощение за проступки некоторых затемненных рассудком татар», с покорностью просили приговор их представить на усмотрение высшей власти. Караимское евпаторийское общество изъявило желание принять только шесть лошадей в возмещение отобранных союзниками лошадей и дилижана у бедных караимов Самуила Койчу и Юсуфа Чомана. Остальное все пособие было предназначено христианскому населению Евпатории, которое более всего пострадало во время войны. Пожалованные Бахчисараю лошади и повозки с принадлежностями были проданы за 1733 р., которые розданы были обывателям, лишившимся во время военных действий домов и имущества.

Жители Карасубазара, выходя из того положения, что делали пожертвования добровольно и особенно нуждающихся среди них нет, решили этих лошадей и повозки продать и вырученную сумму выслать в приказ общественного призрения, чтобы капитал, возрастая от времени, мог служить жителям этого города в отвращение нужд в случаях чрезвычайных. Выручено было 1684 р. 10 к.

Полубригады подвижных магазинов были расформированы, и вся вещественная принадлежность их передана мелитопольским колонистам.

Затруднения в приеме этого пособия произведены были только медленностью предводителей дворянства, нераспорядительностью и уклончивостью приемщиков: назначенный Симферопольским предводителем для приема 800 лошадей и 300 повозок дворянин коллежский секретарь Папахристо от обязанности этой отказался по болезни; губернский секретарь Каракаш, начав прием в колонии Розенталь, «почувствовал нездоровье» и уехал, оставивши 20 человек крестьян из Саблынской экономии, назначенных для присмотра за лошадьми; назначенный вместо него чиновник депутатского собрания Ровняков отправился с дворянами Евпаторийского и Перекопского уездов и крестьянами, но на другой день возвратился и заявил, что данного ему поручения исполнить не может, вследствие бедности, недостаточного числа назначенных для присмотра крестьян и по болезни. Тогда назначены были для приема поручик Нотара и коллежский асессор Мартынов, но исполняющий должность губернского предводителя Симферопольский предводитель дворянства Аверкиев не ручался и за исполнение ими этого дела, особенно ввиду отдаленности экономий, рабочего времени и недостатка людей. Он просил содействия таврической палаты государственных имуществ и губернатора, о чем просил и чиновник Турчанинов, писавший, что эта медлительность причиняет вред крестьянам, так как от просрочки увеличиваются расходы. Так и случилось: коллежский асессор Мартынов начал прием и, не окончивши его, уехал и не являлся три недели2.

Для исполнения высочайшего повеления об изыскании наиудобнейших по местным условиям способов вознаграждения жителей Новороссийского края за рабочий их скот, погибший от усиленных военных перевозок, новороссийский генерал-губернатор предложил 30 апреля 1856 г. собрать точные и обстоятельные сведения по каждому уезду и городу о погибшем рабочем скоте, т. е. лошадях и волах, при исполнении ими перевозок для войск по наряду, начиная с 1 мая 1854 г. При этом высказывалась надежда, что благородное дворянство, ревнуя, как всегда, к пользе общей, не увеличит затруднений государственной казны требованием за потери, понесенные помещичьими экономиями в рабочем скоте.

Дворянство Феодосийского уезда, потерпевшее сильно от наряда подвод в симферопольские госпитали от 1 февраля 1855 г. по апрель 1856 г., а также для перевозки провианта и топлива войскам, первое отказалось от вознаграждения. За ним отказались от этого вознаграждения дворяне Ялтинского, Перекопского, Мелитопольского, Евпаторийского и Симферопольского» уездов. Берлинский предводитель представил ведомость: пали 21 лошадь и 103 вола. У Днепровских дворян пало 17 лошадей и 45 волов.

В большинстве городов павших лошадей и волов не было. Жители г. Алешек хотя и потерпели незначительную гибель лошадей при исполнении военных перевозок по наряду, но, «жертвуя и изъявляя желание и на будущее время при надобности жертвовать по возможности», не желали получить за них никакого вознаграждения. Заметим здесь, что судохозяева обществ г. Алешек и Голой Пристани за переправу войск в 1855—1856 гг. через Днепр получили 2576 р. 36 к.

Жители Перекопа и Армянска не могли представить данных о том, при какой именно перевозке тяжестей пали их волы, и не имели и удостоверении от высшего начальства, но ведомость составили и изъявили желание получить за павший скот наличными деньгами. Всего пало у них 68 лошадей и 27 волов.

Муфтий доносил, что магометанское духовенство несло повинности наравне с государственными крестьянами, лишилось всего скота и терпит крайние бедствия, и просил о наделении духовенства скотом или о денежном вознаграждении, но о числе павшего скота ведомости не представил.

В июле 1857 г. палата государственных имуществ представила сведения о павшем скоте у государственных крестьян с 1 мая 1854 г. по 1 мая 1856 г. Всего пало у них 12817 лошадей, 35019 волов и 523 верблюда.

Губернатор Жуковский докладывал генерал-губернатору Строганову, что, «по его мнению, ни по одному ведомству не представляется надобности в вознаграждении за палый скот при бывших военных перевозках. По ведомству палаты государственных имуществ, где наиболее показано палого скота, сведение об этом не сопровождено со стороны палаты никакими несомненными удостоверениями, которые требовались, и поселянам, кроме общих льгот и облегчений, оказано уже пособие в значительной мере скотом и хлебом»3.

В феврале 1856 г. позаимствовано было из симферопольского центрального магазина ведомства государственных имуществ 1600 четвертей ржи, 9-пудового веса, с тем, чтобы рожь эта была возвращена в магазин натурой. В апреле, ввиду потребности хлеба на продовольствие горных татар и обсеменение полей, Брадке просил возвратить хлеб натурой, или уплатить за рожь деньгами по 4 р. 50 к. четверть. Затлер, ввиду выхода войск, предлагал возвратить этот долг мукой, но Брадке не соглашался, однако без результата. Также позаимствованные из запасных магазинов Мелитопольского и Бердянского уездов 20000 четвертей ржи возвращены были почти исключительно мукой и сухарями. Ржи в самом деле трудно было достать в Таврической губернии. Но общества кое-как обсеменили поля своими средствами.

Бердянский 1 гильдии купец Фронштейн, в качестве комиссионера военного ведомства, принял на себя распродажу своим собственным распоряжением всех остававшихся излишними в районе интендантства 2 армии провиантских запасов по возможно выгоднейшим для казны ценам и никак не ниже нормальных цен.

Еще в июле генерал-интендантом 2 армии Затлером составлена была ведомость о запасах в Таврической губернии, которые за выходом войск из нее, оставались излишними для армии и могли быть розданы жителям в ссуду или употреблены для иного назначения. Из этого числа припасов оставлялись в Таврической губернии для продовольствия одной дивизии до 50000 четвертей провианта, и сверх того интендант считал возможным перевести на Кавказ для тамошних войск 110000 четвертей муки, 11000 четвертей круп и 15000 овса. Затем в северных уездах губернии оставалось и отдано было в гражданское ведомство: сена 630200 пудов, в Крыму 887944 пуда, в Таврической губернии вообще: муки 254338 четвертей, сухарей 54028 четвертей, круп 35316 четвертей, овса 93929 четвертей, ячменя 15739 четвертей, гороха 5319 пудов, соли 3686 пудов, капусты сухой 5230 ведер, квашеной 3777 ведер, дров 4509 сажен.

Часть оставшихся продуктов помещики желали взять заимообразно, часть желали купить. Собраны были, конечно, справочные цены, которые оказались выше назначенных предводителями дворянства. Затем высочайше положено было выдавать продукты в виде ссуды обществам, за их поручительством или под залоги, с пополнением их в течение одного года, двух, трех лет натурой или деньгами по справочным ценам. Такая ссуда была сделана беднейшим жителям Балаклавы, возвращавшимся на прежнее место жительства, симферопольскому купеческому обществу, бахчисарайскому мещанскому, крестьянам Маячковской волости. Большая ссуда была сделана симферопольским купцам Бычкову, Розенштейну, Фомилианту, Шрейберу под залог 75000 р. и другим. Много запасов продано с публичных торгов. Помещики очень много брали, потому что урожай в 1856 г. был весьма плох.

Интендантские припасы до раздачи их в ссуду были рассортированы особыми комиссиями. Некоторые помещики, например, Перекопского уезда Карпенко, жаловались, что они не могут получить ссуду запасов, несмотря на разрешение, а евреи-спекулянты получают по 20000 четвертей на одно лицо. Особенно делала это симферопольская провиантская комиссия, что граф Строганов ставил на вид губернатору Жуковскому, указывая, что прежде надо удовлетворять нуждающихся, а затем уже в крайности продавать спекулянтам. Граф Строганов указывал также, что Таврическая палата государственных имуществ отклоняет просьбы крестьян о ссуде им хлеба, который крестьяне должны покупать у спекулянтов, укорял палату за то, что она отказывалась принимать интендантские припасы, то по недоброкачественности их, то под тем предлогом, что население в них не нуждается, и таким образом, опрометчиво поступает в таком важном вопросе, как народное продовольствие; предлагал изменить такой неправильный образ действий под угрозой, в случае, если обнаружится недостаток продовольствия у крестьян, строгой ответственности членов палаты. С середины августа палата государственных имуществ стала действительно содействовать крестьянам в покупке этих припасов. Так, Рубановское общество купило 360 четвертей муки и крупы с рассрочкой платежа на два года. Окружным начальникам предложено было собрать сведения, сколько каждому обществу нужно продовольствия из запасов. Но вообще крестьяне не желали покупать у интендантства, хотя заявление от многих обществ последовало. К тому вскоре продажа запасов была прекращена. По распоряжению военного министра от 11 августа вся масса оставшихся припасов, за исключением отправленных на Кавказ (110 000 четвертей муки и соответствующего количества крупы), передавалась в ведение Фронштейна для продажи по вольным ценам. Получали те, кто изъявлял согласие возвратить натурой, а кто желал купить (громадное большинство), не получал, потому что цены не были утверждены генерал-губернатором. Затем выдача была прекращена.

Оставшееся после ухода войск сено предложено было владельцам принять обратно с уплатой им 5% стоимости и более, смотря по обстоятельствам, с тем, чтобы владельцы полученные ими за это сено деньги возвратили в казну. Помещики отказывались, конечно, от этой операции. Сено, принятое, но оставшееся неизрасходованным войсками, передано было в гражданское ведомство под охрану.

Население было очень недовольно сдачей провианта Фронштейну, возвысившему цены. Посыпались ходатайства от окружных начальников и помещиков о выдаче припасов в ссуды по ценам, назначенным особым комитетом. Особенно нуждались балаклавцы, затем евпаторийские помещики, обнадеженные ссудой, и балаклавцам ссуда была дана. Жуковский ходатайствовал перед графом Строгановым о разрешении отпустить продовольственные припасы из провиантских магазинов и требовал собирания сведений палатой государственных имуществ, сколько крестьянам нужно припасов. Фронштейну представлялось 30% из вырученных денег свыше определенной цены. Ему было разрешено продавать без сортировки по 3 р. 30 к. за четверть муки, по 5 р. за четверть крупы, по 1 р. 45 к. за четверть сухарей. Симферопольская провиантская комиссия могла передать Фронштейну для продажи по вольным ценам следующее количество:

Четв. муки Круп Сухарей
Из Мелитопольского магазина 11414 5326 6194
Из Аэрчинского магазина 44377 8273 529
Из Джамбуйлукского магазина 1733 182 753
Из Каховского магазина 1246 83
Из Ишуньского магазина 692 408
Из Айбарского магазина 692 408 2149
Из Перекопского магазина 692 830 2149
Из Тагайлыкского магазина 692 830 622

Зернового фуража оставалось также много, но он оставлялся для войск.

Напрасен, таким образом, был труд собирать сведения и обнадеживать крестьян ссудой хлеба из интендантских запасов.

18 сентября получено Фронштейном приказание продавать припасы жителям Таврической губернии — крестьянам, бедным мещанам и помещикам, но отнюдь не спекулянтам. Очень просили ссуды бахчисарайцы: у них случился большой пожар в сентябре 1856 г.

Передача провианта Фронштейну вызвала негодование помещиков. Жаловались графу Строганову (между прочим, помещики Озерова, Ладинский) и просили обратить внимание на бедственное положение населения. Поэтому 22 сентября было предложено губернатору, до получения приказания передать припасы Фронштейну, выдавать их просителям и тем, кому разрешено было еще до начала операций Фронштейна. Евпаторийским сельским обществам дано 3700 четвертей ячменя.

25 сентября 1856 г. происходило под председательством губернатора совещание особой комиссии, в котором: 1) для устранения спекуляции ограничена была выдача ссуд только одним продовольствием, именно мукой и крупой, по числу ревизских душ, по 4 четверти на ревизскую мужского пола; 2) в таком отношении ограничена и выдача ссуд под обеспечение имений, разрешенная раньше, причем срок принятия ссуд назначен 15 октября; 3) для удовлетворения прочих помещиков Фронштейн открыл цену на оптовую продажу по 5 р., помещикам уступал по 3 р. 66 к. на муку; на крупу цена назначена 3 р. 55 к. Помещичьим и государственным крестьянам Фронштейн уступал до 20000 четвертей муки и последним 500 четвертей крупы.

Как комиссионер военного ведомства, а не подрядчик, Фронштейн «до совершенного удовлетворения таврических жителей» не мог производить продажи припасов спекулянтам, даже таким, которые жили в Таврической губернии. Провиантская комиссия и губернатор нашли возможным производить выдачи и из симферопольских складов жителям ближайших местностей Симферопольского, Перекопского, Феодосийского и Ялтинского уездов.

Сено Фронштейну дозволено было продавать по вольным ценам. Губернатор предложил цену по 18 к. за пуд4.

Громадное количество муки и крупы, принятое Фронштейном на продажу и непроданное, было уничтожено в 1857 г. в разных складах и магазинах. Пропало также огромное количество сухарей, белья, полушубков и т. д. Очень большого количества провианта не оказалось налицо в симферопольских магазинах. От ежемесячного свидетельствования его комиссиями провиантские чиновники всячески уклонялись. Находившийся в Симферополе на открытом месте провиант по окончании войны был перевезен в бараки госпитального ведомства, и о количестве его, рассортировании, недостатках и пр. составлено было несколько комиссий. Негодный материал был размещен в сентябре 1856 г. между зданиями военного госпиталя и провиантского магазина и бараками; после снятия часовых, за недостатком их в городе, разрыт свиньями и скотом, большей частью съеден и производил еще большее зловоние, а о сожжении его не было сделано распоряжения. Сделано было это в октябре 1856 г.

В Трехабламском провиантском магазине оказался также большой недостаток припасов. Назначено было следствие. Дело передано было для дальнейшего производства во временную комиссию для окончания дел и счетов бывшего главного штаба интендантства 2 армии. То же было, как известно, и в других магазинах.

Заготовленная в Симферополе для войск солонина, в количестве 1584½ пудов, весной 1856 г. пришла в негодность и была уничтожена; она была плохо сложена, в слабом рассоле и в рассохшихся бочках. Капусты испортившейся было уничтожено несколько сот тысяч пудов. В Каховке много было гнилой муки, тухлой крупы, и большая недостача всего; не оказалось налицо одной ржи 1978 четвертей5. По донесению Затлера, неприятель, сделав высадку у Геническа 18 мая 1855 г., сжег там: муки 67694 четверти, круп 3389 четвертей, овса 15826 четвертей и ячменя 16224 четверти. Сколько было провианта на самом деле, неизвестно, потому что при следствии были обнаружены беспорядки в книгах.

В конце 1855 г. всемилостивейше разрешено было выдать пособие в виде полугодового оклада всем чиновникам симферопольской городской полиции и других присутственных мест; комитет министров назначил некоторым присутственным местам пособие в размере третного жалования, но государь повелел увеличить его до полугодового размера. Затем начались ходатайства о выдаче такого же пособия дошедшим до крайности чиновникам присутственных мест других городов Крыма: Феодосии, Ялты, Евпатории, Бахчисарая и др. Получили также денежные пособия аптекари, фельдшера, цирюльники и другие лица, оказавшие услуги войскам и заботы о больных и раненых и особенно пострадавшие. Кроме того, особенно отличившимся выдавались ордена и медали6.

Крайний недостаток чиновников и писцов, причинявший большие затруднения в течение войны, продолжался и по окончании ее. В присутственных местах было много вакансий, а канцелярских служащих была налицо лишь третья часть, особенно писцов. Дела, бумаги и счеты, например, в казенной палате и губернском казначействе, пришли в большое запущение. Желающих служить нельзя было отыскать вследствие дороговизны квартир, дров и всех жизненных потребностей. Писцы высшего разряда получали 10 р. в месяц, некоторые жили в самой палате и довольствовались самой скудной пищей в трактирах и харчевнях, некоторые по ночам занимались посторонней работой. В некоторых присутственных местах если и были чиновники на низших окладах, то только потому, что подача прошений об увольнении в отставку и в отпуск не дозволялась, пока просители не найдут на свое место других лиц. Особенно большой недостаток канцелярских был в губернском правлении и уездном суде, а земский суд остался совсем без писцов с наступлением военного времени. Составлены были новые штаты присутственных мест ведомства министерства внутренних дел, финансов, юстиции и путей сообщения, с увеличенным жалованием (всего свыше 60000 р.) на 5 лет с 1 января 1857 г. Но министр финансов отказал в этом, потому что: 1) чиновникам Таврической губернии всех ведомств, в возмещение убытков и разорения, понесенных ими в минувшую войну, оказаны были уже значительные денежные пособия от казны; 2) дороговизна на жизненные потребности в губернии произошла от обстоятельств временных, которые должны измениться, и 3) в предупреждение домогательств других ведомств. Жуковский на второй пункт заметил: «трудно изменяются последствия войны, как мы видим и испытываем здесь»7.

Помещики в течение войны также понесли большие лишения и жертвы. Как во время военных действий, так и по окончании войны поступало много жалоб владельцев по поводу произведенного разорения их имений. Особенно пострадали имения помещиков, находившихся на местах расположения войск и на коммуникационных путях. Так, имение помещицы Говоровой Биюк-Сюрень было занято войсками сейчас после Алминского сражения. Лес и фруктовые деревья в саду, за недостатком топлива, были вырублены, садовые ограды разобраны на постройку землянок, господский дом и все службы разорены. То же произошло и с крестьянскими домами8. Жаловалась на убытки и помещица Папалекси, имение которой вблизи Севастополя было разорено неприятельскими войсками9. Вдова генерал-лейтенанта Метаксы жаловалась, что после занятия Евпатории неприятелем татары д. Бойнек угнали в Евпаторию и передали неприятелю 500 штук ее баранов, 130 рогатого скота и 46 лошадей, а наши войска сожгли ее дом и гумно со всем хлебом10. Граф Демезон, жалуясь на разорение и беспорядки, произведенные ротой погонцев в его имении Гаджибике, просил о переводе ее к самой Алминской станции. Генеральша Попова понесла громадные убытки, вследствие опустошения ее имения Караджа, произведенного татарами, и выселения жителей Тарханкутского округа11. Очень пострадало имение Мусиной-Пушкиной в 2½ верстах от Симферополя от потрав, произведенных погонцами, и при устройстве шоссе. Много пострадало имение помещика Павла Чабовского Чокраклы-Шейх-Эли, в Перекопском уезде, на пути от Чонгарского моста к Симферополю, с проточным водопоем. В 1856 г. имение понесло более убытков, чем в 1855 г., когда более 2000 десятин земли отошло под район коммуникационного пути, вследствие насилий и потрав, произведенных чумаками и разного рода фурщиками. Сильно пострадало и имение госпожи Кауль.

Мелитопольский исправник в мае 1856 г. доносил, что фурщики, при проходе в большом количестве в Крым и обратно, несмотря ни на какие убеждения, истребляют сенокосные места, а в особенности такое самоуправство позволяют себе роты подвижного провиантского магазина; по его просьбе назначены были для надзора десять казаков при уряднике. Несмотря на то, что военные действия прекратились, а вместе с тем и право транспортов, проходящих с собственными продуктами и частью военным имуществом, пастьбы скота по обе стороны дороги, но извозчики, даже проходящие с собственными грузами, как доносил тогда же перекопский окружной начальник, привыкшие в течение военного времени пользоваться подножным кормом в Крыму по произволу, не обращали внимания не только на сенокосные, но и засеянные хлебом поля, и теперь пускали свой скот, особенно по дороге из Перекопа и мимо соляных озер. Приказано было обязывать фурщиков подпиской, что они не будут пускать скот для пастьбы на сенокосы. Но разве ото могло иметь какое-либо значение?12

Военные команды также позволяли себе насилия и своевольства, например, в имении Кобозы (Брамс), в имении Делаграматика в Евпаторийском уезде и многих других. Солдаты Евпаторийского отряда разоряли деревни, оставленные татарами, даже вскрывали ямы, где хранился общественный хлеб. Жители 26 деревень Евпаторийского уезда, лежащих близ Евпатории и около берега моря, в марте 1855 г. были переведены в другие отдаленные деревни Евпаторийского уезда, запасы же — хлеб, сено, солома, оставленные по недостатку перевозочных средств, были сожжены казаками, и жители остались без всяких средств для продовольствия себя и скота. Много убытков причинили воинские команды также крестьянам д. д. Мангуш, Бакла и др.

Отставной ротмистр Аристид Ревелиоти жаловался на потраву сенокосных мест и порчу леса в его имении, при д. Кучук-Яшлав, погонцами 5 и 6 полубригады подвижного провиантского магазина и просил вознаграждения за убытки. Саблынская экономия просила защиты у губернского предводителя дворянства от своевольства солдат. Сильно пострадало имение Кара-Тобель наследника генерала Рудзевича, имение Менгермен в Феодосийском уезде Капниста, имение подполковника Алексиано на р. Бельбек и много других.

За разорение имений производились вознаграждения, но за уничтожение доходов с имений вознаграждение никому не было назначено.

Губернский предводитель дворянства, во внимание к тому, что по случаю военных действий в Крыму многие учебные заведения были закрыты, а сами здания заняты под помещение раненых воинских чинов, и что поэтому многие из чиновников и дворян лишились возможности дать своим детям приличное воспитание, а иные дети, потеряв в продолжение этого времени отцов и матерей, остались круглыми сиротами, ходатайствовал о разрешении принять детей дворян, бедных служащих и отставных чиновников в учебные заведения на казенный счет: в Киевский и Полтавский кадетские корпуса, Харьковский университет и Одесский Ришельевский лицей, в Одесский, Полтавский и Харьковский институты благородных девиц, малолетних же круглых сирот в воспитательные заведения ведомства Санкт-Петербургского и Московского опекунских советов.

Приняты были меры к оказанию призрения бесприютным жителям Керчь-Еникальского градоначальства и доставления им необходимых жизненных потребностей. Составлены были списки жителям градоначальства, нуждающимся в пособии правительства13. Жителям Керчи, остававшимся там в конце апреля 1856 г., назначено было 3000 р. пособия. Правитель канцелярии губернатора Толстоногов доехал до демаркационной линии, оттуда при конвое в Керчь, где должен был отыскать протоиерея отца Иоанна Кумпана и вместе с ним предъявить начальнику союзных войск свое поручение и затем с отцом Кумпаном распределить справедливо это пособие. В середине мая это пособие было выдано. Всех жителей оставалось в Керчи около 1000 человек, из них получили пособия 28 лиц «благородного звания» в размере 632 р.14 Керчь была так разорена, и жители ее так обеднели, что не было никакой возможности разместить в ней в июле 1856 г. 150 человек чинов команды инженерного ведомства и керченский гарнизонный батальон, вследствие чего был командирован туда архитектор военных поселений Манури, заведовавший воинскими зданиями в Таврической губернии, для восстановления и приспособления к жилью упраздненных в Еникале строений военного ведомства.

Особенно бедствие терпели бежавшие из Балаклавы и взятые гам в плен греки, а также евпаторийские греки, лишившиеся всего имущества. Балаклавские беглецы жили в Симферополе, Бахчисарае, д. Лака и д. Ашага-Керменчик, всего до 627 человек, и получали пособие от казны. Возвращенных из плена жителей Балаклавы и окрестных деревень было 309 душ. Семействам греческого Балаклавского батальона, разоренным неприятелем, всемилостивейше пожаловано было 15000 р.

Бессрочно отпускные и отставные нижние чины также просили в сентябре 1856 г. вспомоществования к пропитанию. Мелитопольский исправник просил назначить до 1000 четвертей муки и 200 четвертей круп из мелитопольского склада для раздачи нижним чинам за цену, назначенную правительством. Но предложено вместо этого хорошо довольствовать их на кормовые деньги, которые они получали от казны. Вольные матросы Бердянского общества, 31 человек, ходатайствовали в августе 1856 г. о пособии ввиду чрезвычайной дороговизны хлеба и в возмещение убытков от разорения домов их союзными войсками и пр. Предложено выдавать им из местного провиантского магазина военного ведомства — мужчинам солдатскую порцию, а женщинам и детям половинную — до 1 августа 1857 г., с возвратом из нового урожая под ручательство цеха или общества.

Во всех городах Таврической губернии учреждены были комитеты по оказанию пособия разорившимся жителям от войны и, между просим, потрав.

Во время войны в Феодосию было отправлено 2600 наших раненых, в призрении которых встречалось затруднение от недостатка белья и других госпитальных вещей, которые были заготовлены только на 600 человек. Командовавший отрядом войск, расположенных в окрестностях Феодосии, генерал-майор Вагнер, заботясь об этих раненых, составил особый комитет для оказания им пособия на счет добровольных пожертвований, которых, кроме разных вещей в натуре, было собрано 4511 р. 54¼ к. от феодосийских жителей, воинских чинов и иногородних, жителей Керчи, Таганрога, Бердянска и Мариуполя. Из этих денег, за сделанными расходами, осталось 657 р. 54¼ к., и сверх того считались в недоимке 50 р. и пара волов с мажарой. С закрытием действий своих комитет отправил означенные деньги в Одесский коммерческий банк и просил в конце 1856 г. у губернатора ходатайства об употреблении означенных денег согласно первоначальной цели, которая достиглась бы раздачей денег по семействам нижних чинов, осиротевших вследствие обороны крепости Арабат, ближайшего к Феодосии места военных действий, равно и оставшимся в живых нижним чинам, получившим при этом деле тяжкие раны. Генерал Вагнер доносил генерал-губернатору о полезной деятельности этого комитета и, в частности, Феодосийского купца Вейса, купца Дуранте, Шамоила Сма мурзы и инспектора Феодосийского карантина.

Все эти лица представлены к медалям, но получили их только в 1859 г.15

Генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич принимал сердечное участие в судьбе раненых и изувеченных матросов и, препроводив списки уроженцев Таврической губернии, просил содействия в оказании им помощи и призрения. Некоторые были помещены в Симферопольскую богадельню. Помещики (Овсянико-Куликовский, граф Канкрин) отнеслись к участи своих раненых крестьян с полным сочувствием. Семейства увечных матросов были выкуплены. Интересна участь целого семейства. Рядовой севастопольской карантинной роты Захар Кравченко был два раза контужен, жена его убита на перевязочном пункте, а 7-летняя дочь Прасковья ранена осколком в голову, а по излечении через два месяца ранена вторично осколком бомбы в бок. Кравченко с этой дочерью и 5-летним сыном находился в симферопольском госпитале, а потом помещен в богоугодное заведение16.

В феврале 1857 г. государь император отпустил 5000 р. в распоряжение командира 4 корпуса, чтобы из этой суммы оказывались пособия офицерам и нижним чинам, истинно нуждающимся, и не более 150 р. на одно лицо, оставшимся за ранами и болезнями в госпиталях, больницах и частных домах в городах и деревнях Таврической губернии, для переезда к местам службы или возвращения на родину. В симферопольском госпитале было еще в апреле 1857 г. раненых 8 офицеров и 12 нижних чинов, из них многие с тяжелыми ранами17.

Война окончилась, и нужно было подвести итоги всему, что сделало население Таврической губернии. 10 апреля 1856 г. граф Строганов предложил губернатору доставить следующие сведения:

1) Число войск, ополчения, рекрут и больных, проследовавших через губернию, с обозначением не полками, бригадами или дивизиями, а числом людей действующей армии.

2) Число войск действующей армии, квартировавшее в губернии и время квартирования.

3) Число подвод, употребленных для передвижения войск и больных, с платой прогонов или помесячной наемной суммы, и без всякой платы, по каждой категории отдельно.

4) На чей счет производилось продовольствие войск и больных во время переходов и квартирования?

5) Какое количество хлеба (в зерне, муке, крупе, сухарях) было добровольно пожертвовано губернией или бесплатно взято из общественных магазинов для продовольствия войск, и сколько бесплатно употреблено для перевозки хлеба в определенные пункты?

6) Какое количество хлеба и разных припасов перевезено губернией по наряду, с платой прогонов и в какие места?

7) Какое число пароволовых и конных телег с погонцами пожертвовано губернией?

8) Сколько людей наряжено было для производства работ по укреплению низовьев Днепра и берегов Черного и Азовского море? С платой или без платы производились работы?

9) На какое число больных организовано было госпиталей по губернии, с наймом или без найма, а если с наймом, то из каких сумм поступала плата и сколько издержано?

10) Какие в продолжение войны сделаны денежные пожертвования и куда поступили?

11) Увеличен ли земский сбор в продолжение войны, и сколько из него издержано сравнительно более?

12) На какой счет обращены издержки по усилению почтовых станций, и если на земский сбор, то сколько из него издержано более против контрактов?

13) Пространство земли подесятинно и поуездно, с подразделением на ведомства, в ведении которых она состоит.

14) Число жителей мужского и женского пола в каждом уезде, с подразделением на ведомства, к которым они принадлежат.

15) Количество земель казенных, не занятых под население и отдаваемых в оброчное содержание.

16) Число жителей в городах и количество земли, с показанием числа купцов по гильдиям, мещан, разночинцев и евреев.

17) Количество разного рода недоимок отдельно по всем сборам.

18) Состояние общественных магазинов.

19) Состояние капиталов общественного призрения, крестьянского, капитала сельской промышленности и других.

В начале апреля 1856 г. Строганов просил также сообщить сведения, в общих цифрах, о том, в какой мере каждое из сословий Таврической губернии споспешествовало правительству в деле окончившейся войны, с начала ее до конца, отбытием разных натуральных повинностей, как-то: подводной, постойной и по наряду людей на работы по укреплению разных местностей, устройству переправ и пр., с оценкой каждой из этих повинностей и с сведениями, за что и какой произведен платеж. За сведениями о повинностях, выполненных колонистами, граф Строганов обращался в попечительный комитет об иностранных поселенцах южного края России.

Получив все нужные данные от разных учреждений и лиц в губернии, Жуковский представил графу Строганову в феврале 1857 г. весьма обстоятельные «сведения о повинностях, выполненных обывателями Таврической губернии в течение бывшей в Крыму войны», представляющие ответы на все предложенные генерал-губернатором вопросы.

1) О числе войск, проследовавших через губернию, прилагается особое сведение, сообщенное исполняющим должность начальника главного штаба при отзыве от 23 ноября за № 5183. Мы его здесь не приводим, потому что число и состав войск, бывших тогда в Таврической губернии, известны из общих сочинений по истории Крымской войны. Рекрут, а также больных и раненых перешло через губернию до 300 тысяч человек; цифра эта извлечена из сведений, доставленных городскими и земскими полициями. Вообще же численность войск по их передвижениям в разные места губернии простирается более 700 тысяч человек.

2) О численности войск сведение приложено в § 1. Время квартирования определяется временем кампании.

3) Для передвижения войск употреблено в губернии подвод 653678; из них за прогоны, контрамарки и квитанции 231517, за месячную плату 1391 подвода и бесплатно 420770 подвод.

4) Вообще продовольствие войск и больных производилось на счет казны; в некоторых местах губернии жители угощали войска винными и мясными порциями.

5) В течение военного времени обывателями Таврической губернии пожертвовано добровольно разного хлеба в зерне 20181 четверть. Взято из общественных магазинов за плату 2670 четвертей. Сухарей пожертвовано 32189 четвертей. Подвод на перевозку употреблено 1073.

6) По наряду с платой перевезено обывателями губернии: хлеба в Симферополь и Севастополь 455755 четвертей, в с. Джанбуюк Днепровского уезда 1000 четвертей, в Феодосию 59 четвертей, в Бахчисарай 117 четвертей, в Ярошик и Мелитополь 8508 четвертей, в Алушту 1320 четвертей и в разные места Крымского полуострова 250802 четверти. Кроме того перевезено из северных уездов на Крымский полуостров 2060051 пуд сена; в Севастополь сена 129841 пуд, до 2000 сажен дров, и перевезено из Орианды в Симферополь 858 ведер вина, пожертвованного государыней императрицей для раненых.

7) Пароволовых и конных телег с погонцами жертвуемо не было, а крымские татары пожертвовали для составления конного подвижного парка 2500 лошадей и 963 седла; ногайцами же дано было с полным их содержанием 75 конных бричек.

8) При устройстве на Голой Пристани батарей, наряжено было рабочих за плату 3393 души и 3003 подводы. Для производства работ по укреплению берегов Азовского моря и Чонгарского моста 995 человек и без платы 480 человек. Кроме того было наряжено для работ при постройке деревянного моста через реку Днепр, возле Корсунского монастыря, за плату 55 человек и без платы 88 человек. При Феодосийских приморских батареях устроено тамошними жителями добровольно 8 платформ и исправлена дорога через гору, на случай отступления из города войск; на это употреблено 200 рабочих.

9) В Мелитопольском уезде государственные крестьяне русские приняли на свое попечение и содержание 2500 человек раненых, а Бердянского уезда 2200 человек; ногайцы же этих округов перевезли раненых на своих подводах и для улучшения им пищи пожертвовали до 600 р. серебром, а в самих селениях своих устроили 5 постоянных больниц с кроватями, бельем и всем необходимым и содержали трудно больных и раненых в течение 4 месяцев на особый капитал, снабжая их, кроме улучшенной пищи, даже медикаментами, что, по удостоверению палаты государственных имуществ, можно считать не менее как в 20000 р. серебром. Вообще верные и точные сведения об устройстве госпитальных помещений могут лишь быть извлечены из дел директора госпиталей армии. В Симферополе под госпитали для больных и раненых занято с 10 сентября 1854 г. по 21 мая 1856 г. 72 казенных и частных дома. Некоторые из них были заняты без платы; затем остальные за плату из сумм военного капитала.

10) В продолжение войны пожертвовано в Таврической губернии деньгами 41422 р. 84¾ к. серебром. Из числа этой суммы к начальнику губернии поступило 6920 р. 41 к., отправлено к Феодосийскому уездному предводителю дворянства 22 р., в штаб морского министерства в пользу морских чинов 1492 р. 53¼ к., в Комитет высочайше учрежденный 100 р., хранятся на приращение из процентов 733 р. 42½ к., в пользу раненых нижних чинов и на улучшение пищи больным 9014 р. 55 к. и в пользу войск на улучшение пищи при следовании их через губернию 23139 р. 93 к.

11) В продолжение войны земский сбор увеличен не был. Расходы на счет земского сбора произведены в следующем количестве: в 1852 г. 841072 р. 64 7 2 к., в 1853 г. 731962 р. 50 к., в 1854 г. 1211496 р. 89¾ к. и в 1855 г. 2937247 р. 53¾ к.

12) Расходы по усилению почтовых станций частью произведены из сумм военного капитала, а частью из земского сбора; но по неимению остатков из этого сбора, на основании предписаний министра финансов, произведены были расходы по станциям заимообразно из общих губернских доходов на счет возврата из губернских земских сборов в будущее трехлетие. Что же касается количества этих расходов, то определить их в настоящее время еще нельзя, так как не произведены окончательные с почтосодержателями расчеты и не разъяснено положительно: какие расходы следует отнести на земский сбор, какие на военные суммы, и какие на счет самих содержателей.

13) Количество земель в губернии, казенных и оброчных, состоящих в ведомстве государственных имуществ, 1953409 десятин 2372 сажени. Из этого числа в Симферопольском округе 8874 десятины 2382 сажени, в Бердянском 603912 десятин 377 сажен. Мелитопольском 734857 десятин 1999 сажен, Днепровском 568225 десятин 1904 сажени, Перекопском 20492 десятины 2368 сажен, Евпаторийском 7882 десятины 2260 сажен. Земель, принадлежавшим городам: Старому Крыму 2083 десятины 696 сажен, Ялте 4 десятины 2316 сажен, Ногайску 3459 десятин 636 сажен, Орехову до 2600 десятин, Феодосии до 11045 десятин, Карасубазару 2203 десятины, Мелитополю до 700 десятин, Бердянску 8445 десятин 873 сажени, Бахчисараю 8236 сажен, Перекопу 8849 десятин 2114 сажен, Симферополю 2465 десятин 745 сажен. Земель помещичьих и владельческих: в Ялтинском уезде в 1 стане 19486 десятин; во 2 стане, по неразмежеванию, неизвестно, какое именно количество десятин земли принадлежит помещикам и владельцам. Из других дел видно, что это количество владельческой земли в Ялтинском уезде равнялось 85741 десятине. В Днепровском уезде 606049½ десятин. В Бердянском помещикам 23764 десятины, колонистам и меннонитам 85356 десятин. В Мелитопольском уезде 271589 десятин 2892 сажени. В Перекопском уезде 389092 десятины. По другим данным, в Бердянском уезде помещичьей земли было 20761½ десятин, в Мелитопольском 298202½ десятин, в Перекопском 446354 десятины, в Симферопольском 316172 десятины, в Феодосийском 553740 десятин, в Евпаторийском 515692½ десятины. В Днепровском же столько, как показано в сообщении Жуковского. Всего владельческих земель было в Таврической губернии 2842714 десятин. Из этого числа заселено было крепостными поселянами 1033175½ десятин, остальная земля заселена была поселянами-татарами. Духовенству принадлежало 40128 десятин. Вакуфной 3199 десятин. Старокрымскому Армянскому Григорианскому 2000 и крымскому соляному правлению 36201 десятина.

14) Государственных крестьян в Таврической губернии 398971 душа обоих полов. В этом числе в Симферопольском уезде 65913 душ. Евпаторийском 17257 душ, Феодосийском 45550, Перекопском 47175, Днепровском 480505, Мелитопольском 88566 душ и Бердянском 86242 души. Других сословий жителей в уездах: Ялтинском в 1 стане помещиков 76 душ. священнослужителей 6 душ, магометанского духовенства 272 души, помещичьих крестьян 160 душ, владельцев и разночинцев 702 души. Во 2 стане дворян 42 души, купцов 21 душа, мещан 261 душа и разночинцев 15 душ. В Днепровской: потомственных и личных дворян обоих полов 231, священнослужителей и семейств их 166, монашествующих 49, отставных солдат, жен их и вдов 354, кантонистов 316, купцов 145, мещан 216, римско-католического исповедания 55, лютеран 215, магометанского духовенства 491, помещичьих крестьян 13942 души. В Симферопольском уезде: помещичьих крестьян 8162 души. В Бердянском помещичьих крестьян 2138 душ, колонистов 19087. В Феодосийском: дворян потомственных и личных 259, помещичьих крестьян 3390, священно- и церковнослужителей 34 души, монашествующих 5, лютеран 172, магометанского духовенства 1451, колонистов немцев 1202, болгар 1810, отставных солдат 26, кантонистов 8, иностранцев 575 душ, купцов 5, мещан 165 душ. В Перекопском: дворян потомственных и личных 376, магометанского духовенства 2801, отставных солдат 8, мещан 302, колонистов 15, иностранцев 8, помещичьих крестьян 844 души. В Мелитопольском: помещичьих крестьян 15247 душ, колонистов 12819 душ. Из других дел видно, что в 1855 г. — 1856 г. крестьян помещичьих было: в Симферопольском уезде 3612, Ялтинском 593, Евпаторийском 1643, Перекопском 1020, Днепровском 13204, Мелитопольском 14518, Бердянском 2049 и Феодосийском 4357 душ. Всего в губернии было помещичьих крестьян 20719 мужского пола и 20097 женского пола.

15) В оброчное содержание отдается казенной земли 231043 десятин 679 сажен.

16) В Старом Крыму: купцов 3 гильдии 122 души, мещан 1107, земли 2083 десятины. В Ялте: жителей обоего пола 86 душ, в том числе купцов 3 гильдии 4 души, мещан 3 души, евреев 7 душ, земли 4 десятины 2316 сажен. В Ногайске: дворян 27, разночинцев 3, священнослужителей 3, отставных солдат 5, кантонистов 6, купцов 3 гильдии 340, мещан 1650, дворовых людей 16, казаков 18, колонистов 14, иностранцев 78, помещичьих крестьян 63, нижних чинов 4, всего 2241 душа, в том числе евреев 50 душ. Земли 3459 десятин 636 гажен. В Алешках: купцов 3 гильдии 35, мещан 455, вольных матросов 536, евреев 209 и разночинцев 23 души. В Орехове: купцов 3 гильдии 10, мещан христиан 267, евреев 90, разночинцев 242, иногородних евреев 120 душ, земли до 2601 десятины. В Феодосии: дворян 58, священно- и церковнослужителей 22, мещан до 4000, отставных солдат 35, колонистов 18, помещичьих крестьян 11, евреев 417. Земли до 11044 десятин. В Карасубазаре: жителей обоего пола 15287 душ, в том числе купцов 3 гильдии 716, мещан 10596, евреев 1524 души. Земли 2203 десятины. В Мелитополе: купцов 3 гильдии 821 душа, мещан 287 душ, разночинцев 9, евреев 199. Земли до 700 десятин. В Бердянске: мещан 2830 душ, разночинцев 1137 душ, евреев 75 душ, караимов 8, купцов первой гильдии 32, второй 7 и третьей 165 душ. Земли 8445 десятин 873 сажени. В Бахчисарае: купцов второй гильдии 5, третьей 477, разночинцев 8, мещан 10382, евреев 115. Земли 8236 десятин 307 сажен. В Перекопе: купцов 2 гильдии 3, третьей 70 душ, мещан 2811 душ, в том числе евреев 99. Земли 8758 десятин 703 сажени. В Симферополе: дворян потомственных 644, личных 980, разночинцев 487, священно- и церковнослужителей 77, магометанского служащего духовенства 71, раввин еврейский 1, караимский 1, потомственных почетных граждан 15, купцов 1 гильдии 8, второй 24 и третьей 421, мещан 12633, однодворцев 167, малороссийских казаков 112, казенных крестьян 3875, помещичьих крестьян и дворовых людей 3419, колонистов 252, иностранцев 198, кантонистов 61, бессрочноотпускных 13, солдаток и вдов 298, магометан 6597, евреев 1211, караимов 209. Земли 2465 десятин 745 сажен.

17) О количестве разного рода недоимок прилагаются две ведомости Таврической казенной палаты. По этим ведомостям всех недоимок по губернии было 2112195 р. 1 к.

18) В Таврической губернии состоит общественных магазинов государственных крестьян 90, амбаров 47 и ям 2758; в них состоит общественного хлеба озимого 48737 четвертей и ярового 44481 четверть.

19) О капиталах Таврического приказа прилагается ведомость приказа. По этой ведомости капитал общественного призрения равнялся 1543345 р. 73½ к., причем налицо было 13492 р. 7 к. Крестьянских капиталов состоит 729670 1¾ к. и капиталов, состоящих в распоряжении правительства, 7329 р. 46 к.

О деятельности комиссариатской комиссии в Крыму много данных имеется в наших делах, но излагать их здесь не будем, потому что этот вопрос хорошо известен. Искусственное возвышение цен, недоплаты, преступная нерадивость в надзоре за провиантом и т. п. злоупотребления были обычными явлениями. Цинизм доходил до того, что начальник симферопольской провиантской комиссии Стратонов объяснял забраковку припасов «излишней мнительностью» приемщика, а главный интендант Затлер говорил, что «мука от подмочки не портится и даже с затхлостью годна в пищу, потому что затхлость при закваске теряется». Упоминаем об этом только потому, что вследствие злоупотреблений интендантства потрачена была напрасно масса народного труда и народных жертв.

Для исследования злоупотреблений интендантства и госпитального ведомства во время войны высочайше утверждена была, как известно, в мае 1856 г. следственная комиссия. Председатель ее генерал-адъютант князь Васильчиков требовал доставить в Николаев копии со всех представлений Таврического губернатора в штаб или интендантство бывших крымской и южной армий о видах на продовольствие войск во время Крымской войны, торгах, произведенных поставках, а также о средствах Таврической губернии, копии со срочных рапортов о ценах на провиант, об отводе помещений для госпиталей в Симферополе и в Севастополе, о перевозке больных. Главнокомандующему и в следственную комиссию отправлено было много ценных материалов, не сохранившихся в копиях в наших делах, чем объясняются некоторые пробелы в настоящей работе. Так, в нашем распоряжении не было ни одного полного следственного дела о тех или других злоупотреблениях; имеется только переписка по поводу их, главным образом о назначении следователей и депутатов с гражданской стороны для производства следствий. Между прочим, произведено было членом комиссии флигель-адъютантом полковником Шеншиным при участии секретаря временной канцелярии губернатора Таранова следствие о злоупотреблениях, допущенных чиновником таврической казенной палаты Спиранде и палаты государственных имуществ Выражевичем-Водопьяновым по заготовлению ими для снабжения войск топлива; коллежский асессор Жизневский и штабс-капитан Никитин производили следствие о сожженных неприятелем в мае 1855 г. в Геническе провиантских запасах; статский советник Яновский производил ревизию симферопольских госпиталей, начатую в бытность здесь князя Васильчикова; подполковник Левицкий и корнет князь Оболенский производили в Таврической губернии расследование относительно действий комиссионеров и подрядчиков по заготовлению провианта для продовольствия войск18.

Примечания

1. Дело о вспомоществовании обывателям Таврической губернии от казны 3000 пар волов. Св. 192, № 120.

2. Дело о всемилостивейше пожалованных жителям Новороссийского края 11000 лошадей и 3500 повозок от состоящих при 2-й армии 6 конных полубригад. Св. 102, № 79.

3. Дело о доставлении сведений о погибшем рабочем скоте обывателей Таврической губернии при исполнении ими перевозок для войск по наряду с 1 мая 1854 г. Св. 197, № 38.

4. О продовольственных припасах, остающихся неизрасходованными после выхода из Крыма войск. Ч. 2. Св. 197, № 55. На 600 л.

5. Св. 193, № 180.

6. Дело о выдаче чиновникам пособия. Ч. 2. Св. 196, № 29, 31.

7. О недосдаче чиновников в Симферопольских присутственных местах и об увеличении им окладов жалования. Св. 193, № 164.

8. Св. 191, № 77.

9. Св. 267, № 19.

10. Св. 191, № 94.

11. Св. 265, № 22.

12. Дело по жалобе Христиана Кауль. Св. 193, № 143.

13. Св. 266, № 28.

14. Св. 193, № 149.

15. Св. 266, № 30.

16. Св. 267, № 20.

17. Св. 197, № 45.

18. Дело об учреждении комиссии для открытия беспорядков по продовольствию войск. Св. 102, № 73.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь