Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

Главная страница » Библиотека » «Известия Таврической ученой архивной комиссии. (Год девятнадцатый). № 37»

VIII. Пожертвования в пользу войск, больных и раненых. Комитет для распределения пожертвований. Комиссия для раздачи денежных пособий раненым крымской армии и распределения разных экстренных потребностей по крымским госпиталям

Мы видели выше, как радушно встречало население Крыма прибывавшие войска и как охотно делало для них пожертвования. Русские, немцы колонисты, татары, ногайцы, жители всех уездов единодушно жертвовали, что могли: деньги, топливо, хлеб и другие съестные припасы, рогатый скот, овец и пр.

Укажем более интересные пожертвования, в порядке их поступления. В мае—июне 1854 г. симферопольское дворянство пожертвовало около 1000 р. по общим подпискам, не считая отдельных взносов, в том числе 98 р. в пользу больных, находившихся в доме дворянского собрания; кроме того 300 пудов сена, 33 четверти овса и 49 четвертей ячменя для проходящих войск и 34 подводы.

Мелитопольские колонисты пожертвовали 220 четвертей овса и 124 четверти картофеля. Государственные крестьяне Таврической губернии 5000 р., а продуктами пожертвовали на 18019 р. 12 к., не считая угощений проходившим войскам. Кроме того поселяне пожертвовали 20000 четвертей зернового хлеба. Донося об этих пожертвованиях губернатору Пестелю, управляющий палатой государственных имуществ Брадке писал между прочим; «государственные крестьяне Таврической губернии с истинно патриотическим чувством и верноподданическою преданностью Престолу и Отечеству готовы на все пожертвования, какие бы то ни было нужно сделать для наших доблестных воинов; в этом я убедился при настоящем объезде северных округов Таврической губернии, где как известно Вашему Превосходительству, пожертвовали поселяне 20000 четвертей зерноватого хлеба, которые готовы сдать даже мукой, если только время сдачи будет отсрочено до декабря месяца сего года, ибо теперь по безветрию нельзя рассчитывать на успех помола раньше осени».

Жители Бердянского уезда пожертвовали всего 3941 р. 9 к., много холста, корпии и пр. Бердянский купец Столяров прислал из Москвы 500 р.

Ялтинские дворяне пожертвовали около 1100 р. Исполняющий должность губернского предводителя дворянства Овсянико-Куликовский 100 р. Дворяне Перекопского уезда 330 р. и 20 подвод. Обыватели Мелитопольского уезда 2339 р.

Дворяне Днепровского уезда 249 р. в пользу раненых, находившихся в доме дворянского собрания, 57 р. 50 к. в пользу проходящих войск, 69 р. 75 к. в пользу морских чинов Севастополя, 15 р. на пособие жителям южного берега.

В значительных размерах жертвовали корпию, бинты, белье: Х.Х. Стевен, вдова генерал-майора Попова, баронесса Кампенгаузен, действительный статский советник Бутурлин, штаб-ротмистр Львов, тайный советник Рахманов, графиня Толстая, статский советник Иваненко, графиня Канкрина, штаб-капитанша Кшавецкая, граждане г. Мелитополя, дворовый человек Копейкин. Отставной титулярный советник Шмаков, житель г. Евпатории, пожертвовал все свои «драгоценные вещи»: золотой самородок, две серебряные медали, пять монет, две столовые и две чайные ложки и оправу от трости.

Кишлавские болгары выставили в Симферополь 60 подвод. Помещик Феодосийского уезда Осман-бей Хункалов 10 сажен дров. Он же и помещик Дульветов — 20 мажар дров для печения сухарей. Мемиш Челеби 5 сажен дров и 5 подвод. Симферопольский предводитель дворянства Качони 5 сажен дров.

Дворяне Перекопского уезда 330 р. Действительный статский советник Перовский 25 р.

Мелитопольский 3 гильдии купец Федор Милосердов 200 р.

Колонисты Нейзацкого округа 250 пудов печеного хлеба.

Купечество Севастополя приняло на себя расходы на постройку оборонительной башни на Малаховом кургане, всего 11500 р.

Государственные крестьяне Мелитопольского округа 4 пуда 16 фунтов корпии, 2 пуда 18½ фунтов бинтов, 2 пуда 22 фунта компрессов и 593 рубахи. Государственные крестьяне Симферопольского округа 130 рубах.

Учителя Симферопольской гимназии добровольно приняли на себя обязанность ухаживать за ранеными в Бурлюкском сражении, помещенными в здании пансиона гимназии, и сделали денежное пожертвование в 114 р. (исполняющий должность директора Дацевич 25 р., учитель Хамарито 20 р. и т. д.). К этому присоединились и учителя уездного училища, со смотрителем Ф.И. Кудрицким во главе, пожертвовавшим 20 р.

Феодосийский предводитель дворянства Рудзевич пожертвовал 20 штук рогатого скота.

Молочанские колонисты пожертвовали 73½ пудов корпии, 36 пудов старого холста для бинтов, по настоянию председателя тамошнего общества сельского хозяйства Вибе. Кроме того до 650 четвертей огородных овощей, до 110 четвертей овса, много ветчины, масла и сыру, и все это отправили на свой счет в Симферополь (до 2000 подвод). Затем еще 124 четверти картофеля и 220 четвертей овса с доставкой на свой счет, — и все это было пожертвовано «с ревностью и радушием».

Управитель имения Саблы госпожи Давыдовой, урожденной княжны Трубецкой, вольноотпущенный Яков Михайлов Дахнов, с соизволения помещицы и мужа ее П.В. Давыдова, предложил для раненых или выздоравливающих на 100 человек господский дом в Саблах о 13 комнатах со всеми удобствами, сад с фруктами, дрова, овощи безвозмездно и даже фельдшера из крестьян; кроме того, 200 пудов капусты, 100 пудов бураков, 10 четвертей картофеля и 2000 пудов сена для доставки на позиции. От себя Дахнов пожертвовал 50 р. В то время, как за все пожертвования выражалась благодарность, о таком крупном пожертвовании Саблынской экономии и Дахнова странным образом было забыто до 1857 г. В № 40 Таврических губернских ведомостей за 1856 г. Дахнов напечатал список пожертвований, сделанных во время войны его помещицей и им самим. Давая, по распоряжению губернатора, письменное объяснение по поводу своего заявления в газете, Дахнов оканчивал его так: «В заключение сего обязываюсь присовокупить, что во время войны, видя страдание раненых воинов, по долгу христианства и человечества, я не выжидал распоряжения о помещении их, а явился к губернатору и предложил для сего дом господский в Саблах, жизненные припасы и все, что нужно для помощи страдавшим». Высочайшая благодарность была получена 15 февраля 1858 г.

Госпожа Давыдова прислала 27 фунтов корпии и 49 бинтов.

Волостные головы и депутаты ногайского народа представили доверенность от своих обществ с уполномочием ходатайствовать у начальства о принятии предлагаемого ими пожертвования. Представители эти, выражая, кроме того, сожаление о беспорядках, произведенных их единоверцами, крымскими татарами, и непоколебимую свою преданность престолу и отечеству, просили, как милости, «не считать их наравне с татарами». Губернатор отправил их на позиции с чиновником Домбровским к князю Меншикову. 11 октября ногайцы были благосклонно приняты князем Меншиковым и заявили ему о пожертвовании ими 1000 штук рогатого скота. Выражена Высочайшая благодарность.

Меннониты Молочанского округа пожертвовали до 45 пудов корпии.

Отставной генерал-майор и помещик Днепровского уезда Евгений Романович Вассаль 22 сентября 1854 г., препровождая 3000 р., писал губернатору: «Милостивый Государь Владимир Иванович! По желанию отца и братьев моих я собрал из доходов общего нашего имения три тысячи рублей серебром, которые честь имею при сем препроводить Вашему Превосходительству с просьбой доставить эти деньги Его Сиятельству князю Меншикову для употребления на военные надобности против врага веры и царя. Это приношение есть слабое доказательство нашего желания быть полезными отечеству. По случаю недавно еще занимаемой мною должности Таврического губернского почетного ловчего мне известно, что многие из наших русских поселян Днепровского, Мелитопольского и Бердянского уездов прекрасные стрелки-охотники. Если бы я удостоен был получить разрешение, то успел бы, по всей вероятности, собрать порядочное количество этих стрелков-охотников, конных и пеших, которых можно было бы употребить с пользою против неприятеля в партизанской войне, в пособие нашим храбрым войскам, или обратить на охранение спокойствия и безопасности края, или же заменить ими покамест пограничную стражу, которую можно было бы тогда присоединить к действующим войскам. Без особого разрешения мне не возможно приступить к приведению в исполнение мысли моей о собрании охотников, но если бы Ваше Превосходительство потрудились исходатайствовать для меня такое поручение, тогда я сейчас приступил бы к собранию означенных охотников, конных и пеших». Губернатор нашел почему-то неудобным приведение этого предложения в исполнение при тогдашних обстоятельствах.

Письмоводитель 2-го стана Бердянского уезда Егор Дмитриев Диофанов в октябре подал губернатору следующее заявление из Большого Токмака: «Для крестолюбивого, победоносного и непоколебимого Российского войска, в настоящее время в Крыму в борьбе с врагами непоборимой России находящегося, я жертвую 25 пудов сухарей, 15 пудов пшена, 3 пуда свиного сала, а жена моя Евдокия Михайлова дочь, урожденная Тенилова, особо от себя жертвует 100 аршин холста и 2 фунта корпии. Сверх сего я жертвую 100 пудов сена, а также имею ревностное желание всем отставным нижним чинам из 2 стана Бердянского уезда, на вторичную службу поступающим, выдавать по одному рублю серебром каждому, а семейства их содержать на свой счет до возвращения таковых чинов из службы». Кроме того он содержал в течение войны на свой счет всего 51 человека больных.

Из того же Большого Токмака диакон Успенский церкви Иоанн Белый жертвовал «от собственного усердия хоть третью часть своего состояния» и препроводил пару лошадей, «способных к езде, со всею сбруею к ним, немецкого изделия, прочною гарбою и на ней в своей же укладке 15 пудов пшеничной муки петлевки, 4 пуда вермишели и 30 мер овса». Затем он пожертвовал еще 25 пудов сухарей и 3 пуда свиного сала.

Карасубазарские армяне — католики изготовили 4 пуда корпии и особо жена губернского секретаря Чеснокова 4 пуда корпии.

Помещик Евпаторийского уезда князь Мамет-бей Балатуков пожертвовал 5000 пудов сена. Мурзы Перекопского уезда 700 пудов сена, 20 четвертей ячменя, 5 четвертей овса, 1 вола и 63 р. денег.

Бердянский 1 гильдии купец Федор Агарков, проживавший в Мелитополе, «движимый чувством искренней преданности к престолу и отечеству и искренним усердием», пожертвовал «на порции для храбрых воинов» 45 быков, 45 яловых коров и 800 пудов бараньей солонины с доставкой на свой счет, куда указано будет, и кроме того 5 быков, 5 коров и 200 пудов бараньей солонины донскому казачьему № 56 полку, и готов был уступить правительству, если будет надобность, 350 быков и 100 коров по дешевым ценам с собственной доставкой. Сверх того он отдавал дом свой в Симферополе со всеми службами безвозмездно для помещения раненых, доколе будет надобность (этот дом был занят под помещение раненых офицеров); 10 семейств нижних чинов морского ведомства и отставных, призванных вновь на службу, пребывающих в Мелитопольском уезде, он принимал на свое содержание до окончания войны.

Управляющий Симеизским имением генерал-майора Мальцова Смелов пожертвовал для раненых 99 ведер виноградного вина.

В Карасубазаре, как выше было сказано, был устроен госпиталь для больных и раненых. Жители Карасубазара всех наций и сословий жертвовали для больных деньги; купец Серебряников 50 р., отставной подпоручик Жмелев 125 р., 22 тюфяка, 22 подушки, 3 фунта корпии, большой казан и чайник. Обремененные поставкою подвод, жители Карасубазара перепекли на свой счет 1000 четвертей муки в сухари. Купец 3 гильдии Халиль Амет-оглу Касап и городской староста Смаил Мемет-оглу на свой счет отстроили при госпитале баню, которая обошлась в 341 р. 20 к. Первый из них пожертвовал для карасубазарского и симферопольского госпиталей тюфяки, войлоки, подушки и рубахи, более 700 аршин холста, более 4 пудов корпии. «Состоя по выборам депутатом городского общества, он явил много примеров на пользу общественную и преданность престолу, в особенности после неприятельской высадки в Крым, содействовал успокоению жителей, которые были тогда очень встревожены, днем и ночью следил с некоторыми другими благонадежными людьми за спокойствием в городе, делал пожертвования проходящим войскам и по прибытии в Карасубазар раненых и больных до устройства госпиталя более месяца жертвовал для 40 человек слабых ежедневно хлеб и по кварте красного вина». Был представлен к медали, но не получил за пропуском установленного срока. Жители всех наций и сословий поднесли ему благодарственное письмо.

Колонисты Мариупольского колонистского меннонитского и Бердянского округов поставили 200 подвод для перевозки войск, и кроме того: мариупольский колонистский округ на 27 подводах пожертвовал 393 ведра кислой капусты, 74 четверти гороху, фасоли и чечевицы, 25 пудов коровьего масла и 9½ пудов корпии; Мариупольский меннонитский округ на 4 подводах 14½ четвертей фасоли и чечевицы, 10 пудов коровьего масла, 7 пудов ветчины, 2 пуда корпии; Бердянский колонистский округ 80 ведер кислой капусты, 15 четвертей фасоли и чечевицы и 2 пуда корпии. Молочанские колонисты пожертвовали (кроме прежних) 837 пудов 30 фунтов квашеной капусты в бочках, 17 пудов 1½ фунта корпии и почти столько же бинтов со своей доставкой в Симферополь. За то патриотическое пожертвование была выражена особая благодарность. Печальная судьба постигла это крупное пожертвование. 3 ноября 1854 г. губернатор, за недостатком обывательских подвод, просил князя Меншикова назначить для отправки этих припасов к войскам часть фур подвижного провиантского магазина, и 18 числа приказано было передать их в ведение командира 10 полубригады подвижного провиантского магазина подполковника Менха для транспортировки в Бахчисарай к заведовавшему складами припасов надворному советнику Кислякову. 11 декабря новый губернатор граф Адлерберг просил полицмейстера сдать припасы по принадлежности. Но они лежали в Симферополе более года. Оказалось, по донесению нового полицмейстера (Цыбульского, сменившего Вунша), от 3 февраля 1856 г., что все припасы совершенно испортились от долговременного лежания, особенно в летнее время, и не только негодны к употреблению, но еще заражают воздух нестерпимым зловонием, и их необходимо вывезти за город. Но для этого потребно было немалое число подвод и рабочих, на наем коих полиция не имела средств. О причинах допущенной порчи припасов потребовано от отставного ротмистра Вунша объяснение. Оно было совершено лживо: «При доставке в Симферополь колонистами масла, капусты, гороху, чечевицы, фасоли и корпии, мною в то же время было объявлено полковнику Кистеру (бывший директор госпиталей) о принятии от меня масла и корпии, но полковник Кистер не принял от меня в том предположении, что оно поступит в пользу подрядчика, потому что он должен был довольствовать больных; корпии три мешка были им приняты, а остальную часть он просил сберегать до его востребования. А также и полковнику Менху мною было предложено принять капусту, горох и чечевицу, но он объявил, что не может принять, потому что у него нет предписания от своего начальства. После сего полковник Менх через меня был требован к Его Сиятельству на объяснение; спустя некоторое время я докладывал Его Сиятельству, не угодно ли будет сдать эти предметы в комитет, состоящий под председательством генерала Княжевича, который также не нашел возможным принять. Тогда Его Сиятельство поручил мне найти подводы, и как извозчики требовали по три р. с. от пуда за доставку до Бахчисарая, то Его Сиятельство сказал, что для уплаты сумм никаких нет, и с тех пор распоряжения никакого не последовало». Граф Адлерберг на этом объяснении сделал пометку: «Ложь, ложь и ложь, за которую следует отдать под суд». Вунш таким образом слагал вину на умершего полковника Кистера и частью на губернатора. Адлерберг же в отношении к Вуншу говорит: «Вы никогда мне не докладывали, что это пожертвование колонистов осталось не отданным по назначению. Я частным образом узнал о находящихся в городе испорченных овощах, но вы объяснения, на мое требование, мне не дали». Вуншу был объявлен строжайший выговор. Испорченную капусту губернатор велел уничтожить. Чиновнику особых поручений Пулакасу поручено было произвести об этом формальное расследование; главнокомандующий со своей стороны приказал произвести строжайшее исследование. По приказанию его, предписано майору Цыбульскому немедленно освидетельствовать эти овощи и, отделив негодные к употреблению, вывезти за город на счет Вунша для истребления. Оказались годными к употреблению только 28 четвертей и 3 меры фасоли, бочки и кадушки. Полковник Менх представил объяснения свои только 20, а Вунш 30 марта 1856 г. Следственное дело 23 июня 1856 г. было представлено главнокомандующему. Виновными признаны были Вунш и Менх, и оба должны были уплатить за сгнившие и истребленные припасы по равной части — 2291 р. 61¼ к. Но они не вносили денег до конца июня 1857 г., и чем дело кончилось, в делах нет данных. Продукты сложены были в доме колониста Эмабль.

Помещик мурза Карашайский из имения Бораган Сарабузской волости пожертвовал 1000 пудов сена.

Дворяне и помещики Днепровского уезда в 1854 г. пожертвовали 7129 пудов 38 фунтов сухарей, но за неполучением разрешения начальства о принятии их в магазины, были приняты они в военное ведомство только в сентябре 1857 г. вследствие нерадения смотрителя Перекопского провиантского магазина Дреновского. Оказалось при приеме годных всего 5524 пуда 23 фунта, и эти сухари были проданы — годные по 15 к., негодные по 5—6 к.1. Кроме того они пожертвовали много белья, топлива, разного рода хлеба, вина, рыбы, овец и сена для проходящих войск.

Государственные крестьяне — татары Айкишской волости Феодосийского уезда 100 р., из них волостной голова 30 р.

Бердянский купец Литягин 500 пудов свежепросоленной баранины в бочках.

Батыр мурза Ширинский 50 р.

Государственные крестьяне Михайловской волости Мелитопольского уезда 243 р. 54 к.

Помещик Феодосийского уезда Лоренцов 2000 аршин холста.

Госпожи Третьяк и Кнышова, купцы Тренин и Щитов и мещанин Барышев жертвовали корпию и холст, а последний и дом свой в Феодосии для больных и под постой на 70 человек.

Феодосийский караим Бабакай Сима мурза 6503 аршина холста.

Жители Феодосии 20 фунтов корпии и 50 аршин бинтов.

Член Керченской таможни Иосиф Лагорио «от себя и знакомых» 171 р.

Молочанские колонисты 725 хороших рубах, 160 худых, 250 хороших простынь, 45 худых, немного другого белья и 3 пуда 33 фунта корпии.

Государственный крестьянин — ногаец Али Бердибулатов 50 овец.

Лица не дворянского сословия Мелитопольского уезда 2339 р., из коих 1039 р. на поддержание семейств бессрочно отпускных нижних чинов морского ведомства, 600 р. на улучшение пищи проходящих войск и 700 р. на военные издержки.

Государственные крестьяне Днепровского округа: деревянных чашек 227, ведер 55, ложек 1968, кружек жестяных 100.

Управляющий Бердинской портовой таможней Серигов 1 пуд 6¾ фунта корпии.

Государственные крестьяне Мелитопольского и Бердянского уездов 3000 рубах, 150 простынь и 4 пуда корпии.

Караимы Новороссийского края 3000 рублей.

Государственные крестьяне Таврической губернии 1504 рубахи и 4 пуда корпии.

Симферопольские евреи — купцы Спиро, Карасик и Гранов 36 пудов галет и бочку в 40—50 ведер виноградного вина.

Госпожа Давыдова 19½ фунта корпии, 48 бинтов и 24 дюжины компрессов.

Обыватели всех сословий Симферопольского уезда, по приглашению исправника, пожертвовали 475 тюфяков, 211 набитых шерстью подушек и 176 войлоков.

Мордвиновская экономия помещика Столыпина 197 четвертей овса и 12 возов сена.

С такой же энергией приносило свои пожертвования население Таврической губернии и в 1855 г.

Помещики Мелитопольского уезда граф Канкрин, предводитель дворянства Рыков, экономия Кампенгаузе, Елисаветинская экономия Рахманова, экономия Синельникова и экономия тайного советника Бутурлина 510 четвертей овса и 60 ячменя, без доставки за неимением подвод, потому что все были заняты перевозкой казенных вещей и сухарей и вследствие болезни скота.

Бахчисарайский мещанин Девлетча Мустафа-оглу предложил свою баню с отоплением и водою для больных.

Крестьяне Феодосийского уезда 180 возов дров.

До 13 января 1855 г. государственные крестьяне Таврической губернии приготовили 25820 четвертей сухарей, из которых сданы в провиантские магазины 14560 четвертей, остальные доставлялись медленно, вследствие дурных дорог.

И.К. Айвазовский пожертвовал 150 р. на покупку холста и тюфяков.

Бахчисарайский купец караим Бабакай Ильягов Геким Баба Рофе с самого начала военных действий в Севастополе и в начале 1855 г. доставлял раненым чай, сахар, белый хлеб из добровольных приношений караимов и преимущественно от себя.

Экономия генерала Мальцова Симеиз 250 ведер белого и 250 ведер красного вина.

Бахчисарайский купец Исаак Штулькерц 50 рубах.

Мелитопольский уездный предводитель дворянства препроводил значительное количество корпии, бинтов и компрессов, но во врачебную управу поступило меньше, чем указано было в отношении, например, вместо 57 пудов корпии всего около 15 пудов, считая вместе с бинтами и компрессами.

Большие пожертвования доставлялись из многих мест Империи, но перевозились с большими затруднениями, особенно вследствие наступившей необыкновенной распутицы и недостатка подвод. Был случай в феврале 1855 г., что возчики простояли 11 дней в 16 верстах от Симферополя.

Жители Феодосии 687 р. и в том числе городской голова Вейс 103 р. 20 к., феодосийское караимское общество 300 р., татарское 30 р. и разные вещи.

Рогачинская экономия статского советника Штиглица 300 р.

Поселянин Бабаенко отдал дом в Армянском Базаре под склад сухарей на все время войны.

Сенатор Фундуклей 1000 ведер вина.

Обиточенская экономия графини Толстой Бердянского уезда отправила в Симферополь 215 четвертей овса и ячменя, жертвовала хлеб и водку для проходящих войск.

Симферопольский кадий 300 р. Таврический муфтий от магометанского духовенства 1481 р.2

Палата государственных имуществ препроводила 1963 полушубка.

Граф Потоцкий оставшиеся 500 ведер вина из разграбленных англичанами и французами погребов в Ливадии.

С.Ф. Цомакион уступил экономический дом в имении Трех-Аблам под склад сухарей для продовольствия 8 пехотной дивизии.

Саблынская экономия с 1854 г. по 21 февраля 1855 г. употребила 39 кубических сажен дров и 1093 души рабочих (894 мужчины и 199 женщин).

Помещица Бредихина пожертвовала два мешка корпии, бинтов и компрессов.

Дворянин Феодосийского уезда Джантемир мурза Ширинский 1200 пудов сена.

Полковник Н. Хрущов 2140 пудов сена.

Поручик Дульветов 10 штук рогатого скота.

Помещики Шатилов 11 штук рогатого скота, Лампси 40, Лоренцов и Брагер (вместе) 19, Осман-бей Хункалов 31.

Жители Карасубазара 521 р. 95 к.

Жители Орехова 450 р. 22 72 фунта корпии.

Некоторые дворяне на улучшение быта раненых, находившихся в доме дворянского собрания, 250 р., И. К, Айвазовский 25 р., кроме того корпию, бинты, компрессы. Губернский предводитель дворянства пожертвовал 200 рубах.

Севастопольский купец Гвоздиков три паруса с купеческих судов (550 аршин парусины), 250 мешков и 100 р., а его поверенный Орловский 150 р.

Дворянин Сеит Сале-бей Диванов пароволовую подводу на Дуванкойский пост на две недели.

Мисхорская контора Нарышкиных 56½ ведер вина, Карасанская экономия Раевских 200 ведер вина, 20 бутылок старого вина и 2 ведра уксусу3.

Служащие в Таврической казенной палате пожертвовали 70 р. 40 к. в пользу воинских чинов морского ведомства.

Болгарская Старо-Крымская колония 14 сажен дров с доставкой на своих подводах в Симферополь и 15 подвод.

Пахотные солдаты 1-го округа 11 пудов 14 фунтов корпии.

Помещик Феодосийского уезда Озеров 1000 пудов соломы для карасубазарского госпиталя.

Крестьянин имения Камыш-Бурун полковника Олив Иван Морозов 50 р.

Алешковский купец Григорий Порывай изъявил желание построить на свой счет госпитальный барак на 60 человек в местечке Каховке.

Севастопольский мещанин Панфилов 250 р., с тем, чтобы 175 р. были розданы нижним чинам, находившимся на бастионах Корниловском, № 4, 5 и 6, бывшим на редутах Камчатском, Селенгинском и Волынском (по 25 к.), а остальные 75 р. в пользу раненых воинов; кроме того 10 бочек, 15 полубочек и 75 бочонков для употребления по назначению начальства.

Содержатель винного откупа в Крыму почетный гражданин Гинзбург, желая ознаменовать прибытие императора в Крым, пожертвовал в конце октября 1855 г. по чарке водки на человека для всех войск в Крыму.

Протоиерей с. Черниговки Забоев отдал под лазарет, учрежденный в этом селе, свой обширный дом со всеми принадлежностями.

Симферопольский купец Шишман 200 войлоков, 50 тюфяков и 50 подушек, набитых мытою мочалою.

Губернский предводитель дворянства 153 р. на топливо.

Содержатель вольной аптеки в Симферополе провизор Христлиб 5 фунтов собственного приготовления хлористого железа (кровоостанавливающее средство); получил особую благодарность за патриотический подвиг.

Унтер-офицер Балаклавского батальона Патпат 200 войлоков и 67 ведер уксусу.

Бахчисарайский купец Каракаш 11 пудов холщовой ветоши.

Продолжалось в 1855 г. и угощение проходящих войск. Особенно были усердны: управляющий имением Субаш Феодосийского уезда графа Ланских Коновалов, управляющий Ангальт-Кетенской экономией Днепровского уезда Килиус, помещики Скаловский, Каламара, Дульветов, Цомакион и др., мурза Кипчакский, Ягмурча мурза Ураков, таврический кадиоскер титулярный советник Сеит Халиль эфенди, «добрейший мусульманин, который по духу и преданности может служить примером каждому русскому», как аттестовал его один из начальников проходивших команд (кроме частых угощений войск он пожертвовал до 1000 пудов сена и очистил на собственный счет два заброшенных колодца. А вот собственная его характеристика: «Хотя я удалился в поместье свое Евпаторийского уезда в 1854 г., по расстроенному здоровью, но убежденный, что на всяком месте, на службе или в отставке, честный человек должен быть и полезным гражданином, делился во время войны с нуждающимися избытками своих средств, которые доставило мне мирное время и мудрые законы правительства и которые, по моему понятию, должны принадлежать правительству, в минуты опасности для отечества». Он приютил у себя семейства многих чиновников, бежавших из Евпатории, и их самих и частных лиц, защищал их во время нападения возмутившихся татар, в числе которых был один из мурз Булгаковых, угощал войска, пожертвовал 1000 пудов сена, очистил на собственный счет колодцы, отпускал кирпич на постройку печей для войск, расположенных в его деревне, удерживал единоверцев в повиновении властям, в чем и успел, не жаловался на потравы и увоз 200 саженей соломы войсками и отдал бесплатно три дома своих в Симферополе для больных и канцелярии. Просил благодарности, «которая была ему дорога и служила бы примером для его единоверцев».

Севастопольский купец Лушников пожертвовал 120 р.

Князь-Григорьевская экономия Рахмановых 3 пуда 5 фунтов корпии.

Жители Перекопа, Армянского Базара и 2-го стана Днепровского уезда 331 р. 4 к.

Вдова солдатка Агриппина Стуценкова, проживавшая в Большой Белозерке, 5 р. для артиллеристов, тяжело раненых при обороне Севастополя.

Помещик Потье в с. Михайловке Мелитопольского уезда 100 четвертей овса.

Ногайский купец Мещеряков 15 р.4

Сакский волостной голова Аблиямем Аблегалий-оглу 100 р.

Симферопольский купец Альмендингер, «пылая истинною любовью к всепросветлейшему трону Государя Императора и нелицемерным чувством к драгоценному нашему отечеству», пожертвовал для больных бочку уксусу в 40 ведер, бочку красного вина в 28 ведер, которые найдены «весьма хорошими», и картофеля 20 пудов. Эти вещи отпускались, по требованию сердобольных вдов и сестер милосердия Крестовоздвиженской общины, для больных и раненых.

Жена коллежского советника Гирс 400 р.

Управляющий Саблынской экономией Яков Дахнов сапог войлочных 92 пары и чулок шерстяных 60 пар.

Симферопольские купцы Пастак и Эмельдеш сахару 6 пудов, чаю 10 фунтов, горчицы 20 банок, суконных одеял 120, теплых халатов 120, чулок суконных 120, красного вина 550 бутылок, уксусу рейнского 500 бутылок, черники 3 пуда, малины 3 пуда, кофе 3 пуда.

Крестьянин д. Боташ Евпаторийского уезда Капарий-Кая оглу в марте 1856 г. пожертвовал 40 четвертей зернового хлеба и 100 р. Кроме того он устроил 4 каменных моста под бунты для провиантского склада в д. Тагала.

Государственные крестьяне продолжали делать пожертвования «хотя и между ними было много нуждавшихся в дневном пропитании». В течение 1855 г. в палату государственных имуществ поступило пожертвованных в пользу раненых 5616 р. 88¼ к.

Наследники бывшего предводителя дворянства Мелитопольского уезда Рыкова 500 р. взамен 100 четвертей овса.

Карасубазарские купцы: Пупузов, Касабов и Куржиев вызвались сделать на свой счет нужные исправления в тамошнем военно-временном госпитале, приблизительно на 500 р.

Помещик Днепровского уезда Кованько 98 рубах. Симферопольская мещанка Анна Маршалова 300 р.

Феодосийские дворяне всего: деньгами для войск 1014 р. 39 к., для раненых 765 р. 89 к. и в пользу семейств моряков 416 р. 55 к. и 3340 пудов сена и 18 штук рогатого скота.

Жители Бахчисарая Сарачов и Асанов безвозмездно устроили баню для войск5.

Купец Кефели 50 рубах. Купец Кальфа 10 ведер уксусу. Купец Пантелеймон Константинов делал много разных пожертвований.

Дворяне Евпаторийского уезда на покупку волов для войск 16 дивизии 500 р.; кроме того 90 ведер водки и 300 пудов хлеба.

Питейным откупом отпущено на 16000 человек полугарного вина, и сделано распоряжение об отпуске всем войскам по 3 р. за ведро.

Татары Евпаторийского уезда до 3000 р. и разных предметов приблизительно на 700 р.

Обыватели Днепровского уезда 26 четвертей ячменя, 6 скирд и 350 пудов сена и много других пожертвований для проходящих войск.

Перекопский купец Ивченко 20 четвертей пшеницы и 20 четвертей ржи.

Колонисты колонии Цюрихталь 40 подвод топлива.

Семейство бердянского градоначальника полковника Черняева 1 пуд корпии, другие жители Бердянска 1 пуд 12 фунтов корпии и 382 аршина холста6.

В январе 1855 г. генерал-губернатор Анненков требовал у Симферопольской комиссариатской комиссии доставления полной отчетности о распределении пожертвований. В виду жалоб, что пожертвования не достигают своего назначения, например, 24 декабря 1854 г. врачебный инспектор Арендт доводил до сведения нового губернатора графа Адлерберга, что из препровожденных при его предшественнике пожертвований не оказалось налицо 22 пуда холста, а корпии и бинтов гораздо меньше, чем показано было в бумагах, был учрежден и 22 января открыл свои действия в Симферополе «Комитет для распределения пожертвований на улучшение быта больных и раненых». Председателем его был вначале управляющий казенной палатой Княжевич, делопроизводителем и казначеем губернский казначей Цомакион, членами: начальница сердобольных вдов Распопова, директор госпиталей капитан 1-го ранга Барановский, инспектором врачебной управы Арендт, купец 1 гильдии Санютин; некоторое время членом этого комитета был и В.Н. Карамзин. Желая прежде всего привести в известность все пожертвования, денежные и материальные, комитет с большими затруднениями, особенно в виду смерти директора госпиталей барона Кистера, не оставившего точных данных, получил от госпитального ведомства в свое распоряжение отчетные книги и суммы. Госпитальное начальство желало, чтобы пожертвованные вещи присоединялись к казенным. В этом, конечно, было ему отказано, так как госпиталь должен был быть снабжен всем в полном составе.

18 июля 1855 г. Княжевич отказался от звания председателя комитета, кажется вследствие жалобы Распоповой графу Адлербергу на то, что предметы выдавались в очень ограниченных размерах, вследствие чего сердобольные должны были постоянно обращаться в комитет с требованиями, ходить пешком, изнуряться и отвлекаться от своих обязанностей. На его место был приглашен камер-юнкер граф Михаил Михайлович Виельгорский-Матюшкин, в помощники к нему губернский прокурор Тизенгаузен, а в члены комитета, кроме директора госпиталя, чиновник, состоявший при графе, Таборовский. Таким образом, в конце июля 1855 г. комитет был переформирован. Граф Виельгорский в конце того же года умер от тифа7.

Мы сообщили данные о денежных и материальных пожертвованиях для войск, сделанных населением Таврической губернии. Для полноты приведем вкратце указания на пожертвования, присланные из других местностей Империи, о каких имеются сведения в наших делах.

Здесь на первом месте нужно поставить целый ряд пожертвований, сделанных Императрицею Александрою Федоровною и другими лицами Императорской фамилии. Между прочим, от Государыни Императрицы было прислано пять тюков с бельем, семь ящиков с 28 полубутылками жидкости для очищения воздуха, 658½ ведер вина из ореандских погребов, со своей доставкой, преимущественно для раненых офицеров, Государыня Цесаревна пожертвовала 3000 р. и 6 фунтов персидского порошка. Великие князья Николай и Михаил Николаевичи 5000 р.

В мае 1855 г. учреждена была в Симферополе особая Комиссия, под августейшим покровительством Государыни Императрицы Марии Александровны, для раздачи денежных пособий раненым Крымской армии и распределения разных экстренных потребностей по крымским госпиталям. Она помещалась в верхнем этаже дома губернатора. Во главе ее стоял сначала граф Виельгорский-Матюшкин, помощником его был граф Пален. В конце 1855 г. присланы были государыней Марией Александровной 5398 р. и переданы за смертью помощнику графу Виельгорского-Матюшкина графу Палену, заведовавшему раздачей денежных пособий в симферопольском госпитале из добровольных пожертвований в собственную ее величества контору. Чиновники канцелярии государыни императрицы Таборовский, граф Пален и Крейтон заболели тифом. Отделен был от них доктор Бот. Повторено распоряжение помещать в губернаторском доме только выздоравливающих, чтобы не заболели чиновники, помещавшиеся в верхнем этаже. Суммы, находившиеся у них, были опечатаны и сданы в казначейство. Граф Пален скончался в феврале 1856 г. Вещи его разбирал родственник флигель-адъютанта ротмистр гвардии Чертков. Затем умер и Крейтон, В феврале 1856 г. на место скончавшегося графа Виельгорского назначен был государыней подполковник государственного ополчения князь Григорий Алексеевич Долгоруков, а при нем состояли граф Остен Сакен и князь Трубецкой. Но и князь Долгоруков вскоре скончался.

В мае 1856 г., за перевозкою всех раненых внутрь империи, и упразднением большей части госпиталей, комиссия прекратила свои действия. Члены ее: надворный советник Таборовский, титулярный советник Дурасов, граф Комаровский, поручик государственного ополчения князь Трубецкой, иеромонах Агафангел и провизор Ганзен выехали из Симферополя8. Материальная кладовая с большим количеством разных предметов, присланных государыней, была сдана в ведение Крестовоздвиженской общины коллежскому ассесору Тодорову, на которого возложено было дальнейшее расходование вещей и окончательная сдача их в местное госпитальное ведомство. Остававшиеся еще в Симферополе доктора Беккер и Клоттенбург и община сестер предоставлялись покровительству губернатора.

Громадные пожертвования делали Москва, Харьков, Казань, Одесса, разные города и сословия соседней Екатеринославской губернии, Ростов, Таганрог, духовенство, дворянство и государственные крестьяне Полтавской губернии, поселяне Черниговской губернии. Кроме больших пожертвований Харькова, с выставки картин Айвазовского в этом городе деньгами выручено 3650 р. 60 к. Много жертвовали Короча, Херсон, Рязань и другие города. Граф А.А. Бобринский пожертвовал до 210 пудов сахара-рафинада. 141 пуд 12½ фунтов меда, 5 пудов сухой малины, 5 пудов сухого чернослива и много белья и корпии. Митрополит Филарет прислал 3 тюка аптекарских материалов (свыше 30 пудов) в симферопольский госпиталь на имя иеромонаха Анастасия.

Менее крупных пожертвований обществ и отдельных частных лиц приводить не будем.

Примечания

1. Дело о сухарях, пожертвованных Днепровским дворянством для действующих в Крыму войск и непринятых в военное ведомство. Св. 271, № 59.

2. Дело о разных пожертвованиях в пользу войск. Св. 189, № 1 1. На 400 л.

3. Дело о разных пожертвованиях в пользу войск. Ч. 4. Св. 190, № 13. На 200 л.

4. Дело разных пожертвованиях в пользу действующих войск Ч. 5. Св. 194, № 14.

5. О разных пожертвованиях в пользу действующих войск. Ч. 6. Св. 198, № 63.

6. Дело о доставлении сведении, сколько по случаю бывших военных обстоятельств пожертвовано в пользу войск деньгами, продовольственными припасами и другими предметами. Св. 193, № 182. На 700 л.

7. Дело об учреждении комитета для распределения пожертвований на улучшение быта больных и раненых нижних чинов. Св. 190, № 16.

8. Дело о болезни чиновников канцелярии государыни императрицы. Св. 192, № 121.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь