Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Главная страница » Библиотека » В.Л. Мыц. «Каффа и Феодоро в XV в. Контакты и конфликты»

2.3.1. Феодоритские укрепления: Фуна и Каламита в 20-х — начале 30-х гг. XV в.

Особое место в системе обороны нового политического образования, каким выступает на страницах письменных источников в начале 20-х гг. XV в. Феодоро, занимали крепости Фуна и Каламита, служившие соответственно восточным и западным форпостами Готии. С одной стороны, эти укрепления сдерживали продвижение лигурийцев в горную часть полуострова, а с другой, служили плацдармами для завоевания подчиненных генуэзцами еще в 40—80-х гг. XIV в. приморских городов — Лусты и Чембало.

Рис. 34. Ситуационный план расположения памятников у г. Южная Демерджи: 1 — крепость Фуна; 2 — некрополь IV—VIII вв.; 3 — некрополь VIII—XII вв.; 4 — некрополь XIII—XVIII вв.; 5 — мусульманский некрополь конца XVIII—XIX в.; 6 — руины церквей; 7 — руины построек поселения XIV—XIX вв.; 8 — линия водопровода от источника Парткун

Владетели Мангупа придавали большое значение укреплению этих двух крепостей (Фуны и Каламиты), т. к. они на протяжении почти полустолетия являлись важными пограничными пунктами, а затем и резиденциями правителей Феодоро. Об этом красноречиво свидетельствуют строительные надписи, украшенные «гербами» и монограммами «князей» (точнее, «аутентов»), найденных при раскопках Фуны [Мыц, 1988, с. 104, рис. 5; Виноградов, Мыц, 2005, с. 273—281] и Каламиты [Бертье-Делагард, 1920, с. 1—4; Малицкий, 1933, с. 32, 35, рис. 9, 11].

Рис. 35. Руины замка Фуна. Вид с юго-востока (фото 1983 г.)

Замок у селения Фуна (Φούνα) находится к северу от с. Лучистого у подножия г. Южная Демерджи (рис. 34—36). Руины укрепления неоднократно привлекали внимание ученых и краеведов еще в XIX в. [Мыц, 1988, с. 97—98; Кирилко, 1999а, с. 319—327], но к систематическому исследованию этого во многих отношениях оригинального памятника удалось приступить только в 1980 г. [Мыц, 1988, с. 97—114; Кирилко, Мыц, 1991, с. 147—170] (рис. 37). За несколько лет работ детально изучена восточная и северная линии обороны, а также остатки зданий внутрикрепостной застройки. К концу полевого сезона 1995 г. на территории крепости было вскрыто более 2600 кв. м, что составляет примерно 50% всей его площади.

Рис. 36. Замок Фуна в ходе археологических работ. Вид с востока (фото 1983 г.)

Исследования Фуны показали, что укрепление представляет собой сложный архитектурно-археологический памятник. На его территории открыты строительные остатки XIII—XVIII вв. Наиболее ранние фортификационные сооружения относятся к XIII в. Фрагмент оборонительной стены этого времени, сложенной из бута на известковом растворе, выявлен в 1990 г. Его ширина около 1,50 м. Располагавшаяся по склону куртина отгораживала с восточной стороны территорию в 0,30 га (?). Стены XIII в. оказались почти полностью разобраны при строительных работах XV в. Поэтому полный план укрепления этого периода выяснить невозможно. В XIV в. на скальной возвышенности размещались строения поселения, погибшие в результате пожара, точную дату которого пока установить трудно. В первой четверти XV в. на этом участке спешно возводятся новые оборонительные стены, не совпадающие по планировке с ранним укреплением XIII в.

Рис. 37. Средневековое укрепление Фуна. Вид с востока (до начала раскопок в 1980 г.)

Они перекрывают все архитектурные остатки и культурные отложения предшествующих XV в. строениям.

Рис. 38. Оборонительные сооружения крепости Фуна 1422/23 гг. Вид с северо-востока (реконструкция В.П. Кирилко)

Крепость, возведенная в начале 20-х гг. XV в., занимала скальную возвышенность и образовывала крепостной полигон общей протяженностью около 226 м и площадью 0,49 га (рис. 13: 4). Плановая структура и усовершенствованные впоследствии важнейшие конструктивные узлы были образованы в период основания. Вся система обороны членится на четыре основных участка: восточный, северный, западный и южный. Крепостные стены и заградительные парапеты располагались по всему периметру и были подчинены микрорельефу местности.

Рис. 39. Башня северной линии обороны крепости Фуна (реконструкция ее первоначального облика в 1422/23 гг. [Кирилко, 2005, рис. 93]): 1 — вид с юга (тыльная сторона); 2 — вид с северо-запада (с напольной стороны)

При строительстве укрепления максимально использованы фортификационные возможности скальных образований, что позволило сосредоточить основные усилия на создании восточной, северной и частично западной линий обороны. С юго-западной стороны крепостная площадка ограничена скальными обрывами высотой 5—7 м. Поэтому кое-где был сооружен каменный парапет, предохранявший обитателей замка от случайных падений, а также защищавший от возможного проникновения неприятеля. Западная линия обороны почти полностью разрушена (основным источником для реконструкции ее плановой схемы является обмерный чертеж, опубликованный П.И. Кеппеном [Кеппен, 1837, с. 115]) и в настоящее время на поверхности не прослеживается. Небольшой участок протяженностью около 7 м открыт раскопками на месте стыка западной и северной крепостных стен. Кладка сохранилась на высоте 0,60 м при ширине 1,80—1,90 м (как оказалось, в месте соединения с северной куртиной она сужается до 1,60 м).

Рис. 40. Оборонительные сооружения крепости Фуна после ремонтно-восстановительных работ второй четверти XV в.: 1 — схема обороны укрепления; 2 — вид с северо-востока (реконструкция В.П. Кирилко)

Северная линия обороны (34,80 м) представляла собой два прямых отрезка крепостной ограды шириной 1,60 м, направленных во фронт (протяженность восточного отрезка — 13,40 м, западного — 16,60 м) и сходящихся к центру под углом 170°. В месте их соединения располагалась трапециевидная в плане башня (ширина основания — 4,80 м, выступала за пределы куртин на 4,80—4,30 м) с довольно тонкими (около 0,90 м) стенами. С внутренней стороны крепости в башню вел вход шириной 1,33 м (рис. 13).

Рис. 41. Первоначальные ворота крепости Фуна после реставрации (вид с юго-запада)

Восточная линия обороны (общая протяженность 76,20 м) установлена на довольно пологом склоне. Она состоит из трех участков, имеющих в плане различные очертания в виде двух относительно прямых, сведенных под слабо выраженными углами: «северного» — длиной 26,30 м и «центрального» — 19,15 м, а также «южного» (30,75 м) криволинейной формы (рис. 13). При возведении восточной линии обороны в 1422/23 гг. строителями было оставлено в ней три проема шириной 1,58, 0,83 и 1,93 м (находятся в 8,86 м, 29,62 м и 49,20 м соответственно от северо-восточного угла крепостного полигона), которые впоследствии собирались дополнительно защитить башнями. Это намерение вскоре (во второй половине 20—30-х гг. XV в.) оказалось реализованным только частично.

Рис. 42. Въездная башня крепости Фуна второй четверти XV в. (1425—1434 гг.?): 1 — вид с юго-запада; 2 — вид с северо-востока (по В.П. Кирилко, В.Л. Мыц [1991, рис. 4])

Средний проем, вероятно, предполагалось использовать в качестве входа в башню, но затем он был заложен. Ближе всех расположенный к месту стыковки северной и восточной линий обороны проем служил потерной, а наиболее удаленный — в качестве главного въезда на территорию крепости.

Рис. 43. Въездная башня крепости Фуна второй четверти XV в. (1425—1434 гг.) (по В.П. Кирилко [2005, рис. 106]): 1 — продольный разрез с реконструкцией утраченных частей, вид с юга; 2 — план

Строительство первоначальной стены восточной линии обороны без башен в некоторой степени было обусловлено двумя факторами: во-первых, естественной защищенностью участка резким падением рельефа к востоку; во-вторых, явной спешкой, с которой велось ее возведение. Устройство главного входа, с рациональным использованием свойств местности, создавало значительные неудобства наступающему противнику, вынуждая его продвигаться вдоль крепостной стены открытым для поражения правым боком. К тому же, оборонявшиеся всегда могли сделать вылазку в тыл штурмующих через потерну (рис. 38).

Как уже отмечалось ранее, после землетрясения, произошедшего, по-видимому, в конце 1423 г., крепостные сооружения замка в некоторых местах были в значительной степени руинированы, что исключало возможность их использования в качестве плацдарма для ведения активных наступательных и оборонительных действий. Это потребовало от феодоритов в 1425/26 г.(?) приступить к восстановлению укрепления. Следы ремонта отмечены на северном и восточном рубежах.

Рис. 44. Цилиндрическая арка ворот крепости Фуна второго строительного периода после реставрации (вид с севера)

Располагающаяся в центральной части северной линии обороны трапециевидная башня (рис. 38; 39) при восстановительных работах была усилена с внешней стороны дополнительными кладками, что увеличило толщину ее стен более чем вдвое (юго-западная осталась прежней и составляла 1,60 м, ширина юго-восточной увеличилась до 1,91 м, северо-восточной — 1,75—2,04 м, северо-западной — 1,85 м). Новые габариты строения, получившего в основании очертания квадрата за счет пристройки дополнительного пояса по внешнему периметру, теперь составляли: ширина — 6,83 м, вынос во фронт — 5,85—6,0 м. Западный отрезок куртины (16,60 м) усиливается с внешней стороны тремя контрфорсами, по-видимому, с целью стабилизировать конструкцию отклонившейся к северу плоскости стены. Разрушения, произошедшие во время землетрясения на участке куртины, расположенном к востоку от башни, обусловили необходимость ее полной перекладки с внешней стороны на протяжении 5,50 м. Эта перестройка также привела к изменению параметров толщины. Если ранее она не превышала 1,60 м (сохранилась только у места примыкания к башне), то теперь, равномерно увеличиваясь, у излома стены достигала 2,0 м.

Для предотвращения дальнейшего развития деструктивных процессов, отмеченных на северо-восточном участке оборонительных сооружений (ранее упоминалось об обрушении рядом с потерной фрагмента лицевой кладки протяженностью 13,50 м) ввиду отрицательного уклона части крепостной стены, здесь сооружается башня в виде прямоугольной трапеции (рис. 40), выступающей в напольную сторону на 2,76 м.

Рис. 45. Руины воротной башни Фуны. Вид с юга

Внешний и боковые фасады сходятся под разными углами — 113° (северо-восточный) и 96° (юго-восточный). Внутреннее пространство сооружения заполнено сплошной забутовкой на известковом растворе. Наибольшая ширина основания составляет 5,53 м, а за линией стены — 4,67—4,28 м. Возведение новой башни бастионного типа позволяло вести обстрел большого сектора предпольного пространства (рис. 40).

Первоначально ворота были безбашенными и представляли собой простой арочный проход в стене (рис. 41). Подобное устройство входа довольно характерно для многих средневековых укреплений Крыма, а также за его пределами [Дероко, 1950, с. 94, 107, 142; Кирпичников, 1984, с. 204]. Вход имел ширину 1,93 м при толщине стены на этом участке 1,80 м. Угол падения скальной поверхности у ворот составляет около 15° и образует перепад высот с внутренней и напольной сторон крепостной стены до 0,50 м. От арки, перекрывавшей вход, сохранились отдельные пяточные камни из обработанных блоков известкового туфа вторичного использования. Реконструируемая высота входа составляет снаружи 3,20 м, изнутри — 2,90 м. Первоначальные воротные конструкции не сохранились. Очевидно, полотнища ворот были деревянными и открывались наружу.

Рис. 46. Фрагмент плиты с изображением Георгия Победоносца: 1 — общий вид; 2 — сечение; 3 — прорисовка граффити (по В.П. Кирилко, В.Л. Мыц [1991, рис. 5])

Сооружение полукруглой въездной башни стало важным строительным мероприятием по усилению крепостных ворот (рис. 42; 43). С устройством входа с севера существующая здесь ранее ось движения изменила направление, создав дополнительное удобство для его обороны. Само же сооружение, помимо сплошного околостенного фланкирующего и веерного прострела, обеспечивало крепостным воротам также сильное фланговое прикрытие подступов к ним. Башня пристроена к стене без перевязки. За пределы крепостной стены новое строение выступает на 3,60 м, при ширине 6,40 м. Размер внутреннего пространства 3,07×2,30 м. Толщина стены сохранившегося нижнего яруса колеблется в пределах 1,50—1,80 м. Во входной северной части она составляет 1,60 м. Проем входа в плане слегка трапециевидный шириной 1,60—1,73 м (сужается вовнутрь). Его высота 2,50 м. Проход перекрывался цилиндрической аркой из рваного плоского бута на известковом растворе. Лицевые поверхности арки набраны из тщательно отесанных блоков известкового туфа, в основном вторичного использования (рис. 44). На одном из них сохранились фрагменты фресковой росписи неизвестной культовой постройки.

Первоначальная высота башни неизвестна (рис. 45). Однако судя по незначительной толщине стен в нижней части, она была двухъярусной открытого типа с боевой площадкой, защищенной парапетом и зубцами (рис. 42; 43). Реконструируемая высота составляет около 10 м, что в целом характерно для провинциально-византийской школы оборонного зодчества средневековой Таврики этого периода [Мыц, 1987, с. 8]. Воротные конструкции были наружные, двукрылые. В камнях порога, примыкающих снаружи к башне, сохранились гнезда-подпятники для осей деревянных воротных полотен. Расстояние между ними составляет 1,95 м.

Рис. 47. План крепости Каламита VI—XV вв. с выделением основных строительных периодов

Для дополнительной защиты ворот от обстрела камнеметными машинами или огнестрельной артиллерией с востока вход прикрывается стеной длиной 1,25 м и толщиной 0,72—0,85 м, пристроенной к башне в 0,32 м от проема. Ее первоначальная высота составляла около 3,0 м. Устройство этой защитной стены завершило формирование комплекса главных ворот, обеспечив им эффективную обороноспособность в системе укрепления (рис. 40).

При раскопках надвратной башни в 1980 г., у входа, с внешней стороны, в слое завала было найдено три нестыкующихся между собой фрагмента перелицованного надгробия, на одном из которых изображен св. Георгий Победоносец [Кирилко, Мыц, 1991, с. 157, рис. 5] (рис. 46). Изображение располагается в нижнем правом углу, где, вероятно, находилась и надпись. Рисунок выполнен несколько схематично (процарапан острым предметом по тщательно выровненной поверхности), но в целом достаточно выразительно передает один из наиболее распространенных и почитаемых подвигов чудесного заступничества св. Георгия — избавление от дракона. Лицевая поверхность плиты имеет следы воздействия сильного огня, в результате чего образовался прокал камня. Это дает основание считать, что первоначально она была установлена над входом в укрепление (рис. 44), воротные конструкции которого могли являться мощным источником горения.

Рис. 48. Въездная башня Каламиты XV в.: 1 — план; 2 — продольный разрез по оси воротного проема (по Е.И. Лопушинской, П.П. Ткач, В.Ф. Отченашко)

Находка данной плиты с рисунком позволяет высказать предположение, что надвратная башня Фуны носила имя св. Георгия. Косвенно это подтверждает сообщение Д.М. Струкова о том, что в апсиде церкви, выстроенной впоследствии с использованием конструкции башни, еще в 70-х гг. XIX в. сохранялось изображение Георгия Победоносца [Струков, 1876, с. 12].

Таким образом, не ранее второй половины 20-х — начала 30-х гг. XV в. (примерно между 1425 и 1434 гг. и до первого разрушительного пожара) в организации оборонительной системы замка у селения Фуна произошли изменения, способствовавшие его значительному усилению. В это время не только производится ремонт пострадавших от землетрясения куртин и башни на северном участке крепостного полигона, но и сооружается дополнительно еще две башни: одна над входом в укрепление, а вторая на стыке северной и восточной линии стен (рис. 40). В таком виде плановая структура укрепления существует на протяжении более 30 лет до следующей перестройки, произведенной в 1459 г.

Рис. 49 Въездная башня Каламиты в 20—40-е гг. XV в.: 1 — «феодоритского» периода (1423—1434 гг.), 2 — «генуэзского» периода (1434—1441 гг.) (реконструкция В.П. Кирилко)

Укрепление Каламита (Καλαμίτους) расположено возле устья реки Черной (на правом восточном берегу), в месте ее впадения в Северную бухту. Занимает юго-западную часть т. н. Монастырской скалы, ограниченной с северо-запада, запада и юга обрывами высотой от 40 до 60 м. С напольной стороны — севера и востока — доступ на плато возвышенности преграждают оборонительные стены, усиленные башнями (рис. 47).

Памятник представляет собой сложный многослойный архитектурно-археологический комплекс, существовавший, судя по выявленным при его исследовании материалам, с некоторыми перерывами на протяжении VI—XVIII вв. и перестраивавшийся не менее семи раз [Бертье-Делагард, 1886, с. 179—206; 1918, с. 2—10; Бабенчиков, 1937, с. 1—4; Веймарн, 1958, с. 55—62; Якобсон, 1964, с. 11, 17, 25; Филиппенко, 1996, с. 143—151; Мыц, 1991а, с. 136—137; Кирилко, 2005а. С. 211—214]. Первоначально (во второй половине VI — первой половине VII в.) это византийское укрепление, защищавшее проход на Гераклейский полуостров. Во второй половине VII в. византийский гарнизон вынужден покинуть крепость. Со временем она была почти полностью разрушена. Возведение на месте старых византийских новых оборонительных сооружений в начале 20-х гг. XV в. (предположительно не ранее 1422/23 гг.) производится владетелем Феодоро Алексеем I (Старшим). Косвенным подтверждением этого может служить находка 1926 г. (обломок был вторично использован в качестве строительного материала в постройке турецкого (?) времени) — фрагмент плиты (0,40×0,30×0,16 м) с изображением монограммы Алексея (Старшего?) [Малицкий, 1933, с. 32, рис. 9].

Рис. 50. Северный участок обороны крепости Каламита (вид с юго-востока): 1. Современное состояние башни № 1 (вид изнутри укрепления); 2. Башни № 1 и № 2

Размеры защищенной стенами территории составляют 215×110 м (площадь городища примерно 1,30 га). Протяженность крепостных стен достигает 240 м. Система обороны состояла из 6 башен, куртин и рва (рис. 47), образовавшегося при выборке камня для строительства укрепления в VI в. (его глубина на восточном участке достигает 3,70 м при ширине 9,0 м).

Первоначальные фортификационные сооружения 20-х гг. XV в. состояли из большой воротной башни открытого типа размером 10,90×6,0 м (рис. 48; 49; 50) и двух оборонительных стен, сходящихся под тупым углом (толщина стен башни и куртин — 1,10—1,20 м). Впоследствии воротная башня неоднократно перестраивалась, поэтому трудно установить параметры проема первоначальных ворот 20-х гг. XV в. (в настоящее время их ширина составляет 5,30 м).

Рис. 51. Башня № 2 крепости Каламита: 1 — внешний фасад башни (вид с севера) после реконструкции 1434—1441 гг.; 2 — картограмма строительных периодов на этом участке обороны Каламиты в 20—40-х гг. XV в.: а — 1422/23 гг.; б—в — первая треть XV в. (до 1434 г.); г — 1434—1441 гг.

В хронологическом промежутке между 1424—1434 гг. стены были усилены дополнительно еще пятью однотипными башнями небольших размеров. Их ширина 5,40—6,50 м; выступают за линию куртин по фланкам на 3,50—3,85 м. Хорошо сохранились четыре сооружения этого периода. Пятая, вероятно, находилась на месте стены, соединяющей башню № 6 с крепостью и была разобрана при возведении последней в XVII—XVIII (?) в. Кроме того, на отрезке куртины, расположенной к юго-востоку от башни № 2 (рис. 51), к оборонительной стене пристраивается подпирающая ее с внутренней стороны кладка длиной 25 м и толщиной 0,90 м, а с внешней — шириной 1,20 м, позволяющие удержать куртину от опрокидывания (об этом уже говорилось выше).

Но данных строительных мероприятий оказалось явно недостаточно для превращения Каламиты в хорошо защищенную крепость, потому что тонкие (в среднем 1,07 м) и высокие (до 8,84 м) [Бертье-Делагард, 1886, с. 180] стены явно не могли противостоять огнестрельной артиллерии, которая находилась на вооружении генуэзцев. Это полностью подтвердили и события 10 июня 1434 г., когда жители Каламиты, не дожидаясь штурма, ночью тайно покинули город. В данном случае видно, что возведение фортификационных сооружений Каламиты, как и на Фуне, велось в спешке, при «явном недостатке средств и опыта» [Якобсон, 1964, с. 121].

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь