Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » В.Л. Мыц. «Каффа и Феодоро в XV в. Контакты и конфликты»

Глава I. Готия и Феодоро в 40—90-х годах XIV столетия: исторические реалии и историографическая мифология

В 1910 г. вышла из печати работа А.Л. Бертье-Делагарда «К истории христианства в Крыму (мнимое тысячелетие)». Один из наиболее авторитетных исследователей причерноморских древностей «серебряного века», подводя итоги истории изучения средневековой Таврики за минувшее столетие, вынужден был констатировать: «Понадобится немало исследований по совершенно частным и мелочным вопросам; еще более окажется необходимым проверить уже решенное, причем немало высказанного как простая догадка, но от частого повторения кажущегося истиной, будет отвергнуто; едва ли многое уцелеет из положений, ныне признаваемых несомненными, но загромождающих лишь путь дальнейшему исследованию» [Бертье-Делагард, 1910, с. 1].

Приходится признать, что и в наши дни слова А.Л. Бертье-Делагарда, сказанные им в начале прошлого века, остаются актуальными, т. к. отражают современное состояние историографии средневекового Крыма. Хотя начало ее формирования относится к 70-м гг. XVIII в., в ряде попыток решить важные исторические вопросы исследователи, опираясь на малочисленные свидетельства письменных источников, были вынуждены ограничиваться лишь высказыванием предположений, которые со временем, из-за частого повторения, нагромождения ссылок на мнения научных авторитетов, приобретали вид аксиом, хотя по сути являлись историографическим вымыслом.

Вероятно, поэтому на фоне достижений в исследовании латинской колонизации Северного Причерноморья и формирования многоплановых связей генуэзских и венецианских факторий с Улусом Джучи, а после его распада с Крымским ханством и Большой Ордой, итоги изучения опыта их культурно-экономических, дипломатических контактов и военно-политических конфликтов с населением Готии и ее столицей Феодоро, долго оставаясь в тени татаро-генуэзско-венецианских отношений, выглядят более чем скромно. Не ставя под сомнение важность всестороннего и углубленного познания последних, следует признать, что без учета реального исторического вклада еще одного участника политического и культурного диалога, протекавшего на территории Таврики в XV в. — Феодоро и Готии — этот процесс будет выглядеть однобоко, приобретая на некоторых этапах гипертрофированный характер.

До настоящего времени единственной работой, в которой на уровне знаний 20—30-х гг. XX в. предпринималась попытка обобщить свидетельства нарративных, эпиграфических и в меньшей степени архитектурно-археологических источников, освещающих данную тему, является исторический очерк известного русского византиниста А.А. Васильева (1867—1953 гг.). Он помещен в качестве V главы фундаментального исследования «The Goths in the Crimea», изданного в 1936 г. в серии «Monographs of the Medieval Academy of America» (№ 11) [Vasiliev, 1936, p. 171—266]1.

После выхода монографии А.А. Васильева в 1937 г. появилась единственная (насколько мне известно) рецензия, подготовленная византинистом В.А. Соловьевым («Спорные вопросы Готского княжества в Крыму. По поводу книги: Vasiliev A.A. The Goths in the Crimea» // Annales de l'Institut Kondacow. № 9, 1937, с. 93—104). Относительно недавно к этой же теме обратился Х.-Ф. Байер [Байер, 2001]2 в оригинальном исследовании «История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро». Исследователь проделал большую работу по современному критическому анализу источников, использованных в свое время А.А. Васильевым и другими авторами при изучении проблемы пребывания готов в Крыму.

По общему признанию, сложность объективного освещения истории княжества Феодоро обусловлена, прежде всего, малочисленностью и фрагментарностью сохранившихся опубликованных письменных источников. Особенно это касается «раннего» периода «Мангупского княжества», о существовании которого в XIII — первой половине XIV в. источники вообще умалчивают. Поэтому в свое время А.А. Васильев был вынужден признать: «Обстоятельства, в которых правители Феодоро провозгласили себя независимыми, покрыты мраком» [Vasiliev, 1936, p. 179].

Сравнительно недавно мной была предпринята попытка краткого историографического и источниковедческого исследования, для которого были привлечены все доступные материалы по данной проблеме, отражающие историю Феодоро второй половины XIV в. [Мыц, 2001, с. 245—256; 2002, с. 107—112; 2003, с. 307—331; 2007, с. 96—101].

Настоящая глава представляет собой более полный и расширенный вариант исследования, хронологически охватывающего период 40—90-х гг. XIV в. в истории Крыма, Северного и Северо-Западного Причерноморья. Она не претендует на полную историографию исследования княжества Феодоро. Это было бы уместно сделать при написании специальной работы, посвященной комплексному освещению истории во многих отношениях оригинального государства — последнего «осколка» Византийской империи, по выражению А.А. Васильева. Однако такую работу еще никто не выполнил3. Моя задача состоит в другом: попытаться представить результаты изучения нарративных, эпиграфических и архитектурно-археологических источников в контексте политических событий 40—90-х гг. XIV в., которыми наши предшественники оперировали, пытаясь восстановить раннюю историю княжества Феодоро.

Примечания

1. Данная глава («Княжество Готия в XIV—XV веках и его падение в 1475 году») никогда не издавалась на русском языке. О перипетиях ее судьбы см. в работе А.Г. Герцена «О двух рукописях сочинения А.А. Васильева в архиве ЛОИА АН СССР» // ВВ. 1979. Т. 40, с. 191—192.

2. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Х.-Ф. Байера за присланную мне книгу сразу же после ее выхода из печати.

3. После выхода книги А.А. Васильева «Готы в Крыму» появилось (не считая отдельных статей, разделов глав, научно-популярных очерков) единственное обобщающее исследование А.Г. Герцена, посвященное непосредственно изучению крепостного ансамбля Мангупа. В опубликованной диссертации А.Г. Герцена для рассматриваемой нами темы особенно важны две главы. Это подробно представленная «История изучения оборонительной системы Мангупа» (глава I) и «Оборонительная система столицы княжества Феодоро» (глава IV) [Герцен, 1990, с. 89—102, 138—155].

Кроме того, на протяжении последних лет в крымских изданиях опубликовано несколько популярных книжек с броскими названиями, претендующих на «знание тайны» княжества Феодоро (Кесмеджи П.А., Кесмеджи Г.П. Княжество Феодоро. — Симферополь: Таврида, 1999, с. 120; Фадеева Т.М., Шапошников А.К. Княжество Феодоро и его князья. Крымско-готский сборник. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2005, с. 280, илл.; Васильев А.В., Автушенко М.Н. Загадка княжества Феодоро. — Севастополь: Библекс, 2006, с. 416, илл.). Писать отзывы (не рецензии!) на такие работы дело неблагодарное, т. к. они почти сплошь представляют собой компилятивный анахронизм, местами «подкрепленный» личными «открытиями», которые мой разум отказывается понимать (особенно там, где «серьезно говорится» о Святой чаше, которую надо искать в Горном Крыму). Но, видимо, таковы курьезные гримасы «интеллектуальной» жизни нашего современного общества.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь