Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

На правах рекламы:

Spa салон массажа для мужчин mango-massazh.ru.

Главная страница » Библиотека » В.П. Купченко. «Кара-Даг. Путеводитель»

Что такое Кара-Даг

На земле была мезозойская эра, юрский период. Сушей и водой безраздельно владели гигантские пресмыкающиеся; более теплые, чем в наше время, моря населяли кораллы и разнообразные аммониты — головоногие моллюски; среди летающих ящеров появились первые птицы. Пышная тропическая растительность покрывала материки и острова, рассеянные в Мировом океане.

Крымского полуострова в те времена еще не существовало: на его месте была группа отделенных друг от друга узкими проливами островов. Некоторые из них поднимались массивными гребнями, другие едва возвышались над водой. Сложенные рыхлыми породами, острова эти легко разрушались; обломки сносились в мелководные проливы, бесформенными глыбами загромождали берега.

Крайне подвижная земная кора прогибалась в одних местах, вспучивалась в других, сминалась в складки, раскалывалась огромными трещинами. Скрытая в недрах земли расплавленная магма устремлялась вверх, но, не сумев прорвать километровые толщи пород, застывала под землей. Однако порой огнедышащей стихии удавалось вырваться из своего заточения — и тогда уже некому и нечем было остановить ее разгул...

Магма изливалась одновременно в море и на суше. Скатываясь по склонам, она сжигала древовидные папоротники и хвощи, плавила осадочные породы, отравляла газами море. Сплошная пелена пара от закипающей воды, дым и пепел смешивали в одно день и ночь, шары лавы светились в этой тьме фантастическими хороводами. Насыщенный электричеством, густой воздух рассекали грандиозные молнии, и водяной пар, скопившийся в тучи, разражался, наконец, неистовым ливнем.

Но вот постепенно излияние лавы прекращалось; все меньше выделялось из остывавших трещин дыма и газов. Через несколько миллионов лет (часов в геологическом счете Земли!) вулкан вновь содрогался в очередном пароксизме, затем еще и еще, но в конце концов замер уже надолго, огромной многовершинной глыбой выглядывая из покрывавшего его моря. «Рождение» его произошло 150—160 миллионов лет назад, в среднеюрский период.

Однако горообразовательные силы и не думали успокаиваться: после верхней юры они вновь привели в движение земную кору, по-своему «перетасовав» каменные пласты. С грохотом раздирались многометровые лавовые толщи; огромные трещины рассекали скалы, и вода, бурля, устремлялась вниз. Целые горы проваливались во внезапно открывшиеся бездны, другие выпирали им на смену. Невидимые гигантские руки сминали в складки, скручивали узлом, дробили на куски крепчайший, только-только улегшийся в относительном порядке камень...

Прошли еще миллионы лет; кончилась мезозойская, началась кайнозойская эра. К этому времени вместо группы отдельных островов уже существовал один большой остров, хотя вода и покрывала его раз за разом, оставляя после себя слои известняков, сланцев, глин. Однако каждое очередное «наступление» захватывало все меньшую территорию, постоянно заливая лишь равнины. А над ними, уже недоступные морским волнам, горделиво поднимались вытянутым скалистым островом Таврические горы.

А затем, в эпоху среднего плиоцена, горный Крым был рассечен мощным сбросом, оставившим после себя отвесную каменную стену нынешнего Южного берега, вздымавшуюся тогда на высоту в 3000 метров. Это было полное омоложение древней горной страны, преобразовавшее пологую возвышенность мезозойского хребта в современные Крымские горы. Кара-Даг также не был пощажен этим сбросом: большая его часть откололась и навсегда ушла в морскую пучину.

На обнаженные магматические породы тотчас набросились их могущественные враги: дождь и град, зной и холод, ветер и морские волны. Но древние кристаллические массивы, хоть и потревоженные недавней встряской, стойко отражали их атаки. А так как упомянутый сброс произошел сравнительно недавно — около десяти миллионов лет назад, то и удалось Кара-Дагу сохранить до наших дней все особенности своего геологического строения.

А Кара-Дагом — «черной горой» — люди издавна называли древний вулканический массив. И когда плывешь на катере из Феодосии в Судак, а мимо медленно проходят растрескавшиеся, словно оплавленные подземным огнем каменные великаны, понимаешь — и принимаешь — это короткое, выразительное название. «Грозная», «мрачная», «чертова», «черная» — такие эпитеты сами просятся на язык. А когда кончается последний вулкану принадлежащий кряж и из-за него выступают светлые известняковые хребты, разместившиеся поодаль, к северу, невольно приходит мысль, что еще и по этому контрасту могли так назвать нахмуренную громаду.

Есть, однако, и другие мнения. Некоторые ученые считают, что термин «кара» («черный») мог иметь не цветовое, а производное значение: гора без снегового покрова летом. Другие склонны связывать «кара» с казахским «кыр, кыра» и толкуют это слово как «сопка». Но, как бы то ни было, в нашем сознании Кара-Даг остается «черной горой»...

Мы говорим: «вулкан», «гора», но Кара-Даг не одна гора, а целый вулканический массив, или, как говорят геологи, «вулканическая область полигенного характера». Неоднократные извержения происходили здесь не из одного центрального жерла — кратера, а из нескольких. Образованные лавами, туфами и туфобрекчиями возвышенности, объединяемые под именем Кара-Даг, имеют свои, самостоятельные названия.

Общая площадь Карадагской горной группы — около 10 квадратных километров: вся она размещается на выступе береговой линии между устьем Отузской долины на западе и Коктебельской долиной (в которой находится поселок Планерское) на северо-востоке. Однако с северо-запада к этим вулканическим образованиям примыкает ряд более молодых известняковых хребтов, которые обычно также включаются в район Кара-Дага; с ними его площадь составляет свыше 20 квадратных километров. С севера и запада весь этот прибрежный участок ограничен судакским шоссе.

Огнь древних недр и дождевая влага / Двойным резцом ваяли облик твой... М. Волошин

Для ученых Кара-Даг интересен прежде всего как наиболее мощный очаг древней вулканической деятельности в Крыму. Уже академик П.С. Паллас, один из первых исследователей Тавриды, путешествовавший по полуострову в 1793—1794 годах, обратил внимание на его «конические скалы, имеющие подобие сахарной головы». А в 1891 году появилась заметка А. Прозоровского-Голицына, вызвавшая новую волну интереса к Кара-Дагу: до тех пор в Крыму не были известны остатки наземных вулканических образований. С того времени — уже более восьмидесяти лет—и идет изучение «черного» вулкана.

При этом надо отметить, что работа на Кара-Даге нашлась не только геологам. Большой интерес представляют и его растения, среди которых обнаружено несколько редких, эндемичных; и животный мир, и своеобразный, отличающий его от расположенных рядом мест микроклимат. Поэтому-то и решено было объявить Кара-Даг заповедником, запретив уничтожение его растений, животных, минералов.

Но была еще причина.

Этот приютившийся на бесплодных мысах и холмах юго-восточного Крыма уголок поражает своей дикой — суровой и величественной — красотой. Из посвященных ему восторженных дифирамбов можно было бы составить целую книгу. В некоторые страницы этой пока не собранной воедино книги стоит заглянуть.

Вот мнение видного русского ученого, академика А. Павлова: «Оригинальные формы рельефа и пейзажные красоты Кара-Дага могут поспорить с самыми замечательными уголками знаменитого Йеллоустонского национального парка в США». Другой геолог — профессор А. Слудский, первый заведующий Карадагской биостанцией — писал: «Недалеко время, когда специально на Кара-Даг будут приезжать туристы не только со всей России, но и из Западной Европы и Америки...». Со «зрелищем Сахары, неизмеримых рек, беснующихся океанов, громадных водопадов мира» сравнивал величие Кара-Дага К. Паустовский.

В чем же причина столь сильного воздействия Кара-Дага на человека?

Прежде всего поражает полная неожиданность возникновения этого каменного дива среди покатых оголенных холмов, на границе выжженной солончаковой степи. Когда с перевала по дороге от Феодосии вдруг открывается вид на синеватую стену его хребтов и вершин, захватывает дух от ощущения грандиозности, непомерной стихийной силы и строгой, почти архитектурной гармонии его силуэта. А когда переступаешь порог этого заколдованного царства и перед тобой словно заманивая вглубь, встают все новые один другого величественнее, пейзажи, — не хватает слов чтобы выразить охватившее тебя чувство. Мрачные провалы пещер — и нежная трава в расселинах камня; раскаленные осыпи — и хороводы тенистых рощиц; таящие смертельную опасность обрывы скал — и ласковый плеск волн у их подножия... Все рядом все перемешано, на каждом шагу самые неожиданные сочетания, но оттого-то так прекрасен Кара-Даг, оттого-то он весь «как сказка»...

Не одни ученые и писатели отдают дань восхищения этому самобытному уголку Крыма — не отстают от них и художники. Впервые Кара-Даг попал на полотно в середине прошлого века, запечатленный кистью И.К. Айвазовского. Но там он служил только фоном морского пейзажа. Театральной декорацией выглядит Кара-Даг в картине А. Фесслера и на многочисленных «видах» Г. Калмыкова. Настоящим «первооткрывателем» древнего вулкана был художник и поэт М.А. Волошин (1877—1932), сумевший передать в своих акварелях и стихах самую «душу» готических развалин Кара-Дага. Достойное воплощение нашли суровые его скалы и в композициях феодосийского художника К.Ф. Богаевского (1872—1943). Кара-Дагом вдохновлялись Н. Пискарев, Л. Бруни, И. Билибин, Б. Иогансон, А. Остроумова-Лебедева, Л. Руднев, Е. Говорова... В наши дни многие художники также — каждый по-своему — создают проникновенные, впечатляющие образы «черной горы».

И все же ни слов, ни красок недостаточно, чтобы рассказать о Кара-Даге; его надо увидеть самому. И не только увидеть, но и почувствовать: ладонями рук, цепляющихся за шероховатый камень; ступнями, скользящими по осыпи; кожей лица и щек, мокрой от стекающего пота, ноздрями, впивающими запах нагретых трав и морской соли. «Все должны побывать на Карадаге!» — восклицает известный исследователь Черного моря В.П. Зенкович. И его восторженность вполне можно понять...

В помощь тем, кто захочет познакомиться с Кара-Дагом, и написан этот путеводитель. В нем дано описание двух маршрутов: пролегающего по его вершинам вдоль Берегового хребта и морем, по самому берегу. Первый начинается от Карадагской биологической станции, до которой автобусом от Щебетовки всего десять минут, и кончается в Планерском. Второй идет в обратном направлении: из Планерского к биостанции. Его придется преодолевать то пешком, то вплавь через бухты. Каждый из маршрутов рассчитан на один день.

Необходимо заметить, что путеводитель — даже подробный — не может избавить от ошибок при самостоятельном определении тех или иных долин, скал, хребтов. В какой-то мере помочь в этом могут указатели, года три назад установленные горноспасателями у основных вершин и перевалов. Однако тем, кто знакомится с Кара-Дагом впервые, лучше всего для начала пройти пешком по нему с одной из экскурсий, организуемых Феодосийским бюро путешествий и экскурсий (два киоска этого бюро находятся на набережной курорта Планерское). Маршрут такой экскурсии в основном совпадает с первым из приводимых здесь.

Хорошей подготовкой ко второму — морскому — маршруту явится прогулка вдоль Кара-Дага на теплоходе, по два-три раза в день отходящем от причала Планерского. Такие прогулки организуются также с территории пансионата «Крымское приморье» и из Феодосии.

После этого, уже имея общее представление о Кара-Даге, можно путешествовать по нему самостоятельно: не спеша, открывая новые и новые уголки. Однако идти в горы одному все-таки небезопасно, лучше вдвоем или группой; в крайнем случае кто-то из остающихся в поселке обязательно должен знать, когда и в каком направлении вы ушли.

Обременять себя поклажей не стоит: ведь каждая экскурсия рассчитана всего на один день. Лучшая обувь — кеды или тапочки на резиновой подошве (только не на коже!); обязателен головной убор. Вместе с пищей следует захватить воды: в горах ее может не оказаться. Ну, а напоминать о фотоаппарате или кинокамере, очевидно, излишне; во всяком случае, забывший их дома не раз потом пожалеет об этом.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь