Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » В.В. Абрамов. «Керченская катастрофа 1942»

Глава 8. Газовая атака

Первое время защитники каменоломен контролировали участки территории около выходов, но фашисты с помощью танков и бронетранспортеров загнали их под землю. После того как бои стали стихать, местное население стало покидать каменоломни, гитлеровцы этому не препятствовали, но вышли не все. Под землей осталось несколько семей коммунистов из Керчи, представители иудейской религии (евреев и крымчаков), которых фашисты еще не уничтожили в конце 1941 г., гражданских служащих, обслуживавших воинские части еще до наступления, и других по самим разным причинам. Но таких было сравнительно немного, не более 150—200 человек в обеих каменоломнях.

Фашисты, упоенные взятием Керчи и всего полуострова, были горды и самоуверенны, они считали, что быстро уничтожат и «засевших в пещерах русских». Они пробовали ворваться в каменоломни через широкие входы, но это привело их только к потерям. Гитлеровцы, спустившись под землю с дневного света, ничего не видели, но одновременно были хорошими мишенями для защитников. Их без особых усилий расстреливали почти в упор. Фашистское командование, поняв, что это приводит к большим и безрезультатным потерям, решительно отказалось от такого штурма. Гитлеровцы знали о большой численности советских военнослужащих в каменоломнях и понимали потенциальную угрозу с их стороны и поэтому решили пойти в конце концов на преступление — использовали против защитников химические отравляющие вещества, которые было запрещено применять по международным соглашениям. Об этом применении было известно в 1942 г. и особенно после того, как район был освобожден от оккупантов. Этот факт использовался советской пропагандой для привития ненависти к фашистским захватчикам. Подробное описание газовой атаки есть в дневнике Трофименко А.И., и я его использую в виде большой цитаты. «...Грудь мою что-то так сжало, что дышать совсем нечем. Слышу крик, шум, быстро схватился, но было уже поздно. Человечество всего земного шара, люди всех национальностей! Видели вы такую зверскую расправу, какую применяют германские фашисты? Нет! Я заявляю ответственно — история нигде не рассказывает нам о подобных извергах. Они дошли до крайности. Они начали давить людей газами. Полны катакомбы отравляющим дымом. Бедные детишки кричали, звали на помощь своих матерей. Но, увы, они лежали мертвыми на земле с разорванными на грудях рубахами, кровь лилась изо рта. Вокруг крики: "Помогите! Спасите! Покажите, где выход, умираем!" Но за дымом ничего нельзя разобрать. Я с Колей был без противогазов. Мы вытащили 4-х ребят к выходу, но напрасно: они умерли на наших руках. Чувствую, что я уже задыхаюсь, теряю сознание, падаю на землю. Пришел в себя. Мне дали противогаз. Теперь быстро к делу — спасать раненых, что были в госпитале. Ох, нет, не в силах описать эту картину! Пусть вам расскажут толстые каменные стоны катакомб, они были свидетелями этой ужасной сцены. Вопли, раздирающие стоны, кто может — идет, кто не может — ползет, кто упал с кровати и только стонет: "Помогите, милые друзья! Умираю, спасите!" Белокурая женщина лет 24-х лежала вверх лицом на полу, я приподнял ее, но безуспешно. Через 5 минут она скончалась. Это врач госпиталя. До последнего дыхания она спасала больных, и теперь она, этот дорогой человек, Удушена. Мир земной, Родина! Мы не забудем зверств людоедов, живы будем — отомстим за жизнь удушенных газами. Требуется вода, чтобы смочить марлю и через мокрую дышать. Но воды нет ни одной капли. Таскать к отверстию нет смысла, потому что везде бросают шашки и гранаты... Выходит, один выход — умирать в противогазе... Может быть, и есть, но теперь поздно искать. Гады, душители. За нас отомстят другие. Несколько человек вытащили ближе к выходу, но тут порой еще больше газов. Колю потерял, не знаю, где Володя, в госпитале не нашел, хотя бы в последний раз взглянуть на них. Пробираюсь на центральный выход, думаю, что там меньше газов. Но это только предположение... теперь я верю в то, что утопающий хватается за соломинку. Наоборот, здесь большее отверстие, а поэтому здесь больше пущено газов. Почти у каждого отверстия 10—20 человек, которые беспрерывно пускают ядовитые газы-дым. Прошло 8 часов, а он все душит и душит. Теперь уже противогазы пропускают дым, почему-то не задерживают хлор. Я не буду описывать, что делалось в госпитале на Центральной, такая же картина, как и у нас, но ужасы были по всем ходам, много трупов валялось, по которым еще полуживые метались то в одну, то в другую сторону. Все это, конечно, безнадежно. Смерть грозила всем, и она была так близка, что ее чувствовал каждый. Чу! Слышится пение "Интернационала". Я поспешил туда. Перед моими глазами стояли 4 молодых лейтенанта. Обнявшись, они в последний раз пропели пролетарский гимн...1

Какой-то полусумасшедший схватился за рукоятку "максима" и стал стрелять куда попало. Это предсмертная судорога. Каждый пытался сохранить свою жизнь, но увы! Труды напрасны. Умирали сотни людей за Родину. Изверг, гитлеровская мразь, посмотри на умирающих детишек, матерей, бойцов, командиров. Они не просят пощады, не становятся на колени перед бандитами, издевавшимися над мирными людьми. Гордо умирают за свою любимую священную Родину... Но трудности в борьбе за Родину выявили и лицо шатких, неустойчивых предателей, не наших людей, но в нашей форме. Дрожа за свою жизнь, забыв общее дело, свою клятву, они уходили в плен. Таких нужно стрелять».2

Описание жуткое, кое-кто может посчитать это выдумкой, этакой «страшилкой», но это было... Единственно, что я предполагаю, это «сгущение красок» в литературном плане.

Понятно, что во время газовой атаки автор не все видел, записал он все это позже, что-то ему рассказывали и его товарищи. И все же к дневнику, как и к любому документу (тем более к личному), надо относиться критически. Автор пишет о женщинах и детишках, которых он спасал вместе с Колей. Это был Филиппов Н.Д., и он остался жив. Николай Дмитриевич мне рассказывал, что у его друга Володи Костенко в Керчи появилась близкая женщина Александра Клинкова, которая проживала на ул. Азовская, 39. Она с грудным ребенком осталась в каменоломнях и попала под газовую атаку. Вот ее с ребенком и спас Филиппов вместе с автором дневника. В своем письме к родителям Костенко в Ставрополе (конец 1944 г.) она упоминала всех трех друзей и еще писала: «Через 2 месяца, а может быть и больше, после моего выхода из каменоломен я видела одного пленного, который мне сообщил, что Володя и Саша живы, но выходить не хотят, говорят, что умрем, но знаем, что за Родину, но к немцу, врагу нашему, в плен не пойдем... И вот уже два года я не имею о них никаких известий. В г. Ворошиловске (ныне Ставрополь) по ул. "Переезд Фрунзе" в доме 14 живет Филиппов Николай, если он вернулся домой, то он расскажет о Володе».

Филиппов Н.Д. после войны, пройдя немецкий плен, вернулся в Ставрополь и женился на сестре своего друга Володи Костенко.

Из приведенного отрывка дневника о женщинах и детях в 1943—1944 гг. был сделал вывод, что в Аджимушкайских каменоломнях фашистами были уничтожены газами тысячи мирных жителей, хотя этого в действительности не было. Вывод попал в прессу, в некоторую историческую литературу. Это мнение до сих пор иногда проявляется в трудах некоторых некомпетентных историков и особенно у журналистов.

Первая газовая атака была осуществлена днем 25 мая (запись Трофименко А.И.). К этому времени, как я уже писал, местные жители вышли из каменоломен и разошлись по своим домам, если их жилища остались целы после ожесточенных боев. Мнение о больших жертвах среди гражданского населения от применения газа решительно опровергают сами жители Керчи и Аджимушкая, которые тогда вышли из каменоломен. Некоторые из них до сих пор живы.

Командование Центральных Аджимушкайских каменоломен приняло меры, чтобы сообщить советскому командованию о применении гитлеровцами химических отравляющих веществ. Начальник радиостанции каменоломен старший лейтенант Казначеев Ф.Ф. в своих воспоминаниях писал: «В момент первой газовой атаки на рацию прибыл начальник обороны полковник Ягунов и старший батальонный комиссар Парахин с большой группой командиров. Ягунов вручил мне радиограмму, приказал сейчас же передать в эфир следующее: "Всем народам Советского Союза! Мы, защитники обороны города Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаемся!" Эту радиограмму я передал трижды микрофоном, трижды повторил также телеграфным ключом Морзе».3

После нескольких часов газовой атаки гитлеровцы сделали перерыв. Воспользовавшись этим, командование подземного гарнизона организовало строительство газоубежищ. Для этого защитники использовали камень-ракушечник из которых сооружали стены. Зазоры между камнями затыкали тряпками, бумагой, замазывали грязью. Во время газовых атак большинство личного состава находилось в этих убежищах, и они надежно защищали людей от газа. Поэтому последующие газовые атаки, которые продолжались в течение нескольких недель, уже не имели эффекта. Газ, естественно, осложнял жизнь и борьбу подземного гарнизона, но потери среди личного состава были уже незначительные. Кроме того, концентрация отравляющих веществ в каменоломнях не везде была одинаковой. В Малых каменоломнях ядовитый дым эффекта вообще не имел. Он туда шел плохо, вероятно, из-за того, что эти каменоломни глубже и в них было плохое движение воздуха. Но для гарнизона Центральных каменоломен последствия первой газовой атаки были катастрофическими. В дневнике Трофименко А.И. сообщается, что в подземных штольнях только на территории одного батальона было подобрано и похоронено 824 человека.4 Не меньше погибших, очевидно, оказалось и на поверхности земли. Интересно свидетельство врача 170-го полевого подвижного госпиталя Зеленина Николая Ивановича, который сообщил в своей объяснительной записке (писал он ее в конце декабря 1956 г., в г. Виноградове Закарпатской области Украины, где работал преподавателем медицинского училища) следующее: «...Немцы стали забрасывать шахты шашками, доведя концентрацию до такой степени, что противогазы не выдерживали. 25 мая, не знаю какими судьбами, я очутился на поверхности раздетый, с опухшим лицом, руками и шеей, с рачьими глазами. Я издавал пищащие звуки при вдохе и выдохе. Позже я узнал, что мертвых немцы сваливали в братскую могилу, там и были позже найдены мои документы, которые были пересланы в санитарное управление Вооруженных сил СССР. Людей, подающих признаки жизни, гитлеровцы брали в плен. На руках пленных я был перенесен в с. Марфовка в госпиталь для русских военнопленных, где, будучи в тяжелом состоянии, меня заставили работать в качестве врача».5

О применении химических отравляющих веществ в борьбе с советскими воинами под Керчью говорят и немецкие источники. Из «Военного дневника» Ф. Гадьдера известно, что представитель гитлеровской ставки генерал химических войск Окснер 13 июня 1942 г. докладывал о своей поездке в Крым и об участии в боях за Керчь химических подразделений.6 Надо полагать, что Окснер являлся если не инициатором, то первой фигурой в деле технического исполнения чудовищного преступления против аджимушкайского подземного гарнизона.

Газовая атака была непосредственно организована специальной командой СС, прибывшей из Берлина, при участии 88-го саперного батальона под командованием капитана Г. Фрейлиха. По рассказам участников обороны и по документам, отравляющие вещества представляли удушливый дым с запахом хлора, а также со специфическим запахом, от которого во рту оставалось чувство сладости. Под землю фашисты забрасывали специальные гранаты и шашки, от действия которых шел ядовитый дым. Кроме того, дым накачивался в каменоломни компрессорами через шланги и трубы и из специальных баллонов. Важные свидетельства сообщил на севастопольском процессе в октябре 1947 г. санитар Ранкель М.Г. из немецкого 88-го саперного батальона: «О том, что солдаты нашего батальона применяли гранаты с газами для удушения людей, я слышал... К нам на склад привезли ящики с гранатами, которые хранились у нас, и часовой к ним никого не допускал, ибо это считалось секретным оружием. Унтер-офицер Бонфик показал мне одну гранату. Она была похожа на обыкновенную немецкую гранату, но корпус ее был немного больше. Бонфик сказал, что она начинена химическими отравляющими веществами. В конце июля 1942 г. в амбулаторию нашего батальона привезли два трупа. Врач батальона Пиркгауэр рассказывал нам, санитарам рот, что эти люди умерли от отравления газом. Газ вводился в шахты с помощью забрасывания туда гранат, они взрывались и образовывали газовую дымовую завесу. Действие газов имело смертельное действие в том случае, если не было притока свежего воздуха».

На этом же процессе выступали и местные жители из Керчи: Л.Х. Данченко, В.М. Жилко, T М. Медведева, С.П. Безносов, А.И. Пироженко. Все они во время газовой атаки находились в каменоломнях и подвергались действию отравляющих веществ, но массовую гибель гражданских лиц никто из них не подтвердил.7 Местный житель М.П. Радченко мне рассказывал: «Я с несколькими местными жителями поселка Аджимушкай находился в каменоломнях отдельно от военных. При газовой атаке дышать нам было тяжело, ибо противогазов у нас не было. Но, несмотря на это, никто из наших не умер от ядовитого дыма. Для того чтобы лучше было дышать, мы ложились на землю: внизу дыма было еще меньше. Некоторые вырывали даже ямку и, опустив туда голову, дышали».

Какие же отравляющие вещества применяли фашисты? Еще в 60-х годах керченские школьники В. Истратов и И. Демиденко нашли в каменоломнях небольшой газовый баллон с немецкой маркировкой. Экспедиции 1972—1974 гг., а также летом 1986 г. нашли много ампул с химическими веществами, полусгоревшие газодымные шашки и развалившийся на осколки тонкостенный корпус гранаты немецкого производства. Сами шашки, даже спустя много лет после сгорания, имели резкий запах чего-то острого, какой-то гнили, от них слезились глаза, першило в горле. И все это было несмотря на длительное пребывание остатков вещества под завалом в земле. Участников поисков в Аджимушкае и ранее волновали вопросы о применении там отравляющих веществ. Вопросом использования фашистами химических веществ занялся один из членов нашей экспедиции Г.Н. Князев. Он добился, что все находки прошли экспертизу химиков в Москве, на основании которой были составлены акты, которые ныне находятся в Керченском музее. Вот один из выводов экспертизы: «Образец № 2 представляет собой дымовую шашку нейтрального (белого) дыма на основе окиси цинка и хлорированных углеводородов. При сгорании таких шашек образуется фосген». Популярно эти акты ученые-химики прокомментировали так: «Эти шашки на самом деле газодымные, предназначенные для использования в закрытых помещениях, где смерть наступает прежде всего от отравляющих веществ малой концентрации — хлора и фосгена, а не от дыма. Фашисты, разрабатывая такие шашки, скрывали свое истинное намерение применять отравляющие вещества под прикрытием дыма — в смеси с ним. Можно ли, рассматривая каменоломни как такое закрытое помещение, считать, что смерть наступила прежде всего от отравляющих веществ? Да, это как раз тот пример использования подобных шашек, когда смерть наступает от удушья газами...» Вот ведь на какую замаскированную хитрость пошли фашисты, и эту уловку удалось разоблачить только нашей экспедиции.

В 1971 г. вышла книга Александрова Г.Н. «Нюрнберг вчера и сегодня». Ее автор возглавляя следственную часть советской делегации на международном процессе против главных военных преступников. Князев Г.Н. добился с ним встречи. Вот что рассказал Александров Г.Н.: «Тогда, в 1947 г., у нас не было прямых и вещественных доказательств использования газов в Аджимушкае. Были лишь показания оставшихся в живых свидетелей... Вот почему на Нюрнбергском процессе не фигурировал Аджимушкай, да и в изданное собрание документов процесса он тогда не вошел...»8

Следы многочисленных газовых атак в Центральных каменоломнях сохранялись даже в 60-х годах. Стены, потолок, а в некоторых местах и пол, были покрыты слоем дымных осадков, от которых шел резких запах химических веществ. Кроме того, от долгого пребывания в каменоломнях появлялась легкая резь в глазах.

Примечания

1. Здесь по цензурным соображениям, при публикации была пропущена фраза, что эти лейтенанты с криками «За Родину! За Сталина!» расстреляли себя. В первые дни войны на экранах кинотеатров СССР вышел кинофильм «Случай в вулкане», где показано, как люди-вулканологи, спасаясь от горящей лавы, забрались в пещеру. Готовясь к гибели, они пели «Интернационал». Эта сцена тогда очень взволновала и запомнилась многим зрителям. Моя родственница, активная комсомолка-общественница, Михайлова А.В. рассказывала: «С приходом немецких оккупантов летом 1941 г. в район станции Дно на Псковщине меня арестовали и повели на расстрел. Первая мысль, которая при этом пришла мне в голову, — это запеть "Интернационал". Правда, в этот момент согнанное население нашего колхоза стало просить за меня немецкого начальника, и он освободил меня от расстрела». Очевидно, у многих советских людей в условиях сильнейшей пропаганды большевиков образовался своеобразный рефлекс: перед гибелью петь «Интернационал», и в соответствующий момент он срабатывал.

2. В катакомбах Аджимушкая, 1982, сс. 67—69.

3. История Второй Мировой войны 1939—1945. Т. 5, с. 125.

4. В катакомбах Аджимушкая, 1982, с. 74.

5. ЦАМО РФ, личное дело Зеленина И.И.

6. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 2, с. 263.

7. Архив государственной безопасности республик Крым Украины (Далее: АГБР Крыма). Процесс над военными преступниками Енекке и др. Д. 2262, т. 19, л. 248; т. 20, лл. 66, 95, 114, 122, 139. Кондратьев В. Мертвые обвиняют. Газета «Красная Звезда» от 10.03.1965.

8. Князев Г.Н., Проценко И.С. Доблесть бессмертна. Сс. 57, 58, 60.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь