Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

Главная страница » Библиотека » В.Б. Костюкевич. «Феодосия»

Литературная слава

В литературной истории Крыма Феодосия занимает особое место. Пожалуй, нет такого другого крымского города, в котором бы так интенсивно, особенно в первой четверти XX в., процветала литературно-художественная жизнь, вписавшая славные страницы не только в культурную историю полуострова, но и ставшая неотъемлемой частью истории общероссийского литературного процесса.

Литературная история Феодосии столь же многогранна и динамична, как и сама жизнь, в ней, как в фокусе, нашли отражение и смена эпох, и разнообразные социально-культурные процессы.

Эпоха средневековья

Будучи крупнейшим экономическим и политическим центром средневекового Крыма, «блистательная Каффа» являлась также значительным культурным центром, в ней процветали наука и искусство, создавались замечательные по красоте и мастерству исполнения памятники зодчества и изобразительного искусства.

Особенно значительным был вклад в культуру города армянской общины в XIII—XV вв. В армянской колонии Каффы культивировался интерес к философии, риторике, поэзии. При общинных церквах существовали школы, в которых преподавали философию Аристотеля, богословие, изучали грамматику, арифметику, риторику, учились искусству миниатюры и переписывания текстов. До нашего времени дошло более двухсот армянских рукописей с прекраснейшими миниатюрами, созданными в Каффе и в монастыре Сурб-Хач (близ г. Старый Крым) — одном из центров армянской религиозной жизни и летописания. Высокообразованные представители армянской общины продолжали развивать свою самобытную культуру, в том числе поэзию, и после падения Каффы, уже в турецкой Кефе. До нашего времени дошли литературные произведения поэтов-певцов («тахи») XVII в.: Симеона Кафаеци, Хевы Кафаеци, Мартироса Кримеци, Степаноса, Нерсеса Кафаеци.

Сохранился интересный литературный памятник средневековой армянской культуры Феодосии — эпическая поэма «Песнь о Кафе», впервые переведенная и опубликованная просветителем армянского народа архимандритом Гавриилом Айвазовским, братом художника И.К. Айвазовского. В предисловии к первой публикации в «Записках Одесского общества истории и древностей» за 1875 г. он сообщил, что эта поэма «извлечена из рукописи "Сборника армянских песен", написанных в Кафе священником Стефаном, при церкви св. Георгия, просветителя Армении, в 1603 г. Текст этот написан стихами на армянском языке». В нем имеется также и свидетельство об авторе поэмы — некоем Иоанне:

Мы все под богом ходим.
Да благоволит он нас сохранить,
Дабы не приключилась больше беда
Богоустроенному городу Кафе.

Я, Иоанн, исполненный грехов;
По просьбе Григория,
Диаконом прозываемого.

Поэма «Песнь о Кафе» повествует о событиях 1581 г.: борьбе за власть в Крымском ханстве Ислам-Герая и его брата Мухаммед-Герая и битве при Каффе, в результате которой войска Мухаммед-Герая были разбиты, а сам он был казнен по приказу турецкого султана.

В эпоху турецкого господства в высокообразованных кругах исламского духовенства и чиновничества искусство поэзии считалось одним из важнейших достоинств, которое ценилось мусульманами наравне с воинскими доблестями.

Кефе стал одним из центров мусульманского просвещения, здесь насчитывалось, по свидетельству турецкого путешественника Э. Челеби, 45 детских школ и 5 высших учебных заведений — медресе. Среди них выделялось медресе Хаджи Ферхада — светоч мусульманской учености и благочестия, где наравне с богословием и астрологией изучались естественные науки и теория права.

Средневековая культура крымских татар была пронизана поэзией и религиозным мистицизмом суфиев, орден которых — тариката Мевлеви («вертящихся дервишей») — был хорошо известен в Крыму. Некоторые крымские ханы были талантливыми поэтами. Например, Менгли-Герай I — автор газелл, пронизанных глубокими философскими раздумьями и утонченной любовной лирикой.

Первая половина XIX века

После присоединения Крыма к России появилась необходимость в исследовании и описании новоприобретенных территорий. Уже в конце XVIII в. Феодосию посетили известные ученые и путешественники, она упоминается в сочинениях В.Ф. Зуева, К.И. Таблица, П.С. Палласа, П.И. Сумарокова. Эта традиция была продолжена в начале XIX в. В.В. Измайловым, И.М. Муравьевым-Апостолом, Г.В. Гераковым, В.Б. Броневским, А.Н. Демидовым, П.П. Свиньиным.

Важную роль в историко-культурной жизни Феодосии начала XIX в. сыграл Семен Михайлович Броневский, бывший градоначальником в 1810—1816 гг. Человек высокопросвещенный и литературно одаренный, автор сочинения «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе» (М., 1823), большой знаток истории Крыма, он вошел в историю Феодосии не только как основатель его Музея древностей, но и как гостеприимный хозяин, принимавший у себя семью генерала Н.Н. Раевского и А.С. Пушкина.

Вечером 16 августа 1820 г. (даты до 1918 г. даны по ст. ст.). Пушкин и семейство Раевских, будучи проездом в Феодосии, остановились на даче у Броневского. На рассвете 18 августа гости отплыли на корвете «Або» из Феодосии в Гурзуф. Ночью на корабле Пушкин сочинил одно из лучших произведений своей крымской лирики — элегию «Погасло дневное светило».

«Из Керчи, — сообщал поэт в письме брату, — приехали мы в Кефу, остановились у Бронев-ского, человека почтенного по непорочной службе и по бедности. Теперь он под судом — и, подобно старику Вергилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход... Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды в Юрзуф, где находилось семейство Раевского. Ночью на корабле написал я элегию...».

Проплывая мимо Карадага, Пушкин увидел и запомнил причудливую арку скалы — Золотые Ворота. Спустя три года на страницах рукописи «Евгения Онегина» появился рисунок скалы, удивительно точно воспроизведший форму Золотых Ворот. По-видимому, поэт знал и татарское название скалы Шайтан-Капу («Чертовы ворота»), так как под рисунком он изобразил пляшущих бесенят и ведьму на помеле. Вполне вероятно, что на создание этого произведения повлияли и впечатления от романтической красоты заката над Карадагом. Вспомним у М. Волошина:

Эти пределы священны уж тем,
Что однажды под вечер
Пушкин на них посмотрел с корабля,
По дороге в Гурзуф...

Дом Броневского не сохранился. На одном из особняков, построенных в районе его местонахождения, установлена мемориальная доска, увековечившая столь знаменательное для Феодосии событие.

Середина XIX века

В этот период появляются первые литературные произведения, написанные или изданные непосредственно в Феодосии. С этого времени и можно говорить о начале литературной истории города. Она была тесно связана с издательской деятельностью армянского Халибовского училища и литературно-издательской деятельностью Г.Э. Караулова. Училище было создано в Феодосии благодаря настойчивости архимандрита Гавриила Айвазовского, а названо по имени его попечителя — нахичеванского купца Артемия Халибова. Училище было открыто в октябре 1858 г. При нем организована типография, в которой печатались литературно-просветительские журналы «Радуга» и «Голубь Массиса» на русском, армянском и французском языках, а также книги и учебные пособия.

Еще до приезда в Россию Айвазовский основал в Париже учебно-литературный журнал «La Colombe du Masis», который издавался в 1855—1857 гг. на армянском и французском языках. В 1858 г., по возвращении в Россию, он перенес этот журнал в Феодосию и продолжал издавать его под названием «Радуга» на армянском, русском и французском языках.

Григорий Эммануилович Караулов (1824—1883) родился в Симферополе. В 1844 г., после окончания Ришельевского лицея в Одессе, поступил на службу в Симферополе, затем перебрался в Феодосию в связи с открытием Халибовского училища, в котором состоял учителем словесности, а позже и инспектором. В 1871 г. он поступил на частную службу в управление Бессарабско-Таврического Земского Банка, где работал до своей кончины. Довольно рано в «Одесском вестнике» начали выходить его статьи по истории Крыма. В 1859 г. было опубликовано его небольшое исследование «О торговом значении Феодосии в древности и в средние века».

Караулов принимал деятельное участие в редакции журнала «Радуга». В 1860 г. опубликовал в нем «Очерки горной части Крыма». Плодотворно сотрудничал с Одесским Обществом истории и древностей (ООИД), в «Записках» которого появились его историко-краеведческие статьи: «Крымские пещерные города и крипты», «Древний христианский храм, открытый в Партените в октябре 1871 года», комментарии к его собственному переводу на русский язык сочинения П.С. Палласа «Поездка во внутренность Керченского полуострова и на Тамань». В 1861 г. в типографии Халибовского училища публикует историко-краеведческий сборник «Несколько статей о Крыме».

Караулов был не только историком-краеведом, но и литературоведом, быть может, первым феодосийским историком литературы. В 1868 г. в Феодосии им изданы «Очерки истории русской литературы» и в том же году отдельной книгой вышла литературная «Хрестоматия», задуманная им как приложение к «Очеркам». В 1881 г., после смерти Гавриила Айвазовского, Караулов пишет некролог и помещает его в «Записках ООИД», снабдив статьей о жизни и творчестве этого выдающегося человека.

Наибольшую известность Григорию Эммануиловичу принес «Путеводитель по Крыму», написанный в соавторстве с М.А. Сосногоровой (псевдоним Марии Славич). Он вышел в Одессе в 1876 г., пользовался большой популярностью и по праву считался одним из лучших крымских путеводителей.

Особый интерес представляет для нас книга Караулова «Феодора, владетельница древней Сугдайи», увидевшая свет в 1859 г. Она является самым ранним из дошедших до нас литературно-художественных произведений, изданных в Феодосии, а ее автор — первым феодосийским писателем и одним из первых крымских писателей середины XIX в.

Книга состоит из двух взаимосвязанных и вместе с тем достаточно самостоятельных частей: предисловия, собственно повести и приложения под названием «Краткий исторический очерк греческих и генуэзских поселений в Крыму». Этим приложением автор снабдил повесть для того чтобы его рассказ «был более ясным для читателей, мало знакомых с историей Крыма». В этой книге Караулов предстает пред нами патриотом Крыма, любящим и понимающим его эстетическое своеобразие и уникальную красоту: «Есть уголки земли, где чувство природы, врожденное более или менее всякой душе человеческой, но часто заглушенное в нас мелочами жизни, пробуждается невольно во всей его силе, невольно увлекает и очаровывает нас и говорит о красоте и бесконечном величии дел творения.

К таким уголкам на бесконечном протяжении нашей родной земли принадлежит, бесспорно, южная нагорная гряда полуострова, или так называемый Южный берег, на всем протяжении своем омываемый звучными, вечно изменчивыми волнами Черного моря.

Природа, эта дивная, гармонически-стройная поэма Божия, по выражению Шеллинга, является на Южном берегу Крыма во всем роскошном разнообразии своем; на каждом шагу она рассыпала здесь, вероятно, еще в недавней работе своей чудные картины».

Караулов одним из первых обращается к творчеству И.К. Айвазовского: «Взгляните на виды Южного берега Крыма, так неподражаемо схваченные на полотно кистью Айвазовского, этого поистине великого живописца моря, — и вы поймете тогда меня, и в вас невольно родится желание увидеть этот богато украшенный природой край».

«Краткий исторический очерк...», которым завершается издание, является самостоятельным сочинением, в нем автор изложил свои взгляды на историю генуэзской колонизации Крыма в соответствии с уровнем развития исторической мысли середины XIX в.

На рубеже веков

Конец XIX — начало XX в. в России ознаменовались необычайно интенсивным литературно-художественным подъемом, получившим название Серебряного века русской культуры. К этому времени относится и заметная активизация литературной жизни Феодосии. Многие самодеятельные городские поэты издают свои произведения отдельными книгами, в печати появляются научно-исследовательские работы целой плеяды местных историков и краеведов.

Трижды издавалась книга «Феодосия: Исторический очерк» директора Феодосийской мужской гимназии Василия Ксенофонтовича Виноградова (1843—1894): в 1884 и 1915 гг. — в Феодосии, в 1902 г. — в Екатеринодаре. И поныне сильное впечатление производят многочисленные труды преподавателя гимназии, а затем заведующего Феодосийским музеем древностей Людвика Петровича Колли (1849—1917). Вениамин Давыдович Гейман (1885—1973; в 1920 г. эмигрировал за границу) — автор одного из первых путеводителей по Феодосии («Спутник приезжего: Справочник-путеводитель по Феодосии и окрестностям»), изданного в 1911 г. Заслуживают внимания сочинения Луи Бертрена (1851—1918) — французского консула в Феодосии и Судаке, автора путеводителя по Крыму, Кесаря Александровича Белиловского (1859—1938) — главного санитарного врача феодосийского карантина, автора ряда исследований и публикаций, Юрия Андреевича Галабутского (1863—1928) — учителя словесности Феодосийской мужской гимназии, автора и составителя сборника «Памяти В. Виноградова» (1895 г.).

В период с 1893 по 1922 г. в Феодосии было издано около двух десятков историко-краеведческих и литературно-художественных произведений. Среди них как поэтические и прозаические издания отдельных авторов, так и литературные сборники, поэтические альманахи, манифесты, путеводители, справочники.

Упомянем сборник стихов «Часы Досуга» гимназиста А. Вельнера, изданный в 1893 г. и являющийся самым ранним из известных нам памятников феодосийской поэзии. В 1909 г. вышла в свет юмористическая поэма «Крымский демон» журналиста и поэта-юмориста Якова Григорьевича Соскина, писавшего под псевдонимами «Дядя Яша» и «Я. Соснов». Отдельными книгами были опубликованы сборники стихов местных поэтов: «Волокна и ткани» Василия Эдуардовича Дембовецкого (1885—1944), «Этюды: 1901—1916» Михаила Николаевича Сарандинаки (1884—1917), «Душа русского гражданина: Избранные стихи (1911—1920)» Александра Викторовича Цыгальского (1880—1941).

В сборнике «Памяти В.К. Виноградова» (Феодосия, 1895) появилось первое печатное стихотворение «Над могилой В. Виноградова» в ту пору еще гимназиста Максимилиана Кириенко-Волошина. Впоследствии эту публикацию поэт будет называть началом своей «официальной» литературной деятельности.

Не подлежит сомнению, что конец XIX — начало XX в. — отдельная и очень важная веха в литературной истории города.

Литературные общества

Деятельность литературных объединений, существовавших в Феодосии в 1916—1920 гг., знаменует собой выход городского литературного процесса на качественно иной, более высокий уровень.

Феодосийское литературно-художественное общество «Киммерика» возникло в начале 1915 г. как объединение городской творческой интеллигенции — литераторов, артистов, музыкантов. Однако условия военного времени позволили ему организационно оформиться лишь 12 октября 1916 г., когда состоялось его учредительное собрание. На нем присутствовало двести человек.

10 декабря 1916 г. мизерным тиражом был издан небольшой сборник-манифест под названием: «Феодосийское литературно-художественное общество «Киммерика»: Очерк возникновения, организации и задач общества». Его появление свидетельствовало о стремлении творческой интеллигенции к объединению, основанному на близких взглядах и целях. Он состоит из вводной концептуальной статьи, в которой обосновывается необходимость новых форм искусства, дается краткий очерк возникновения «Киммерики», намечаются цели и задачи объединения. Автор вступительной статьи анонимен, однако исследователь В.П. Купченко высказал предположение, что им был М. Волошин.

И действительно, кто, как не он, «первооткрыватель» Киммерии в поэзии и живописи, смог в то время предложить идею «киммерийской общности» деятелям культуры Феодосии!? «Киммерийская идея» стала концептуальной и объединяющей для феодосийской творческой интеллигенции начала XX в.

«Переселения народов, — пишет автор вводной статьи, — передвигающие границы империй, могут на время стереть и замести прахом такие города, но только на время. Буйные силы снова прорастают к свету, огонь пробивается из-под пепла, на старых фундаментах возникают новые стены, и жизнь снова приливает к пораженному нервному сплетению...

Но как в своем обширном историческом прошлом, так и в тесных пределах текущих лет, смысл существования Феодосии не столько в том, что она рождает сама, но и в том, что она — перепутье, на котором встречаются и к которому возвращаются.

За последние годы ее окрестности становятся местом работы и отдыха многих известных русских писателей, художников, артистов, музыкантов.

Это явление, связанное органически с ее историческими судьбами, уже давно вызвало необходимость в существовании такого учреждения, которое могло бы быть первым узлом ее духовной жизни, органом ее художественных потребностей, органом, который мог бы связать воедино все разрозненные, богатые духовные силы, так или иначе с ней связанные.

Поэтому естественно учреждение в Феодосии литературно-художественного общества, названного "Киммерика"».

Далее в разделе «Организация и задачи общества» говорится: «Общество ставит целью содействовать распространению литературного и художественного образования в населении и среди своих членов, а также оказывать помощь лицам, посвятившим себя литературному труду и художественной деятельности».

Остается только сожалеть, что последовавшие вскоре события двух революций и гражданской войны не позволили полностью реализовать задачи «Киммерики»: кроме лекционной деятельности и некоторых просветительских мероприятий общество ничем особенно выдающимся себя не проявило.

После падения монархии и революций в России активизировались процессы, направленные на осмысление свершавшихся событий и выработку новых форм самосознания творческой интеллигенции. Свидетельством тому является уникальный феодосийский общественно-литературный журнал «Мы», названный «Журналом «Дома Юношества», первый номер которого вышел в апреле 1918 г.

«В вихре современных страстей, — писал в предисловии с весьма показательным названием «Новой дорогой» член редколлегии журнала Яков Цвибак (будущий эмигрантский публицист и писатель Андрей Седых, в 1977 г. выпустивший в Нью-Йорке сборник «Крымских рассказов», сюжетно связанных с Феодосией), — в дикой пляске обезумевшей от ужаса толпы затихла наша творческая интеллигенция. Умолкла наука перед народным бедствием, искусство пало из-за переоценки ценностей, а школа, будущий светоч культуры, перестала фактически быть автономной. Быть объективным, пройти, не оглянувшись на современность, нельзя. И молодежь академического органа оказалась на высоте своего положения. Она смогла даже в критический момент сказать правду, не быть субъективной и нести с гордостью стяг культуры. Говорить правду, как бы она ни была тяжела, — вот тезис культуры, и здесь, на страницах журнала, выразим правдивые мысли о жизни, вознесем должную дань забытой песне красоты и искусства, поделимся нашими взглядами на современные явления и живо откликнемся на интересы школьников, на интересы наших учащихся. Вперед, по новой дороге, отбросив страх, и с правдой на устах будем петь наш Гаудеамус... В первой пробе пера пусть выразятся наши чаянья, и наш орган печати будет дорог нам как первый шаг нашей юной, еще не испытанной мысли».

Еще более интересными являются размышления анонимного автора статьи под названием «Революция и учащиеся»: «В настоящее время, когда старый государственный строй сошел со сцены, но нового еще нет, все силы России должны быть направлены на создание нового, соответствующего времени истории правового порядка. Поэтому теперь, как никогда, важно объединение всех классовых групп. Ясно, что у каждого класса, каждой корпорации есть свои специальные интересы, необходимо выяснить и выдвинуть их, чтобы при создании нового строя государственной жизни ничьи интересы не пострадали. С другой стороны, объединение важно для достижения победы освободительного движения. Одним из средств объединения и выяснения нужд является орган печати. Мы, подрастающее поколение, будем создателями истории своей страны, и надо теперь же приучаться знать свои нужды и вырабатывать способ их удовлетворения. Наш ученический орган печати должен идти навстречу этому...

Критикуя общественные события, мы, безусловно, не будем все солидарны и в завязавшейся в силу этого дискуссии научимся отстаивать свое мнение. Наш журнал должен отвести дискуссии по общественным вопросам второе место. Освещение и решение этих двух вопросов должно составлять главную цель нашего журнала... Итак, товарищи, с помощью печати мы устанавливаем духовную связь между собой, выясняем и объединяем наши интересы, приучаемся полемизировать... будем жить более широкой, сознательной жизнью».

Другое объединение — Феодосийский литературно-артистический кружок (ФЛАК) — возникло в 1919 г. Можно считать едва ли не чудом, что в страшные годы гражданской войны в Феодосии выходили литературно-художественные альманахи, издавались коллективные поэтические сборники, в которых принимали участие многие выдающиеся русские поэты: Александр Блок, Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Илья Эренбург, Максимилиан Волошин, Софья Парнок, Майя Кудашева, Викентий Вересаев, Эдуард Багрицкий, Вениамин Бабаджан, Эмилий Миндлин, а также феодосийские поэты: Галина Полуэктова, Григорий Томилин, Александр Цыгальский, Василий Дембовецкий.

Штаб-квартирой поэтического объединения стало «кафе поэтов», располагавшееся в небольшом подвальчике дома на углу улиц Земской и Новой (ныне ул. Кирова). В нем собирались артисты и литераторы, устраивались литературно-артистические вечера.

За небольшой период своего существования — всего один год — ФЛАК выпустил два литературных сборника «К искусству!» и альманах поэтов «Ковчег». Эти издания, тираж которых был мизерным, являются уникальными, в Крыму их можно найти лишь в фондах Дома-музея М. Волошина в Коктебеле.

«В августе (1919 года), — вспоминал Эмилий Миндлин, один из участников и организаторов ФЛАКа, — вышел первый номер альманаха «ФЛАК» — 16 страниц тонкой розовой бумаги! В этом шуршащем розовом альманахе — стихи Волошина, Мандельштама, Цветаевой, рассказ Вересаева и произведения нескольких местных поэтов».

Но сохранился второй выпуск альманаха под броским названием «К искусству!». Он был издан в ноябре 1919 г. в Феодосии. Его издателем значилось Правление Литературно-артистического кружка, а в редколлегию вошли известные в городе литераторы — Вениамин Гейман и Александр Цыгальский. В нем опубликованы стихи М. Волошина, А. Цыгальского, М. Цветаевой, О. Мандельштама и несколько прозаических произведений. На последней странице напечатана заметка «В кружке», дававшая представление о деятельности ФЛАКа в конце 1919 г. В ней сообщалось: «Сегодня, 10-го (ноября 1919 года), в помещении "Чашка Чая" состоится первый исполнительный вечер Лит. Арт. Кружка. В концерте примут участие (далее перечисляется около десятка участников, среди которых значится Мандельштам. — Авт.). Перед началом "вступительное слово" прочтет А. Самарин-Волжский. Правление Кружка окончательно выработало Устав, и на днях состоится общее собрание для утверждения его. Правление окончательно остановилось на помещении Кружка в подвале дома г-жи Рогальской на Новой улице. На днях будет приступлено к ремонту и декоративным работам. Художественной стороной работ будет руководить художник Латри».

В 1920 г. в типографии В. Виниковича тиражом в сто экземпляров вышел в свет первый феодосийский поэтический альманах «Ковчег». В нем участвовали такие прославленные поэты, как М. Цветаева, М. Волошин, О. Мандельштам, И. Эренбург, А. Блок, а также поэты феодосийские (А. Цыгальский, Г. Полуэктова, Гр. Томилин) и одесские (В. Бабаджан, Э. Миндлин, Э. Багрицкий). «В этом "ноевом ковчеге", — вспоминал Миндлин, — и родился альманах поэтов "Ковчег", который одессит Александр Соколовский и я издали в 1920 г. Откуда мы взяли деньги на издание? Группа поэтов во главе с Осипом Мандельштамом устроила во ФЛАКе вечер "Богема". В нем участвовали все лучшие силы, собравшиеся тогда в Феодосии... Поэты ФЛАКа поручили Э. Миндлину и А. Соколовскому на вырученные с вечера 13 718 рублей издать литературно-художественный альманах. На эти-то деньги мы с Соколовским и выпустили феодосийский "Ковчег". На этом издательская деятельность ФЛАКа закончилась, и он закрылся еще до освобождения Крыма».

Феодосия в творческой судьбе М. Цветаевой, О. Мандельштама и А. Грина

Особую роль в жизни и творчестве Марины Ивановны Цветаевой (1897—1941) сыграло пребывание в Феодосии. Она прожила здесь около восьми месяцев (в 1913—1914 гг.), именно здесь были написаны одни из лучших ее произведений, в том числе и посвященные Феодосии. Сестры Марина и Анастасия Цветаевы впервые попали в Крым еще в 1905 г. С родителями они гостили в Ялте на даче писателя Сергея Елпатьевского, но все же первое сознательное соприкосновение их с «брегами Тавриды» произошло в 1911 г., когда они впервые приехали в Коктебель к Волошину. Летом 1911 г. сестры вместе с ним бывали в Феодосии, которая сразу же покорила их своеобразием и восточным колоритом. «Это была сказка из Гауфа, — вспоминала А. Цветаева, — кусочек Константинополя... И мы поняли, что Феодосия — волшебный город и что мы полюбили его навсегда». В 1913 г., после смерти отца, И.В. Цветаева, сестры решили уехать из опустевшей Москвы именно в Феодосию.

В октябре 1913 г. Марина и Анастасия вместе со своими мужьями — Сергеем Эфроном и Борисом Трухачевым, а также с дочерью Марины Алей прибыли в Феодосию. Марина с мужем и дочерью поселились на Анненской улице в доме А.Ф. и Э.М. Редлихов (ныне ул. Шмидта, 14), в районе Форштадта. Анастасия с семьей — на углу улиц Бульварной и Военной (ныне ул. В. Коробкова, 13). Цветаевы сразу же вошли в круг феодосийских друзей и знакомых Волошина. Особенно интенсивно общались с многочисленными потомками семейства И.К. Айвазовского: семьями Латри, Лампси и Ниной Александровной Айвазовской, племянницей второй жены художника. Нина Александровна жила на окраине Феодосии, слыла «светской львицей» и любила собирать у себя дома музыкантов и поэтов, устраивала музыкальные вечера с чтением стихов, игрой на фортепиано, пением романсов и непременным веселым застольем. В ее доме происходили импровизированные литературные вечера с чтением стихов, в которых участвовали Волошин, сестры Цветаевы, Василий Дембовецкий, Михаил Сарандинаки, пели романсы Ариадна Латри и Петр Лампси.

«Салонная» деятельность городской интеллигенции в этот период станет доминирующей: известностью пользовались литературно-музыкальные вечера у Н.А. Айвазовской, А.М. Петровой, П.И. Лампси. Анастасия Цветаева вспоминала: «Феодосия предвоенных лет! Та, через фиту, полная уютных семейств, дружеских праздничных сборищ, ожидания гостей, наивного восхищения талантом».

Феодосийский период оказался чрезвычайно плодотворным для творчества Марины Цветаевой; после российских и московских впечатлений поэтесса попала в совершенно иной мир, наполненный южной экзотикой, романтическими лунными восходами над Феодосийским заливом, живым ощущением прикосновения к древней истории города. «Во всем моем существе, — писала она философу Василию Розанову весной 1914 г., — какое-то ликование... Сейчас так радостно, такое солнце, такой холодный ветер, я бежала по широкой дороге, мимо тоненьких акаций... Я чувствовала себя такой легкой, такой свободной... Сейчас закат, еще различаю, что пишу».

Над Феодосией угас
Навеки этот день весенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час...
Иду вдоль генуэзских стен,
Встречая ветра поцелуи,
И платья шелковые струи
Колеблются вокруг колен...
Иду вдоль крепостных валов,
В тоске вечерней и весенней,
И вечер удлиняет тени,
И безнадежность ищет слов.

В Феодосии и Коктебеле поэтесса создает несколько стихотворных циклов, поэму «Чародей» и ряд отдельных замечательных поэтических произведений: «Генералам двенадцатого года», «Есть такие голоса...», «Я с вызовом ношу его кольцо...», «Идешь, на меня похожий...», «Уж сколько их упало в эту бездну...», «Стать тем, что никому не мило...». Большинство из них вошло в ее сборник «Юношеские стихи: 1913—1914», который поэтесса считала важным этапом своего творчества.

Не меньшую роль сыграла Феодосия в творческой судьбе Осипа Эмильевича Мандельштама (1891—1938). В период гражданской войны в России многие известные деятели культуры бежали на юг, в Крым, спасаясь от ужасов террора и братоубийственного кровопролития. Этим и объясняется такой наплыв в Феодосию в 1919—1922 гг. многих известных поэтов, писателей, общественных деятелей.

«Мы познакомились, — вспоминал о Мандельштаме Эмиль Миндлин, — в подвале "Флака". Беря за пуговицу или под руку, он уводил собеседника в угол и, смотря в упор влажными сияющими глазами, выпячивал нижнюю губу и читал нараспев:

На каменных отрогах Пиэрии
Справляли музы первый хоровод...

Иногда мы расхаживали с ним по еще пустому подвальному залу... и, держась за меня, он читал, полузакрыв глаза...

Дервиш с гранитных набережных холодного Санкт-Петербурга!

Во имя Аллаха, подайте гордому петербуржцу, заброшенному в тень генуэзской башни и сочиняющему стихи за столиком феодосийского кафе "Фонтанчик"!

На солнцепеке, у ограды лишенного кровли или навеса кафе, за крошечной чашечкой турецкого кофе он часами просиживал, сочиняя стихи, высокомерно смотря на окружающую толпу и зная наверняка, что кто-нибудь рано или поздно подсядет к нему и заплатит за выпитую им чашечку кофе...

Этот блаженный, поющий стихи за неоплаченной чашечкой кофе, был им понятнее, чем прочие люди, сбежавшие в приморский город — древнюю Каффу, богоданную Феодосию, со всех концов, по их мнению, сошедшей с ума России... В этом кафе он читал мне, скандируя и отбивая ногой, "Сестры тяжесть и нежность, одинаковы ваши приметы", — может быть, более, чем любое его стихотворение, объясняющее его поэзию.

У Соколовского на дому... Мандельштам читал нам свои стихи о Феодосии. Мы напечатали их потом в нашем "Ковчеге"».

Стихотворение Мандельштама «Феодосия», написанное в 1920 г., является, быть может, самым лучшим поэтическим произведением, посвященным городу Феодосия:

Окружена высокими холмами,
Овечьим стадом ты с горы сбегаешь
И розовыми, белыми камнями
В сухом прозрачном воздухе сверкаешь.
Качаются разбойничьи фелюги,
Горят в порту турецких флагов маки,
Тростинки мачт, хрусталь волны упругий
И на канатах лодочки-гамаки...
.....................................................
Идем туда, где разные науки
И ремесло — шашлык и чебуреки,
Где вывеска, изображая брюки,
Дает понятье нам о человеке...
Здесь девушки стареющие, в челках,
Обдумывают странные наряды,
И адмиралы в твердых треуголках
Припоминают сон Шахерезады.
Прозрачна даль. Немного винограда.
И неизменно дует ветер свежий.
Недалеко до Смирны и Багдада,
Но трудно плыть, а звезды всюду те же.

В 1919—1920 гг. поэт часто бывал в Отузах, где создал блестящий поэтический цикл — «отузский».

«Как-то он долго отсутствовал, — вспоминал Миндлин, — и вдруг — встреча, и, разумеется, на площади у "Фонтанчика". На этот раз мы не сели за столик — перешли на другую сторону к генуэзской башне. Он только что из Отуз, почти багрово-красный, и бог знает, в каком виде его пиджак, да и весь он, обросший густой черной щетиной... Они с братом (А.Э. Мандельштамом. — Авт.) работали на виноградниках Отузской долины, что-то удалось заработать... Он уже держит меня за пуговицу, уже уводит в тень башни. И уже влажно блестят глаза, и начинает дрожать выпяченная нижняя губа, и уже струится первая, прозрачная как хрусталь строка...

Веницейской жизни мрачной и бесплодной
Для меня значение светло...

Возвращаясь из Отуз, он с братом спускался с гор в Коктебель. Брат нес в кармане горстку заработанных на винограднике денег. Осип Мандельштам уносил из Отузской долины одно из самых прекрасных своих стихотворений и самых странных, пожалуй. Где-то там, в Отузах, померещилась ему зеленая Адриатика. И не удивительно ли, что так сияет его лицо — восторженно, торжествующе, когда он нараспев читает:

На театре и на праздном вече
Умирает человек...

В Отузах он проводил ночи на винограднике под каким-то навесом. Было далеко спускаться к морю по солнцепеку, и единственная рубаха давно почернела от пота. Кусок брынзы и кружка воды — вот и весь обед... И в то же время слагались стихи о пышности венецианской жизни:

Тяжелы твои, Венеция, уборы,
В кипарисных рамах зеркала.
Воздух твой граненый.
В спальне тают горы
Голубого дряхлого стекла...
».

Несмотря на бытовые тяготы, время, проведенное Мандельштамом в Феодосии, Коктебеле и Отузах, оказалось необычайно плодотворным для творчества. В его лирике появились античные реминисценции и образы, полные глубокого, подчас трагического раздумья о мире и человеке. Волошинская Киммерия стала таким местом в творческой судьбе поэта, где античность и современность соединились в новой для его поэтики категории — «вечное настоящее». Все это нашло воплощение в стихотворении «Меганом».

Пребывание в Феодосии сыграло особую роль и в творческой судьбе Александра Степановича Грина (1880—1932). В 1924 г. он, уже известный в ту пору писатель, вместе с женой и ее матерью поселился в Феодосии, где прожил до 1930 г. «В этом поступке Грина, — писал К.Г. Паустовский, — отразился верный инстинкт писателя: приморская жизнь была той реальной питательной средой, которая давала ему возможность выдумывать свои рассказы».

Поэтическая романтика Феодосии стала созвучной мироощущению писателя, источником его творческого вдохновения. В феодосийский период им были созданы четыре романа, среди которых «Бегущая по волнам» и «Золотая цепь», две повести, около четырех десятков рассказов и новелл.

На протяжении почти полутора столетий литературный процесс в Феодосии прошел сложный и интересный период своего развития. В этом отрезке времени мы выделили три четко обозначенных периода. В первом из них — середина XIX в. — мы назвали лишь одного автора; во втором, совпавшем с рубежом XIX—XX вв., — целую плеяду феодосийских литераторов; а в коротком третьем — 1916—1920 гг. — уже говорили об активно действовавших литературных объединениях с четко обозначенными программами и целями.

Чем же живет современная литературная Феодосия, имея такие богатые культурные традиции?

Вторая половина XX — начало XXI в.

В середине 1960-х гг., после так называемой «хрущевской оттепели», на фоне общего культурного подъема поколения шестидесятников в Феодосии наблюдалась заметная активизация литературно-художественной жизни. При редакции городской газеты «Победа» создается литературное объединение «Рассвет». Оно просуществовало почти четверть века и оставило заметный след в истории культуры города, воспитав и дав «путевку в жизнь» многим поэтам и прозаикам. Его последовательно возглавляли Леонид Клюшев (1947—1948), Семен Паклин (1948—1965), Марк Кабаков (1965—1967), Яков Рудь (1967—1975), Валерий Тарасов (1975—1982), Семен Пивоваров (1982—1991), Тамара Бочковская (1991). Литобъединение устраивало встречи, на которых представлялись и обсуждались новые произведения, происходило живое и непринужденное общение, и, что немаловажно, имело свой небольшой печатный орган — литературную страницу при газете «Победа». За время своего существования, литературное объединение «Рассвет» опубликовало несколько литературных сборников. В 1992 г. вышел в свет первый номер литературно-краеведческого альманаха «Окоем» (вышло три сборника с произведениями местных литераторов и редкими и малодоступными материалами по истории Феодосии). В начале 1990-х гг. объединение «Рассвет» прекратило свое существование.

Редакция «Победы» всегда являлась местом притяжения и объединения городских литераторов, поскольку была единственным периодическим печатным изданием в Феодосии до начала 1990-х гг. С 1974 г. на протяжении полутора десятка лет на страницах газеты публиковался «Феодосийский листок юмора и сатиры» (ФЛЮС). Его организатором стал поэт-сатирик Семен Пивоваров — лауреат премии «Золотой теленок», присуждавшейся «Литературной газетой». Листок выходил каждые полтора месяца и пользовался большой популярностью у феодосийцев.

После прекращения существования «Рассвета» возникла необходимость в консолидации местных литераторов, их совместных встречах, и в 2002 г. в Феодосии возникло новое литературное объединение — «Кимммерия», которое благополучно существует и в наши дни. Немного ранее, в 2000 г., вышел в свет коллективный литературный сборник феодосийских авторов «Киммерийское эхо» — будущей «Киммерии». Объединение состоит из трех отделений: поэзия, проза, детская литература. Возглавил его поэт и переводчик, член Национального Союза писателей Украины Эдуард Абрамов. В начале 2007 г. его сменила поэтесса Инна Сидоренко.

В объединение вошли как некоторые участники «Рассвета», так и новые молодые поэты и прозаики. Здесь представлены почти все социальные слои Феодосии: студенты, рабочие, служащие. За пять лет своего существования «Киммерия» выпустила более двадцати печатных сборников и изданий современных феодосийских поэтов и прозаиков в серии «Феодосия поэтическая», в 2005 г. — литературный сборник «Киммерийское эхо-2».

Помимо богатой творческой деятельности литературных объединений, в городе плодотворно работают поэты и писатели: Р. Максимова, Г. Яковлева (член Союза писателей Украины), И. Сидоренко, С. Рыжкова, В. Норченко, Э. Абрамов (член Союза писателей Украины), В. Ежов,

В. Ложко, В. Тарасов (член Союза писателей Украины), Г. Меликов (член Союза писателей Украины), М. Облётов (руководитель литобъединения «Лукоморье» в пос. Приморский), Е. Белоусов.

Следует воздать должное памяти ушедших из жизни феодосийских литераторов, внесших своим творчеством значительный вклад в культурную историю Феодосии: поэтов Н. Крестининой (многолетнего секретаря литобъединения «Рассвет»), И. Махониной, Т. Гагариной, В. Павлова, С. Чубко.

В 1992 г. корреспондентом «Победы» Дмитрием Лосевым был создан проект под названием «Феодосийский альбом», являвшийся приложением к газете. В нем публикуются краеведческие и литературные материалы, посвященные истории и культуре Феодосии. В 1995 г. Д. Лосев организовал «Издательский Дом "Коктебель"». Его задача — популяризация и публикация как новых, так и ранее выходивших, но ныне редких и малодоступных материалов по истории и культуре Феодосии и Крыма, а также произведений современных авторов.

Древние улочки средневековой Каффы, великолепная архитектура старых особняков на берегу моря, романтические развалины генуэзской крепости, церкви, напоминающие о былом величии Каффы — Кучук-Стамбула, неповторимый аромат истории, веющий от брусчатых мостовых, — все это определяет современное лицо дорогого сердцу каждого феодосийца города и продолжает служить источником вдохновения для людей творческих профессий.

И.В. Левичев

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь