Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

Главная страница » Библиотека » О.В. Романько. «Крым в период немецкой оккупации. Национальные отношения, коллаборационизм и партизанское движение. 1941—1944»

Восточные легионы в составе вермахта

Появление первых частей Восточных легионов следует отнести к октябрю 1941 года. Именно в этом месяце в полосе группы армий «Юг» началось создание так называемых охранных «сотен», главной задачей которых должно было стать обеспечение порядка в тыловых районах этого войскового объединения. Необходимо подчеркнуть, что выбор места и времени был неслучайным. По словам начальника Генштаба сухопутных войск вермахта генерал-полковника Ф. Гальдера, это было обусловлено тем, что частями этой группы армий было захвачено очень много военнопленных, которые принадлежали к «монгольским народностям»1.

Первоначально охранные части создавались стихийно. Однако уже 15 ноября 1941 года этот процесс получил свою правовую основу. В этот день Генерал-квартирмейстер Генштаба сухопутных войск генерал-майор Э. Вагнер издал приказ, озаглавленный «О создании охранных «сотен» из военнопленных туркестанской и кавказской национальностей». Отныне организация подобных частей должна была стать более упорядоченной2.

Первым из созданных на основе этого приказа охранных формирований стал так называемый «Туркестанский полк» (Turkestanisches Regiment). Эта часть была сформирована при 444-й охранной дивизии, отвечавшей за обеспечение порядка в тыловом районе группы армий «Юг». Полк состоял из четырех пехотных рот под командованием немецких офицеров и фельдфебелей и уже зимой 1941/42 года нес службу по охране тыла на территории между устьем Днепра и Перекопом. Следует сказать, что эта часть была полком только по названию. В действительности же это был обычный батальон — 444-й тюркский. Именно так он и проходил по немецким нормативным документам. Командовал батальоном обер-лейтенант Таубе. Опыт боевого применения указанного батальона был вполне успешным. Поэтому командование группы армий «Юг» планировало создать при 444-й охранной дивизии еще несколько таких батальонов3.

444-й тюркский батальон был, фактически, одной из первых подобных частей. Одновременно он как бы являлся прообразом будущих, собственно Восточных легионов. Однако как таковым, легионом он еще не был. В связи с этим трудно не согласиться с немецким историком Й. Хоффманном, который писал, что нельзя переоценивать факт создания этого батальона, так как речь здесь шла «только о «диких» формированиях, которые по своей организации существенно отличались от позднейших Восточных легионов»4.

Зимой 1941 года германское военно-политическое руководство приняло окончательное решение наступать на южном крыле Восточного фронта. Таким образом, целью следующей кампании должен был стать Кавказ, с перспективой проникновения в Среднюю Азию и Индию. Кроме того, оккупация такого стратегически важного региона СССР обязательно бы заставила Турцию вступить в войну на стороне Германии. Следует сказать, что планы новой кампании и проекты будущей «организации» Кавказа и Закавказья коренным образом отличались от всех предыдущих планов нацистов. Теперь не секрет, что одним из ключевых моментов будущей оккупационной политики в этих регионах должно было стать «иное», чем в других областях СССР, отношение к местному населению. В целом планировался грандиозный эксперимент по предоставлению проживающим здесь народам определенных прав и привилегий. И прежде всего в политической и военной сфере.

В связи с этим Верховное командование сухопутных войск (ОКХ) приняло решение централизовать и упорядочить создание и использование тюркских и кавказских частей, в результате чего этот процесс был изъят из компетенции штаба 444-й дивизии. В свете новых планов германского военно-политического руководства на эти части возлагалась особая роль. Теперь их личный состав не должен был заниматься охраной немецкого тыла или вести ограниченную пропаганду против советских частей. Напротив, хорошо организованные и превосходно обученные тюркские и кавказские подразделения предполагалось отправить на передовую в авангарде наступающих на Кавказ немецких войск. Разумеется, выполнять они там должны были не только чисто военные, но и специальные политические задачи. Отталкиваясь в целом от этих планов, Верховное командование сухопутных войск и приступило к формированию нескольких кавказских и тюркских воинских частей, которые получили официальное наименование Восточных легионов. Соответствующий приказ об их создании был подписан 30 декабря 1941 года.

Эти легионы должны были представлять собой одновременно и запасные части по обучению личного состава для фронтовых частей, и центры по подготовке кадрового персонала — офицеров и унтер-офицеров. Поэтому местом их дислокации был выбран глубокий тыл немецкой армии — Польша, где в январе—феврале 1942 года было первоначально сформировано четыре легиона. Так, 13 января 1942 года были созданы: Туркестанский и Кавказско-магометанский легион5. А уже 8 февраля последовал приказ о формировании Грузинского и Армянского легиона6.

Первоначально Туркестанский легион объединял в своих рядах узбеков, казахов, киргизов, туркмен, каракалпаков и таджиков. Кавказско-магометанский легион — азербайджанцев, дагестанцев, ингушей и чеченцев. Грузинский легион, помимо собственно грузин, включал в себя осетин, абхазов, адыгейцев, черкесов, кабардинцев, балкарцев и карачаевцев. Лишь Армянский легион имел однородный национальный состав7.

2 августа 1942 года началась первая реорганизация Восточных легионов. Чтобы сделать их более мононациональными, из состава Кавказско-магометанского легиона были выведены представители народов Северного Кавказа, а сам он — переименован в Азербайджанский. То же самое сделали и с контингентом Грузинского легиона. В результате все новые добровольцы были объединены в рядах Северокавказского легиона. Кроме того, 15 августа 1942 года немцы организовали еще один легион — Волжскотатарский легион, объединивший в своих рядах поволжских татар, башкир, марийцев, мордву, чувашей и удмуртов8.

Общее руководство формированием и обучением этих национальных частей осуществлял штаб подготовки Восточных легионов (Aufstellungsstab der Ostlegionen), который 23 января 1943 года был переименован в штаб командования Восточными легионами (Kommando der Ostlegionen). Зимой—весной 1942 года этот штаб располагался в Рембертове, а летом был переведен в Радом. Командующим Восточными легионами в Польше был назначен полковник Р. фон Хайгендорф. Первоначально он обладал правами полкового, а с 1943 года — дивизионного командира9.

Из сказанного выше ясно, что общее руководство Восточными легионами осуществляло ОКХ, а именно через ведомство начальника вооружений сухопутных войск и командующего армией резерва генерал-полковника Ф. Фромма. Ему по вертикали подчинялись все сухопутные части вермахта на территории собственно Германии и на некоторых оккупированных территориях. Польша считалась именно такой территорией. Поэтому первой инстанцией для штаба Восточных легионов являлся командующий войсками вермахта на территории «Генерал-губернаторства» (так с 1939 по 1944 год официально именовалась оккупированная Польша)10.

В своих действиях полковник Хайгендорф руководствовался «Директивой для формирования Восточных легионов», которую 24 апреля 1942 года издал начальник Общего управления командования Армии резерва генерал пехоты Ф. Ольбрихт. В них они, например, были определены следующим образом: «Части добровольных борцов за освобождение своей родины от большевизма и за свободу их веры»11.

Таким образом, структура польских Восточных легионов выглядела летом 1942 года следующим образом:

Наименование части Место дислокации Командир части
Командование Восточными легионами Радом Полковник Ральф фон Хайгендроф
Туркестанский легион Легионово Капитан Эрнеке
Грузинский легион Крушна Капитан Вильгельм Хуссель
Армянский легион Пулавы Капитан Кучера
Азербайджанский легион Едлин Обер-лейтенант Клаус Брайтнер
Северокавказский легион Весоль Майор Ридель
Волжскотатарский легион Едлин Майор фон Зекендорф

Основным контингентом для пополнения легионов, по крайней мере, до того момента, пока немецкие войска не вступят на Кавказ и в Среднюю Азию, должны были быть советские военнопленные соответствующих национальностей. В основном их «отбором и сортировкой» занимались специально созданные немецкие инстанции. Так, еще в августе—сентябре 1941 года было организовано от 25 до 30 комиссий общей численностью от 500 до 600 человек, призванные «посещать лагеря и составлять списки тюрко-мусульманских военнопленных». А уже весной 1942 года — непосредственно перед наступлением на Кавказ — был сформирован Организационный штаб «К», который развернул активную деятельность по вербовке добровольцев среди военнопленных — уроженцев Кавказа и Средней Азии. В его задачи входило создание комиссий по «фильтрации лагерей военнопленных» и «отделение лиц кавказской национальности от русских для последующей... вербовки»12.

Прибывшее пополнение распределяли по подготовительным лагерям, которые имелись у каждого легиона. Так, в Беньяминово располагался подготовительный лагерь Туркестанского и Северокавказского, в Малькинии — Азербайджанского, в Бяла-Подляске — Грузинского, в Заежирже — Армянского, а в Седлице — Волжскотатарского легиона13.

Уже в подготовительных лагерях будущие легионеры разбивались по ротам, взводам и отделениям и приступали к обучению. Как правило, оно заключалось в общефизической и строевой подготовке, а также в усвоении немецких команд и уставов. Строевые занятия проводились командирами рот — немцами с помощью переводчиков, а также командирами взводов и отделений из представителей данной национальности, прошедших двухнедельную подготовку в специальной школе на станции Легионово. Эта школа занималась обучением младшего командного состава, а также офицеров — цугфюреров (лейтенантов) и компанифюреров (капитанов)14.

После завершения начального курса обучения легионеры переводились в батальоны в центрах формирования легионов, где переходили к тактической подготовке и изучению материальной части оружия. Предполагалось, что в составе этих батальонов они впоследствии отправятся на фронт.

Каждый батальон должен был иметь три стрелковые, пулеметную и штабную роты по 130—200 человек в каждой. В стрелковой роте — три стрелковых и пулеметный взводы, в штабной — взводы противотанковый, минометный, саперный и связи. В целом общая численность батальона составляла от 800 до 1000 солдат и офицеров, в том числе до 60 человек немецкого кадрового персонала: 4 офицера, 1 военный чиновник, 32 унтер-офицера и 23 рядовых. У немецких командиров батальонов и рот были заместители-дублеры из числа представителей данной национальности. Командный состав ниже ротного звена комплектовался исключительно национальными кадрами, прошедшими подготовку в школе в Легионово15.

В результате к весне 1942 года первые батальоны Восточных легионов закончили свое обучение и были отправлены на Восточный фронт (главным образом на Кавказ и под Сталинград). Это происходило в три этапа:

• к концу 1942 года было отправлено: 6 туркестанских (450-й, 452-й, с 781-го по 784-й), 2 азербайджанских (804-й и 805-й), 3 северокавказских (800, 801 и 802-й), 2 грузинских (795-й и 796-й) и 2 армянских (808-й и 809-й) пехотных батальона;
• в начале 1943 года за ними последовали: 5 туркестанских (с 785-го по 789-й), 4 азербайджанских (806, 807, 817 и 818-й), 1 северокавказский (803-й), 4 грузинских (с 797-го по 799-й и 822-й), 4 армянских (с 810-го по 813-й) и 3 волжскотатарских (825, 826 и 827-й) пехотных батальона;
• во второй половине 1943 года: 3 туркестанских (790, 791 и 792-й), 2 азербайджанских (819-й и 820-й), 3 северокавказских (835, 836 и 837-й), 2 грузинских (823-й и 824-й), 3 армянских (814, 815 и 816-й) и 4 волжскотатарских (с 828-го по 831-й) пехотных батальона.

Всего же до упразднения штаба командования Восточных легионов в Польше (октябрь 1943 года) здесь было сформировано 53 пехотных батальона: 14 туркестанских, 8 азербайджанских, 7 северокавказских, 8 грузинских, 9 армянских и 7 волжскотатарских, численностью около 53 тыс. человек16.

Польша была не единственным местом формирования частей Восточных легионов. Так, после зимних боев 1941—1942 годов из состава группы армий «Центр» на Украину была выведена 162-я пехотная дивизия вермахта. Согласно приказу Верховного командования вермахта (ОКВ) ее предстояло преобразовать в еще один учебный центр по подготовке «восточных» войск, с теми же целями и задачами, что и в Польше.

В результате к маю 1942 года новые центры с учебными лагерями были развернуты на территории Полтавской области в следующих населенных пунктах:

• в Ромнах — Туркестанский легион (командир — майор Эберль);
• в Прилуках — Азербайджанский легион (командир — майор Хефер, затем подполковник граф Н. фон Юкскюль-Гиллебанд);
• в Гадяче — Грузинский легион (командир — подполковник Ристов, затем подполковник Маус);
• в Лохвице — Армянский легион (командир — майор Энгхольм);
• и в Миргороде — Северокавказский легион (командир — капитан Ольбрих, затем подполковник Ристов).

Создание Волжскотатарского легиона планировалось в будущем, однако он так и не был сформирован.

В Миргороде также находился и главный центр формирования легионов, который официально назывался Штаб подготовки и обучения иностранных добровольческих формирований из советских военнопленных (Aufstellungs- und Ausbildungsstab für ausländische Freiwilligen-Verbände aus sowjetrussischen kriegsgefangenen). Начальником штаба был назначен полковник (с 1 сентября 1942 года — генерал-майор) О. Риттер фон Нидермайер — один из крупнейших немецких востоковедов и знатоков СССР17.

Как и в случае с организацией Восточных легионов на территории Польши, все военнопленные, отобранные специальными комиссиями, поступали в подготовительные лагеря. В данном случае они находились в Лубнах и Хороле — также фильтрационные лагеря вермахта. Комендантом всех фильтрационных лагерей командования Восточных легионов на Украине был подполковник фон Пауль-Рамминген.

Численность и структура батальонов, сформированных на Украине, практически не отличалась от батальонов, сформированных в Польше. Единственным исключением было соотношение немецкого и национального кадрового персонала. Если в Польше немцев было не более 60, то здесь их должно было быть не более 37 человек: 4 офицера, 1 военный чиновник, 7 зондерфюреров, 15 унтер-офицеров и 10 рядовых18.

Было и еще одно отличие, так как у батальонов, сформированных на Украине, значительно отличалась номенклатура. В целом они имели двойную нумерацию, в которой первая римская цифра означала порядковый номер национального батальона, а вторая, арабская, — номер немецкой дивизии, предоставившей кадровый персонал.

Таким образом, до мая 1943 года на Украине удалось сформировать 25 пехотных батальонов:

• 12 туркестанских — I/29, I/44, I/76, I/94, I/100,I/295, I/297, I/305, I/370, I/371, I/384 и I/389-й,
• 6 азербайджанских — I/4, I/73, I/97, I/101, I/111 и II/73-й,
• 4 грузинских — I/1, I/9, II/4 и II/198-й и
• 3 армянских — I/125, I/198 и II/9-й, а также
• 2 усиленных северокавказских полубатальона (842-й и 843-й), 7 строительных и 2 запасных батальона, общей численностью более 30 тыс. человек.

Кроме того, в стадии формирования находились еще 8 пехотных батальонов: 4 туркестанских (I/71, I/79, I/376 и I/113-й), 1 азербайджанский (I/50-й), 2 грузинских (II/125 и III/9-й) и 1 армянский (III/73-й)19.

Широкое использование частей Восточных легионов началось осенью 1942 года, когда первые из сформированных в Польше и на Украине батальонов были отправлены на Кавказ и под Сталинград. Создавая командования по подготовке легионов, немцы преследовали двоякую цель. С одной стороны, она была чисто военной: пополнить немецкие части и соединения за счет местных уроженцев, хорошо знакомых с горным театром военных действий.

С другой стороны, эта цель была политической, как при создании любого иностранного добровольческого формирования. Ее суть в своей докладной записке «Вопрос о кавказских воинских частях» выразил один из нацистских идеологов А. Розенберг. В ней он, в частности, отмечал: «Разграничение племен и народностей Кавказа между собой... облегчило бы немецкому командованию господство над ними... Численность отдельных формирований может определяться военными соображениями, но размещение их среди отдельных народностей — только политическими соображениями... Уже самый факт использования воинской части с целью возрождения противоречий между разными народностями является политическим моментом»20.

На этом основании некоторые (прежде всего советские) историки утверждали, что при организации и подготовке частей Восточных легионов в основу системы их боевого применения был положен исключительно политический принцип. А использовались они, как пишет современный российский исследователь В. Галицкий, только как «карательные и диверсионно-разведывательные батальоны»21.

Это верно отчасти. Согласно немецким архивным материалам, большинство батальонов Восточных легионов готовились именно как фронтовые формирования, и применять их собирались соответствующим образом.

С сентября 1942 по январь 1943 года в полосе групп армий «А» и «Б» было задействовано 25 пехотных батальонов Восточных легионов, которые выполняли самые разнообразные боевые задачи наравне с частями вермахта. Например, в направлении Туапсе наступали 452-й, 781-й туркестанские и 800-й северокавказский батальоны, а также 796-й грузинский и 808-й армянский. Все они действовали в составе различных соединений немецкой 17-й полевой армии, таких как: 97-я егерская или 125-я пехотная дивизии. Южнее, в направлении на Сухуми, в составе 4-й горноегерской дивизии, наступал 804-й азербайджанский батальон. Восточнее — в районе Нальчика и Моздока — действовали 805-й, 806-й азербайджанские, а также 795-й грузинский и 809-й армянский батальоны. Они находились в подчинении либо 111-й, либо 50-й пехотных дивизий 1-й немецкой танковой армии. На астраханском направлении, в составе 16-й моторизованной дивизии, находились 450, 782 и 811-й туркестанские батальоны, сосредоточенные здесь для дальнейшего продвижения в Среднюю Азию и Казахстан. Эти батальоны действовали в основном как пехотные части. Исключение составляли те, которые входили в состав горноегерских дивизий (804-й азербайджанский, 796-й и II/4-й грузинские)22. В целом же система подчинения и боевого применения пехотных батальонов Восточных легионов в этот период выглядела так:

№ батальона Командир Численность Соединение Район применения
450-й туркестанский пб* Майор Андреас Майер-Мадер; майор Берген; капитан Кобб 934 «туркестанца» и 27 немцев 16-я мд, 4-я та, гр. а. «Б»; затем 3-й тк,

1-я та, гр. а. «А»

На астраханском направлении (Калмыцкие степи)
782-й туркестанский пб Обер-лейтенант (позже капитан) Хайнрих Хайзе 900 «туркестанцев» и 20 немцев 16-я мд (см. выше) На астраханском направлении (Калмыцкие степи)
811-й туркестанский пб** Майор Курт 820 «туркестанцев» и 30 немцев 16-я мд (см. выше) На астраханском направлении (Калмыцкие степи)
452-й туркестанский пб Капитан Фридрих Бауман 938 «туркестанцев» и 12 немцев 97-я ед, 44-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Туапсе
781-й туркестанский пб Капитан Карл Негш 902 «туркестанца» и 28 немцев 101-я ед, 44-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Туапсе
I/370-й туркестанский пб Обер-лейтенант Эрнст Рихтер 928 «туркестанцев» и 41 немец 370-я пд, 52-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
801-й северокавказский пб Капитан Эверлинг; капитан Буркхардт 920 северокавкзцев и 27 немцев 370-я пд, 52-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
802-й северокавказский пб Капитан Кап 900 северо-кавказцев и 37 немцев 370-я пд (см. выше); 3-я тд, 40-й тк, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
800-й северокавказский пб Обер-лейтенант Франц Курпанек 900 северокавказцев и 40 немцев 125-я пд, 5-й ак, 17-я а, гр. а. «А» Район Туапсе
804-й азербайджанский пб («Аслан»)*** Майор Глогер 963 азербайджанца и 40 немцев 4-я гед, 49-й гк, 1-я та, гр. а. «А» Направление на Сухуми
805-й азербайджанский пб Капитан Хох 919 азербайджанцев и 37 немцев 111-я пд, 52-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
I/111-й азербайджанский пб («Дёнмек») Капитан Вернер Шарренберг 929 азербайджанцев и 33 немца 111-я пд, 52-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
806-й азербайджанский пб («Игит») Капитан Карл Людвиг Оттендорф 911 азербайджанцев и 44 немца 50-я пд, 52-й ак, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
I/73-й азербайджанский пб Капитан Вальтер Франке 917 азербайджанцев и 42 немца 73-я пд, 5-й ак, 17-я а, гр. а. «А» Район Анапы и Новороссийска
795-й грузинский пб Обер-лейтенант Ширр 934 грузина и 41 немец 23-я пд, 3-й тк, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока
796-й грузинский пб Капитан Эйсманн 912 грузин и 37 немцев 1-я гед, 49-й гк, 1-я та, гр. а. «А» Район Туапсе
I/9-й грузинский пб Обер-лейтенант Курт Штрак 927 грузин и 38 немцев 9-я пд, 5 ак, 17-я а, гр. а. «А» Район Анапы и Новороссийска
II/4-й грузинский пб Капитан Пауль Бартшт 929 грузин и осетин и 36 немцев 4-я гед, 49-й гк, 1-я та, гр. а. «А» Район Темрюка и Анапы
808-й армянский пб Майор Кучера 916 армян и 41 немец 1-я гед, 49-й гк, 1-я та, гр. а. «А» Район Туапсе
809-й армянский пб Капитан Херманн Беккер 913 армян и 45 немцев 13-я тд, 3-й тк, 1-я та, гр. а. «А» Район Нальчика и Моздока

* а — армия, гк — горный корпус, гед — горноегерская дивизия, гр. а. — групп армий, ед — егерская дивизия, мд — моторизованная дивизия, пб — пехотный батальон, пд — пехотная дивизия, та — танковая армия, тд — танковая дивизия, тк — танковый корпус.

** До октября 1942 г. этот батальон именовался 444-м туркестанским батальоном и входил в состав 444-й немецкой охранной дивизии.

*** Летом 1943 г. этот батальон вошел в состав 314-го азербайджанского пехотного полка 162-й тюркской пехотной дивизии.

Вследствие того что эти батальоны использовались в основном на самых опасных участках фронта, потери в них были очень велики. Это происходило как из-за того, что бои на Кавказе носили крайне ожесточенный характер, так и из-за недостаточной выучки личного состава батальонов для боевых действий в горной местности. Например, в 450-м туркестанском батальоне потери в боях за указанный период составили 188 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести на 961 человек личного состава (то есть 20%). В ряде других батальонов это соотношение было следующим: 782-й туркестанский батальон — 12%; 811-й туркестанский батальон — 9%; 452-й туркестанский батальон — 11%; I/370-й туркестанский батальон — 55%; 805-й азербайджанский батальон — 21%23.

Еще в ходе битвы за Кавказ и особенно после ее окончания немцы стали выводить части Восточных легионов в тыл. Главным образом это было связано с тем, что большинство из них нуждалось в отдыхе, пополнении и переподготовке. Некоторые следовали прямо к местам своей первоначальной дислокации — в Польшу или Украину. Некоторые задерживались в тыловых районах групп армий, где их использовали в качестве охранных частей.

Вот как, например, процесс передислокации частей Восточных легионов проходил через территорию Крымского полуострова. В целом он состоял из двух этапов. На первом из них (январь—октябрь 1943 года) в Крым выводились полевые батальоны Восточных легионов, с целью кратковременного отдыха и дальнейшей передислокации к местам формирования и пополнения. Только некоторые из них оставались на полуострове, где их личный состав должен был нести охрану восточного побережья. Так, с января по апрель 1943 года с Кавказа в Крым были выведены следующие пехотные батальоны:

• 804, 805, 806, I/73-й азербайджанские;
• 809-й армянский;
• 245, 811, I/370-й туркестанские;
• 796, I/9, II/4-й грузинские и
• 801-й северокавказский.

Таким образом, к концу указанного периода в распоряжении командующего немецкими войсками в Крыму находилось 1350 легионеров: 250 «туркестанцев», 400 северокавказцев, 300 азербайджанцев, 150 грузин и 250 армян24.

В октябре—ноябре 1943 года начался второй этап пребывания и использования формирований Восточных легионов в Крыму. Он связан с последствиями ликвидации немецкого Кубанского плацдарма и эвакуацией на полуостров 17-й полевой армии вермахта. Как уже говорилось выше, в ее составе находилось большое количество добровольцев из числа граждан СССР (около 16%).

В среднем численность формирований Восточных легионов этой армии равнялась 5540—6800 человек, сконцентрированных в:

• 804, 806, I/73-м азербайджанских пехотных батальонах;
• I/370-м туркестанском пехотном батальоне;
• I/9 и II/4-м грузинских пехотных батальонах;
• а также в целом ряде вспомогательных частей и подразделений.

В апреле—мае 1944 года большинство этих частей погибли в ходе советского наступления, уничтожившего крымскую группировку немцев25.

29 сентября 1943 года началась новая реорганизация Восточных легионов. В этот день Гитлер отдал распоряжение о переводе всех добровольцев с Восточного фронта в Западную Европу — после отступления немцев с Кавказа и из Южной России он не считал эти части достаточно надежными для борьбы с Красной армией26.

Немцы действовали весьма оперативно, так как уже 2 октября 1943 года германский Генштаб сухопутных войск отдал приказ за № 10570/43, в котором, в частности, говорилось о переводе командования Восточных легионов из Польши во Францию в распоряжение главнокомандующего на Западе. Согласно этому приказу туда переводились все управленческие структуры, подготовительные лагеря и часть батальонов. Передислокация легионов была в основном завершена в первой половине ноября 1943 года. В результате на 21 ноября этого года во Франции, помимо штаба командования, находились все шесть легионов, офицерская школа и школа переводчиков. Общая численность легионеров составляла 10,5 тыс. человек. Центром командования был избран город Нанси (Восточная Франция)27.

1 февраля 1944 года во Франции произошла новая реорганизация Восточных легионов, которая имела целью усилить контроль над ними и добиться их максимальной боеспособности. Согласно этому новому приказу целый ряд полевых частей Восточных легионов подлежал переформированию в запасные подразделения. Так, например, было решено поступить с:

• 792, 794, 839, 841, 842 и I/370-м туркестанскими батальонами;
• II/4 и I/9-м грузинскими батальонами;
• II/4-M северокавказским батальоном;
• 804 и 806-м азербайджанскими батальонами;
• II/9-м армянским батальоном;
• 832, 833 и 834-м волжскотатарскими батальонами28.

В результате реорганизации все они были переформированы в запасные батальоны, персонал в которых также распределялся по национальному признаку. Эти новые батальоны были переведены в Южную Францию и размещены в городах Кастр (грузинский, туркестанский и северокавказский батальоны) и Манд (армянский, азербайджанский и волжскотатарский батальоны). Здесь они были соответственно объединены в 1-й, и 2-й Кадровые добровольческие (восточные) полки, составившие вместе с русскими, украинскими и казачьими частями Кадровую добровольческую (восточную) дивизию (Freiwilligen-(Ost)-Stamm-Division) со штабом в Лионе. На 1 февраля 1944 года эта новая дивизия имела следующую структуру29:

Номенклатура части Место дислокации Национально-кадровый персонал
Штаб дивизии Лион Различные национальные группы
Школа подготовки командного состава для добровольческих формирований Лион Различные национальные группы
1-й Кадровый добровольческий (восточный) полк Кастр «Туркестанцы», грузины, северокавказцы
2-й Кадровый добровольческий (восточный) полк Манд Поволжские татары, армяне, азербайджанцы
3-й Кадровый добровольческий (восточный) полк Макон Украинцы
4-й Кадровый добровольческий (восточный) полк Намюр Русские и украинцы
5-й Кадровый добровольческий (восточный) полк Лангр Казаки

Первоначально командиром дивизии был назначен полковник Хольсте, которого в конце марта 1944 года сменил генерал-майор Хеннинг. В конце июня 1944 года это соединение, как не оправдавшее надежд немецкого командования, было расформировано, а его кадры пошли на укомплектование других добровольческих частей30.

Еще одним новшеством, которое повлекла за собой реорганизация Восточных легионов, было изменение соотношения кадрово-национального персонала в их батальонах. В целом оно было направлено на увеличение количества немецких офицеров и унтер-офицеров при прежней численности подразделения. Например, на 15 мая 1944 года это соотношение в туркестанском пехотном батальоне выглядело следующим образом31:

Подразделения б-на* Немецкий персонал Туркестанский персонал Всего
Офицеры Чиновники Унтер-офицеры Другие чины Офицеры Унтер-офицеры Другие чины
Штаб 5-на 5 2 13 8 2 10 40
Комендантская рота 1 10 6 19 100 136
1—3-я пехотные роты 3 21 12 3 51 336 426
Пулеметная рота 1 8 5 2 32 174 222
Итого 10 2 52 31 7 102 620 824
Всего 95 729

* Б-н — батальон

Другие батальоны, не вошедшие в Кадровую дивизию:

• либо несли службу по охране Атлантического вала на побережье Франции, Бельгии и Нидерландов (795, 797, 798, 822 и 823-й грузинские, 800, 803 и 835-й северокавказские, 781-й и 787-й туркестанские, 809, 812 и 813-й армянские);
• либо действовали в центральных районах Франции, ведя борьбу с партизанами (799, I/9, II/4-й грузинские и 829-й волжскотатарский).

В борьбе против англо-американского вторжения большинство из них оказались не в состоянии противостоять превосходящему во всех отношениях противнику. Одни батальоны (например, 795-й грузинский и 809-й армянский) были уничтожены или развалились под ударами войск союзников. Другие (798-й и 823-й грузинские, 800-й северокавказский) оказались блокированными в «крепостях» Атлантического побережья и там капитулировали. Третьи (797-й грузинский, 826-й и 827-й волжскотатарские) были разоружены немцами из-за многочисленных случаев дезертирства32.

Кроме того, многие батальоны из находящихся в основном в Нидерландах подверглись массированной пропаганде со стороны местных коммунистов. В результате немцы отвели их с передовой и переформировали в дорожно-строительные части, предварительно «изъяв» наиболее активных подпольщиков. Такие события, например, имели место в 787-м туркестанском, 803-м северокавказском и 812-м армянском батальонах. Заговоры в этих батальонах окончились для немцев благополучно: они успели их предупредить. В 822-м грузинском батальоне, который дислоцировался на голландском острове Тексель, им это сделать не удалось. Поэтому в ночь с 5 на 6 апреля 1945 года здесь вспыхнул мятеж грузинских добровольцев, поддержанный местной голландской коммунистической организацией. Мятежники перебили почти всех немцев в батальоне и попытались закрепиться на острове до подхода частей западных союзников. Однако, несмотря на фактическое окончание войны, германское командование в Голландии перебросило на Тексель значительные силы и после трех недель тяжелых боев вновь восстановило контроль над этим островом. После подавления организованного сопротивления отдельные группы грузин рассеялись по Текселю. Они продолжали нападать на немецких солдат вплоть до 20 мая, пока высадившиеся на остров части 1-го Канадского армейского корпуса, согласно условиям безоговорочной капитуляции, не разоружили немецкий гарнизон33.

Наконец, остатки разбросанных на Западном фронте национальных батальонов были собраны на учебном полигоне Нойхаммер (Силезия). Здесь на основе лучших кадров Грузинского, Армянского, Азербайджанского и Северокавказского легионов зимой 1944/45 года было сформировано 12-е Кавказское истребительно-противотанковое соединение (12.Kaukasischen Panzerjagdverbänd). Весной 1945 года оно действовало на Одере ком фронте и принимало участие в обороне Берлина34.

Еще два уцелевших пехотных батальона — 799-й грузинский и 836-й северокавказский — были выведены из Франции в Данию, где в начале 1945 года на их основе был сформирован 1607-й Кавказский гренадерский полк (1607.Kaukasischen-Grenadier-Regiment). Однако он не являлся самостоятельной боевой единицей, а в качестве составной части входил в боевой порядок 599-й русской бригады (вместе с 1605-м Русским гренадерским полком). Бригада оставалась в Дании до самой капитуляции вермахта35.

Остальной, менее боеспособный, контингент Восточных легионов был переформирован во вспомогательные части, которые до конца войны использовались на фортификационных и других подобных работах. Следует сказать, что эта категория «восточных» добровольческих формирований была не менее многочисленной, чем их боевые подразделения. Так, на март 1945 года в состав вермахта входили:

• 5 туркестанских рабочих батальонов, объединенных в так называемое «Соединение Боллера» (Boiler Verband);
• 10 хозяйственных и строительных батальонов смешанного национального состава;
• а также 202 хозяйственные, саперные, железнодорожные и строительные роты (111 туркестанских, 30 грузинских, 22 армянские, 21 азербайджанская, 15 волжскотатарских и 3 северокавказские).

Всего в частях этой разновидности Восточных легионов проходило службу около 50 тыс. человек36.

Следует сказать, что не все подразделения и части командования Восточных легионов в Польше были передислоцированы во Францию. Туда были отправлены только те из них, которые не вошли в состав нового экспериментального соединения, созданного немцами 21 мая 1943 года. В этот день центры по подготовке Туркестанского, Азербайджанского и Грузинского легионов были преобразованы в 162-ю Тюркскую пехотную дивизию (162.Turkvölkischen-Infanterie-Division). Это соединение планировалось создать на базе тех батальонов, которые еще находились на стадии формирования. Немецкий кадровый персонал должен был поступить в дивизию из расформированного штаба командования Восточных легионов на Украине. Первоначально структура этого соединения выглядела следующим образом:

• Штаб дивизии;
• 303-й Туркестанский пехотный полк;
• 314-й Азербайджанский пехотный полк;
• (кадровый) батальон 162-й немецкой пехотной дивизии;
• 236-й Туркестанский артиллерийский полк;
• 936-й саперный батальон;
• кавалерийский эскадрон.

Однако уже летом 1943 года личный состав дивизии был переброшен из Польши на учебный полигон Нойхаммер (Силезия), где ее формирование было продолжено. В результате 15 августа 1944 года был создан еще один, третий, пехотный полк, получивший 329-й порядковый номер. Основой для его формирования послужили 804-й и 806-й азербайджанские пехотные батальоны, укрепленные 162-м кадровым немецким батальоном (эти батальоны были переданы в соединение из состава Кадровой добровольческой дивизии).

В целом такая структура дивизии оставалась неизменной до самого конца войны. Единственное изменение произошло осенью 1944 года, когда были расформированы 3-й батальон 303-го и 2-й батальон 314-го пехотного полка37.

Следует отметить, что система комплектования этой дивизии отличалась от системы комплектования других частей Восточных легионов. Известно, что ее кадровый состав набирался по принципу 1:1. То есть на 50% национального персонала приходилось 50% немецких офицеров и унтер-офицеров.

Первоначально командиром дивизии был назначен О. Риттер фон Нидермайер, который пробыл на этом посту, фактически, до мая 1944 года, когда его сменил бывший начальник командования Восточных легионов в Польше генерал-майор Р. фон Хайгендорф38.

После завершения в сентябре 1943 года своего формирования и обучения 162-я дивизия была отправлена в Словению, где, совместно с немецкими частями и формированиями местных коллаборационистов, вела бои против югославских партизан. В августе 1944 года дивизия была передислоцирована в Италию, где ее до самого конца войны использовали на охранной службе. После начала наступления западных союзников она в течение двух кампаний (сентябрь—декабрь 1944 и январь—апрель 1945 года) принимала участие в боях с ними. В апреле 1945 года дивизия была отведена в Австрию, где и капитулировала перед британскими войсками39.

В целом же система подчинения и боевого применения 162-й дивизии выглядела следующим образом:

Период В чьем распоряжении (корпус) В чьем распоряжении (армия, группа армий) Район боевого применения
Август—сентябрь 1943 г. В распоряжении командующего армией резерва Генерал-губернаторство (Польша)
Октябрь—ноябрь 1943 г. 2-й танковый корпус СС Группа армий «Б» Словения
Декабрь 1943 г. 2-й танковый корпус СС 14-я армия, группа армий «Ц» Словения
Январь—март 1944 г. Главнокомандующий на Юге Лигурия (Северная Италия)
Апрель 1944 г. 75-й армейский корпус Оперативная группа «Цанген», группа армий «Ц» Лигурия (Северная Италия)
Май 1944 г. Оперативная группа «Цанген», группа армий «Ц» Лигурия (Северная Италия)
Июнь 1944 г. 14-й танковый корпус 14-я армия, группа армий «Ц» Словения
Июль 1944 г. 14-я армия, группа армий «Ц» Словения
Август—ноябрь 1944 г. 10-я армия, группа армий «Ц» Район Римини (Северо-Восточная Италия)
Декабрь 1944 г. Армейская группа «Лигурия», группа армий «Ц» Лигурия (Северная Италия)
Январь—февраль 1945 г. Армейская группа «Лигурия», группа армий «Ц» Лигурия (Северная Италия)
Март—апрель 1945 г. 76-й танковый корпус 10-я армия, группа армий «Ц» Район Болонья — Падуя (Северо-Восточная Италия)

Оценивая опыт использования частей Восточных легионов на Кавказе, начальник штаба группы армий «А» генерал-лейтенант Х. фон Грайфенберг отмечал, прежде всего, их неодинаковый уровень боеспособности и крайне разный боевой дух личного состава. В частности, он указывал, что некоторые из них «действовали в крупных лесных районах часто самостоятельно, успешно боролись с бандами и отрядами противника и внесли большой вклад в дело обеспечения умиротворения этих районов»40.

Среди таких частей Грайфенберг называл 804-й и 805-й азербайджанские, 809-й армянский пехотные батальоны и еще целый ряд других. В другом немецком приказе, на этот раз командующего 16-й моторизованной дивизией, изданном 7 января 1943 года, отмечались заслуги 450, 782 и 811-го туркестанских батальонов. В этом документе, в частности, говорилось, что эти батальоны завоевали «почетное право носить немецкую форму»41.

Однако многие другие части не оправдали надежд германского командования: не проявили высокой боеспособности в связи с тем, что многие из завербованных в них советских военнопленных дезертировали или переходили на сторону Красной армии. Существенную роль при этом сыграла советская пропаганда, которая хоть и обвиняла всех добровольцев в предательстве, но и, одновременно, обещала прощение «вовремя одумавшимся». Кроме того, имело место и обыкновенное нежелание легионеров воевать со своими соотечественниками42.

Например, 10 человек из состава 795-го грузинского пехотного батальона дезертировали еще во время следования на фронт, 50 — сбежали сразу после прибытия к месту назначения, а еще 33 добровольца перешли на сторону советских войск уже в ходе боевых действий. В других частях положение было не лучшим. В 796-м грузинском батальоне число перебежчиков за все время боев достигло 82 человека, а в 781-м туркестанском — 43.

Чтобы хоть как-то нормализовать обстановку в частях Восточных легионов, немцы принимали по отношению к их личному составу соответствующие меры. Иногда довольно жесткого характера. Так, 452-й и 781-й туркестанские батальоны были в конце концов расформированы, а их личный состав распределен по немецким частям. 795-й грузинский батальон — вообще выведен с фронта. В Крыму, куда он попал на отдых, его очистили от ненадежных и свели в две роты — стрелковую и пулеметную. В дальнейшем эти роты показали себя гораздо лучше, чем на Кавказе. Менее повезло 796-му грузинскому и 808-му армянскому батальонам: после отвода с фронта они были разоружены и реорганизованы в дорожно-строительные части43.

В некоторых батальонах, еще в период организации, были созданы подпольные группы, готовившие переход на сторону Красной армии или партизан. Например, в 808-м армянском батальоне в число подпольщиков входило от 30 до 40% легионеров. Руководил ими бывший советский лейтенант Григорьян. Однако ни эта, ни многие другие попытки, предпринятые во время пребывания батальонов на Кавказе, не увенчалась успехом: после всех упомянутых случаев немцы очень тщательно следили за личным составом всех частей Восточных легионов.

Первая успешная попытка почти полного перехода имела место в феврале 1943 года в 825-м волжскотатарском батальоне, который в это время нес охранную службу в Витебской области (Белоруссия). В этой части, еще с конца 1942 года, действовала подпольная организация. Подпольщики Витебска установили с ней связь, сообщили местным партизанам подробные данные о батальоне и приняли деятельное участие в организации перехода его личного состава на сторону партизан. В результате 23 февраля 1943 года подавляющее большинство легионеров (более 800 человек), захватив оружие (6 противотанковых орудий, 100 пулеметов и автоматов), ушли в лес44.

Еще один такой случай, и опять при содействии партизан, имел место в 804-м азербайджанском батальоне, после того как он был выведен с Кавказа в Крым. Здесь, в августе 1943 года, в нем была создана подпольная организация, которая со временем должна была стать костяком партизанского отряда. Подпольщики действовали до 8 октября 1943 года, пока их не выдал предатель. Немцы расстреляли 8 главных зачинщиков, еще несколько десятков — менее виновных — отправили в концлагерь. Тем не менее 60 человек смогли бежать и создали партизанский отряд, который успешно действовал до самого освобождения Крыма45.

Подобные случаи способствовали тому, что немецкое командование стало меньше доверять личному составу этих батальонов. После же разгрома немцев под Сталинградом и их отступления с Кавказа моральное состояние добровольцев и вовсе ухудшилось. В связи с этим, как уже говорилось выше, все «восточные» формирования было решено передислоцировать с Восточного на Западный или Итальянский фронты. Предполагалось, что здесь, вдали от «большевистской пропаганды», боеспособность этих частей значительно повысится. Однако результат оказался обратным. Так, генерал пехоты К. фон Типпельскирх отмечал, что прибывшая в Италию 162-я пехотная дивизия, «сформированная из советских военнопленных — тюрков... в боевых действиях себя не оправдала и могла быть использована лишь для борьбы с партизанами. Значительное число солдат из состава этой дивизии перебежало на сторону противника»46.

Примечания

1. Гальдер Ф. Указ. соч. Т. 3. Кн. 1. С. 60.

2. BA-MA, RH 22. Kommandierender General der Sicherungstruppen und Befehlshaber im Heeresgebiet Süd, RH 22/10, Befehl für die Aufstellung türkistanischer und kaukasischen Einheiten.

3. BA-MA, RH 22. Kommandierender General der Sicherungstruppen und Befehlshaber im Heeresgebiet Süd, RH 22/10, Befehl für die Aufstellung türkistanischer und kaukasischen Einheiten.

4. Hoffmann J. Ostlegionen 1941—1943... S. 26.

5. BA-MA, RH 2. Oberkommando des Heeres / Chef der Heeresrüstung und Befehlshaber der Ersatzheeres, H 37/108, bl. 37—38.

6. BA-MA, RH 53—23. Militärbefehlshaber im Generalgouvernement / Wehrkreisbefehlshaber im Generalgouvernement, 75022/8/Teil 1, bl. 47.

7. MGFA, OKH/Chef HrüstuBdE/AHA. Bestimmungen für Aufstellung der Ostlegionen. 1.7.1942. S. 8.

8. BA-MA, RH 2. Oberkommando des Heeres / Chef der Heeresrüstung und Befehlshaber der Ersatzheeres, H 62—0/9, bl. 27—28.

9. BA-MA, RH 53—23. Militärbefehlshaber im Generalgouvernement / Wehrkreisbefehlshaber im Generalgouvernement, 75022/12, bl. 14.

10. Гилязов И.А. На другой стороне... С. 79.

11. MGFA, OKH/Chef HrüstuBdE/AHA. Bestimmungen für Aufstellung der Ostlegionen. 24.4.1942. S. 2—3.

12. Ибрагимбейли Х.М. Крах гитлеровской оккупационной политики на Кавказе // Народный подвиг в битве за Кавказ: Сб. статей. М., 1981. С. 269.

13. BA-MA, RH 53—23. Militärbefehlshaber im Generalgouvernement / Wehrkreisbefehlshaber im Generalgouvernement, 75022/9/Teil 1, bl. 57—60.

14. BA-MA, RH 53—23. Militärbefehlshaber im Generalgouvernement / Wehrkreisbefehlshaber im Generalgouvernement, 75022/10/Teil 2, bl. 90—92.

15. MGFA, Heygendorff R. v. Turkvölkische und Kaukasische Verbände im Kampf an Deutschlands Seite während des 2. Weltkrieges. 1949. S. 14f.

16. BA-MA, RH 53—23. Militärbefehlshaber im Generalgouvernement / Wehrkreisbefehlshaber im Generalgouvernement, 75022/9/Teil 1, bl. 95—98; 75022/10/Teil 2, bl. 100.

17. BA-MA, RH 26. Infanterie-Divisionen, RH 26—162. Kommando der 162. Infanteriedivision, 34427/2, bl. 41—45; Seidler F.W. Oskar Ritter von Niedermayer im Zweiten Weltkrieg. Ein Beitrag zur Geschichte der Ostlegionen // Wehrwissenschaftliche Rundschau. 1970. № 12. S. 683—702.

18. BA-MA, RH 26. Infanterie-Divisionen, RH 26—162. Kommando der 162. Infanteriedivision, 34427/1, bl. 37.

19. Hoffmann J. Ostlegionen 1941—1943... S. 76.

20. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сб. материалов: В 3 т. М., 1966. Т. 2. С. 216.

21. Галицкий В.П. «...Для активной подрывной диверсионной деятельности в тылу у Красной Армии» // Военно-исторический журнал. 2001. № 1. С. 19.

22. BA-MA, RH 26. Infanterie-Divisionen, RH 26—97. Kommando der 97. Jägerdivision, RH 26—97/58, bl. 64—69; RH 21. Armeeoberkommandos, RH 21 — 1. Oberkommando der 1.Panzerarmee, RH 21 —1/86D, bl. 90—92; RH 21—1/160, bl. 101—102; RH 21—1/407, bl. 95—97.

23. BA-MA, RH 19. Heeresgruppenkommandos, RH 19 V. Oberkommando Heeresgruppe A Südukraine — Süd, RH 19 V/6, bl. 54—55, 114; RH 19 V/7, bl. 84—86.

24. Hoffmann J. Kaukasien 1942/43. Das deutsche Heer und die Orientvölker der Sowjetunion. Freiburg, 1991. S. 156—183, 193—211, 212—253, 327—345.

25. Nafziger G.F. Foreigners in Field Gray... P. 19—30.

26. Neulen H.-W. Op. cit. S. 331.

27. Гилязов И.А. На другой стороне... С. 99, 100.

28. Munoz A.J., Romanko O.V. The East Came West: Muslim, Hindu and Buddhist Volunteers in the German Armed Forces 1941—1945. New York, 2002. P. 177.

29. Tessin G. Op. cit. Bd. 14. S. 270.

30. Munoz A.J. Hitler's Eastern Legions: In 2 vols. New York, 1997. Vol. 2. P. 24, 27; Nafziger G.F. The German Order of Battle: Infantry in World War II. London, 2000. P. 483.

31. Houterman H. Eastern Troops in Zeeland. The Netherlands, 1943—1945. New York, 1997. P. 13.

32. Houterman H. Eastern Troops in Zeeland. The Netherlands, 1943—1945. New York, 1997. P. 12—21, 61—62.

33. Мамулиа Г. Грузинский легион в борьбе за свободу и независимость Грузии в годы Второй мировой войны. Тбилиси, 2003. С. 101—104, 121—122.

34. Hoffmann J. Kaukasien 1942/43... S. 264.

35. Nafziger G.F. Foreigners in Field Gray... P. 37—38.

36. MGFA, Verzeichnis von Freiwilligen-Verbände aus dem Osten in der deutschen Wehrmacht. S. 28—29.

37. Nafziger G.F. The German Order of Battle: Infantry in World War II... P. 209.

38. Ibid. P. 209—210.

39. BA-MA, 162. Infanteriedivision, 34427/5. S. 254—260.

40. Цит. по: Дробязко С.И. Восточные легионы и казачьи части в вермахте... С. 10.

41. Там же. С. 10.

42. ГААРК. Ф. П — 156. Оп. 1. Д. 173-а. Л. 33—37об.

43. Дробязко С.И. Восточные легионы и казачьи части в вермахте... С. 10.

44. Романько О.В. Советский легион Гитлера... С. 377.

45. ГААРК. Ф. П — 151. Оп. 1. Д. 312. Л. 1.

46. Типпельскирх К. фон. История Второй мировой войны. СПб.; М., 1999. С. 508.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь