Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » А.В. Басов. «Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945»

Помощь партизан и подпольщиков Красной Армии в освобождении Крыма (сентябрь 1943 — май 1944 г.)

Летом 1943 г. Крымский обком партии еще раз перестроил руководство народной борьбой против оккупантов на территории полуострова в соответствии с новой обстановкой и новыми задачами.

От Сталинграда война повернула на запад. В ходе освобождения Северного Кавказа образовался немецко-фашистский кубанский плацдарм, на котором оборонялась 21 дивизия общей численностью около 500 тыс. солдат и офицеров противника (17 пехотных, 1 танковая, 1 моторизованная, 2 кавалерийские)1.

Еще в середине марта ставка вермахта приказала «удерживать во что бы то ни стало таманский плацдарм и Крым» с целью сковывания советских войск, ограничения возможностей советского флота и оказания благоприятного политического эффекта2.

На 1 июля Тамань и Крым удерживала группа армий «А», которая состояла из 17-й немецкой армии (корпуса 5, 44-й армейские, 49-й горнострелковый), оперативной группы «Крым» и войск оперативного тыла группы армий «А». Она имела 23 дивизии, в том числе 14 немецких, 8 румынских и словацкую моторизованную дивизию. В Крыму было шесть дивизий: 153-я учебно-полевая и 355-я пехотная немецкие дивизии; горнострелковый корпус румын (2, 3, 4-я горнострелковые дивизии) и словацкая моторизованная дивизия «Быстра»3. В течение августа в Крым прибыло управление 3-й румынской армии.

На 1 сентября 1943 г. в боевом составе группы армий «А» числилось 430 тыс. солдат и офицеров, в том числе немцев — 273 тыс., румын и словаков — 102 тыс. и др.

Моральный дух немецко-фашистских войск и войск их союзников еще больше упал после поражения на Курской дуге. Особенно деморализованы были румынские и словацкие части. Они группами и в одиночку стали переходить в плен. Многие самовольно уходили в тыл. Немцы разоружали «болтающихся солдат», и в районе Джанкоя для дезертиров был создан специальный лагерь. Командующий группой армий «А» фельдмаршал Клейст обратился к Антонеску с просьбой указать командирам «на необходимость выполнения ими своего долга»4. Еще менее надежными были подразделения, состоявшие из изменников, уголовников, а также обманутых советских граждан.

Усилилось массовое привлечение населения к строительству укрепленных оборонительных линий и опорных пунктов. На Кубани был сооружен Готский вал (он же: «Готенкопф», «Голубая линия»). Потом начали строить главную оборонительную линию, проходившую вдоль Керченского пролива, по рекам Молочная, Днепр, Сож и далее на север по р. Нарва до Финского залива. К строительству «восточного вала» привлекалось все население поголовно. Уклонявшимся от работ грозила смерть.

Словацкая моторизованная дивизия «Быстра», прибывшая в Крым в апреле 1943 г. из резерва группы армий «А», была настроена антифашистски. 12 июня шесть словаков во главе с ефрейтором Виктором Хренко перешли к партизанам Крыма. Вскоре еще 230 словаков направились к партизанам, но недалеко от опушки леса гестаповцы нагнали словаков и устроили над ними кровавую расправу. В сентябре дивизия «Быстра», как недостаточно надежная, была отведена под Херсон в Большие Копани. Но 26 октября 1943 г. к партизанам Крыма прибыла, пройдя всю Таврию, новая группа словаков во главе с Жаком Бако Юраем и Йозефом Белко. Словаки образовали свой партизанский отряд и успешно действовали в составе 1-й партизанской бригады5.

26 ноября 1943 г. 22 партизана-словака писали генералу Людвику Свободе: «Мы сражаемся за свободу и счастье, за нашу родную Чехословакию, за полный разгром фашизма.

Мы просим считать нас бойцами Вашей армии и готовы тотчас после освобождения Крыма влиться в ряды великой Чехословацкой армии...»6. В марте все партизаны-словаки были откомандированы в 1-й Чехословацкий армейский корпус генерала Л. Свободы.

Из 33-го полка 10-й румынской пехотной дивизии к крымским партизанам перешли семь солдат-молдаван7. Интересные сведения приводит И.Э. Левит о разложении румынской армии в 1943 г. Военно-полевыми судами было осуждено 41 827 солдат и офицеров, в том числе более 23 тыс. за дезертирство8.

Освобождение Донбасса и Левобережной Украины приблизило изгнание врага и из Крыма. Перед партизанами и подпольщиками встала задача нарушения коммуникаций и связи противника, всяческого ослабления его частей и подразделений, подготовки населения к содействию Красной Армии, сохранению народного достояния от уничтожения и увоза.

12 июля 1943 г. Центральный штаб партизанского движения образовал Крымский штаб партизанского движения. Начальником штаба был утвержден первый секретарь Крымского обкома ВКП(б) В.С. Булатов. Это еще больше объединило партийное и военное руководство, подпольщиков и партизан. 24 августа Крымский обком партии принял постановление «О работе областного партийного центра в Крыму», в котором отметило, что население Крыма не покорилось оккупантам. Подпольному центру удалось установить связь со многими подпольными патриотическими группами, в большинстве возникшими самостоятельно, и через них провести значительную политическую работу среди населения. Бюро обкома отметило исключительно высокое политико-моральное состояние партизан. Меньшим количеством людей они наносили врагу очень сильные удары. Увеличилось число диверсий на железной дороге; улучшилось ведение разведки, в том числе и в интересах командования Северо-Кавказского фронта.

Через два дня после образования Крымского штаба партизанского движения Центральный штаб издал приказ о «рельсовой войне» на коммуникациях противника. Партизаны Крыма приняли участие в сентябре—ноябре 1943 г. в операции «Концерт».

Высоко оценивая работу подпольного центра, бюро обкома отметило и недостатки в подпольной работе: пренебрежение конспирацией, слабое разоблачение специально созданных гестапо провокационных групп, отсутствие связи с Керчью, Севастополем и отдаленными северными районами Крыма.

Обком ВКП(б) конкретизировал задачи борьбы с оккупантами на будущее: укрепить подпольные патриотические группы, не дать немцам вывезти из Крыма хлеб и скот, продолжать вести активные действия, включая диверсии.

Крымский подпольный центр был расширен. В него вошли П.Р. Ямпольский (секретарь), Н.Д. Луговой, Е.П. Колодяжный, Е.П. Степанов и др. Симферопольский подпольный городской комитет партии во главе с И.А. Козловым объединил 42 боевые подпольные организации и группы, в которые входили 320 человек. Активно действовали организации В.К. Ефремова на железнодорожной станции Симферополь, Н.А. Барышева — в областном драматическом театре, П.Н. Топалова — на хлебозаводе. Наиболее многочисленными и активными были группы подпольщиков под руководством И.Г. Лексина, И.И. Носенко, В.И. Бабия и др.9

В июле 1943 г. Крымский штаб партизанского движения упразднил секторы, объединив четыре отряда, действовавшие в центральной части гор, в бригаду под командованием Н.Д. Лугового и комиссара М.М. Егорова. В восточной части гор действовал отдельный отряд В.С. Кузнецова и в западной части — отряд М.А. Македонского. Эта организация в дальнейшем совершенствовалась, когда в предвидении скорого изгнания оккупантов с октября 1943 г. начался бурный рост партизанских отрядов.

В связи с изоляцией вражеских войск в Крыму настроение у населения стало более решительное и боевое. Десятками и сотнями уходили жители из городов и предгорных селений в леса и горы, спасаясь от угона в Германию и других репрессий. Сами партизаны чаще наведывались в селения, где уже стали вывешивать красные флаги и даже избирались сельские советы. Ушли из леса полицейские формирования, блокировавшие партизанские аэродромы и лагеря. Изоляция партизан от населения рушилась.

В 1941 г. в партизанские отряды вступило 3700 человек, в 1942 г. — 490, в январе—сентябре 1943 г. — 457 и за три последних месяца 1943 г. в отряды вступило 5632 человека (всего 10 279)10. К концу года вместо 6 партизанских отрядов стало действовать уже 33. Вблизи партизанских стоянок расположились многочисленные, так называемые гражданские лагеря, в которых насчитывалось около 10 тыс. человек (в Заповеднике — 4735, в Зуйских лесах — более 3000, в Старокрымских — 2000 человек) и которые не только скрывались от оккупационной администрации, но и являлись добровольными помощниками партизан. Помощники партизан появились также во многих селениях.

Это был не просто бурный рост партизанских формирований, а нетерпение народа, желавшего быстрейшего освобождения от поработителей, стремившегося внести свой вклад в это общее дело. Популярность партизан как защитников народа увеличивалась. Жители сел организованно обращались к партизанам с просьбой защитить их от ограбления и террора со стороны оккупационных властей.

В Крыму было значительное число так называемых «добровольческих» батальонов и рот, принудительно сформированных из военнопленных и используемых на охране побережья, мостов, дорог и для возведения оборонительных сооружений. В конце 1943 г. многие из них поддерживали связь с партизанами и подпольщиками и готовились при удобном случае перейти на сторону Красной Армин.

В партизанские отряды пришли и некоторые бывшие полицейские, старосты, обманутые «добровольцы» мусульманских формирований, которым было заявлено, что их будущее будет во многом зависеть от их боевой активности в борьбе с оккупантами.

Командир бригады Южного соединения Л.А. Вихман в дневнике записал, что состав бригады стал очень сложным. Он включал перешедших на сторону партизан татарских националистов и «добровольцев», убежавших из 17-й немецкой армии. Все это потребовало воспитания личного состава и обучения способам партизанской войны.

Массовость партизанских соединений ставила врага в тяжелые условия. Один из пленных — обер-ефрейтор 73-й пехотной дивизии заявил на допросе: «...ваших партизан боимся как огня, репрессируем их, ненавидим, но вынуждены их уважать — это герои, смельчаки»11.

Проявление ненависти к оккупантам, всемерная поддержка партизан вызвали новую волну фашистского террора против населения Крыма. В порядке противопартизанской акции вокруг лесов было уничтожено (сожжено) 81 селение и уничтожено при этом 5268 крестьянских дворов. Жителей, не успевших уйти под защиту партизан, угоняли в степные районы, а молодых вывозили из Крыма морем на принудительные работы. Все население Керчи, Феодосии, всего Керченского полуострова было выселено в центральную часть Крыма. Вражеские войска систематически совершали «прочесы», привлекая для этого иногда до двух дивизий с танками и артиллерией. 17 ноября 1943 г. П.Р. Ямпольский писал В.С. Булатову: «Бой 16 ноября нельзя рассматривать как эпизодическую карательную экспедицию. Это начало серьезной вооруженной борьбы с партизанами. Оказывается, противник оценивает нас выше и "уважает" больше, чем мы сами предполагали»12.

В то время как большинство населения все решительнее становилось на путь борьбы против оккупантов, все жестче становился режим оккупации. Служба безопасности (СД) увеличила сеть своих агентов. Провокации стали излюбленным способом действий: печатались ложные листовки, газеты; передавались по радио сообщения от имени советских органов; создавались ложные подпольные группы и партизанские отряды. Многие патриоты, поддавшись на провокации, поплатились своими жизнями.

Село Дубки под Симферополем стало местом смерти 8 тыс. советских граждан из концлагеря на территории совхоза «Красный». За связь с партизанами заживо были сожжены жители нескольких селений близ Бахчисарая и Зуи.

Экономические и политические мероприятия оккупантов вывоз ценностей, продовольствия, машин, минирование и подготовка к уничтожению важнейших объектов и целых городов — убеждали население, что их конец близок. Различные слои населения все решительнее становились на путь открытой борьбы.

Крымский обком ВКП(б) политическую работу среди населения осуществлял через партизанские формирования, подпольные организации и кое-где восстановленные органы Советской власти. 29 января бюро Крымского обкома ВКП(б) приняло решение о посылке партийного актива в партизанские отряды.

Надо было вооружить новые отряды партизан, довооружить ранее существовавшие, пополнить командные кадры. К этому времени на трех партизанских аэродромах можно было принимать до 30 транспортных самолетов за ночь.

10 ноября Военный совет Северо-Кавказского фронта поставил партизанам задачу — перейти к активным действиям с целью нарушения коммуникаций и связи, уничтожать штабы, склады, горючее, собирать разведывательные данные. Директива предписывала «всю власть в Крыму в той части, какая в данное время доступна нашему влиянию, необходимо сосредоточить в одних руках, объединив и вопросы гражданского управления, и руководство боевыми действиями, предоставив товарищам право все оргвопросы решать на месте»13.

24 ноября Крымский штаб партизанского движения в целях еще большей централизации руководства образовал Центральную оперативную группу (ЦОГ), которую возглавил П.Р. Ямпольский. Были образованы политический отдел ЦОГ во главе с батальонным комиссаром Н.Д. Луговым, штаб ЦОГ во главе с гвардии подполковником В.Е. Савченко. Организация штаба была аналогична штабу общевойскового соединения. Первый заместитель начальника штаба гвардии подполковник А.А. Аристов был начальником оперативного отдела. Второй заместитель начальника штаба майор С.А. Осовский являлся организатором разведки.

Учитывая увеличение численности партизанских формирований и необходимость более оперативного руководства ими, 29 января 1944 г. были сформированы семь партизанских бригад. В составе каждой бригады было 3—5 отрядов. 1-я и 5-я бригады (860 человек) были объединены в Северное соединение под командованием П.Р. Ямпольского (комиссар Н.Д. Луговой, начальник штаба В.Е. Савченко). 4, 6-я и 7-я бригады (2,2 тыс. человек) составили Южное соединение под командованием М.А. Македонского (комиссар М.В. Селимов, начальник штаба А.А. Аристов). 2-я и 3-я бригады (680 человек) образовали Восточное соединение под командованием В.С. Кузнецова (комиссар Р. Мустафаев, начальник штаба С.Д. Качанов). Каждое соединение имело свою службу тыла14. К этому времени для снабжения партизан использовались 2-й транспортный полк 1-й авиационной транспортной дивизии (самолеты Ли-2) и 9-й отдельный авиаполк (самолеты ПО-2 и Р-5) в составе 4-й воздушной армии. С октября 1943 по февраль 1944 г. за 146 самолето-вылетов они доставили партизанам 252 т грузов, в том числе 16 радиостанций. За это же время партизаны совершили более 40 крупных диверсий на железнодорожном транспорте15.

Почти во всех городах и селах по призывам обкома партии возникали и проводили агитационную и подрывную работу против оккупантов подпольные группы. Они нуждались в связи с подпольными партийными центрами и партизанами. В середине октября подпольный партийный центр (комитет) во главе с П.Р. Ямпольским имел связь с 12 подпольными группами и налаживал связь еще с 6 организациями16.

В условиях нарастания напряженной борьбы между подпольными организациями и карательными органами оккупантов небольшие подпольные группы уже не в состоянии были самостоятельно вести борьбу. Требовались координация их действий, разделение функций между группами, разведка, обеспечение диверсий, прикрытие. Малочисленные одиночные группы подпольщиков в первую очередь и стали жертвами террора врага, особенно в малонаселенных пунктах.

В середине 1943 г. была разгромлена оккупантами сеть подпольных организаций Сейтлерского (Нижегорского) района. Уже после освобождения Крыма бюро Первомайского (бывшего Лариндорфского) района рассмотрело действия подпольно-патриотических организаций в период фашистской оккупации, которые возникли стихийно. В апреле—мае 1943 г. произошло их объединение в одну организацию, которой руководил штаб в составе беспартийного Н.Н. Пригарина, коммуниста М.П. Нилова, комсомольца А.Ф. Цаплина. В декабре 1943 г. они были арестованы и районная организация распалась, продолжали действовать лишь некоторые группы в деревнях.

Зрелой в политическом и военном отношении показала себя Севастопольская коммунистическая подпольная организация в тылу немцев (КПОВТН), руководимая В.Д. Ревякиным. Она проводила агитацию среди населения, военнопленных и солдат противника, собирала сведения о том, чтобы к моменту прихода Красной Армии не ушли от ответственности «злые предатели» и не были наказаны невиновные, осуществляла диверсии. Она тормозила вывоз населения и ценностей через Севастопольский порт и железнодорожным транспортом. В феврале 1944 г. она установила связь с разведотделом Черноморского флота, которому сообщала важные сведения.

За время своей деятельности КПОВТН выпустила 36 листовок, в том числе «Воззвание к трудящимся Севастополя», «К солдатам и офицерам немецкой армии», «Обращение к военнопленным г. Севастополя», с мая 1943 г. издавала газету «За Родину», тираж которой достигал 500 экземпляров17.

В апреле 1944 г. фашисты арестовали, а затем расстреляли актив подпольной организации. Но план действия на случай прихода Красной Армии сохранился. Действуя по нему, оставшиеся подпольщики помогли частям Красной Армии, ворвавшимся в Севастополь, а также спасли от уничтожения хлебозавод, южную электростанцию, помешали вывести некоторые цепные грузы18.

Наиболее многочисленными и организованными были подпольные группы в Симферополе. В феврале 1944 г. на симферопольской нефтебазе они взорвали емкость с 500 т бензина. Подпольная группа, возглавляемая В.К. Ефремовым, совершила 22 диверсии. На станции Кара-Кият был взорван состав с боеприпасами, надолго остановивший движение поездов. Теперь эта станция носит имя В.К. Ефремова19.

17 марта 1944 г. П.Р. Ямпольский приказом поздравил комсомольскую организацию отряда «Смерть фашистам» и вручил Красное знамя ЦК ВЛКСМ20.

Ценные сведения собирала партизанская разведка, в частности через агентурную сеть подпольных организаций. Накануне операции по освобождению Крыма Северное соединение передало карту Крыма, на которой были обозначены дислокация вражеских войск, командные пункты, маршруты отхода войск от Перекопа и Керчи на тыловые рубежи, а также план эвакуации Севастополя. Эти сведения партизаны получили от румынского антифашиста — офицера штаба 1-го румынского горнострелкового корпуса М. Михаилеску, который позже был награжден орденом Красного Знамени21.

В штабы 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии регулярно поступали донесения о боевой деятельности партизанских бригад и отрядов, разведывательные сведения. В донесении от 22 декабря говорилось о прибытии в Крым маршала Антонеску, выдвижении немецких частей к Перекопу и румынских к Керчи, передислокации на Керченский полуостров националистических батальонов, о прибытии в Крым самолетами немецкой части с эмблемой «цветка» и продолжении эвакуации из Крыма бельгийских и французских частей22.

Подпольщики Симферополя под руководством И.А. Козлова передавали о размещении военных объектов в городе, минировании мостов и зданий, массовых перемещениях войск и грузов.

В то же время население получало все более широкую информацию о положении на фронте и в советском тылу. Два раза в неделю печаталась газета «Красный Крым», которую самолетами доставляли на партизанские аэродромы. В лесу печатали газеты «Красный партизан» и «За Советский Крым». В городах выпускали газеты-листовки: в Симферополе — «Вести с Родины», в Севастополе — «За Родину», в Ялте — «Крымская правда». Советские граждане все чаще получали информацию от партизан и подпольщиков.

Немецко-фашистское командование стремилось уничтожить партизан до того, как советские войска перейдут в наступление. Крымский штаб партизанского движения, видя начавшийся разброд в стане врага, усилил политическую работу среди солдат и офицеров вражеской армии. Многие так называемые «добровольческие» формирования из местного населения перешли к партизанам и повернули оружие против фашистов. Им давали возможность искупить вину перед советским народом. Этим воспользовались и националисты, которые теперь охотно били немецко-фашистские войска.

В распоряжение командира Южного соединения М.А. Македонского бывший местный учитель, гитлеровский майор Раимов, привел батальон карателей. На мундире Раимова два железных креста. Теперь его головорезы охотно били чистокровных арийцев, но тщательно скрывали свои прежние карательные дела. Потребовалась партизанская смекалка и смелость, чтобы их разоружить23.

8 апреля началась операция 4-го Украинского фронта, Отдельной Приморской армии, Черноморского флота и партизан по окончательному освобождению Крыма. К этому времени партизанские соединения насчитывали 3679 человек (Южное — 2218, Северное — 774, Восточное — 687)24. Боевым распоряжением Военного совета Отдельной Приморской армии соединения получили конкретные боевые задачи по нарушению движения противника по дорогам, нарушению связи и управления войсками, срыву работы ялтинского порта. Но сами партизаны расширили свои задачи в операции (уничтожение вражеских гарнизонов, спасение от разрушения городов, сел, дворцов и других ценностей).

11 апреля утром партизаны Восточного соединения иод командованием В.С. Кузнецова выбили немцев из Старого Крыма, преградив отход немецких войск из района Феодосии к Симферополю. Но к концу дня, применив орудия и тапки, противник выбил партизан из Старого Крыма. Рассвирепевшие фашисты учинили дикую расправу над населением, убив 584 человека, в том числе 200 детей. Она была прекращена в 6 часов утра 12 апреля, когда партизаны вновь выбили гитлеровцев из города и более суток удерживали его25. 13 апреля в город вошли части

Отдельной Приморской армии. В тот же день 1-я бригада Северного соединения на пути к Симферополю разгромила три колонны, взяла в плен 400 солдат и офицеров и двух генералов. Вражеские солдаты и офицеры понимали безвыходность своего положения и сдавались. 4-й артдивизион под командованием майора Ангелеску из 2-й румынской горнострелковой дивизии сдался партизанам в полном составе26.

Утром 13 апреля партизанские бригады Ф.И. Федоренко и Х.К. Чаусси ворвались в Симферополь и совместно с подпольщиками А.Н. Касухина и В.И. Бабия организовывали охрану зданий, мостов и других объектов, подготовленных врагом для уничтожения. Вскоре они соединились с подвижной группой 4-го Украинского фронта и содействовали ей во взятии вокзала, радиостанции и полном изгнании противника из города.

После завершения боев в Крыму газета «Красная звезда» 14 мая писала: «Немалую помощь в освобождении восточных и южных районов Крыма оказали войскам Красной Армии славные партизаны. Согласуя свои действия с подвижными отрядами преследования, они спустились с гор, громили немецкие гарнизоны, перехватили коммуникации врага. Под их ударами отступающие немецкие и румынские дивизии также потерпели огромный урон»27.

Ответственную задачу решали партизанские отряды Южного соединения. Бригада под командованием Л.А. Вихмана отстаивала от разрушения город и порт Ялту. Партизаны 12-го отряда во главе с командиром М.Ф. Парамоновым спасли здания винкомбината «Массандра». 1-й отряд под командованием С.И. Лаврентьева спас от разрушения ливадийский дворец. При этом они пленили 354 солдат и офицеров и захватили большое количество оружия и техники.

Партизаны восстанавливали Советскую власть и на первых порах сами исполняли ее функции. Первый приказ по городу Симферополю, расклеенный на стенах, гласил: «Сегодня, 13 апреля 1944 года, крымские партизанские отряды Северного соединения с боем вступили в город Симферополь. Охрана революционного порядка в городе осуществляется партизанами. Призываем всех граждан города строжайше соблюдать революционный порядок, оказывать всемерное содействие в борьбе с мародерством и по вылавливанию шпионов, провокаторов и лиц, нарушающих порядок в городе. Командир Северного соединения партизанских отрядов Крыма П. Ямпольский. Комиссар Н. Луговой. Начальник штаба Г. Саркисьян»28.

II это было необходимо, так как после разгрома армии противника в Крыму оставалось большое количество немецких агентов, жандармов, уголовников, националистических и других организаций. Крымский штаб партизанского движения был расформирован через три месяца после разгрома противника — в августе 1944 г.

* * *

Население Крыма в период оккупации не было сломлено, не смирилось с «новым порядком» и продолжало борьбу, которая велась в трех основных формах: действия партизанских вооруженных формирований; действия подпольных патриотических групп; невооруженное сопротивление широких слоев населения политическим и экономическим мероприятиям оккупационной администрации. Борьба велась в очень трудных условиях близкого расположения фронта, многочисленной агентурной сети, сотрудничества татарских и иных националистов с фашистами, скопления деклассированных, уголовных элементов. В таких условиях люди могли оказывать сопротивление только при политической целеустремленности и высокой организованности. Высокий боевой дух подавляющей части населения Крыма, несгибаемый характер советского человека видны из того, что фашисты убили и замучили более 135 тыс. советских граждан. К лету 1944 г. население Крыма сократилось более чем в два раза и составляло всего 379 тыс. человек.

В партизанских отрядах сражалось много коммунистов и комсомольцев, а затем в них влились бойцы и, что очень важно, командиры Красной Армии. Это сочетание позволило очень быстро выявить проникших в отряды предателей, сохранять высокий моральный дух в критической ситуации, обучить военному делу «гражданских лиц» и выработать тактику партизанских действий, в частности маневрировать и уходить из-под удара превосходящих сил.

О численности партизанских отрядов и партизан в них дают представления следующие данные29.

Число отрядов Численность партизан
1941 г. 27 386
Май 1942 г. 25 2820
Ноябрь 1942 г. 6 760
Май 1943 г. 6 822
Ноябрь 1943 г. 33 3733
Май 1944 г. 29 4000

В Крыму в разные периоды оккупации действовали 62 отряда общей численностью 12,5 тыс. партизан и 220 подпольных организаций и групп, объединявших свыше 2,5 тыс. подпольщиков30. Партизанские отряды провели 252 боя с войсками противника, совершили 1632 различные диверсии и нападения (включая подпольщиков). В результате уничтожено свыше 29 тыс. солдат и офицеров противника, взято в плен 3872, устранено 335 предателей и пособников фашистов, подорвано 50 эшелонов, 16 танков и бронемашин, 200 орудий и 2 тыс. автомашин31.

Партизаны захватили у противника 201 автомобиль, 40 тракторов, 9 мотоциклов, 1 паровоз, 83 вагона, 17 артиллерийских орудий, 8 минометов, 250 пулеметов, 254 автомата, 5415 винтовок и др.

Одной из важнейших проблем Крымского штаба партизанского движения, который находился на Кавказе, было снабжение партизан продовольствием, оружием, боеприпасами. С 1 ноября 1941 г. по 17 апреля 1944 г. авиация совершила к партизанам в Крым 711 полетов (в том числе 450 транспортных самолетов). В партизанские отряды доставлено 725 т грузов, вывезено 1856 человек (1311 раненых и больных, 545 гражданских лиц, в том числе и скрывавшихся от репрессий). В то же время перевезен с «Большой земли» к партизанам 521 человек командиров и специалистов (подрывников, радистов и др.)32.

Суровые условия борьбы и партизанского быта предъявляли высокие требования к личным качествам партизан и особенно командиров (личное мужество, решительность, бдительность и, конечно, крепкое здоровье). В 1941 и 1942 гг. резервы партизан в основном черпались из бойцов и командиров армии, флота, погранвойск, с 1943 г. в партизанские отряды пошли подпольщики, жители городов и сел и даже ранее сотрудничавшие с оккупантами.

Важное значение имело морально-политическое воздействие партизан и подпольщиков на население. Именно действия партизан и подпольщиков укрепляли веру крымчан в победу над фашистской Германией, в жизненную силу Советской власти.

Партизаны и подпольщики являлись связующим звеном между населением, оставшимся на оккупированной территории, и всей Советской страной. В лесу у партизан находился подпольный (фактически нелегальный) обком партии, который руководил политической массовой работой среди населения и вооруженной борьбой партизанских формирований и подпольщиков.

Примечания

1. Операции Советских Вооруженных сил в Великой Отечественной войне, 1941—1945. М., 1958. Т. II. С. 101; История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945. М., 1961. Т. 3. С. 93.

2. ЦАМО. Ф. 500. Он. 725168. Д. 156. Л. 121.

3. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945: Пер. с нем. М., 1976. Т. 3. С. 280.

4. Гречко А.А. Битва за Кавказ. М., 1973. С. 331; ЦАМО. Ф. 224. Оп. 958. Д. 74. Л. 4.

5. Луговой Н. Партизанское движение в Крыму (1941—1944 гг.) // Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза, 1941—1945 гг. Симферополь, 1963. С. 165.

6. Крым в период Великой Отечественной войны. С. 308.

7. ЦАМО. Ф. 244. Оп. 2980. Д. 162. Л. 4.

8. Левит И.Э. Крах политики агрессии диктатуры Антонеску. Кишинев, 1983. С. 125.

9. Герои подполья. М., 1970. С. 83.

10. Луговой Н.Д. Указ. соч. С. 169.

11. ЦМВС. Ф. 4. Оп. У. 71.7; Партизаны Крыма. Д. 11/15.

12. Крым в период Великой Отечественной войны. С. 305.

13. ЦАМО. Ф. 244. Оп. 2980. Д. 162. Л. 302.

14. Крым в период Великой Отечественной войны. С. 309, 318, 321.

15. Шамко Е. Подвиги крымских партизан. М., 1969. С. 67.

16. Крым в период Великой Отечественной войны. С. 282.

17. Чирва И.С. Крымское подполье 1941—1944 гг. // Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза, 1941—1945. Симферополь, 1963. С. 242—252.

18. Музей героической обороны и освобождения Севастополя. Инв. № А-414.

19. Шамко Е. Дорогами крымских партизан. Симферополь, 1976. С. 19.

20. Украинская ССР в годы Великой Отечественной войны Советского Союза: Хроника событий. С. 442.

21. Крымский областной партийный архив (КОПА). Ф. 151. Оп. 151. Д. 1. Л. 601—606; Герои подполья. М., 1968. С. 23.

22. ЦАМО. Ф. 407. Оп. 9839. Д. 6. Л. 93—94.

23. Вергасов 11. Указ. соч. С. 523, 524.

24. Сводка Крымского штаба партизанского движения на 1.4. 1944 г. // Крым в период Великой Отечественной войны, 1941—1945. С. 334.

25. Луговой Н.Д. Указ. соч. С. 194.

26. Сообщение Советского информбюро. 1944. Т. 6. С. 201.

27. Красная Звезда. 1944, 14 мая.

28. Выборных И.С. Родники мужества. М., 1983. С. 89.

29. ЦПА ИМЛ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 15. Л. 97, 191; Д. 38. Л. 1—12.

30. Очерки истории Крымской областной партийной организации. С. 208, 209.

31. Крым в период Великой Отечественной войны. С. 342.

32. Там же. С. 343.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь