Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

На правах рекламы:

http://www.компания-кондор.рф/ основные характеристики этилцеллозольва.

http://alarm-mitino.ru/ менеджер в интернет магазин автосигнализаций в москве.

Главная страница » Библиотека » А.В. Басов. «Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945»

Восстановление органов власти, связи и транспорта, промышленных предприятий и городов

На освобожденных от оккупантов территориях возрождение нормальной жизни населения начиналось с восстановления Советской власти. Без твердого общественного порядка, без соблюдения законов социалистического общежития невозможно наладить трудовую деятельность. Население принимало командование соединений и частей Красной Армии как представителей Советской власти. Если части Красной Армии продвигались дальше, то функции временных органов власти принимали спустившиеся с гор и вышедшие из лесов партизаны.

Еще при первом освобождении Керченского полуострова, 30 декабря 1941 г., на улицах Керчи и близлежащих поселков были вывешены объявления: «Настоящим штаб партизанского отряда имени Ленина объявляет, что сего числа власть в районе переходит в его руки. Штаб отряда». Так обстояло дело и при окончательном освобождении Крыма. 14 апреля 1944 г. в Симферополе был распространен приказ командования Северного соединения партизанских отрядов (командир П. Ямпольский, комиссар Н. Луговой, начальник штаба Г. Саркисьян), в котором было сказано, что все общественное и бесхозное имущество является государственной собственностью, подлежит немедленному учету и должно быть сохранено1.

Эта новая функция партизан имела важное значение для Крыма, где погибла значительная часть дееспособного населения и где скопилось множество всякого людского отребья. В Крым с Северного Кавказа и Донбасса вместе с фронтом отошли антисоветские элементы. Там остались привезенные оккупантами нацистские помощники и все те, кто не смог эвакуироваться. Поэтому одновременно с восстановлением ранее сложившегося в стране правопорядка необходимо было решительно ликвидировать преступников и все то, что мешало восстановлению жизни. Первое время не проходило дня без стрельбы. Население помогало выявлять диверсантов, грабителей, предателей. Некоторые из них пошли служить в Красную Армию и советские учреждения, чтобы избежать наказания за совершенное.

Очищение территории области, а также сбор различного оружия, осевшего у населения, были проведены с помощью милиции Краснодарского края и других соседних областей, в тесном сотрудничестве с местным населением. Для укрепления милиции области и ее укомплектования было направлено 300 бывших участников партизанской борьбы.

Искалеченные войной люди — одно из самых горьких ее последствий. Но, не устранив эту помеху, нельзя было начинать трудное дело восстановления народного хозяйства, возрождения сложившегося уклада жизни советских людей.

Бывший первый секретарь Крымского обкома ВКП(б) В.С. Булатов утверждал, что татарское население Крыма в основной своей массе лояльно относилось к Советской власти и после прихода оккупантов поддерживало партизан. «Целые деревни оказывали помощь партизанам, и много их было сожжено за то, что приютили партизан». Лишь часть населения после отхода советских войск к Севастополю и через Керченский пролив «оказалась неплохой находкой для немцев»2.

Татарские националисты вовлекались в сотрудничество с гитлеровцами. Из них были созданы специальные отряды карателей, которым поручалось выявлять и арестовывать коммунистов, комсомольцев, советских активистов, подпольщиков и партизан. В очерках истории Крымской областной партийной организации сказано: «Факты активного сотрудничества с фашистскими оккупантами части татар были необоснованно отнесены ко всему татарскому населению Крыма. В условиях продолжавшейся войны весной 1944 года проживавшие в Крыму татары были переселены в восточные районы страны. После войны они укоренились на территории Узбекской ССР, других союзных республик и пользуются там всеми правами советских граждан с учетом их национальных особенностей и интересов, принимают активное участие в общественно-политической жизни»3.

Следует напомнить, что в то время во всем мире получило широкую поддержку движение, которое требовало наказания фашистских преступников. В поте Советского правительства от 27 апреля 1942 г. было заявлено, что гитлеровское правительство и его пособники (подчеркнуто мною. — А.Б.) не уйдут от заслуженного наказания за преступление против народов СССР и других свободолюбивых народов4. Об ответственности не только гитлеровцев, но и их пособников в советских документах говорилось неоднократно. В заявлении Советского правительства 14 октября 1942 г. указывалось на необходимость оказывать взаимное содействие в розыске, выдаче и предании суду гитлеровцев и их пособников, виновных в организации, поощрении или совершении преступлений на оккупированных территориях5.

Народы Советского Союза требовали сурового наказания нацистских преступников. Семьи погибших, рабочие, крестьяне, интеллигенция, воины Красной Армии — все советские люди требовали возмездия за причиненные им страдания и муки. В трудах советских ученых в эти годы были разработаны правовые и процессуальные вопросы суда и наказания военных преступников. Советские юристы обосновали, что агрессивное государство и его народ должны нести политическую и материальную ответственность за развязанную войну. Уголовную ответственность за развязывание войны и совершенные в ходе ее преступления должны нести лица, осуществляющие власть в государстве, и конкретные вершители преступлений6.

Народы оккупированных фашистским блоком государств все шире ставили вопрос о наказании граждан своих стран — предателей и преступников, сотрудничавших с оккупантами. Законы о наказании лиц за добровольное сотрудничество с оккупантами были приняты в Чехословакии, Польше, Франции и других странах.

На израненной войной, освобожденной от оккупантов крымской земле необходимо было налаживать мирную жизнь.

За двенадцать дней до начала операции по освобождению Крыма (27 марта 1944 г.) в Краснодаре Крымский областной комитет ВКП(б) обсудил вопрос о восстановлении жизни и хозяйства области. Перед областной организацией встали задачи: ликвидации остатков оккупационных органов власти, восстановления советских и партийных органов, подбора и расстановки кадров. Центральный Комитет ВКП(б) направил на работу в Крым около 500 коммунистов, в том числе П.Ф. Тюляева и П.А. Чурсина, избранных секретарями обкома партии. Решением обкома партии на ответственные должности были выдвинуты участники партизанской борьбы. В сентябре 1944 г. была организована одногодичная партийная школа на 150 человек7. В октябре 1944 г. свыше 160 человек начали занятия в вечернем университете марксизма-ленинизма. Несмотря на все эти мероприятия, в освобожденном Крыму не хватало партийных и советских кадров. Поэтому с большим удовлетворением встречали крымчан, возвращавшихся из эвакуации. В Севастополь возвратились секретарь горкома А.А. Сарина, председатель горисполкома В.П. Ефремов и др. Приехали многие работники обкома ВКП(б), Керченского, Феодосийского и других горкомов.

Политическая активность населения способствовала восстановлению партийных, советских и профсоюзных органов. Начали с учета коммунистов и комсомольцев, остававшихся на оккупированной территории, с восстановления низовых и первичных партийных и комсомольских организаций, затем фабрично-заводских комитетов профсоюзов. Одновременно восстанавливались органы печати, радио, другие средства массовой агитации и пропаганды.

На 1 мая 1944 г. в Крымской партийной организации состоял 3631 коммунист. К 1 ноября состав партийной организации удвоился. Повсеместно были созданы первичные партийные организации. В 1946 г. в области действовала 1101 партийная организация, объединявшая 21 489 коммунистов. Их энергия была направлена на восстановление экономики и культуры Крыма8.

В первые дни мира, 30 июня 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О преобразовании Крымской АССР в Крымскую область в составе РСФСР»9, что оказало влияние на возрождение экономики и восстановление нормальной жизни.

Население, пережившее ожесточенную вооруженную борьбу на своей территории, террор оккупационных властей, угон трудоспособных граждан в Германию, попытку «германизации» Крыма, предательство националистов, жаждало восстановления Советской власти, сложившихся ранее производственных отношений.

Этим можно объяснить и проявление исключительной политической активности населения. 22 апреля, через восемь дней после освобождения Симферополя, преподаватели и учащиеся 1-й женской средней школы обратились ко всем школьным работникам и учащимся Крыма с призывом помочь Красной Армии построить танки «Крымский школьник». Особенно успешна была инициатива коллектива Сакской МТС по сбору средств на строительство танковой колонны «Крымский партизан». Колхозники Богурчинского сельсовета Симферопольского района выступили инициаторами сбора средств на постройку самолетов10. Было собрано 32 520 руб. 3 июня 1944 г. Председатель ГКО И.В. Сталин на имя секретаря обкома ВКП(б) П.Ф. Тюляева прислал благодарность трудящимся Крыма, собравшим 16,2 млн руб. деньгами и 2,95 млн руб. облигациями на строительство танковой колонны «Героический Севастополь».

Керченские рыбаки уже к концу апреля воссоздали все рыболовецкие колхозы и приступили к восстановлению Еникальского рыбзавода. Начинали со сбора обрывков сетей и обивки шлюпок плащпалатками.

Колхозники Карасубазарского района призвали всех колхозников Крыма засеять часть полей сверх плана в фонд помощи семьям фронтовиков и погибших партизан. В обращении говорилось, что «наш долг по отношению к этим доблестным борцам за нашу свободу позаботиться об их семьях»11.

Партийные органы мобилизовывали население на восстановление городов и сел, торговли, медицинских учреждений, школ, кинотеатров, на уборку урожая. Оказывалась помощь бедствующим семьям военнослужащих.

В городах Керчь, Севастополь и других широкое распространение получила мобилизация населения на восстановление жилого фонда (по примеру черкасовского движения в Сталинграде). Личное участие в восстановлении хозяйства стало делом чести жителей Крыма. С 1 сентября были введены книжки учета личного участия в восстановительных работах. Весь народ поднялся на восстановление Крыма с таким энтузиазмом, такой жаждой деятельности, какой никогда ранее не наблюдалось.

Через месяц после изгнания гитлеровцев начали работать 104 предприятия. В то же время были воссозданы 920 колхозов, 102 совхоза и 47 машинно-тракторных станций12.

Почти три года (35 месяцев), то затихая, то снова разгораясь, шла борьба за Крым. Немецким и румынским войскам потребовалось десять месяцев для полного его захвата. Советские Вооруженные Силы освобождали Крым в два этапа, затратив на это чуть более полугода.

Удержание и захват полуострова определялись удержанием или оставлением трех ключевых районов: северных перешейков, Керченского полуострова и Севастополя. Эти районы и оказались наиболее разрушенными. Города Севастополь и Керчь, а также 127 других населенных пунктов были разрушены почти до основания. В Крыму было уничтожено свыше 300 промышленных предприятий, 17 570 зданий хозяйственного назначения, 22 917 жилых зданий, 15 музеев, 590 театров и клубов, 315 детских учреждений, 393 больницы и амбулатории13. Производственная мощность промышленных предприятий сократилась на 90%. Погибло огромное количество скота, садов, виноградников и других ценностей.

Республиканская комиссия по расследованию преступлений оккупантов в Крыму установила, что население сократилось с 1196 тыс. человек (из которых 622 тыс. проживали в городах) до 351 тыс. человек, т. е. в 3,4 раза. В соответствии с актами комиссии была установлена гибель от рук немецко-фашистских палачей 90 243 жителей (71 921 человек расстрелян и 18 322 — замучены в тюрьмах и лагерях) и гибель 44 934 военнопленных (19 319 человек расстреляны и 25 615 замучены в лагерях и тюрьмах) — всего 135 177 советских граждан14. Оккупационные власти отправили из Крыма в Германию наиболее трудоспособную часть населения — 85 447 человек15. Если учитывать потерю сторон в ходе вооруженной борьбы в Крыму в 800 тыс. человек, то на Крымской земле в 1941—1944 гг. погибло около 1 млн человек, т. е. почти столько же, сколько проживало в Крыму до войны.

Из материалов комиссии видно, какой ущерб причинили оккупанты учреждениям Крыма. Из 130 больниц, действовавших перед войной, сохранилась 51, из 1265 школ — осталось 817, из 838 библиотек уцелели 32, из 954 кинотеатров, клубов, дворцов культуры — 149. Перед войной в Крыму было 188 200 школьников — после освобождения от оккупантов их насчитывалось лишь 48 560. Почти в три раза сократилось число врачей, в четыре раза — число учителей16.

Комиссия составила отдельные списки на музейные ценности, серебро, бронзу, предметы историко-бытового значения, вывезенные в Германию. Только картины, похищенные из четырех картинных галерей (в Симферополе, Севастополе, Алупке и Бахчисарае), были оценены в 22 368 445 руб.17

Оккупанты увезли оборудование и все хозяйство трамвая из Севастополя, Симферополя, Керчи и Евпатории. Было увезено или уничтожено: 77 паровозов, 1080 металлорежущих станков, 1649 различных двигателей, 1748 автомобилей, 642 трактора, 36 305 сельскохозяйственных машин и орудий и др. Население и колхозы лишились 127 065 голов крупного рогатого скота, 107 384 голов рабочих и племенных лошадей, 86 411 свиней, 998 624 голов овец и коз.

Значительный ущерб был нанесен 63 183 семьям, проживавшим в Крыму во время оккупации.

По всем категориям хозяйств (совхозы, колхозы, личные хозяйства) в Крыму за время оккупации уменьшилось скота: коров и другого крупного рогатого скота — с 242 653 до 65 578, т. е. в 3,7 раза; свиней — с 121 022 до 2925 голов, т. е. почти в 50 раз; овец и коз — с 952 889 до 75 640, т. е. в 12 раз, лошадей — с 100 203 до 19 126, т. е. в 5,2 раза18.

В городах Керчь и Севастополь было разрушено 90% промышленных предприятий, общественных и жилых зданий. Там не осталось ни одного неповрежденного здания. Были выведены из строя: водопровод, канализация, энергоснабжение, дороги, мосты, железнодорожное и трамвайное хозяйство, портовые сооружения. По объему разрушений эти города относились к числу наиболее пострадавших городов страны. В каждом из них до войны проживало свыше 100 тыс. человек. После освобождения в Севастополе осталось 1019 человек, а в Керчи — всего 11 жителей. Ущерб, нанесенный городу Феодосии, комиссия определила в 458 млн руб.19

Общий размер ущерба, нанесенного Крыму, в денежном выражении составил свыше 20 млрд руб., в том числе по промышленности союзного и республиканского подчинения — 5,8 млрд руб., по промышленности и организациям местного подчинения — 1,5 млрд, по колхозам и совхозам — 8,1 млрд и по личному имуществу граждан — 4,7 млрд руб.20

Цветущий край был подвергнут варварскому разрушению и разграблению. Без притока свежих сил, новых рабочих рук, казалось, невозможно ликвидировать последствия хозяйничанья немецко-фашистских оккупантов.

Принимались меры к возвращению жителей Крыма из эвакуации. В первые дни после освобождения из других районов страны были направлены 2,5 тыс. специалистов различных отраслей. Из разных мест в Крым прибывали продовольствие, скот, топливо, строительные материалы. Возвращавшимся людям нужно было жилье, вода, электроэнергия, пекарни, магазины, мастерские, больницы, школы и многое другое. Требовалась большая работа и по организации общественного производства — надо было воссоздать колхозы, совхозы, машинно-тракторные станции, промышленные предприятия, наладить торговлю.

Государственный Комитет Обороны, Совет Народных Комиссаров в 1943 г., когда началось массовое изгнание оккупантов с Советской земли, приняли ряд постановлений по восстановлению жизни и хозяйства в освобожденных районах. Характерен в этом отношении приказ наркома связи СССР № 413 от 12 октября 1943 г. После Киевской области наибольшие средства — 11 060 тыс. руб. — выделялись для восстановления связи в Крыму. Планом предусматривалось оборудование областного и 6 районных телеграфно-телефонных узлов, 29 городских телефонных станций, восстановление линейных сооружений, средств радиовещания и радиофикации, восстановление почтамтов и почтовых контор, отделений связи. Но все это было только начало: аппараты — в штуках, динамики — в десятках штук, почтовые машины — 5, лошади для конно-почтовых станций — 4621.

Одновременно со связью в первую очередь подлежал восстановлению транспорт. На восстановление морского транспорта нужно было больше времени, сил и средств, чем на восстановление железной дороги. Но. последнюю немцы успели перешить на более узкую, принятую в Западной Европе колею. С помощью населения восстановили прежнюю колею. На одиннадцатый день после изгнания оккупантов пришел первый поезд в Симферополь. Большую долю работ взяло на себя управление военно-восстановительных работ под руководством генерал-директора пути Зернова. Железные дороги в Крыму были восстановлены настолько быстро, что ГКО 20 мая 1944 г., т. е. через педелю после полного освобождения, присудил этому управлению переходящее Красное знамя22.

Пока Государственный Комитет Обороны, Совет Народных Комиссаров, наркоматы собирали и изучали сведения о разрушениях и состоянии оставшихся средств производства, местные партийные, советские и хозяйственные органы возвращались в родные города вслед за частями Красной Армии, а иногда и вместе с ними, брали все на учет, организовывали восстановительные бригады. Главное внимание было обращено на приспособление разрушенных зданий под жилища и на восстановление предприятий пищевой промышленности.

В мае 1944 г. возобновили работу все 9 рыбзаводов, 27 рыболовецких колхозов, 5 моторно-рыболовецких станций, некоторые предприятия мукомольной промышленности, табачные фабрики, многие отрасли промкооперации.

Много усилий было затрачено, чтобы успешно провести весенний сев. Были воссозданы 920 колхозов, 102 совхоза, 147 машинно-тракторных станций23. В колхозах и совхозах почти не осталось лошадей, инвентаря, не хватало семян. Военный совет 4-го Украинского фронта вынес специальное решение, обязывающее командиров частей оказывать помощь колхозам и населению в весенних полевых работах. С большими трудностями земли были засеяны, появилась надежда на урожай.

Но самые большие трудности были с восстановлением городов и промышленных предприятий. Восстановление городов началось с разминирования, расчистки улиц и дорог от завалов, мусора, взрывных устройств и взрывной техники. Стали убирать колючую проволоку, засыпать воронки, окопы, траншеи, разбирать аварийные конструкции, закладывать проемы разрушенных зданий. В первые два года после освобождения восстанавливали постройки на сохранившихся фундаментах или приспосабливали уцелевшие коробки зданий. В то же время развернулись массовые индивидуальные застройки, которые осуществлялись в большинстве стихийно, беспланово.

Из общественных зданий и предприятий в первую очередь восстанавливали детские сады, школы, больницы, а также артезианские скважины, водонасосные станции, водопровод, канализацию, мельницы, пекарни, магазины и другие предприятия пищевой промышленности. В приморских городах одновременно очищали береговую полосу, бухты, причалы, т. е. подготавливали водную коммуникацию. Всю эту работу невозможно было бы выполнить без энергоснабжения — энергопоездов и энергосудов.

Как правило, к освобожденным портам подходили вначале по суше, а затем по морю. Работники портов (пароходств) приобретали у военного командования мандаты на право войти в освобожденный город вместе с наступавшими войсками. За передовыми частями войск в освобожденные порты входили портовые команды, имевшие целью сохранение уцелевших портовых и судостроительных средств. Прибывшие рабочие организовывались в бригады, из которых одни приспосабливали развалины под жилища, другие чинили и смолили баркасы, лодки, рыболовные снасти, третьи — приступали к расчистке причалов, заводов, доков, эллингов. Одновременно организовывали подсобные сельскохозяйственные предприятия для улучшения питания рабочих и их семей.

Большое значение в восстановлении хозяйства имела народная инициатива. Так, в районе Камыш-Буруна была обнаружена выступавшая на поверхность земли нефть. В то время в освобожденных районах нефть была на вес золота. Соорудили примитивную вышку, пробили скважину и начали качать нефть. Из нее перегоняли бензин, хотя и невысокого качества, но пригодный для автомашин и катеров24.

И все же восстановление портов шло медленно. В Азовском море судоходство задерживалось, кроме того, из-за засорения и обмеления фарватеров; требовались большие дноуглубительные работы, а специальных судов не было.

В борьбу за восстановление портов одними из первых включились отряды аварийно-спасательной службы флота (бывший ЭПРОН). Им пришлось восстанавливать почти весь причальный фронт: расчищать акваторию портов от затопленных судов и сброшенных в воду железнодорожных вагонов, оружия, машин, мин и боеприпасов. В апреле-!мае у Феодосии было уничтожено 296 мин и порт был открыт для захода малых судов25. В Севастополе они восстановили Северный сухой док, судовой причал, Инженерную пристань26. К октябрю 1944 г. основные порты Крыма были готовы к обслуживанию ограниченного количества судов, хотя полный объем восстановительных работ был далек от завершения.

В начале 1944 г. на Черном море в эксплуатации находилось всего 20 транспортных судов общей грузоподъемностью 60 тыс. т. Требовалось срочно увеличить тоннаж транспортного флота хотя бы в 5—6 раз. Прежде всего Черноморский военный флот возвратил пароходствам 23 судна (20 тыс. т), мобилизованные в начале войны. С Каспия на Черное море были переправлены 20 парусно-моторных шхун. Одновременно судоремонтники вводили в строй все, что могло плавать и перевозить грузы27. Важным источником увеличения тоннажа был подъем затопленных судов. На 1 января 1945 г. уже имелось 55 судов грузоподъемностью 114 тыс. т28. Это способствовало увеличению перевозок народно-хозяйственных грузов и возрождению Крыма.

Восстановление связи, транспорта, жилищ, колхозов и совхозов, добычи рыбы, производства продуктов и предметов первой необходимости — важнейшие элементы возрождения жизни. Но главным оставалось восстановление Севастополя и Керчи. Крым как оплот юга страны без Севастополя немыслим. Поэтому 26 апреля 1944 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление о восстановлении Севастополя и Севастопольского морского судоремонтного завода имени С. Орджоникидзе. На другой день Наркомстрой СССР образовал «Севастопольстрой» во главе с заместителем наркома строительства СССР Н.В. Бехтиным. Первоначально предполагалось восстановить Севастополь в предвоенных размерах за десять лет. Но надо было не «восстанавливать», а построить заново и не в десять лет, а раньше.

К восстановительным работам в Севастополе сразу были привлечены аварийно-спасательная служба и инженерно-строительные части флота. Командующий 4-м Украинским фронтом Ф.И. Толбухин распорядился передать строителям колонну автомашин, бетономешалки, некоторое инженерное имущество. Несколько позже были переданы снятые с фронта три строительных батальона.

«Севастопольстрой» превратился в хорошо организованную армию строителей, насчитывавшую 32 тыс. человек. А начинали они с того, что остатки зданий, подвалы, лестничные клетки приспосабливали под общественные помещения и жилье. 10 мая начал работать хлебозавод, 11 мая — почта. 14 мая в подвальном помещении открылся кинотеатр «Красный луч». 18 мая жестяный цех завода «Молот» начал изготавливать ведра, кружки, ножи и др. Энергопоезда дали электроэнергию. Через полторы педели был восстановлен водопровод. 19 мая 1944 г. в Севастополе было зарегистрировано уже 11 тыс. жителей29.

«Севастопольстрой» одним из первых решал сложнейшую задачу восстановления железнодорожных туннелей, без которых невозможно было массовые грузы доставлять в Севастополь. Очистка улиц, помещений, причалов от установленных взрывных устройств и мин, складов боеприпасов заняла много педель напряженного труда саперов и флотских минеров. К концу июля город в основном был очищен от мин, снарядов, бомб и тем самым созданы условия для расширения фронта строительных работ, в том числе самого трудоемкого — восстановления многочисленных гидротехнических сооружений. К этому времени тральщики вытралили 30 неконтактных морских мин. В Севастополь прибыли вспомогательные суда, техника отряда подводно-технических работ. Гидрографы восстановили навигационное ограждение, и началось плавание судов в Севастополь.

О героизме строителей и жителей Севастополя в деле возрождения города, внимании к ним партии и правительства, помощи всей страны севастопольцам хорошо рассказано во многих книгах, особенно в книге «Возрождение Севастополя» и в книге Д.К. Моторина «Возрожденный Севастополь»30. Вся страна помогала героическому Севастополю восстать из пепла: моряки Северного флота собрали 30,5 млн руб., колхозники Дагестана — 415 тыс. руб.; Владивосток прислал две передвижные электростанции31. К концу года в Севастополе трудились 492 добровольные строительные бригады, свыше 5 тыс. жителей города.

В то же время «Севастопольстрой» набирал силы. Три его управления восстанавливали центр города, по одному работали в Инкермане, Стрелецкой бухте, Балаклаве. Их первостепенной задачей было восстановление порта, Морского судоремонтного завода и создание условий для возвращения боевых кораблей.

5 ноября жители Севастополя высыпали на набережные, заполнили берега бухт. Вдруг заводы и стоявшие на рейде суда включили гудки и сирены. Раздались выстрелы береговых батарей. На рейд входили корабли эскадры Черноморского флота. Они салютовали героическому Севастополю, который снова стал главной базой Черноморского флота. Но еще продолжалась война. Ресурсы, выделенные на восстановление Севастополя, были ограниченны. Тем не менее через год после освобождения Крыма в Севастополе уже проживало несколько десятков тысяч человек, действовали почта, телеграф, библиотека, 9 школ на 3500 мест, 8 детских садов, 6 яслей, 62 лечебно-профилактических учреждения, 47 магазинов и ларьков, 36 столовых, три колхозных рынка, было восстановлено свыше 112 тыс. метров жилья32. Действовали также и некоторые ремонтные предприятия флота.

В Крыму, кроме Севастополя, надо было восстанавливать другие города и села. Нужда заставляла широко использовать местные ресурсы, создавать местную базу строительства Севастополя, Керчи и всего Крыма в целом. Было решено здания Севастополя облицовывать инкерманским мшанковым белым камнем, к тому же это придает им нарядный облик.

В феврале 1945 г. председатель горисполкома Севастополя В.П. Ефремов и секретарь Севастопольского ГК ВКП(б) П.И. Лесик обратились в СНК СССР с просьбой ускорить строительство города в соответствии с постановлением от 19 ноября 1944 г.33 При существовавших темпах город мог быть восстановлен только за 15 лет, что не отвечало потребностям обороны южных границ страны.

В результате были приняты меры по ускорению восстановления города. В 1946 г. был создан трест «Севастопольгражданстрой», который стал крупным жилищно-коммунальным строительством. Теперь встала задача создать и новую часть города, достойную славы Севастополя! В сентябре 1947 г. был утвержден проект генерального плана застройки центра Севастополя, разработанный архитекторами во главе с Г.Б. Бархиным. Началось ускоренное воссоздание города как крупного научного и промышленного центра страны, как города-музея.

В августе 1948 г. Севастополь посетили руководители партии и Советского правительства И.В. Сталин, А.Н. Косыгин, Н.А. Вознесенский и др. В том же году было решено завершить возрождение города к 1954 г. Это был четырехлетний строительный штурм. Его возглавил известный строитель И.В. Комзин, под руководством которого дружная творческая работа дала хорошие результаты. Ныне Севастополь — красивейший город. Народ вечно будет хранить намять о «третьем» — трудовом подвиге Севастополя!

Если строительство Севастополя находилось под особым контролем ЦК КПСС и правительства, то восстановление других городов Крыма проводилось на общих основаниях. В начале 1945 г. были поставлены задачи по восстановлению разрушенных немецкими захватчиками городов РСФСР: Калуги, Армавира, Феодосии, Керчи, Таганрога, Туапсе, Ставрополя, Симферополя, Евпатории, Ржева, Можайска34. Ставилась задача к концу 1946 г. переселить проживающих в землянках и других временно приспособленных помещениях в жилые дома. Но план капитальных работ на 1945 г. по городам Крыма был выполнен всего на 70% (в том числе по коммунальному строительству на 59%, жилищному — почти на 100, гостиничному — на 31, административному строительству — на 60%). Всего по плану выделялось 21,7 млн руб., а было освоено 15,2 млн руб.35

На 1946 г. на строительство Керчи было выделено 24,59 млн руб., Феодосии — 5,81 млн, Симферополя — 4,99 млн и Евпатории — 2,98 млн руб.36

После Севастополя наиболее интенсивно возрождалась старинная Керчь. Как и всюду, восстановительные работы начались с очищения города, прибрежной полосы от мин, снарядов, военно-фортификационных сооружений. Объем этой опасной работы был настолько велик, что к ней пришлось привлечь добровольцев-осоавиахимовцев. Пройдя специальное обучение, они вместе с саперами и минерами Отдельной Приморской армии и Черноморского флота за четыре месяца обезвредили около 100 тыс. мин и взрывных устройств, 84,5 тыс. разбросанных и складированных снарядов и авиабомб37.

Без очищения Керченского пролива от мин и организации свободного судоходства нечего было и думать о скором возрождении приморского города. До конца 1944 г. бригада траления капитана I ранга А.Ф. Студеничникова и 13-й дивизион тральщиков капитан-лейтенанта И.Г. Черняка уничтожили 617 мин (и минных защитников). К концу года Керчь была связана морским транспортом с портами Азовского и Черного морей, что оживило работу его промышленных предприятий. В проливе и Азовском море уже было добыто 500 тыс. центнеров рыбы, 40% довоенного улова.

Активным участником восстановления города стала молодежь. 10 октября 1944 г. ЦК ВЛКСМ наградил Керченскую городскую комсомольскую организацию Почетной грамотой.

Первоочередными задачами Керчи было восстановление керченских заводов: Камышбурунского железорудного комбината, Металлургического завода имени Войкова, Коксохимического завода имени Кирова. Перед войной Керчь давала 2,7 млн т железной руды, свыше 1 млн т чугуна, проката и стали38. Нарком И.Ф. Тевосян еще после первого освобождения Керчи, в марте 1942 г., просил Совнарком возвратить в Крым часть оборудования Наркомчермета39. В апреле 1944 г. он дал указание о быстрейшем восстановлении металлургического комплекса. Для решения этой задачи был создан трест «Керчьметаллургстрой».

Первый секретарь Керченского горкома КПСС А.К. Эмин вспоминает, что образованный трест выполнил основные восстановительные работы в городе (водопровод, канализация, электроэнергия, транспорт). Были построены 24 школы, 3 больницы, 3 поликлиники, 8 детских садов, 5 клубов. При помощи жителей, которые трудились на стройках в нерабочее время, было построено и восстановлено к концу 1946 г. почти 193 тыс. м жилой площади, а к концу пятилетки — 300 тыс. м40.

К началу 1947 г. в Керчи проживала уже половина довоенного количества жителей — 51,5 тыс. человек, восстанавливались железорудный комбинат, коксохимический и металлургический заводы, судостроительная верфь, рыбзаводы, холодильник, бондарный завод, моторно-рыболовная станция и другие предприятия. Возрождался один из индустриальных центров страны.

В Симферополе, Феодосии, Ялте строительство вело специальное управление — «Крымстрой», достаточно мощная организация, хотя и уступавшая «Севастопольстрою». Были восстановлены все пять винодельческих заводов — в Симферополе, Ялте, Евпатории, Судаке, Алуште, табачные фабрики в Феодосии и Симферополе, три эфиромасличных предприятия, образован Крымский молочно-брынзовый трест. Консервные предприятия должны были выпустить 9 млн банок. Но в отрасли не хватало рабочих рук. Поэтому были предоставлены различные льготы рабочим и служащим, переселяющимся на постоянную работу в Крым41.

Широкий фронт восстановительно-строительных работ в Крыму требовал обеспечения рабочими, квалифицированными инженерно-техническими кадрами, машинами и механизмами, огромным количеством строительных материалов. Без использования местных ресурсов решить эту задачу было невозможно. Поэтому областной комитет партии разработал мероприятия по восстановлению и вводу в действие местных предприятий стройматериалов. С конца 1944 г. вводились в эксплуатацию карьеры ракушечного камня, песка, глины, кирпичные, черепичные и асфальтовые заводы. В то же время степному краю нужно было местное топливо; восстановили бешуйские угольные шахты, организовали нефтяной промысел на Керченском полуострове.

В Крыму в 1945 г. были введены в действие пять предприятий строительных материалов42. В результате материальная база расширилась и позволила затем перейти на индустриальный метод восстановления разрушенных городов.

12 мая 1945 г. трудящиеся Крыма направили в ГКО письмо, в котором сообщали, что города и села лежат еще в руинах, но жизнь налаживается, планы работ по восстановлению хозяйства перевыполнены. Они обещали возродить Крым, сделать его краше и богаче, чем до войны. «Примером в пашем труде всегда будут служить героические подвиги доблестной Красной Армии...»43

В восстановлении городов и промышленности Крыма большую роль играла помощь соседних республик и областей, социалистическое соревнование, инициатива в использовании местных ресурсов. Вводились в строй цехи ширпотреба, заводские поселки, общежития. В феврале 1946 г. население всего Крыма подхватило призыв трудящихся г. Ялты о соревновании но восстановлению и благоустройству городов. В целях обеспечения квалифицированными рабочими массовых профессий исполком областного Совета депутатов трудящихся призвал около 2,5 тыс. подростков для обучения в ремесленных училищах и школах ФЗО44. На восстановление предприятий местной промышленности в 1944 г. было выделено 1,3 млн руб., в 1945 г. — 1,6 млн и в 1946 г. — свыше 2,5 млн руб. Был налажен выпуск посуды, трикотажа, скобяных изделий, галантерейных и других изделий ширпотреба. Облисполком принял меры к развертыванию кооперативной торговли сельскохозяйственными продуктами. Закупки продовольственных товаров у колхозов и крестьян производились потребкооперацией без всяких ограничений. План товарооборота был выполнен на 110%. Все это способствовало трудовому подъему населения. По сравнению с 1945 г. государственные предприятия в 1946 г. выпустили продукции на 134,5% и кооперативная промышленность — на 178%45.

При возрождении разрушенного оккупантами хозяйства рождались новые инициативы, новые формы социалистического соревнования. В фонд обороны и фонд помощи семьям фронтовиков отчисляли одно- и двухдневный заработок. Некоторые предприятия решили увеличить рабочий день. Особое внимание уделялось уборке урожая. Коллективы «Заготзерно» объявили себя мобилизованными и перешли на 11-часовой рабочий день46.

Трудовой порыв населения Крыма был велик, и это было отмечено Советским правительством. 23 декабря 1944 г. Совнарком РСФСР и ВЦСПС присудили работникам местной промышленности Крыма Красное знамя. 17 марта 1945 г. ГКО по итогам всесоюзного соревнования присудил коллективу «Севастопольстроя» переходящее Красное знамя и первую премию. В том же месяце коллективу Керченского судоремонтного завода были присуждены переходящее Красное знамя и первая премия ВЦСПС и Наркомата морского флота. 1 февраля 1945 г. Верховный Совет СССР наградил орденами многих партийных и советских работников47.

Примечания

1. Крым в период Великой Отечественной войны, 1941—1945: Сб. документов и материалов. Симферополь, 1973. С. 359.

2. Научный архив Института истории СССР (НА ИИ СССР). Ф. 2. Р. III. Оп. 11. Д. 46. Л. 3.

3. Очерки истории Крымской областной партийной организации. Симферополь, 1981. С. 202.

4. Документы и материалы по вопросам борьбы с военными преступниками и поджигателями войны. М., 1949. С. 115.

5. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М., 1946. Т. I. С. 316.

6. Лебедева Н.С. Подготовка Нюрнбергского процесса. М., 1975. С. 43.

7. Очерки истории Крымской областной партийной организации. С. 210, 211.

8. История городов и сел Украинской ССР: Крымская область. М., 1974. С. 55.

9. Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР, 1938—1975. М., 1975. Т. 1. С. 83. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г. Крымская область, учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи с Украиной, была передана из состава РСФСР в УССР.

10. Крым в период Великой Отечественной войны, 1941—1945. С. 365—367.

11. Там же. С. 371.

12. История городов и сел Украинской ССР: Крымская область. С. 55.

13. ЦГАОР СССР. Ф. 7021. Оп. 9. Д. 223. Л. 1—3. В «Очерках по истории Крыма» (ч. IV, с. 94) приведены несколько иные сведения.

14. ЦГАОР СССР. Ф. 7021. Оп. 9. Д. 223. Л. 1; Д. 224. Л. 1—3.

15. Там же. Л. 12.

16. Там же. Д. 85. Л. 5.

17. Там же. Д. 144. Л. 1.

18. ЦГАОР СССР. Ф. 7021. Оп. 9. Д. 224. Л. 1—3; Д. 85. Л. 8.

19. ЦГА РСФСР. Ф. 150. Оп. 2. Д. 98. Л. 2.

20. Очерки по истории Крыма. Т. IV. С. 97. Предварительно ущерб был определен в 14,4 млрд руб. См.: ЦГАОР СССР. Ф. 7021. Оп. 9. Д. 223. Л. 14.

21. ЦГАНХ СССР. Ф. 3527. Оп. 4. Д. 1332. Л. 10, 11.

22. Крым в период Великой Отечественной войны, 1941—1945. С. 385.

23. История городов и сел Украинской ССР: Крымская область. С. 55.

24. Сургучев М.Н. Корабли возвращаются в строй. Симферополь, 1972. С. 295.

25. ЦВМА. Ф. 5218. Оп. 26. Д. 57. Л. 11, 12.

26. Чикер А.П. Служба особого назначения. М., 1975. С. 210.

27. Морской транспорт СССР. М., 1984. С. 86.

28. ЦГАНХ СССР. Ф. 8045. Оп. 3. Д. 375. Л. 14.

29. Возрождение Севастополя. Симферополь, 1982. С. 7.

30. Моторин Д.К. Возрожденный Севастополь. М., 1984. С. 271.

31. Там же. С. 41, 42.

32. Там же. С. 82.

33. ЦГАНХ СССР. Ф. 8248. Оп. 1. Д. 343. Л. 151—153.

34. ЦГА РСФСР. Ф. 314. Оп. 1. Д. 701. Л. 151.

35. Там же. Д. 10192. Л. 11.

36. Там же. Д. 701. Л. 131, 202.

37. Акулов М.Р. Керчь — город-герой. М., 1980. С. 156.

38. ЦГАОР СССР. Ф. 7021. Ф. 9. Д. 203. Л. 2.

39. ЦГАНХ СССР. Ф. 8875. Оп. 38. Д. 544. Л. 99.

40. Керчь Героическая (Таврия), 1974. С. 214.

41. ЦГА РСФСР. Ф. 189. Оп. 1. Д. 19. Л. 25, 64.

42. ЦГАНХ СССР. Д. 8848. Оп. 14. Д. 139. Л. 18—20.

43. Социалистическое народное хозяйство Крымской области (1945—1970 гг.): Сб. документов и материалов. Симферополь, 1980. С. 26.

44. Там же. С. 33.

45. Там же. С. 37, 41.

46. Крым в период Великой Отечественной войны, 1941—1945. С. 401, 402.

47. Украинская ССР в годы Великой Отечественной войны Советского Союза: Хроника событий. Киев, 1985. С. 583.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь