Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » Д.Н. Верхотуров. «Крым. Военная история. От Ивана Грозного до Путина»

Глава первая. Маленький, но очень вооруженный остров

В романе Василия Аксенова об истории независимого Крыма сказано очень скупо: отбились от красных чудесной помощью английского флота, были нейтралами во время Второй мировой войны, потом с удалью разгромили огромную турецкую армию, в общем, наслаждались безопасностью и капиталистическим процветанием. Упоминаются также американские авиабазы, которые были в 1950-х годах, а потом закрылись. Понятно, что Аксенов, писавший роман в конце 1970-х годов, перенес в него современные ему реалии небольших островных государств, таких как Сингапур, Гонконг или Тайвань, что даже упоминается в одном месте. Конечно, можно было бы раскритиковать подобную альтернативную историю и показать, что такого быть не могло. Но это не столь интересно. Лучше вставить аксеновское допущение об «Острове Крым» в реалии межвоенной эпохи, между Первой и Второй мировыми войнами, да и прикинуть, что могло бы получиться из этого политико-географического эксперимента.

Поскольку условия, с которыми столкнулись бы правители такого политического образования, как «Остров Крым», достаточно хорошо известны, как и известны способы и методы, которыми решали проблемы белогвардейские командующие, то можно составить весьма подробную реконструкцию, как обстояло дело, если бы.

С чего начать? Пожалуй, с армии, поскольку вооруженная сила представляла бы собой важнейший гарант безопасности Крыма. Белые части в Крыму никогда не были особо многочисленны. Генерал Я.А. Слащев писал, что в начале 1920 года у него было под командованием 14,2 тыс. человек, в конце 1920 года у Врангеля было около 23 тыс. человек, причем, значительную часть этого войска составили белогвардейские части, отступившие в Крым. Мобилизационный контингент был весьма небольшой. В 1913 году население Крыма составило 649,5 тыс. человек1. К 1920 году, вместе с войсками и беженцами численность могла вырасти примерно до 750—800 тыс. человек. При такой численности населения, «Остров Крым» мог бы в случае необходимости мобилизовать армию численностью примерно до 100 тыс. человек. Конечно, для отражения сколько-нибудь серьезного нападения или отражения десанта этого было бы крайне недостаточно.

В романе Василия Аксенова Крым является островом, отделенным проливом, хотя, это допущение является весьма спорным. Узкий морской пролив, в котором была бы сильно опресненная Доном и Днепром морская вода, замерзал бы в зимний период, что позволяло осуществить переправу через него по льду. Осуществимость таких операций показал штурм Кронштадта в марте 1921 года, когда войска красных под артиллерийским обстрелом с фортов крепости, прошли на остров по льду. Керченский пролив замерз зимой 1941 года, что позволило Керченскому десанту пройти по льду. Так что, допущение Аксенова о том, что английский корабль единственным выстрелом разломал лед и потопил противника — весьма спорное. Под Кронштадтом пушки с фортов крошили лед, но не смогли остановить натиск штурмующих. Более того, и в реальной истории Крыма, даже соленый Сиваш вовсе не представлял собой неприступной преграды. Как пишет Я.А. Слащев, в феврале 1920 года Сиваш замерз, причем настолько, что по нему можно было провозить пушки2. Только малочисленность красных сил в Таврии, на другом берегу Сиваша, и сорванные контрударами Слащева предыдущие попытки взять Перекоп, не позволила в этот благоприятный момент осуществить атаку.

Но даже если мы принимаем допущение, что «Остров Крым» каким-то образом отразил атаки красных и сумел устоять, то перед военным командованием первейшим делом встала бы задача укрепления северного берега. И она была очень нелегкой. Во-первых, в северной части Крыма (мы, конечно, не будем вводить никаких новых допущений, кроме пролива, отделяющего Крым от континента; так что северный Крым останется такой, какой есть — низменный и степной) не было населенных пунктов, пригодных для расквартирования войск. Пришлось бы строить практически с нуля городки для гарнизонов. Во-вторых, северный берег Крыма пришлось бы сильно укреплять: возводить форты для артиллерии, рыть рвы и траншеи, строить доты и блиндажи. Но при этом в этой части Крыма совершенно не было леса, так что строительство укреплений сталкивалось с такими трудностями, что не могло укрепить траншеи досками и поставить достаточное количество проволочных заграждений, за неимением досок и столбов. У «Острова Крым» в первые годы надежда была бы только на флот да на шесть белых бронепоездов, в том числе с морскими орудиями, которые могли бы прикрыть пролив и берег. Если бы красные смогли бы переправиться и высадиться, то конец Крыма был бы неминуем, как и в реальной истории. В реальной истории Слащев большое внимание уделял именно бронепоездам и даже распорядился построить для них сеть ответвлений от главной железной дороги для маневра.

Строительство укреплений легло бы тяжким бременем на бюджет «Острова Крым» в послевоенные годы, если продолжать нашу альтернативную историю. Это была бы колоссальная строительная программа, требовавшая для себя немало стройматериалов и проведения большого объема работ. Потребовалось бы построить сеть железных дорог для подвоза к местам строительства леса и строительного камня. Стройматериалы пришлось бы везти через весь Крым: лес и гранит заготавливались в гористой части Крыма, под Ялтой, известняк — под Керчью. Цемент и арматуру пришлось бы ввозить из-за границы, поскольку ни то ни другое в Крыму не производилось.

При всех усилиях, получилось бы примерно то же самое, что и в Финляндии с линией Маннергейма — дешево и сердито. Цепочка фортов, скорее всего, вооруженных морскими орудиями, снятыми с судов, линия дотов и за ними подвижной отряд бронепоездов. Не слишком надежная защита от возможного штурма.

Теперь силы флота. После длинной эпопеи, связанной с разделом Черноморского флота между противоборствующими сторонами, состав белогвардейского флота в 1920 году определился таким образом:

— линкор-дредноут «Генерал Алексеев» (ранее: «Воля», «Император Александр III»);

— линкоры-броненосцы «Георгий Победоносец» и «Ростислав»;

— крейсера «Генерал Корнилов» и «Алмаз»;

— эскадренные миноносцы нового типа — 7 единиц;

— эскадренные миноносцы старого типа — 7 единиц;

— подводные лодки — 4 единицы;

— канонерские лодки — 16 единиц;

— минные заградители — 9 единиц;

— сторожевые и посыльные суда — 10 единиц;

— тральщики — 23 единицы;

— катера-тральщики — 5 единиц;

— катера-истребители — 11 единиц;

— вооруженный ледокол «Всадник».

Итого, боевого флота у белых в Крыму насчитывалось 87 единиц, не считая вооруженных пароходов, барж и плавбатарей. Кроме них было еще 3 невооруженных ледокола, 5 гидрографических судов, 9 буксиров, около 70 пароходов и транспортов3.

Таким образом, мы видим, что белый Крым обладал бы очень большим флотом, в состав которого входили бы крупные боевые суда, в том числе новый, вступивший в строй в 1917 году дредноут «Генерал Алексеев». Два броненосца серьезной боевой силы не представляли, с «Георгия Победоносцева» в 1914 году сняли орудия главного калибра, а «Ростислав», вступивший в строй в 1899 году, был уже старым кораблем, к тому же в апреле 1919 года англичане взорвали его машины, и броненосец использовался как плавбатарея в Керченском проливе.

Но этот флот был заметно сильнее всех сил Красного флота на Азовском и Черном морях, в котором самые крупные суда были представлены канонерскими лодками.

Здесь стоит сказать, что оборона Крыма в реальной истории держалась в значительной степени на кораблях Белого Черноморского флота, а не на геройских сражениях немногочисленных сил генерала Слащева. Флот прикрывал крымские перешейки, осуществлял десанты, а также охранял побережье и судоходные пути, по которым от англо-французских союзников белых шло снабжение. Ядро Белого флота, включая его единственный дредноут, занималось блокадой Одесско-Очаковского района, не позволяя Красным судам выйти в открытое море, правда, в основном корабли стояли на якоре из-за нехватки топлива. Потом они сыграли большую роль в эвакуации белых войск из Одессы, Новороссийска и крымских портов.

Возвращаясь к альтернативной истории «Острова Крым», можно сказать, что Белый флот в первые же годы столкнулся бы с большими трудностями. Большая часть кораблей была с изношенными машинами, а ремонтировать их было очень трудно. Немцы, оккупировавшие Крым в 1918 году, разграбили оборудование Севастопольского судоремонтного завода и запасы Севастопольского порта4. Кроме того, остро не хватало угля для паровых машин линкоров, крейсеров и эсминцев, а также нефти для эсминцев нового типа. Также был бы острый недостаток боеприпасов, мин, торпед, взять которые было негде. Реально, если бы «Остров Крым» и в самом деле существовал, то его флот в 1920-х годах сократился бы до 15—20 единиц, способных выйти в море и выполнять какие-то боевые задачи.

Красным же достались все главные судостроительные мощности на Черном море, в частности верфь в Николаеве, угольно-металлургическая база в Донбассе, а также все заводы, которые производили машины, оборудование и боеприпасы для флота. Безусловно, им удалось бы довольно быстро создать на Черном море достаточно сильный флот, который смог бы бросить вызов Белому Черноморскому флоту. Собственно, в 1923 году в состав Красного Черноморского флота был введен после восстановления крейсер «Коминтерн», две достроенные подводные лодки АГ-25 и АГ-26, а также пять поднятых и восстановленных подводных лодок. Следом в Николаеве были достроены крейсера «Червона Украина» и «Красный Кавказ». Так что у Белого флота «Острова Крым» уже к концу 1920-х годов мог появиться сильный соперник.

Принимая во внимание все сказанное выше, надо было укрепиться так, чтобы вторжение Красной Армии в Крым было бы невозможно. Появление укреплений на берегу Крыма означало бы, что командование Красной Армии сделает ставку на десант при поддержке флота. Уже к концу 1920-х годов у красных было достаточно возможностей для создания такой флотской и войсковой группировки, которая могла бы осуществить этот десант в любом удобном месте (или даже в двух или трех местах) и сокрушить «Остров Крым».

Так что оборона «Острова Крым» была бы абсолютно невозможна без поддержки какой-либо крупной иностранной державы, например Франции. В реальной истории барон Врангель сильно зависел от французов, так, что Слащев даже потом задавался вопросом, за чьи именно интересы они воевали в Крыму. Но и в альтернативной истории Врангель полностью зависел бы от Франции и военной помощи с ее стороны. Другого выбора у него не было.

Тут надо вспомнить, что межвоенная эпоха была временем жесткой колониальной политики, крайне далекой от благодушной поры разрядки, нового мышления и перестройки. Ввиду сильнейшей зависимости «Острова Крым», французы обратили бы его в свой протекторат, по сути — в свою колонию, которую можно было бы не только эксплуатировать, как любую завоеванную территорию, но и которая открывала бы возможность контроля над всем Черноморским регионом. Колонизация Причерноморья была, конечно, интереснее, чем колониальные войны за пустынную Африку или эксплуатация Индокитая, так как из Черного моря открывалась прямая дорога на Южный Кавказ к бакинской нефти — одному из самых крупных источников нефти в то время в мире. Британцы и французы не стали бы упускать такой шанс, и из Крыма несомненно повели бы экспансию на Кавказе, с целью захвата бакинской нефти, тем более, что румынская нефть уже была ими скуплена почти целиком, а бакинская нефть была скуплена на 60% еще до революции и Бакинский район захватывался англичанами. Это, в свою очередь, грозило «Острову Крым» быть втянутым в противостояние англо-французского союза с Советской Россией за нефть.

Так что, волей-неволей, а пришлось бы Врангелю стать правителем не свободного «Острова Крым», а номинальным управляющим французского протектората, в котором стояли бы французский флот и войска, а распоряжался бы там французский генерал-губернатор.

Примечания

1. Пащеня В.Н. Этноэкономический вопрос в дореволюционном Крыму: проблемы и пути решения (1909—1917 гг.) // Геополитика и экогеодинамика регионов. Симферополь, 2007. Вып. 2. С. 136.

2. Слащев-Крымский Я.А. Гражданская война в России: Оборона Крыма. М.-СПб.: «АСТ», «Terra Fantastica», 2003. С. 42.

3. Гражданская война в России: Черноморский флот. М.: «АСТ», 2002. С. 451—491.

4. Зарубин В.Г., Зарубин А.Г. Первое краевое правительство: попытка государственности (1918 г.) // Историческое наследие Крыма, 2007. № 18.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь