Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » Д.Н. Верхотуров. «Крым. Военная история. От Ивана Грозного до Путина»

Глава четвертая. Стал бы «Остров Крым» нейтралом в мировой войне?

В романе кратко упоминается, что «Остров Крым» каким-то чудом сделался нейтральным государством и пережил Вторую мировую войну без какого-либо ущерба. Между тем из всего вышесказанного вполне ясно вытекает, что «Остров Крым» не только не имел ни малейших шансов на подобный нейтралитет, но и вляпался бы в войну по самые уши.

Вообще-то, уже из приведенных выше соображений понятно, что «Остров Крым» имел ничтожные шансы на сохранение независимости уже в 1920-е годы. Но, допустим, вслед за Василием Аксеновым, что «острову» каким-то образом удалось избежать своего крушения и он дотянул бы до Второй мировой войны.

Скорее всего, к концу 1930-х годов «Остров Крым» действительно утратил бы совершенно даже остатки своей самостоятельности и сделался бы вполне официально протекторатом Франции. Экономическая слабость Крыма, несоразмерно большой флот и армия, постоянное участие в каких-нибудь войнах, со временем все усиливали бы зависимость от военной и экономической помощи извне. В таких условиях колониальные державы со временем установили бы свой полный контроль над Крымом, оставив Врангеля с его «врэвакуантами» на положении декоративной власти. Подобные трюки французы проделывали много раз в своих колониях в Африке и в Индокитае.

Почему именно протекторат Франции? Главным образом, потому, что именно французы управляли Врангелем в 1920 году, и вероятно, смогли бы упрочить свое положение в рамках нашей альтернативной истории. Это вовсе не голословное утверждение. Даже в реальной истории, в 1920 году французы крепко схватили Врангеля за горло. Они признали его правителем Юга России в обмен на признание всех прежних долгов России и конвертации их в новый долг под 6,5% с погашением в течении 35 лет, передачи права эксплуатации всех железных дорог в Европейской части России, передачи права взимания таможенных и портовых пошлин в портах Азовского и Черного морей, передачи Франции излишков зерна с Украины и Кубани, 25% добычи угля Донецкого бассейна, причем хлеб и уголь должны были поставляться сразу же, после занятия этих районов врангелевскими войсками1. Что это было, если не колония?

Дальше — интереснее. Французы требовали учреждения при русских министерствах финансов, торговли и промышленности французских канцелярий. От этих мер по установлению полного контроля над экономикой, транспортом и промышленности до учреждения поста французского генерал-губернатора оставался, в сущности, один шаг. Уже в 1919 году французы запрещали Деникину вступать в оккупированные области вокруг Одессы, а британцы — в оккупированные районы Закавказья. Иными словами, уже в годы Гражданской войны колониальный раздел черноморского региона уже шел своим ходом. Так что, в конечном итоге, «Остров Крым» сделался бы французским протекторатом, наподобие Индокитая.

И вот, французский протекторат «Остров Крым» вступает во Вторую мировую войну. Затем наступает май 1940 года, немецкий блицкриг во Франции, катастрофа в Дюнкерке, капитуляция и подписание ее в том же самом историческом вагоне, образование правительства Виши, союзного Германии.

В этот момент Крым становится территорией, на которой Германия может продвигать свою власть. Французский Индокитай в 1940 году был без боя сдан японской армии и там установилась японская военная администрация. То же самое, вне всякого сомнения произошло бы и с Крымом, чье стратегическое значение очевидно. Безусловно, Германия захотела бы превратить Крым в свою военно-морскую базу и разместить там войска для подготовки нападения на СССР. В принципе, Германия могла бы потребовать у правительства Виши передачи Крыма под немецкое управление.

Однако, вряд ли германская оккупация Крыма прошла бы гладко и без проблем. В реальной истории во французских колониях в Африке, на Мадагаскаре и в Индокитае, части армии и корабли флота подняли мятеж и присоединились к «Свободной Франции» под руководством бригадного генерала Шарля де Голля. В целом ряде боев французские войска и флот «Свободной Франции» сражались под командованием англичан. Скорее всего, нечто подобное произошло бы и в Крыму.

Кроме того, англичане предпринимали серьезные усилия к тому, чтобы не допустить использования немцами французского флота, в частности, в июле 1940 года атаковали французскую эскадру в Мерс-эль-Кебир в Алжире. Без сомнения, англичане не пропустили бы немецкий флот к Крыму. Немецким судам пришлось бы пройти контролируемые англичанами проливы: Гибралтар и черноморские проливы (скорее всего, в нашей альтернативной версии истории, Турции не удалось бы установить над ними контроль), а сделать это было очень непросто. Оставалась только Дунайская флотилия и воздушный десант, по примеру операции захвата Крита, но Румыния стала союзником Германии только в конце 1940 года, когда ситуация существенно изменилась.

Таким образом, «Остров Крым» с началом Второй мировой войны, попадал в своеобразную ситуацию. Французский протекторат Крым, конечно, ввиду присутствия английских сил, вряд ли подчинился бы правительству Виши и стал бы одним из бастионов сопротивления «Свободной Франции». Скорее всего, белогвардейцы поддержали бы мятежных французов, поскольку и Германия — давний противник, и столь ненавистный им Советский Союз на тот момент находился в союзнических отношениях с Германией. Англичане все это поддерживали бы самым активным образом, поскольку Крым представлял собой наиболее удобный плацдарм для высадки на Кавказе и захвате бакинской нефти. В реальной истории британцы даже имели план нападения на бакинские нефтепромыслы во время советско-финской войны.

Против немецкого стремления заполучить Крым, несомненно, выступил бы и Сталин. Его предвоенная политика была направлена на возвращение всех территорий, которые откололись в ходе Гражданской войны, и в 1939—1940 годах они последовательно возвращались: Прибалтика, восточная часть Польши, Бессарабия. Германия признавала все эти территории сферой интересов СССР и не препятствовала советской политике. Так что и в альтернативной версии Крым стал бы частью советской сферы влияния, и ни о каких немцах там и речи быть не могло. Но при этом, Сталин вряд ли бы предпринял попытку силового присоединения Крыма, поскольку это означало бы прямое военное столкновение с Англией и союзными им войсками.

Дальнейший ход событий, поражение Германии в воздушной битве за Англию, неизбежно вели бы Гитлера, как и в реальной истории, в подготовку нападения на СССР. Это немецкое нападение летом 1941 года превращало СССР и Англию в союзников по антигитлеровской коалиции, что несомненно привело бы к тому, что в Крыму появились бы советские войска. Понравилось бы белогвардейцам это или нет, но они были бы вынуждены признать это как свершившийся факт. И вынуждены были бы стать союзниками столь нелюбимого им Советского Союза. Помимо всего прочего, это вызвало бы серьезный раскол среди белых, которого не было в реальной истории. Часть белых выступила бы за сотрудничество с «советами», а часть, в особенности те белогвардейцы, которые покинули бы Крым и обосновались в Европе, пошли бы на службу к немцам ради совместной борьбы с большевиками. Однако, по объективным причинам перевес был бы на стороне тех, кто выступал бы за «советы».

После Великой Отечественной войны Крым, по условиям послевоенных соглашений, вне всякого сомнения был бы передан Советскому Союзу, и на этом история «Острова Крым» благополучно завершилась бы. Потом советизация, ликвидация коллаборационистов, тогда как те белогвардейцы, которые активно воевали бы на стороне Красной Армии (скорее всего, их бы просто взяли на службу), получили бы полное прощение. Единственное, в чем послевоенная история Крыма отличалась бы от реальной, так это тем, что Крым вряд ли передали бы в состав Украинской ССР, наподобие того, как часть Восточной Пруссии была включена в состав РСФСР и больше никому не передавалась.

В общем, если внести допущение Василия Аксенова об «Острове Крым» в контекст непростой межвоенной эпохи, то становится совершенно очевидно, что история этого «острова» была бы весьма бурной и занимательной, но очень короткой. Вторую мировую войну Крым бы точно не пережил в качестве сколько-нибудь независимого политического образования и по итогам войны сделался бы частью Советского Союза. Скорее всего, даже раньше, ибо в нашей альтернативной версии истории Крым оказывался в настолько шатком и нестабильном положении, что не раз создавались бы моменты, удобные для советского вторжения в «Остров Крым» и его советизации.

Видимо, поэтому Василий Аксенов не стал подробно расписывать историю «Острова Крым», ограничившись буквально парой фраз, поскольку было, в общем, очевидно, что никаких сколько-нибудь реальных военно-политических и экономических условий для его существования не было. Но разрушать созданный в романе образ очень не хотелось.

Примечания

1. Галин В.В. Интервенция и Гражданская война. М. «Алгоритм», 2004. С. 488.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь