Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » Д.Н. Верхотуров. «Крым. Военная история. От Ивана Грозного до Путина»

Глава шестая. Ни одного литра нефти врагу!

Сражения за Крым привели к очень интересному результату в битве за нефть. Уже в 1941 году началась масштабная эвакуация оборудования нефтеперерабатывающих заводов на восток. Первыми были эвакуированы Херсонский и Одесский крекинг-заводы, оборудование которых было отправлено в Сызрань, где до войны был сланцеперерабатывающий завод и стали строить новый нефтеперерабатывающий завод. Этот новый завод существенно дополнил мощности Саратовского нефтеперерабатывающего завода, запущенного в 1934 году для переработки ишимбайской нефти. Эти два завода сыграли огромную роль в снабжении горючим войск, сражающихся за Сталинград. Сызранский завод в конце 1942 года освоил выпуск авиабензина Б-70 и автобензина.

Также до войны вблизи нефтяных месторождений «Второго Баку» были построены два НПЗ: Ишимбайский — в 1936 году, и Уфимский — в 1937 году. Эти заводы были очень и очень важны, поскольку во всем «Втором Баку» Уфимский НПЗ оказался единственным предприятием, выпускавшим авиационный бензин. В августе 1941 года он освоил выпуск изооктана — 100-октанового авиабензина. В ноябре 1941 года прибыло оборудование с Краснодарского НПЗ: цех толуола и трубчатка вторичной переработки нефти1.

В Краснокамске, в Пермском крае, с 1936 года велась добыча нефти, и туда было эвакуировано оборудование Бердянского крекинг-завода, ранее располагавшегося на побережье Азовского моря.

В ноябре—декабре 1941 года началась также эвакуация и «Грознефти»: демонтировано оборудование скважин, нефтеперерабатывающие заводы: завод № 85 — в Уфу, газолиновый завод № 1 — в Ишимбай. В Башкирию были переведены основные тресты, а оборудование отправлено в Фергану, в Узбекистан, где уже была добыча нефти. Хотя, несмотря на вывоз оборудования, «Грознефть» продолжала работать, добывать нефть и перерабатывать ее. Добыча в 1942 году составила 1,4 млн тонн. Все нефтепродукты тут же поставлялись в войска.

После этой эвакуации, немцам мощностей по нефтепереработке, которые были на побережье Черного и Азовского морей, практически не досталось. Зато это оборудование серьезно подняло мощности по производству горючего на заводах «Второго Баку».

Все силы были брошены на рост добычи и переработки нефти в восточных районах СССР, которые были недоступны для немецких армий. Так, из Баку в Башкирию были переброшены все десять контор бурения, разведочные и строительные тресты, всего около 10 тысяч высококвалифицированных нефтяников. Фактически добыча бакинской нефти во время войны опиралась на эксплуатацию уже пробуренных скважин без постройки новых, что вело к падению добычи нефти. В 1942 году Баку добыл 15,7 млн тонн нефти, на 8,3 млн тонн меньше, чем в 1941 году.

Это решение было принято потому, что сражения за Крым стали серьезно затруднять вывоз нефти и нефтепродуктов из Баку. В апреле 1942 года было принято решение стратегической важности: нефтепроводы Баку — Батуми были демонтированы. Снабжение Черноморского флота в кавказских портах и группировки войск на северо-восточном побережье Черного моря можно было осуществлять по железной дороге. Демонтаж этого нефтепровода лишал Гитлера наиболее удобного способа вывоза бакинской нефти в Германию. Этот факт, также мимоходом упоминаемый в специальной литературе, самым наглядным образом демонстрирует, как Сталин оценивал ситуацию в Крыму перед началом сражения за Керчь и немецкого штурма Севастополя. Известно, как он щепетильно относился к вопросам нефтяной промышленности в годы войны, и не решился бы на демонтаж важного нефтепровода, если бы не считал, что шансы одержать победу в Крыму невелики.

Это решение изменило ход битвы за нефть. Немцы, безусловно, знали о демонтаже этого нефтепровода, и это обстоятельство делало наступление главных сил южнее Кавказского хребта нецелесообразным. Даже в случае успеха, разгрома сухопутных войск и уничтожения Черноморского флота, мало что приобреталось. Опыт боев за Одессу, Севастополь и Крым ясно показывал, что бои будут ожесточенными, и после них в качестве трофеев достаются сильно разрушенные порты и железные дороги, демонтированные заводы. В общем, даже в случае захвата Баку и его нефтепромыслов, толку от этого было мало, поскольку нефть нельзя было бы вывезти, а восстановление транспортной и портовой инфраструктуры заняло бы много времени. Нефть же после ожесточенных боев на Восточном фронте, в Африке и в Атлантике нужна была Германии сейчас и поскорее. Потому выбор пал на другое направление, вдоль северных склонов Кавказского хребта, с целью захватить наиболее близко расположенные к морю источники нефти: Майкоп и Грозный. Майкоп причем был первоочередной целью. В мае 1941 года Гитлер на одном из совещаний говорил, что если майкопская нефть не будет захвачена в ближайшее время, то придется прекратить войну.

На особую важность майкопского направления указывает и тот факт, что командующим Южным фронтом с 21 июля 1942 года был лично Сталин. Битва за Ростов-на-Дону была проиграна, немцы переправились через Дон. Развернулось ожесточенное сражение за Кубань, в котором немцы собирались окружить силы Северо-Кавказского фронта под Краснодаром и Новороссийском, прорваться через горы к Туапсе и захватить майкопские нефтепромыслы вместе со всей инфраструктурой.

Далее часть группы армий «Юг» должна была двигаться вдоль Кавказского хребта, захватить Грозный и Баку, а другая — двигаться на Сталинград.

В силу того, что Сталинград стал одной из самых знаменитых битв Второй мировой войны и вообще именем нарицательным, немецкие планы, положенные в основу столь необычных, расходящихся ударов, остались за кадром. Если захват Грозного и Баку полностью понятен, то в чем заключался смысл удара на Сталинград? Какого именно результата немцы там собирались достичь? Обычно говорится о нефтяной артерии — Волге, которую собирались перерезать гитлеровцы. В этом, конечно, есть значительная доля истины, по Волге действительно велись интенсивные перевозки нефти и нефтепродуктов.

Но это далеко не все. Если мы сопоставим это наступление с географией советской нефтяной промышленности, то мы увидим, что острие немецкого удара на Сталинград было также нацелено и на восточные районы нефтедобычи и нефтепереработки. Из района Сталинграда можно было выйти северо-восточнее, к Саратову и Сызрани с их НПЗ. Саратовский нефтеперерабатывающий завод был для немецкой авиации одной из наиболее важных целей, его старались сровнять с землей и разрушили в ходе Сталинградской битвы на 80%, добавив разрушений еще в ходе Курской битвы. К юго-востоку вблизи каспийского берега лежал крупный нефтяной район Эмбы. Дальше на северо-восток от Сталинграда находились Ишимбай, Туймазы, Уфа — тот самый «Второй Баку».

За Волгой перед ними лежали обширные степные районы, легко проходимые для танков; населения и крупных городов, удобных для обороны там было намного меньше, чем западнее Волги, а расстояние от Сталинграда до Уфы было примерно такое же, как от Киева до Сталинграда. Если бы этот удар произошел, то привел бы к крушению Советского Союза.

Даже частичное выполнение этого плана поставило советскую нефтяную промышленность в сложное положение. Баку с августа 1942 года был фактически изолирован от основных районов потребления нефтепродуктов. В апреле морем в Астрахань было вывезено 505 тыс. тонн нефти, которая была потом отправлена вверх по Волге, в Сталинград, Саратов и Сызрань. С началом боев на подступах к Сталинграду и ожесточенной бомбардировки города с 23 августа 1942 года, перевозить нефть по Волге стало слишком опасно. Бомбардировка уничтожила большое нефтехранилище в Сталинграде, пожар от которого был настолько сильным, что вызвал эффект «огненного шторма».

Нефтепроводы в Батуми были разобраны, нефтепровод от Махачкалы через Грозный на Туапсе не действовал, поскольку был поврежден налетами вражеской авиации. Перевезти бакинскую нефть можно было только одним путем — через Каспийское море в Красноводск, в Туркмению. В этом месте было довольно крупное месторождение нефти Небит-Даг, которое разрабатывалось с 1877 года, и в порту были хранилища и причал для погрузки нефти. Перед войной в Туркмении также проводилась работа по развитию нефтедобычи и переработки, в 1941 году на Небит-Даге было добыто 624 тыс. тонн нефти2. И вот сюда пошла и бакинская нефть.

Далее ее грузили на железную дорогу, подходившую прямо к порту Красноводска и везли кружным путем через Ташкент, Кзыл-Орду, Актюбинск, Уральск в Саратов. Это была последняя магистраль, по которой можно было вывозить бакинскую нефть. Осенью 1942 года на Каспийское море прибыло оборудование эвакуированного Туапсинского НПЗ. Этот завод стали демонтировать в октябре 1941 года, потом несколько раз эвакуацию приостанавливали и откладывали, но в конце концов 780 вагонов с оборудованием было вывезено до конца июля 1942 года. Оставшаяся на своем месте нефтебаза принимала эвакуированные нефтепродукты с Дона и Кубани. В августе 1942 года под бомбежками немецкой авиации начался демонтаж и нефтебазы, а бензин был отправлен в Грозный. Разобранное оборудование нефтебазы перевезли в Батуми, а оттуда по железной дороге в Баку, и через море в Красноводск.

Оборудование перевезли на баржах, а крупные емкости просто герметично закупорили и пустили вплавь. Собрав из них связку, буксир осторожно отбуксировал цистерны на другой берег моря. Война и транспортные затруднения заставляли прибегать к такому методу. По морю плыли герметично укупоренные заводские емкости и железнодорожные цистерны, причем последние нередко загружали бензином. То, что осталось в Туапсе и нельзя было вывезти: большие емкости, пирсы, трубопроводы, все это было уничтожено и искорежено бомбардировками.

На другом берегу Каспийского моря началось спешное строительство нефтеперерабатывающего завода. На жаре, при острой нехватке питьевой воды, работники Туапсинского завода за год возвели новый завод, который 5 июня 1943 года выпустил первую партию автомобильного бензина.

Сражение за нефть вступило в новую фазу: нельзя было допустить сдачи врагу ни одного литра нефти, ни одной работающей скважины, не говоря уже о чем-то большем. Предприятия Майкопнефтекомбината были демонтированы и эвакуированы, запасы сырой нефти вывезены в Грозный. Сталин назначил заместителя наркома нефтяной промышленности СССР Н.И. Байбакова ответственным за уничтожение кавказских нефтепромыслов, поставив перед ним непростую задачу. Ему надо было уничтожать нефтепромыслы только тогда, когда им реально угрожал захват, добывать нефть до последней возможности, а потом приводить промыслы в полную негодность. Самой большой проблемой были скважины. Если их оставить открытыми, то немцы привезут свое оборудование и быстро начнут добычу. В конце июля 1942 года в Краснодар была отправлена группа английских нефтяников, которые ранее занимались уничтожением нефтепромыслов на острове Борнео, в голландской колонии, при угрозе захвата их японцами. Байбаков изучил их методы закупорки скважин и нашел их непригодными. Британцы забивали скважину металлоломом и мешками с цементом, а потом заливали водой. Но цемент не схватывался, и скважину можно было раскупорить. Байбаков со своими специалистами разработал другой способ — заливку забитой металлолом скважины жидким цементом. Образовывалась прочная пробка, вскрыть которую было нелегким делом.

Однако, в силу быстрого продвижения немецких войск и действий полка «Бранденбург-800», далеко не все удалось вывезти. Немцы собирались захватить все в целости. Немецкие диверсанты, уже прославившиеся удачными диверсиями и отдачей ложных приказов в ночь на 22 июня 1941 года, в красноармейской форме, говорящие по-русски, проникали в Майкоп и на предприятия отдавали ложные приказы о спешной эвакуации. Следом за наступавшими войсками шла т. н. «Нефтяная бригада» под командованием генерал-майора Хомбурга численностью в 15 тысяч человек, в задачу которой входило скорейшее восстановление нефтепромыслов. Эта бригада была укомплектована специалистами-нефтяниками. Немцы пошли на весьма рискованный шаг, забрав с собственных нефтедобывающих предприятий в Германии и Австрии практически всех самых ценных специалистов.

Но они застали картину полного разрушения и масштабных пожаров. На «Майкопнефти» было взорвано все оборудование, которое не успели вывезти, разрушено 850 скважин. На Краснодарском НПЗ было взорвано все оставшееся оборудование и емкости. Небо застилал черный дым от пожаров: в Майкопе горели 40 тыс. кубометров нефти, а на Краснодарском НПЗ — 100 тысяч тонн нефтепродуктов3.

Специально созданным немецким фирмам и экономической инспекции «А», ответственной за восстановление нефтепромыслов делать в Майкопе было практически нечего. Им удалось на хадыженских и ильских промыслах пробурить несколько новых скважин и добыть около 10 тыс. тонн нефти. Это количество, конечно, не могло удовлетворить нефтяные потребности Третьего рейха. К тому же, «Нефтяная бригада» понесла серьезные потери в боях под Майкопом, а потом нефтепромыслы были объектом для частых нападений партизан. В номере газеты «Грозненский рабочий» от 10 октября 1942 года описывалось то, что нашли немцы в Майкопе: «Заняв район Майкопа, немцы сразу же кинулись к нефтяным промыслам. Однако надежды гитлеровцев на майкопскую нефть не оправдались, на месте промыслов они нашли развалины. Скважины были забиты, нефтепровод разрушен. С этого начали свою работу майкопские партизаны. Они не дали врагу нефти. Майкоп стал мертвым городом. Люди старались не попадаться на глаза фашистским головорезам. Жизнь ушла в леса и горы, где действовало несколько партизанских отрядов. Напрасно фашисты разыскивают нефтяников. Они здесь. Партизанский отряд за короткое время уничтожил на лесных дорогах 100 немецких солдат и офицеров. Не найти немцам майкопчан-нефтяников, зато партизаны-нефтяники ежедневно находят немцев и беспощадно уничтожают их». Партизаны также беспощадно истребляли тех, кто пошел на службу к немцам. В Майкопе было расстреляно 55 человек за сотрудничество с врагом.

В общем, несмотря на захват нефтедобывающего района, немецкая армия и авиация на Кавказе постоянно испытывала нехватку топлива. Танковым частям приходилось ждать подвоза горючего. К тому моменту, когда немецкие войска подошли ко второму крупному району добычи нефти на Северном Кавказе, к Грозному, предприятия «Грознефти» были уже эвакуированы, ликвидировано 2328 скважин. Немцам удалось захватить западную часть грозненского нефтедобывающего района, но восстановить добычу им так и не удалось. Грозненские нефтяники же внесли свой вклад в оборону города: залили нефтью 28 км противотанковых рвов, пропитали 9 км соломенного вала и залили около 1 млн кв. метров танкоопасных направлений4.

Когда немецкие войска начали свое отступление с Северного Кавказа, тут же началось восстановление «Грознефти». В ноябре 1942 года были восстановлены 24 скважины, которые давали 221 тонну нефти в сутки. К февралю 1943 года были восстановлены захваченные немцами тресты, ремотно-механическое и энергетическое хозяйство. В 1945 году «Грознефть» добыла 871 тыс. тонн нефти, примерно треть от довоенного уровня.

Примечания

1. Булков А.Д., Будков А.Л. Нефтяная промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны. М.: «Недра», 1985. С. 52.

2. Булков А.Д., Будков А.Л. Нефтяная промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны. М.: «Недра», 1985. С. 60.

3. Загорулько М.М., Юденков А.Ф. Крах плана «Ольденбург» (О срыве экономических планов фашистской Германии на временно оккупированной территории СССР). М.: «Экономика», 1980.

4. Булков А.Д., Будков А.Л. Нефтяная промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны. М.: «Недра», 1985. С. 95.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь