Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » Д.Н. Верхотуров. «Крым. Военная история. От Ивана Грозного до Путина»

Глава третья. Неожиданно удачный набег

После ряда поражений от русских войск, у Девлет Гирея, по существу, не было особых шансов на то, чтобы нанести серьезный удар по Московскому государству. Сторожевые посты предупреждали о появлении татар в степи, русские полки быстро собирались по уже давно заведенному порядку в готовности отразить очередное вторжение. Крымчаки боялись этих ударов. В ноябре 1558 года сын крымского хана Мухаммед Гирей, узнав, что против него стоят воеводы, уже отличившиеся в погроме крымчаков, повернул назад и вернулся в Крым с большими потерями1. В 1559 году отряд Ф.И. Адашева совершил на кораблях дерзкий поход к Очакову, а потом высадился на северо-западном побережье Крыма, вызвав большую панику. Татары бежали в горы, считая, что сам московский царь пожаловал в Крым.

Но в то же время, Девлет Гирей не отказывался от продолжения войны с Московским государством. В 1564 году Иван Грозный предлагал крымскому хану мир, но это предложение было отвергнуто. Хан знал, что Москва ведет напряженную войну с Польшей и Литвой, и полагал, что рано или поздно наступит благоприятный момент для удара, с которым он достигнет своих политических целей.

Замыслы крымского хана чуть было не сорвал османский султан Селим II, которому пришла в голову мысль о взятии Хаджи-Тархана. К османскому султану часто приходили просьбы освободить от русских захватчиков, жалобы от бухарских купцов, чьи караваны раньше ходили через Хаджи-Тархан. И для самого султана взятие этого города было интересно тем, что тем самым открывался морской путь в Персию, с которой Османская империя вела длительные и напряженные войны.

Султан решил проложить канал между Доном и Волгой по самому узкому месту, именовавшемуся по-турецки Эрдильме (Переволока). На карте идея выглядела замечательной, реки сходились так близко, что прокладка канала выглядела легко осуществимой. Султан потребовал от Девлет Гирея оказать помощь, только крымский хан этому не обрадовался. Идея султана входила в противоречие с его собственными замыслами, и в истории остались слова хана: «Так мы можем и Крым потерять». Иными словами, если османы и в самом деле возьмут Хаджи-Тархан, то вскоре Крымское ханство станет велаятом империи. Девлет Гирей долго отговаривал султана от этой затеи. Тем не менее, в августе 1569 года 25 тыс. турок и 50 тыс. крымчаков собрались на переволоке между Доном и Днепром2. По Дону поднялись суда с пушками, инструментами, османским войском и рабочими.

На месте, впрочем, турецкие инженеры убедились в том, что переволока оказалась очень широкой и им не прокопать тут канал и за сто лет. Карта их подвела. Тем не менее турецкое и крымское войска, оставив артиллерию на судах на Дону, пошли к Астрахани. Если старый город они взяли без боя, то вот осада новой русской крепости явно не удалась. Без пушек взять ее было нельзя. Тем временем наступала зима и войско взбунтовалось, не желая зимовать в продуваемых всеми ветрами астраханских степях. На обратном пути, пробираясь по сухим приазовским степям, османское войско потеряло почти половину своей численности от холода, голода и жажды.

Султан Селим II, явно не обладавший талантами своего предшественника и отца Сулеймана Великолепного, предпочел отказаться от претензий на Астраханское ханство и сохранить мир с Московским государством. Более того, он взвалил вину за поход на крымского хана. Это стало известно крымской знати, и от такого вероломства со стороны османов, они сплотились вокруг своего хана. Неожиданно для Девлет Гирея, политические позиции которого были шаткими из-за неудачных походов на Москву и неблаговидной истории его восшествия на белую кошму, он вдруг обрел политическую силу. Это обстоятельство его ободрило и подвигло на подготовку к новому этапу войны с Москвой.

Пока шла эта подготовка, пограничные земли подвергались крымским набегам, которые проходили с переменным успехом. Так, в мае 1570 года русские полки настигли крымчаков у Зарайска, дали бой и отбили значительную часть невольников. Эти набеги заставляли укреплять оборону и дозоры, поскольку шла война в Ливонии, значительная часть русского войска находилась далеко от Москвы и не могла прийти на помощь в случае нового крымского набега.

В феврале 1571 года воевода М.И. Воротынский, имевший большой опыт в военном деле и в борьбе с крымскими набегами, провел совещание, в котором дозорная служба была значительно усовершенствована. Управление дозорной службой было централизовано, определены правила, сроки и маршруты станичных разъездов, установлены передовые «сторожи», из которых отряды должны были объезжать степь и наблюдать за появлением крымчаков. Новые четыре «сторожи» перекрывали обширное пространство от Волги на востоке до реки Сейм на западе, почти всю территорию Поля. За ними находились «сторожи», выставляемые воеводами пограничных городов.

Однако в дело вмешались факторы, которые сильно ослабили Московское государство. В 1568 и 1569 годах было два сильных неурожая, а в 1570 году еще и сильная засуха. От сильного голода умерло много людей, и русские полки были сильно ослаблены. В 1569—1570 году состоялись знаменитые походы Ивана Грозного на Новгород и Псков, велись розыски «измены» и репрессии, что вызвало внутреннюю сумятицу и множество недовольных.

Крымский хан довольно быстро узнал об этих бедствиях на Руси и решил организовать набег. Сколько было у него войска — точно неизвестно, по некоторым данным, Девлет Гирей повел 40—60 тыс. татарского войска, а также к нему присоединились многочисленные ногайцы, кочевавшие в приазовских степях. Оценка численности ханского войска в этом походе колеблется от 80 до 120 тыс. воинов, но в любом случае это был один из самых больших походов на Русь и крымчаки имели значительный перевес над русским войском.

В самом начале похода, в апреле 1571 года был захвачен пленник сын боярский Федор Жуков из Путивля (один из главных пограничных городов, откуда наблюдали за появлением крымчаков), который на допросах рассказал о бедствиях и голоде, внутренних неурядицах. Немногим позднее к крымчакам пришел перебежчик из Галича Башуй Сумароков, который не только подтвердил все эти сведения, но и посоветовал крымскому хану идти прямо на Москву, говоря, что против него войск нет3. Однако крымская знать сначала воспротивилась этой идее. Настолько в них сидел страх былых поражений и целой череды позорного бегства обратно в Крым. Мурзы требовали обычного набега: пограбить и захватить полон. Под их давлением Девлет Гирей решил не ставить перед собой грандиозных целей и ограничиться набегом. Однако, видимо, Сумароков дал хану еще один совет, который изменил дальнейший ход событий. Дело в том, что по опыту предыдущих походов, крымчаки убедились в том, что ломиться напрямую через целую систему обороны на южных рубежах Московского государства, осаждать Тулу, пробиваться через охраняемые переправы через реку Оку под постоянной угрозой ударов русской дворянской конницы — дело гибельное и чреватое поражением. Потому крымчаки всегда старались обойти русские охраняемые рубежи и обычно пытались пробиваться через Рязань. В этом же походе возник новый план — обойти рубежи с запада, по верховьям Оки.

Иван Грозный узнал о новом крымском набеге и 16 мая 1571 года выступил из Александровской слободы к Серпухову, где был назначен сбор русского войска. Для него в этом не было ничего нового. Идут себе крымчаки и пусть идут. Когда узнают, что против них снова собралось войско и выступил сам московский царь и повернут обратно, или же их перехватят на подходе к Туле и побьют. Так бывало, и не раз. Ситуация вовсе не выглядела угрожающей с точки зрения накопленного опыта, а сторожевая служба была поставлена лучше, чем была раньше. Крымчаки действительно шли по Муравской дороге, самым кратчайшим путем из Крыма к Туле. Но вскоре они повернули на северо-запад, перешли Оку в верховьях и двинулись к Болхову и Козельску, намереваясь прорвать оборонительную линию с западной стороны. Крымский хан объявил своим мурзам, что войско идет под Козельск, где оно пограбит и наберет невольников, а потом, пока русская конница не догнала и не врезала, повернет обратно. Но под Болховом обычный набег нежданно негаданно превратился в событие исторического масштаба. В ставку Девлет Гирея на Злынском поле прибежали новые изменники: сыны боярские Кудеяр Тишинков и Окул Семенов из Бельска и сыны боярские Ждан и Иван Юденковы из Калуги, Федор Лихарев из Каширы и Русин из Рязани4. Изменники принесли крымскому хану важную весть — против него русского войска нет и дорога на Москву открыта. Кудеяр Тишинков вполне достоин того, чтобы войти в список наиболее знаменитых русских изменников. Он горячо убеждал крымского хана идти на Москву и даже заявил, что если хан до Москвы не дойдет, то он может посадить изменника Кудеяра на кол.

Пограбить Москву было мечтой всех крымчаков, от мурз до простых воинов: богатые поместья, густонаселенные села и деревни, большой город с обширными посадами, населенными ремесленниками и торговцами. Козельск, конечно, не шел ни в какое сравнение с Москвой, где можно было захватить богатые трофеи и десятки тысяч невольников. Настроение крымского войска тут же изменилось, и теперь все мурзы единодушно выступили за поворот на Москву. Девлет Гирей не стал распускать войско для грабежа (обычно крымчаки расходились в разные стороны отрядами по 500—600 всадников для нападений и грабежа), и всеми силами двинулся на столицу.

Когда Иван Грозный узнал, что крымчаки появились в неожиданном месте, вдалеке от русских войск, он тут же выехал в Ростов, а воевода боярин И.Д. Бельский спешно повел войска к Москве, куда он пришел 23 мая 1571 года, за день до появления отрядов Девлет Гирея. Многие исследователи считают, что царь просто бросил столицу и струсил.

Такое мнение встречается очень часто. Однако, все же нужно отметить, что крымчаки обошли всю систему обороны южных границ, Москва не была подготовлена к обороне, и от личного участия царя в схватке с Девлет Гиреем под Москвой не было никакого проку. Зато в Ростове царь мог собрать дополнительные силы и послать их на помощь боярину Бельскому, а также попробовать вернуть часть своих войск из Ливонии.

Часто также критикуется решение Бельского поставить полки на улицах Москвы. Историки считают, что он должен был дать бой крымчакам на подходе к столице. Однако для подготовки к бою у него было слишком мало времени, численный перевес был на стороне крымчаков (вряд ли у Бельского было больше 15—20 тысяч воинов), и вступить в бой на открытой местности означало бы потерпеть неминуемое поражение. Весь город тогда пал бы к ногам крымского хана. Боярин, которого часто обвиняют в нерешительности и малоопытности, рассудил, что обороняться в узких улочках посада будет сподручнее, тем более, что Девлет Гирей пушек с собой в набег не взял. Даже если крымчаки и выбьют его с посада, то уж Кремль им точно не взять. Не столь уж плохое решение в сложившейся ситуации, которое при благоприятном стечении обстоятельств могло привести к победе. Если бы крымчаки втянулись бы в уличные бои, жестокие и кровопролитные, где у русских было преимущество за счет пищального боя, то их можно было бы обескровить. Тогда бы конница воеводы Воротынского завершила бы разгром, порубав бегущих.

24 мая 1571 года Девлет Гирей подошел к Москве и разместил свою ставку в Коломенском, недалеко от летней резиденции московского царя. Его сыновья Мехмет Гирей и Адиль Гирей встали на Воробьевых горах, откуда открывался обзор всей Москвы. Вскоре хан присоединился к своим сыновьям и стал наблюдать за сражением. Хотя сражения как такового не получилось. Первые попытки крымчаков войти в посад показали, что сломить сопротивление русских полков, вставших на улицах, им действительно не под силу. Тогда крымчаки стали поджигать дома с нескольких сторон города, в попытке выкурить русских воинов и загнать их в Кремль. В тот день была «сухая гроза» с сильным ветром, который раздул пожары. Вскоре огонь стал сильным и жарким, пламя прыгало с крыши на крышу, с ревом поглощая улицу за улицей, слободу за слободой. Жители бросились в бегство, воины спутались и смешались с посадскими людьми. Множество жителей погибло в огне или задохнулось в дыму. По словам иностранцев И. Таубе и Ф. Крузе, в этом пожаре погибло 120 тысяч человек. В дыму задохнулся и сам боярин И.Д. Бельский. Русское войско распалось, и бой мог вести только передовой полк Воротынского, который, видимо, был вне Москвы.

Пожар выжег всю Москву, от огня сильно пострадал Кремль, сгорели даже царские покои, в которых погибла знаменитая библиотека Ивана Грозного, которую ищут до сих пор. Однако сильный пожар помешал и крымчакам. О грабеже и взятии невольников уже не было речи, и они сами бросились вон из города, но многие погибли в огне, разделив судьбу жителей посада. 26 мая 1571 года Девлет Гирей пошел от Москвы на юго-восток, через Каширу и Рязань, распустив свое войско для грабежа. Крымчаки опустошили каширские и рязанские земли, сожгли крепость в Кашире, взяв по самым скромным подсчетам около 60 тысяч пленных5. Через Рязань Девлет Гирей вышел в степь и отправился в Крым. Воротынский их не преследовал. Несмотря на то, что основательно пограбить Москву не удалось, Девлет Гирей был доволен тем, что ему удалось нанести сильный удар Московскому государству, от которого, как он считал, оно уже не оправится. Поход, начавшийся как обычный набег на пограничные земли, принес большую победу, и возбудил в крымском хане уверенность в том, что он близок к своей политической цели — свалить Москву, захватить все Московское государство и объединить под своей властью все земли бывшей Золотой Орды. Крымский хан отправил в Стамбул посла с известием о большой победе. Однако, султан Селим II весьма сдержанно похвалил крымского хана. Ему вряд ли было по нраву то, что крымский хан одерживает такие победы, которые открывают ему дорогу к освобождению от вассальной зависимости от Османской империи. Девлет Гирей теперь мог претендовать на Хаджи-Тархан, который в 1569 году не смогла взять турецкая армия. Для турок победы Девлет Гирея также оказались сильно смазаны грандиозным поражением турецкого флота в октябре 1571 года в сражении у Лепанто. Турки потеряли 224 корабля, а европейская Священная лига праздновала большую победу, которая подорвала турецкое морское господство на Средиземноморье.

Вскоре Иван Грозный прислал крымскому хану письмо с просьбой о мире, в котором соглашался отдать Хаджи-Тархан6. Девлет Гирей продиктовал ему тяжелые условия, в которые входила также ежегодная дань, под названием «тыш», выплачиваемая пушниной. Крымский хан уже видел себя владыкой степи и назначил дань в размере, обычно взимаемой Золотой Ордой7. Для Девлет Гирея это время было вершиной могущества. Хан, некогда поставленный фирманом султана и покупавший лояльность подданных золотом, теперь стал признанным правителем и вся крымская знать сплотилась вокруг него. В Крымском ханстве началась подготовка к решающему походу на Русь.

Примечания

1. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. С. 132.

2. Гайворонский О. Повелители двух материков. Крымские ханы XV—XVI столетий и борьба за наследство Великой Орды. Киев — Бахчисарай: «Майстерия книги», 2007. Т. 1. С. 250.

3. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. С. 163.

4. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. С. 165.

5. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. С. 168.

6. Гайворонский О. Повелители двух материков. Крымские ханы XV—XVI столетий и борьба за наследство Великой Орды. Киев — Бахчисарай: «Майстерия книги», 2007. Т. 1. С. 256.

7. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века. СПб, 1887. С. 427.Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. Часть 1. Опыт исследования инженерного дела в России до XVIII столетия. СПб., 1858. С. 148. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. С. 174.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь