Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » С.М. Исхаков. «Крым. Врангель. 1920 год» » Р.Т. Латыпов. «К вопросу о деятельности белых правительств во время Гражданской войны на юге России»

Р.Т. Латыпов. «К вопросу о деятельности белых правительств во время Гражданской войны на юге России»

В ходе гражданской войны на территории бывшей Российской империи были образованы многочисленные антисоветские государственные образования и правительства. Особое значение имели те лидеры белого движения, которые претендовали на воссоздание всероссийской власти.

Белое движение начиналось как движение за спасение России, ее государственности и православных ценностей. Один из идеологов этого движения философ И. Ильин писал: «Священная традиция России — выступать в час опасности и беды добровольцем, отдающим свое достояние и жизнь за дело Божие, всенародное, отечественное... И в этом ныне — наша белая идея»1.

В декабре 1917 г. в Новочеркасске на территории, контролируемой казачьим атаманом A.M. Калединым, было образовано первое антисоветское белогвардейское правительство — «Донской гражданский совет», которое претендовало на роль всероссийского. Им руководил «триумвират», состоявший из генералов: М.В. Алексеева (финансы, вопросы «общегосударственной» внутренней и внешней политики), Л.Г. Корнилова (организация и командование Добровольческой армией), A.M. Каледина (управление Донской областью и командование донским казачеством). В правительство также входили: от Добровольческой армии — генералы А.С. Лукомский, И.П. Романовский, А.И. Деникин; от партии кадетов — П.Н. Милюков, М.М. Федоров, князь Г.Н. Трубецкой, А.С. Белецкий, миллионер Н.Е. Парамонов, В.А. Степанов, П.Б. Струве, от Донского войскового правительства — его председатель М.П. Богаевский.

В правительство были включены «социалисты»: Б.В. Савинков, бывший комиссар 8-й армии Вендзягольский и донские деятели П.М. Агеев и В.П. Мазуренко2. Вхождение социалистов в белогвардейское правительство создавало впечатление о продолжении линии А.Ф. Керенского на коалицию всех антибольшевистских сил и свидетельствовало, что после Октября 1917 г. в белом движении имелись сторонники этой линии, направленной на консенсус всех антибольшевистских сил. Таким образом, правительство — Донской гражданский совет — было сформировано по принципу коалиции.

В основу деятельности «Донского гражданского совета» была положена «Политическая программа Корнилова» (так называемая конституция Корнилова). Милюков являлся участником разработки «конституции». В совершенно новой для партии кадетов обстановке он был руководителем процесса воссоздания буржуазной государственности. «Конституция» Корнилова отражала элементы программы партии кадетов. В ней провозглашались общедемократические свободы и уничтожение классовых привилегий, восстановление «свободы промышленности и торговли», «право собственности», денационализацию банков, формирование «русской армии» на добровольческих началах, введение всеобщего начального образования, созыв Учредительного собрания доя выработки основных законов русской конституции и окончательного конструирования государственного строя, решение аграрного вопроса, сохранение за рабочими «политико-экономических завоеваний» периода Февральской революции «в области нормировки труда, свободы рабочих союзов, собраний и стачек», упразднение рабочего контроля и запрещение социализации предприятий, признание за отдельными народностями России прав «на широкую местную автономию», поддержку стремлений к государственному возрождению Польши, Украины, Финляндии, дальнейшее участие вместе с союзниками в Первой мировой войне. Однако в 1918 г. ушли из жизни руководители Донского гражданского совета: 29 января покончил жизнь самоубийством Каледин, 13 апреля при штурме Екатеринодара был убит Корнилов, 7 октября умер Алексеев. Первое общерусское антисоветское правительство распалось, а поиски согласия не привели к успеху.

Борьба за формирование нового Всероссийского правительства на юге продолжалась летом — осенью 1918 г. Высшим органом по гражданскому управлению стало Особое совещание, сформированное в августе 1918 г. при верховном руководителе Добровольческой армии генерале Алексееве. Оно должно было разрабатывать и рассматривать законопроекты «по всем отраслям государственного устройства» как местного значения, так и в масштабе по воссозданию «великодержавной России в прежних ее пределах»3. Особое совещание осуществляло связь со всеми другими антибольшевистскими правительствами в России, разрабатывало курс внешней политики. Постановления Особого совещания подлежали утверждению главнокомандующим, которым с 8 октября 1918 г. стал генерал-лейтенант Деникин.

Деникин сформулировал свою концепцию: «Великая, единая и неделимая Россия — говорила уму и сердцу каждого отчетливо и ясно»4. Роль правительственного органа при нем выполняло Особое совещание, состоявшее из военных и гражданских лиц: председатель генерал А.И. Драгомиров, его заместитель Степанов, военный министр генерал Лукомский, товарищ военного министра генерал Макаренко, министр иностранных дел С.Д. Сазонов (бывший царский министр), товарищ министра иностранных дел А.А. Нератов (монархист), министр внутренних дел И.И. Астров, министр торговли и промышленности В.А. Лебедев, министр путей сообщения Э.И. Шуберский. Таким образом, в Особом совещании большинство принадлежало генералам-монархистам.

В соответствии с временным положением об управлении областями, занимаемыми Добровольческой армией, вся полнота власти в этих районах принадлежала одному лицу — главнокомандующему. Законы и указы мог издавать только он. Параграф 2 первого раздела данного положения гласил, что на захваченной территории сохраняют силу законы, изданные до 25 октября 1917 г., т. е. формально признавалась юридическая деятельность Временного правительства, созданного в результате свержения самодержавия. Однако в специальном дополнении разъяснялось, что законы, принятые до 25 октября 1917 г., сохраняют свою силу «с изменениями, а равно из имеющих быть изданными на основании этих законов». По букве и смыслу этого дополнения верховный руководитель, или главнокомандующий Добровольческой армией, мог вносить изменения и в послефевральское законодательство, если считал это нужным и своевременным.

Деникин, выдвинув лозунг «непредрешения» принципов будущего государственного строя России, опираясь на казачество и руководящее ядро генеральско-монархических сил, сформировал Добровольческую армию, ставшую одним из центров борьбы с советской властью. В январе 1919 г. в результате объединения под его командованием Добровольческой и Донской армий были созданы Вооруженные силы Юга России. К осени 1919 г. им удалось установить контроль над обширной территорией Северного Кавказа, Левобережной Украины и Центральной России.

На контролируемых территориях Деникин являлся не только главнокомандующим, но и государственным деятелем. По его мнению, Добровольческая армия являлась целостным военно-политическим организмом. Это предопределило характер власти, которая являлась военной диктатурой. Главнокомандующий самостоятельно распоряжался казенными средствами, издавал административные и законодательные акты.

Задачи Особого совещания заключались в следующем: а) разработка всех вопросов, связанных с восстановлением органов государственного управления и самоуправления в местностях, на которые распространяется власть и влияние Добровольческой армии; б) обсуждение и подготовка законопроектов по всем отраслям государственного устройства, как местного значения, так и в широком государственном масштабе, по воссозданию великодержавной России в ее прежних пределах; в) организация сношений со всеми областями бывшей Российской империи для выяснения истинного положения дел в них и для связи с их правительствами и политическими партиями, для совместной работы по восстановлению великодержавной России; г) организация сношений с представителями держав согласия, бывших в союзе с нами, и выработка совместных действий по борьбе против коалиции центральных держав; д) выяснение местонахождения и установление тесной связи со всеми выдающимися деятелями по всем отраслям государственного управления, а также с наиболее видными представителями общественного и земского самоуправления, торговли, промышленности, финансов для привлечения их в нужную минуту к самому широкому государственному строительству; е) привлечение лиц, упомянутых в пункте «д», к разрешению текущих вопросов, выдвигаемых жизнью5.

Постоянными председателями Особого совещания были генерал от кавалерии Драгомиров (до августа 1919 г.), а затем генерал-лейтенант Лукомский. К концу 1919 г. после ряда реорганизаций правительство при главнокомандующем образовалось в составе начальников управлений: военного и морского, внутренних дел, торговли и промышленности, финансов, юстиции; главных начальников снабжений и военных сообщений. Начальник управления иностранных дел и государственный контролер подчинялись непосредственно главнокомандующему. При правительстве образовывалось Совещание по законодательным предположениям. Не претендуя на общероссийскую власть, Деникин сознательно не называл управления министерствами, а их начальников — министрами.

В апреле 1919г. был воссоздан Правительствующий сенат в качестве высшего судебного органа. Им стал учрежденный ранее так называемый Донской сенат, состоявший из 8 сенаторов. Поскольку генерал-прокурор в дореволюционной России являлся одновременно министром юстиции, теперь у вновь образованного Сената оказались два генерал-прокурора: управляющий отделом юстиции Донского правительства и начальник управления юстиции Особого совещания. Обер-прокуроры и новые члены Сената утверждались по взаимному соглашению главкома и атамана.

Охрана общественного порядка и политический розыск находились в ведении Государственной стражи. Суд над государственными преступниками совершали военные суды. 23 июня 1919 г. Деникин подписал закон «Об уголовной ответственности участников установления советской власти и лиц, содействовавших ее распространению и упрочению». В нем говорилось, что все те, кто участвовал «в сообществе, именующемся партией коммунистов (большевиков), или в ином сообществе, установившем власть Советов раб., сол. и кр. депутатов», подвергаются «лишению всех прав состояния и смертной казни». Либеральная часть Особого совещания противилась принятию этого закона, рассчитанного не только на военное, но и на послевоенное время, ведь речь шла о массовых репрессиях. В конце 1919 — начале 1920 г. в Южнорусское правительство все чаще поступают сообщения о жестокости военнослужащих деникинской армии по отношению к пленным красноармейцам и населению, сочувствующему большевикам. Деникин пытался остановить разгул жестокости, но удержать это явление не смог. Позже он писал: «Я не хотел бы обидеть многих праведников, изнывавших морально в тяжелой атмосфере контрразведывательных учреждений, но должен сказать, что эти органы, покрыв густой сетью территорию Юга, были иногда очагами провокации и организованного грабежа»6.

В январе 1920 г. Верховный круг Дона, Кубани и Терека объявил себя верховным органом власти. Согласно принятой кругом декларации предусматривалось создание Законодательной палаты и ответственного перед ним Совета министров. Вводилась должность Главы южнорусской власти. 22 января 1920 г. ее занял Деникин, который сохранил за собой и должность главнокомандующего Вооруженными силами Юга России. Он имел право налагать вето на решения Законодательной палаты, которая спустя четыре месяца могла вновь вернуться к рассмотрению этого вопроса и принять решение по нему окончательно двумя третями голосов.

Председателем Совета министров после консультаций с казаками Деникин назначил председателя донской фракции круга Н.М. Мельникова. Но Южнорусскому правительству была суждена недолгая жизнь. Очередные поражения на фронте привели Верховный круг к решению разорвать отношения с главнокомандующим. В свою очередь Деникин 30 марта 1920 г. распустил Южнорусское правительство как не выполнившее своих программных установок.

Белое движение по сути и по составу было русским, хотя временами к нему примыкали и некоторые национальные силы, но в провозглашенном лозунге «единой и неделимой России» ставка делалась на русский патриотизм, а в условиях многонациональной России это только усиливало отчуждение между русскими и нерусскими и объективно вело страну к распаду. Тезис о «единой и неделимой России» определял и политическую линию Деникина по отношению к новым государственным образованиям на территории бывшей Российской империи. Жесткая и непримиримая политика Деникина вызвала неприязненное отношение к нему с их стороны.

Генерал П.Н. Врангель, находившийся в Стамбуле, получил от Деникина телеграмму и затем прибыл в Севастополь, где 3 апреля 1920 г. на Военном совете был единогласно выбран новым главкомом Вооруженными силами Юга России. 4 апреля назначение Врангеля было утверждено приказом Деникина. Врангель сформулировал свою политическую платформу, которая была определена в следующем: «Русский народ пойдет не за большевиками, не за социалистами и не за либералами. Он пойдет за теми, кто правил ими до революции. Нужно только, приняв надлежащий курс, суметь привлечь этот народ на свою сторону»7. Объявив себя «правителем Юга России» и сосредоточив в своих руках всю полноту военной и гражданской власти, Врангель привлек в правительство либералов — Струве, А.В. Кривошеина и других. Было решено превратить Северную Таврию и Крым в своеобразную «катушку», на которую «наматывается вся Россия». Врангелем двигало стремление распространить свою политику на все русские территории, и, подобно Деникину, он осуществлял военную диктатуру.

При Врангеле в Севастополе в апреле 1920 г. был образован Совет начальников управлений, реорганизованный в Совет при главнокомандующем Русской армией. В августе он получил название правительства Юга России. Возглавил его известный государственный деятель царской России Кривошеин. Начальником Управления иностранных сношений был также известный общественный деятель Струве. Начальником Управления земледелия и землеустройства был назначен бывший начальник Переселенческого управления Г.В. Глинка. Нужно признать, что по своему потенциалу это правительство оказалось наиболее квалифицированным из всех белых правительств. Оно было призвано провести реформы «в смысле реальной политики», проанализировав причины неудач Колчака и Деникина. Врангель заявил, что к воссозданию России ведет другой путь: «Не триумфальным шествием из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа»8.

Реформа местного самоуправления (приказ о волостном земстве от 28 июля 1920 г., приказ об уездном и губернском земстве — 3 октября 1920 г.) состояла во введении волостного земства. К концу правления Врангеля в семи из восьми бывших уездов Таврической губернии и в девяноста волостях из ста сорока действовали земельные советы.

По-новому генерал Врангель подходил к проблеме «неделимости» России. При Деникине, писал он, «дрались с большевиками, дрались и с украинцами, и с Грузией, и с Азербайджаном, и лишь немного не хватило, чтобы начать драться с казаками... В итоге пришли к тому, что разъединили всю Россию на ряд враждующих между собой образований».

В июне 1920 г. Врангель выступил с декларацией по национальному вопросу, где заявил о стремлении «к объединению различных частей России в широкую федерацию, основанную на свободном соглашении и на общности интересов».

В июле 1920 г. Врангель подписал с казачьими представителями договор, в котором казакам обеспечивалось «полная независимость» во внутреннем устройстве и управлении. Казачьи представители вошли во врангелевское правительство с правом решающего голоса. Врангелю предоставлялась полнота власти над вооруженными силами всех казачьих государств и ведения всех переговоров с иностранными государствами, отменялись все таможенные заставы, вводилась единая денежная система. Соглашение заключалось до полного окончания гражданской войны, вступало в силу после подписания, но после освобождения территорий подлежало утверждению Кругов и Рады. Врангелевское правительство с вхождением в него представителей казачьих войск стало называться правительством Юга России9.

Врангель и его правительство провозгласили на своей территории свободу торговли и предпринимательства. Однако в условиях военного положения промышленность свертывалась, инфляция нарастала, казнокрадство и взятки стали повседневным делом. Существенным фактором обустройства новой системы управления в Крыму стали жесткие меры Врангеля по наведению порядка: разгул, хулиганство и бесчинства были пресечены. Но принятые меры не могли остановить девальвации и роста цен. «Перегоняя дороговизну жизни, росли доходы купцов и ремесленников, несоразмерно повышавших цены на свои товары, более или менее в уровне с дороговизной подымались заработки рабочих, державших предпринимателей и правительство в вечном страхе забастовок. Что касается жалованья офицеров, чиновников и служащих общественных учреждений, то оно с каждым месяцем все больше и больше отставало от неимоверно возраставшей стоимости предметов первой необходимости», — вспоминали очевидцы. В такой ситуации «честные в буквальном смысле слова голодали».

Реорганизуя власть, Врангель обещал руководствоваться демократическими принципами, обещал, что не будет разделения на монархистов и республиканцев, а будет учитываться лишь знание и труд. Свидетели строительства новой власти считали, что Врангель хотел делать «левую работу правыми руками» и легкомысленно полагал, что «кому угодно и что угодно можно приказать, — и будет исполнено». Практически из министерств и губернских ведомств было создано «двухэтажное управление половиной губерний, громоздкая бюрократическая надстройка над местными учреждениями»10. Современники усмотрели в этой реорганизации «калейдоскопическую перемену событий и вывесок, а зачастую даже только последних». В Совет при главкоме были привлечены земские деятели, которые создали «декорум общественности при осуществлении военной диктатуры». Основу Совета составляли представители крупного капитала и генеральских монархических кругов. Кадетам была оставлена идеологическая работа.

Основу управленческого аппарата составляли бывшие чиновники, воспроизводившие волокиту, бюрократизм и коррупцию. Неспособность врангелевского правительства навести элементарный порядок вызывала сильное недовольство населения. Осенью 1920 г., находясь в состоянии глубокого социально-экономического и политического кризиса, режим Врангеля пал.

Белое движение на юге России не смогло длительно противостоять натиску советской власти и не стало базой для консолидации общества и восстановления государства. Известный идеолог данного движения В.В. Шульгин справедливо писал, что оно было начато почти что святыми, а кончили почти что разбойники11. Гражданская война в России — это великая трагедия всех ее участников, и как сложное социальное явление она требует по-прежнему всестороннего и объективного анализа, при котором особое внимание вызывает опыт государственного строительства и управления.

Примечания

1. Ильин И. О России. М., 1991. С. 5.

2. Игнатов В.Г. История государственного управления России. Ростов-на-Дону, 2002. С. 349.

3. Сенин А.С. История российской государственности. М., 2003. С. 213.

4. Белое дело. Дон и Добровольческая армия. М., 1992. С. 225.

5. История России в портретах. Брянск, 1997. Т. 2. С. 128-129.

6. Деникин А.И Национальная диктатура и ее политика // Деникин — Юденич — Врангель. М., 1991. С. 64-65.

7. Свободная мысль. 1993. № 15. С. 94.

8. Сенин А.С. Указ. соч. С. 218.

9. Белые генералы. Ростов-на-Дону, 1998. С. 327.

10. Там же. С. 321, 320.

11. На рубеже двух эпох Дни. 1920. М., 1989. С. 69.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь